home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 6

Неужели прошла целая неделя? Трудно в это поверить. Сидя в женском союзе, Эмили вдруг осознала, что никогда еще не чувствовала себя такой удовлетворенной. Она играла в бридж механически, но в то же время — с осторожностью. Все можно было позволить себе, но только не вызвать подозрения. О, если бы еще Салли так не тараторила!

— Неделя! Целая неделя! — не унималась Салли. — А полиция ни на шаг не продвинулась вперед! Ни в деле с ограблением банка, ни со сбежавшими преступниками!

Джейн Винсон поняла ее слова в буквальном смысле.

— Я бы. этого не сказала, Салли. Они же поймали BceXi кроме Уай-, та, Филипса, Тейлора и «золотого юноши» Морана.

Эмили не нравилось, когда Дэна называли «золотым юношей» или уборщиком дерьма. Дэн был прав: когда человек попадает в беду, каждый норовит его задеть побольнее,

— Но они же не имеют ни малейшего понятия, кто ограбил банк, кто убил Гарри Миллера и даже кто участвовал в изнасиловании Мэй Арнольд!

— Да, конечно! — согласилась Джейн.

Бет Скотт, занимавшая теперь за столом в бридже место Мей Арнольд, побила даму Эмили.

— Я в известной мере придерживаюсь мнения Салли. В конечном счете, речь идет о результате. Ведь убиты три человека и похищены семьдесят восемь тысяч долларов. А когда я вчера говорила с Эдом Арнольдом, он мне сказал, что специалист из Джексонвилла признался: Мей никогда не будет такой, как прежде, — ни духовно, ни физически.

Салли Плейфорд брезгливо поморщилась.

— Ну, кто играет с огнем… — начала она жестко, а потом добавила: — Ничего бы не случилось, если бы она была там, где и должна была быть, то есть дома, с супругом..

Эмили почувствовала немедленное желание бросить карты и уйти. Ей еще никогда не бросалось в глаза, как эта Салли буквально'исходит желчью. Но она ни за что не отважилась бы сейчас ответить ей резкостью, а тем самым обратить на себя внимание. И без того, по крайней мере пару раз, дамы сделали ей комплимент, что она за последние дни чертовски похорошела.

Джейн Винсон записала очки.

— Ах, чепуха! Присутствующие, разумеется, исключаются. Но я могу назвать вам сразу полтора десятка женщин, которые обманывают своих мужей, причем обманывают и по сей день. Бедняжке Мей просто не повезло: слишком глупо, что они с Хайесом выбрали не тот маршрут.

— Возможно, ты и права, — заметила Бет Скотт. Она собрала карты и придвинула их Эмили. — Тебе сдавать. Я охотно выпила бы кока-колы.

Эмили сложила карты и перетасовала их. Когда она уезжала из дому — ей приходилось какую-то часть дня проводить на людях, чтобы не возбудить подозрения — эти часы и минуты казались ей теперь бесполезной тратой времени. Дома она постоянно заботилась о Моране. Достаточно было вспомнить о нем, как у нее сразу теплело на сердце. Такой трогательный, такой предупредительный — настоящий мужчина… Она вздрогнула, когда заметила, что Бет обращается к ней.

— Что ты сказала?

— Только то, что ты слишком долго тасуешь карты.

Эмили начала сдавать.

— Прости. Я задумалась.

Играя, она продолжала размышлять. Каким же образом переправить* Дэна из города? Не могла же она просто вот так прийти и рассказать шерифу или Хи,*что Дэй Моран не виноват в смерти Мэрфи и Джека Хайеса и не участвовал в изнасиловании Мей Арнольд. Не могла она в подтверждение своих слов сказать, например: «Это он мне сам признался. Понимаете, я приютила его и прятала все это время в своей комнате…»

После такого заявления шериф Кронкайт наверняка стал бы ее считать сообщницей Морана, а в лучшем случае посоветовал бы Хи поместить ее в клинику для душевнобольных.

Когда партия в бридж наконец закончилась и началось обычное в таких случаях чаепитие с пирожными, она буквально принудила себя не спешить сразу домой — куда стремилась каждой клеточкой своего тела, — а отправиться в город, чтобы купить перевязочные средства и лейкопластырь.

Аптекарь заинтересованно спросил:

— Жеребенок никак не может привыкнуть к своим оковам, мисс Эмили?

Она довольствовалась полуправдой:

— Ему лучше, но я хочу быть уверенной, что в ранку не попадет инфекция.

— Я могу вам только посочувствовать.

Она ждала, когда он отсчитает ей сдачу, и в этот момент в аптеку вошел агент ФБР.

— Меня зовут Иган, — представился он аптекарю, а потом повернулся к Эмили: — А вы, насколько я понимаю, мисс Хевитт?

Немного волнуясь, Эмили подтвердила это.

