home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 15

Было раннее утро, но в центре Тампы уже кипела жизнь — люди спешили на работу. Тротуары были полны народу, а по проезжей части в обе стороны катился поток машин. Раздавались свистки полицейских, гудели клаксоны машин, в разноязычном говоре толпы то и дело слышались колоритные испанские и лаконичные американские ругательства. Население Тампы начинало новый день.

' На углу Франклин-стрит в киоске Эймс купил утренний выпуск «Трибюн» и снова смешался с толпой. Пальметто-Сити существовал за счет туристов. Тампа же — настоящий большой город, имевший свои верфи, сигарные фабрики и предприятия тяжелой индустрии. Здесь, в ее гавани, стояли на якоре танкеры, торговые и пассажирские суда со всего света. Был и международный аэропорт, связывавший Тампу с островами Карибского моря и со всеми странами Центральной и Южной Америки. Дела процветали, и город жил своей кипучей энергичной жизнью, что было редкостью для юга.

Поэтому если где и можно было отыскать доказательства предположениям Эймса, то именно здесь, в Тампе.

В одном из кварталов он набрел на маленький ресторанчик, отвоевал себе местечко за стойкой и заказал яичницу с ветчиной и кукурузой. На сытый желудок теперь необходимо было обзавестись какой- нибудь одеждой.

Если шериф Уайт подключил к делу полицию Тампы — а это вполне возможно — она будет искать человека в белой открытой рубашке, синем костюме и парусиновых ботинках. И разумеется, в белой капитанской фуражке. Белая фуражка спокойно лежала на дне залива, но во всем остальном описание соответствовала действительности.

Во время завтрака Эймс прочитал газету. Всего за несколько дней он стал довольно известной фигурой, и даже крупные газетный заголовки Тампы кричали о нем. Правда, славу свою он должен был поделить с Элен Камден. Репродукция с фотографии, которую он видел в гостиной виллы Камденов, занимала четверть первой страницы. Сообщения в основном были такими же, как и во вчерашнем вечернем выпуске Пальметто-Сити, у Шипа сохранился ее экземпляр на борту «Фалькона». Новостью номер один было сообщение о перестрелке. Эймс прочел его с большим интересом. Оно, видимо, было сделано со слов Хэла Камдена и Тома Ферриса, а оба они, как явствовало из сообщения, не страдали от недостатка фантазии.

По словам Камдена, Эймс явно был сумасшедшим. Он спустился ночью в гостиную виллы чуть ли не с ясного неба и напал на него, Камдена, чтобы вырвать признание в том, что именно он убил собственную жену. Опечаленный вдовец расточал возмущенные пассажи. Он всегда нежно любил свою жену, не имел ни малейшего основания желать ей смерти. Наоборот, потеря ее болезненна для него, и он никогда не переживет этой потери. Камден пытался защититься от Эймса, но тот все-таки избил его.

Потом описывалась версия Тома Ферриса. Тот заявил, что ездил в город улаживать дела по транспортировке покойных миссис Камден и мисс Монтигни. Вернувшись, он нашел в гостиной мистера Камдена без сознания и Эймса — прячущегося с револьвером в руке. Точнее, мистер Камден находился в спальне. Что касается револьвера, то это, очевидно, было оружие, которое Эймс украл во время бегства у незадачливого помощника шерифа Сойерса. По словам Ферриса, между ним и Эймсом произошла драка. Ему удалось вырвать у Эймса револьвер, а когда тот решил спасаться бегством, послать ему вслед все пули из револьвера. Попал ли он в него, Феррис не знает. После этого он стал ждать в темной комнате полицию, опасаясь, что у Эймса могло быть и еще оружие и что он мог в любой момент вернуться.

О третьей персоне, которая находилась в доме в момент стрельбы, не было упомянуто ни слова. Кусок трубы тоже не фигурировал.

Ко всему вышесказанному добавлялись показания некоторых людей. Эймса якобы видели в Брадентоне, в Форт-Майерсе и даже в Майами. Но полиция считает, что он находится где-то в районе Пальметто-Сити и, затаившись, выжидает. Осмотр коронером трупа Селесты был перенесен на более поздний срок, а Мэри Лоу заключена в тюрьму Пальметто- Сити, где находится под неусыпным наблюдением. Было опубликовано также заявление шерифа Уайта, в котором он успокаивает людей, уверяя, что полицией уже сделаны известные шаги и вскоре можно будет рассчитывать на поимку и арест преступника.

