home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 17

Молчание было невыносимым, Эймс чувствовал, как у него из-под мышек струйками стекает пот. Он буквально падал с ног от усталости. Перед глазами расплывались радужные круги. Он устало прислонился к стенке и. пошире расставил ноги.

Элен Камден испытующе посмотрела на него.

— Что навело вас на след, Эймс?

— Вы сами.

— Каким образом?

— Вам надо было бы выбрать другого козла отпущения. Человека, у которого не такая жена, как у меня. Вы знаете Мэри Лоу? Или нет?

Элен злобно прищурила глаза.

— Вы за это мне заплатите! — Ее голос дрожал от ненависти.

— И ты все время была в доме? — недоверчиво продолжал спрашивать Камден.

— Большей частью. Если у меня не было дел за его пределами.

— Например, когда нужно было убить мою жену, — добавил Эймс.

— Совершенно верно! — Элен Камден, прикурив сигарету, заговорила, выпуская дым изо рта: — Когда Том рассказал мне, как она молча ушла после опознания трупа, я забеспокоилась. Я опасалась, что она о чем-то догадывается, и хотела сама присмотреть за ней. Кто бы мог предположить, что эта маленькая дурочка недосчитается одной чашки!

— У нас их было шесть, — пояснил Эймс.

— Поэтому-то вам и не повезло! Я видела, как она ныряла за чашкой и не знала, остались ли на чашке следы хлорала. Вот и пришлось пойти на крайние меры.

— А Селеста? — спросил Камден.

Элен насупилась.

— Этого в программе не было. И теперь сожалею. Я любила ее. Но столкновение с миссис Эймс взволновало меня до такой степени, что я забыла запереть дверь. Когда Селеста вошла в спальню Тома, чтобы постелить ему постель, я была там. И она увидела меня. Я сразу предложила ей деньги, но она ни о чем и слушать не хотела, сказала, что все расскажет полиции. Что мне оставалось? На борту «Салли» я нашла нож. Собственно, я хотела им убить миссис Эймс. Но, взвесив все, решила ее утопить. Это было бы менее подозрительно. Нож был у меня в сумочке и, когда Селеста повернулась, собираясь выйти, я и нашла ему применение. — Элен с упреком посмотрела на Эймса и вдруг ’заговорила в обвинительном тоне: — После вашего побега, Эймс, полиция повсюду выставила кордоны и я практически оказалась в плену. Иначе я давно уже была бы отсюда за тридевять земель.

Феррис как-то внезапно утратил свой ухоженный и напыщенный вид.

— И что мы теперь будем делать? — хмуро спросил он.

Элен покачала плечами.

— У нас только один выход, Том, и ты это отлично знаешь. Выбора нет. И я сейчас скажу какой. Но сначала я хочу кое-что уточнить. — Она пристально взглянула на Эймса. — Глупо конечно, что прошлой ночью я намеревалась убить вас. Но мне надо было, чтобы вас наконец-то схватила полиция. Тогда на дорогах сняли бы кордоны, и я сумела бы испариться. Вы знали Эймс, кто на вас нападал?

— Я точно знал, что это была женщина. Остальное стало ясным само собой. Мужчина нанес бы удар совершенно иначе. Да и на гашетку не стал бы жать, как сумасшедший, когда все патроны вышли. А когда позднее я прочел в Тампе, что Феррис якобы выбил у меня из руки револьвер и начал стрелять мне вслед, я понял, что хорошо вложил свои деньги.

Элен удивленно уставилась на него.

— Что вы имеете в виду?

— Я имею в виду те сто пятьдесят долларов, которые я заплатил бюро справок за информацию о вас, Бене и Феррисе. С Беном все было о’кей. Я бы хотел, чтобы и у меня все было так же хорошо, как у него. Феррис не зарабатывал ни одного цента, кроме годичного гонорара у фирмы «Элен Камден». А сама фирма обанкротилась. Ее долги исчисляются сотнями тысяч. Главными кредиторами* были финансовое ведомство и таможенные власти. Против нее даже собирались возбудить процесс, потому что все ее дела были недавно ликвидированы. Тогда мне, конечно, стало ясно, в чем дело. Вы обратили свои ценности в наличные деньги и попытались с ними скрыться.

— Все верно! — подтвердила Элен.