— Да, это так. Я мисс Хевитт. Но откуда вы знаете?

И облегченно вздохнула, когда чиновник из федеральной полиции улыбнулся.

— Мне рассказал о вас прокурор Тайер.

— Так вы занимаетесь делом об ограблении банка?

— Да, уже неделю. Ведь у вас федеральный резервный банк. — Агент снова повернулся к аптекарю. — Вы открылись четвертого июля? Точнее, были открыты?

Тот ответил с раздражением:

— Вы уже знаете все это. Вы — третий, кто меня расспрашивает. Окна банка были хорошо видны, через витрину аптеки.

Агент с минуту смотрел в направлении, куда указывал аптекарь, а потом спокойно констатировал:

— После меня, возможно, придут еще шесть. — Агент вытащил из кармана протокол, напечатанный на машинке, и быстро просмотрел его. — Здесь записано, что вы, несмотря на то что аптека целый день была открыта, не услышали и не заметили ни одной подозрительной детали.

— Совершенно верно, — аптекарь пожал плечами. — Сюда приезжает не слишком-то много туристов, тем более в праздник. И, кроме стариков, — которые сидели на скамеечке перед банком, да нескольких ребятишек, почти все горожане были за городом, в лесу.

— А вы почему туда не отправились?

Аптекарь оперся локтями о прилавок.

— Послушайте, мистер, я считал Гарри Миллера почти что братом. И я бы действительно вам оказал помощь, если бы мог. Но с другой стороны, Гарри неоднократно предупреждали, чтобы он не открывал банк, если он по закону должен быть закрытым. Скажу вам и о причинах, почему я не отправился со всеми. Во-первых, потому что программу этих праздничных дней я уже наизусть изучил, что мне так было бы скучно; а во-вторых, я хотел воспользоваться случаем и провести инвентаризацию. Поэтому я ничего не. видел и не слышал, пока сюда не влетел бледный как смерть Сэм Харрис и не закричал, что Гарри лежит мертвый на полу в банке, а двери сейфа взломаны. Отсюда ом позвонил шерифу.

— И больше вы ничего не знаете?

— Больше ничего не знаю.

Эмили взяла свою бумажную сумку, улыбнулась обоим мужчинам и вышла.

Небольшое утешение, и, тем не менее, она рада, что Дэн работал в тот день вместе с другими заключенными на территории больницы. Во всяком случае, полиция не сможет обвинить его в налете на банк и в убийстве мистера Миллера. Хорошо еще, что федеральная полиция расследует только дело об ограблении банка и ее не интересуют бега- 4 ющие на свободе четверо заключенных. Лишь вчера, когда она лежала в объятиях Дэна, он без всякого повода вдруг сказал:

— А ты знаешь, ограбление банка было наверняка организовано идиотами. Как только по их следу пустят ФБР, их песенка спета. От федеральной полиции далеко не уйдешь.

— Почему ты мне это говоришь? — спросила она.

Он только рассмеялся и поцеловал ее.

— На тот случай, если у тебя ничего не останется в кошельке и вдруг возникнет мысль ограбить банк.

Воздух был душным и влажным. Так как был субботний день, на Ли-стрит гуляло много народу. Эмили прошла до здания суда и поднялась по деревянной лестнице на второй этаж.

Теперь, когда она по уши влипла во все^то, следовало быть в курсе всех дел. Ведь если Дэна вновь арестуют — сохрани его, Боже! — и на нее будут смотреть как на соучастницу. Это считалось серьезным преступлением и могло привести на скамью подсудимых. Значит, все, касающееся побега, должно касаться и ее. Надо быть готовой к любому повороту событий’.

Сбежавшие заключенные, за исключением четверых, были уже найдены. И если кто-нибудь из них скажет, что Моран спрыгнул с транспортера еще до того, как они пересекли мост, возникнут новые версии. Вспомнят о том, что ее дом стоит ближе всех к реке. Поэтому Кронкайт или Хи Тайер наверняка захотят осмотреть и ее дом, и близлежащие строения на тот случай, если Моран без ведома хозяев спрятался где-то в этих домах или подсобных* помещениях.

Поднявшись по лестнице, Эмили остановилась и перевела дух. С каждым разом теперь ей становилось все неприятнее встречаться с Хи. Он начал беспокоить ее. Нет, он оставался таким же милым и предупредительным, как всегда, но в их последнюю встречу в его взгляде появилось нечто большее, чем просто обожание.

Если когда-либо у двадцатитрехлетней вдовы и был полнейший хаос в чувствах, то это у нее, Эмили. Хи больше не упоминал о той ночи, когда была изнасилована Мей Арнольд. И она не знала, как ей лучше поступить, что говорить, если он опять вернется к этому разговору.

Она медленно прошла по коридору. В кабинете окружного прокурора находилось несколько человек. Хи Тайер сидел в центре, положив ноги на письменный стол, и разговаривал по телефону.