— Такое банкротство не возникает неожиданно. Видимо, вы все предвидели и предприняли с помощью Ферриса, соответствующие шаги. Я не знаю, где вы нашли свою дублершу, но я знаю, что вы долгое время играли роль благодетельницы, переправляя беженцев из Франции в Штаты и занимаясь их делами. Бедняжка, которую вы выдали за себя, видимо, из числа этих ваших подопечных. Она была признательна вам и делала все, что вы ни пожелаете.’

— Вы, как я вижу, знаете слишком много.

— Угу! — без иронии ответил Эймс. — Я и сам удивился, что за сто пятьдесят долларов можно узнать так много. Информация стоила этих денег. Ну, да все равно. Посулив деньги, вы заманили сюда эту женщину, тайком протащили ее на яхту, а потом занялись мною.

И он передразнил ее писклявый голос:

— «О, капитан Эймс, вы, кажется, варите кофе? Может быть, и меня угостите…» И я, как осел, конечно, клюнул на это. Вы подсыпали хлорал в мою чашку, а когда я пришел в себя, то был уже на борту «Морской птицы». Совершенно голенький, с ноющим затылком, перепачканный кровью и губной помадой. Кажется, теперь все ясно?

— Да, я тоже так думаю, — ответила Элен.

Камден посмотрел на седовласого дворецкого. Тот был почти в шоке. Камден — в состоянии, близком к тому.

— Бог мой, Элен! — воскликнул он. — Неужели ты спала и с Филиппом?

Та рассмеялась.

— Конечно же нет, мое сокровище! Откуда такие грязные мысли? Филиппа интересуют только деньги. Он хочет уйти на покой. И деньги может получить только, у меня.

Дворецкий бросил на нее проницательный взгляд, и она сразу добавила:

— И я, конечно, дам ему эти деньги. И петух в корзине вот уже несколько лет Том. И с фирмой дела идут неладно тоже несколько лет. Нам уже давно было ясно, что надо сделать решительный шаг. Я вышла за тебя замуж только потому, что думала: ты обеспечишь нам хорошую вывеску. И в этом мы не ошиблись. А ты, глупец, вообразил, что я без ума от тебя!

— Простофили не вымирают, — философски заметил Эймс, — и посмотрел на Ферриса.

— А что будет теперь? — осведомился Бен Шелдон.

— Мне жаль вас, Бен, — сказала Элен. — Вам нужно было держаться подальше от этого дела. Вы мне всегда нравились. Вам за шестьдесят, но вы настоящий мужчина. Я даже немного побаивалась вас. Если не ошибаюсь, я делала вам кое-какие намеки насчет моего финансового положения. Помните? Во время наших встреч? Конечно, это было неосторожно с моей стороны.

— Да, — сознался маклер. — Но я-то думал, что это мистер Камден дошел до ручки, и прикинул, что он продаст яхту по сходной цене. Но обо всем другом даже и не догадывался.

Феррис смахнул носовым платком капли пота со лба.

— Ну, и что ты предлагаешь теперь? Элен?

— Мы планировали только одно убийство. Теперь выяснилось, что одним не обошлось, так что какая разница? Убийством больше или меньше. И ты отлично знаешь, что нужно делать. Вот только как мы объясним все это полиции? Ты — адвокат, Том. Соберись с мыслями и найди убедительное объяснение.

Феррис налил себе рюмку виски и залпом опрокинул ее себе в рот.

— О’кей! Посмотрим, что можно сделать. Итак, Эймс приходит сюда вместе с Шелдоном, и оба нажимают на Хэла. Они вынуждают его продать «Морскую птицу» за пятую часть истинной стоимости и заставляют подписать купчую. Кроме того, они пытаются завладеть десятью тысячами долларов, которые Шелдон вручил ему раньше. Хэл обороняется, и его убивают, Филипп и я слышим выстрелы и устремляемся сюда. Вбежав, мы расправляемся с бандитами и тем самым мстим за смерть Хэла. Ну, как тебе нравится эта история? Немножко мелковата, но этот дурак, шериф, проглотит и такую…

В третий раз за этот вечер открылась парадная дверь, и в гостиную вошел шериф Уайт в сопровождении пяти полицейских; Мэри Лоу вошла последней и остановилась в дверях. '

— Возможно, и проглотит, — мягко сказал шериф. — Но я бы на вашем месте не особенно на это надеялся. Мы вовсе не такие уж простофили, как вы думаете. — Теперь он грозно посмотрел на Филиппа. — Будьте осторожны с оружием. Очень огорчительно, если оно вдруг само собой выстрелит. Дюжина пуль может изукрасить лицо любого человека. Вы даже сами не узнаете после этого свое лицо.

Дворецкий опустил правую руку. Револьвер глухо стукнулся об пол, выпав из его ослабевших пальцев.

— Вот так-то лучше! — Уайт сдвинул шляпу на затылок. — То же самое относится и к вам, миссис Камден. Если бы я не был вежливым человеком, я бы сказал вам, что думаю о вас, богатых бездельниках. — Он взял револьвер, лежавший на столе, и спрятал его в карман своей куртки. — Черт побери, я, Джон и Сэм’ мы уже давно сидели у вас на хвосте. Получив кое-какую информацию из Балтимора, поняли, что кроется за всеми этими трагическими событиями. Если бы не Чарли, я бы арестовал вас еще сегодня утром. — Он сверкнул глазами на Эймса. — Но этому парню не пришло в голову ничего более умного, как носиться, словно бешеному, по всему району. Да еще подставляться под пули. А мне он до зарезу был нужен как свидетель обвинения! — Голос шерифа звучал раздраженно. — Вот и не осталось ничего другого, как ждать. Слава Богу, он догадался позвонить мне из отеля в Тампе. И, главное, у аппарата он вел себя так, словно только что прочел первую книгу Моисея.

Бледный и испуганный, Феррис спросил:

— Значит, вы все слышали?

Шериф кивнул.

— И записали на пленку. Мы стояли в саду под окном. А микрофон поставили на подоконник. На всякий случай: вдруг вы забудете детали, когда предстанете перед судом?

Элен Камден разрыдалась.

— Раньше надо было плакать, мадам. До того, как вы совершили два убийства, — сказал Уайт.

Полицейский поднял револьвер, выпавший из руки Филиппа. Мэри Лоу осторожно взяла в свои руки руку Эймса.

— Хэлло, мистер!

Эймс ответил нежным пожатием.

— Хэлло, мисс!

Шелдон не мог больше сдерживаться.

— Ну, а как я сыграл свою роль, Боб? — спросил он.

— Превосходно, Бен! — заверил его Уайт. — Тем не менее я бы с радостью засадил и тебя за решетку. Ты почему скрыл важную для следствия информацию? Ведь знал, что у миссис Камден финансовые затруднения. И если бы ты при опознании трупа открыл свою пасть, как это обязывал сделать тебе долг, ты бы избавил нас от целой кучи лишней работы. Но у тебя в голове была одна яхта: как бы ее получить подешевле. Стыдись, Бен!

— Приношу свои самые искренние извинения, прости меня, Боб.

— Ну, ладно, не будем больше об этом.

Элен Камден вытерла глаза, подняла голову и бросила повелительный взгляд на Ферриса с дворецким:

— Мы отказываемся давать показания. Ясно? Если добьемся, что магнитофонная пленка не будет фигурировать на суде, обвинительный материал будет состоять только из косвенных улик. А у меня есть полмиллирна долларов, чтобы защищаться вплоть до последней инстанции. х

— Договорились, — сказал Феррис, но лицо его оставалось мрачным. Видимо, он не очень-то надеялся на это.

Шериф Уайт снял свою шляпу и сел на кушетку рядом с миссис Камден.

— Прежде чем отправить вас в город, мне хотелось бы задать вам пару вопросов и выяснить кое-какие детали.

Эймса это совсем не интересовало. У него было одно желание — остаться наедине с женой. И чем скорее, тем лучше.

— Извините, шериф, но мне хотелось бы знать, могу ли я…

Уайт взглянул, на него своими младенческими голубыми глазами.

— Что* бы тебе хотелось знать, Чарли?

— Против меня есть еще какие-нибудь обвинения?

— Нет! — Уайт задумался. — Думак), что нет.

— А как обстоит дело с Мэри Лоу?

Тоже нет. Против Мэри Лоу вообще не было обвинений. Я ее арестовал только для того, чтобы с ней ничего не случилось.

— Значит, мы можем идти?

— Конечно! Проваливайте отсюда!

Эймс схватил Мэри Лоу за руку и направился к двери. Но уже в следующее мгновение вспомнил, что идти-то им некуда. Эймс обернулся и посмотрел на маклера.