Увидев Эмили, он передал трубку шерифу и, убрав ноги со стола, поднялся. От недосыпания его лицо осунулось, но голос звучал бодрее, чем в предыдущие дни.

— Входи, входи, Эмили! — пригласил он с улыбкой. — Ты пришла как раз вовремя. К финалу.

Судья Винсон пояснил слова Тайера:

— Уайт и Филипс час назад обнаружены в Джексонвилле и прослежены до мотеля, расположенного на окраине города. Если верить словам владельца мотеля, вместе с ними в книгу записались еще двое. Надеемся, это Тейлор и Моран. *

Эмили села на стул, который предложил ей Хи.

— Теперь понятно, — сказала она, стараясь выдавить из. себя улыбку. Но кто бы ни были эти двое, Моран там отсутствовал. Поскольку теперь он лежал дома в ее постели и спал.

— Полиция в настоящий момент как раз приступила к операции по окружению мотеля, — добавил Тайер.

Эмили ужаснулась своей реакции. Надеясь, что беглецы окажут сопротивление, она желала, чтоб их убили в перестрелке. Это пошло бы на пользу Дэну. Тогда они не смогли бы выдать его..

Шериф Кронкайт рукой прикрыл микрофон трубки.

• — Скоро все кончится. Мальчики пустили в ход слезоточивый газ. — Он повернулся к Эмили и пояснил: — Человек из местной полиции сидит в бюро мотеля и информирует нас, как идут дела.

Судья Винсон наклонился над письменным столом Тайера.

— Будем надеяться, что их возьмут живыми. Этих четверых мне очень хотелось бы видеть на скамье подсудимых. Особенно Морана.

Эмили подняла глаза. Хи смотрел на нее. С большим трудом удавалось ей сдерживать дыхание. Хи был мужчиной, а все мужчины ревнивы. Весьма вероятно, что, пребывая в таком смятении, она совершила нечто такое, что могло вызвать его подозрение. А ведь говорила ей Бесси: «Спрячь свою самодовольную улыбку, особенно когда идешь в город. Такой сытый и гордый вид бывает только у молодой жены после первой брачной ночи!»

— Так, так, понятно! — сказал шериф в трубку. Он прижал ее гите- чом к уху и снова зажег свою сигарету. — Вот так-то, уважаемые, — сказал он присутствующим, — Уайт и Филипс стали отстреливаться и были убиты в перестрелке.

— А двое других?

Шериф покачал головой.

— Они оказались не Тейлором и Мораном. Можете считать как хотите, но мне кажется, они по-прежнему прячутся где-то в наших местах. Или вообще теперь уже добрались до Западного побережья.

— Уайт и Филипс ничего не говорили на этот счет? — нахмурился Тайер.

— Они не имели такой возможности.

— Хорошо, — кивнул судья Винсон. — Очень хорошо. Это сэкономит расходы на их судебный процесс.

Последнее замечание переполнило Эмили негодованием, но она все это должна была вытерпеть. Какие животные все эти мужчины! Они, очевидно, получают истинное удовольствие, когда истребляют друг друга. Все, уточнила она для себя, кроме Дэна Морана. Тот убил только одного человека, и то обороняясь.

В голосе же шерифа звучало явное сожаление:

— Как говорится: «Дареному коню в зубы не смотрят», но тем не менее чертовски жаль, что Тейлора и Морана не оказалось среди пойманных. Особенно, конечно, «золотого юноши». Он отъявленный негодяй и самый испорченный из них. — Судья пригладил узловатыми пальцами жидкие волосы. — Но мы все равно его поймаем! И тогда он пожалеет, что появился на свет Божий!

Эмили чуть не упала со стула, выслушивая все эти сентенции, и Хи успокаивающе положил руку на ее плечо. В его взгляде сквозила озабоченность:

— Тебе нехорошо, дорогая?

Эмили предпочла бы, чтобы он не называл ее так часто при людях «дорогой». В подобных обстоятельствах это казалось неуместным. Тем не менее она ответила:

— Нет, нет, все в порядке. Почему мне должно быть нехорошо?

— Ну, я имею в виду твое лицо и всё остальное… Ты как-то изменилась. Если бы я не знал тебя хорошо, то поклялся бы, что ты едва не упала в обморок.

Эмили глубоко вздохнула. В общем и целом — что кривить душой — она была такой же подлой, как и все эти мужчины, которые находились в этом кабинете. Ведь она обрадовалась, узнав, что Уайт и Филипс убиты. А их смерть означала какую-то отсрочку для Дэна. Во всяком случае, йа ближайшее время он был в безопасности. Она переложила перчатки из одной руки в другую и встала.

— Ну, что ты! Это просто так, от волнения. Я уже в форме.


Глава 5 | Избранные детективные романы. Компиляция. Книги 1-24, Романы 1-27 | Глава 7