— Послушай, Бен, я хотел бы выкупить у тебя «Салли». Ты ничего не имеешь против?

— А сколько ты мне за нее дашь? — спросил тот.

— Полторы тысячи. Ровно столько, сколько ты дал Мэри Лоу.

— Ах, я просто и не знаю. «Салли» — чертовски хорошее судно, и я хотел бы хоть немного на нем заработать. Я бы мог легко получить за нее три тысячи, если не три с половиной…

Шериф Уайт был старым человеком. Он устал. Последние дни были тяжелыми.

— Черт бы тебя побрал, Бен! Перестань торговаться, иначе мы до утра тут просидим! А мне хочется все закончить пораньше. Продай ему яхту за ту сумму, которую ты получил, иначе попадешь за решетку за утаивание важных для следствия сведений.

Толстяк глубоко вздохнул.

— Ну хорошо, Чарли. Пусть будет так.

— Получишь деньги завтра утром, — сказал Эймс.

Он пропустил вперед Мэри Лоу и закрыл за собой дверь. Рука об руку они пошли вниз к прибрежному шоссе. Серп луны висел высоко в небе, а звезды были такими близкими, что, казалось, их можно было достать рукой.

Молча они свернули направо и направились к гавани. Два капитана, такие же рыбаки, как и Эймс, стояли перед заведением Гарри. Они уже знали о последних новостях дела Камдена. Оба приветливо улыбнулись Эймсу и поднесли руку к фуражкам, приветствуя Мэри Лоу.

— Хэлло, Чарли! Добрый вечер, Мэри Лоу!

Мэри Лоу и Эймс сердечно поздоровались с ними и пошли более коротким путем между аптекой Мэрфи и бюро Шелдона. Вскоре они уже были на пирсе. Здесь ночь казалась особенно прекрасной. Темная вода отражала свет луны и звёзд. Начался прилив, и волны набегали на берег. «Салли» покачивалась на волнах, и, казалось, нетерпеливо дергала за канаты, которыми была привязана к пирсу. У Эймса радостно забилось сердце. Кроме Мэри Лоу, капитан ничего на свете так не любил, как свою яхту. Он прыгнул на кокпит и на руках перенес туда Мэри Лоу.

Как всегда, он забыл наклонить голову, входя в дверь, и стукнулся о притолоку.

В маленькой каюте был уютно. Эймс сел на койку и посмотрел, на Мэри Лоу, а она уже орудовала на камбузе: ставила кофе, подогревала пирожки. Через пару лет они, может быть, купят новую яхту, а если и нет, то не опустят руки. В конечном счете, это не так уж и важно, пока они вместе, пока доверяют друг другу и в беде могут надеяться на локоть друг друга. |

Мэри Лоу присела рядом с Чарли.

— Только что подумала о пяти тысячах, Чарли. Я имею в виду деньги, которые ты нашел в своих брюках.

Эймс положил ей руку на бедро.

— А что именно ты о них думаешь?

— Как ты полагаешь, шериф Уайт отдаст их тебе?

— Нет. Да я на них и не рассчитываю.

— Знаешь что, Чарли? Я вот что еще подумала: а нужно ли нам, собственно, новое судно?

— Конечно, не нужно. «Салли» и та достаточно велика для нас. И она наверняка еще выдержит пару лет. А что?

— Позавчера вечером, когда я извинилась в клубе и сказала, что не смогу прийти, они это восприняли очень кисло. Тогда я рассердилась и сказала в трубку, что я ими сыта по горло и плевала на их работу. Даже если мы отдадим Бену его полторы тысячи, то у нас останется еще полторы. И если мы не будем копить на новую яхту…

— Да?..

— Понимаешь, Чарли, ведь мы не молодеем. — Мэри Лоу склонила голову ему на плечо. — женаты уже пять лет. И если мы хотим создать семью, то уже самое время начинать делать это…

Наступила тишина. Снаружи доносился скрип канатов и шум поднимающейся воды.

— Ну, что ты на это скажешь? — Мэри Лоу, наконец, подняла голову.

— Я понимаю, что ты имеешь в виду.

Эймс поцеловал ее, встал и задул лампу. Дело Камдена и кофе на плитке были забыты. Они остались наконец наедине друг с другом и своей любовью.


Глава 16 | Избранные детективные романы. Компиляция. Книги 1-24, Романы 1-27 | Глава 1