Эймс расплатился и направился вверх по улице к большому универмагу, где от народа было не протолкнуться. Он купил светло-коричневые брюки, рубашку и двухцветные спортивные туфли. В аптеке напротив он примерил и купил кепку с огромным козырьком, которые носили туристы, и темные очки.

Выйдя из универмага, тут же, на углу улицы, наткнулся на бар. Эймс прошел в туалет, переоделся, вымыл лицо и руки. Снятую одежду засунул на самое дно мусорной корзины. Потом надел кепку, темные очки и посмотрел на себя в зеркало. Ничего не отличало его от туриста, даже ровный загар. Тем не менее он" был рад, что газеты не поместили его фотографии, потому что за всем этим маскарадом, даже в новой одежде явно угадывался старина Чарли Эймс.

Неподалеку от бара Эймс зашел в парикмахерскую, попросил, чтобы его побрили. Мастер, маленький, живой человечек, кроме как о недавнем убийстве в Пальметто-Сити ни о чем другом говорить не мог.

О да, он хорошо знал этот район. Каждое воскресенье ездил туда семьей на пляж, если, конечно, позволяла погода, и, Бог свидетель, там самый лучший климат на свете. Он бы туда совсем переехал, если бы не москиты и мухи и если бы не его процветающее предприятие здесь.

Да, конечно, он знал и Эймса, не лично, конечно, а через приятеля. У него есть хороший друг, некто Карлос Гарсиа, кельнер в «Лос- Новеладос». Он несколько раз выезжал на яхте «Салли» и говорит, что Эймс — чудесный парень.

Эймс хорошо помнил Гарсиа. Маленький, кругленький человечек с приятной улыбкой. Он раза три был с ним на рыбной ловле.

А парикмахер продолжал болтать. Он видел и миссис Эймс. Однажды местный клуб парикмахеров организовал в «Бич-клубе» праздник, но, разумеется, не во время сезона. В сезон цены слишком велики. Миссис Эймс, или, как ее все называли, Мэри Лоу, в тот вечер пела для них, и она действительно настоящая актриса. Парикмахер высказал предположение, что Камден предложил ей большую сумму денег, но они оказались фальшивыми. И тогда Эймс в отместку переспал с его женой, а потом и убил ее.

Эймс облегченно вздохнул, когда бритье закончилось. Расплатившись и получив сдачу, он посмотрел на часы. Они остановились. И, наверное, еще накануне, когда он вымок на острове. Часы показывали восемь.

Стенные в парикмахерской показывали десять. Эймс спросил, можно ли воспользоваться телефонной книгой. Получив разрешение, листал ее до тех пор, пока не наткнулся на колонку справочных бюро. Там были указаны адреса и телефоны десятка бюро, и ближайшее к нему находилось на Франклин-стрит, неподалеку от перекрестка, где он покупал газету.

— Ну, нашли, что искали? — спросил парикмахер.

— Да, спасибо.

Эймс отправился на розыск бюро. Поток пешеходов заметно поредел, движение уменьшилось… На углу Франклин-стрит стоял полицейский в белой каске. Он скользнул по Эймсу взглядом, зевнул и. отвернулся. Эймс продолжал свой путь. До сих пор ему везло. Но рассчитывать на постоянную удачу он не имел права, не тешил себя иллюзиями, и сейчас дорога была каждая минута. По меньшей мере человек пятьдесят видели, как Шип причалил к берегу и ссадил на берег человека без шляпы, в синем костюме. «Фалькон» был зарегистрирован в Пальметто-Сити. Место приписки и имя владельца были отчетливо написаны на борту.

К счастью, поблизости в тот момент не оказалось ни одного полицейского, но они наверняка, рано или поздно, узнают об этом и проинформируют шерифа Уайта. Кроме того, многим известно, что они с Шипом старые приятели. Полиция сумеет проследить его путь до бара, где он завтракал, да и Кельнер наверняка сразу вспомнит его: «Да-да, конечно, высокий такой человек со смуглым лицом и бакенбардами».

Потом универмаг. Молодой продавец, тоже, возможно, вспомнит, что человек, которому соответствует описание, покупал у него одежду и ботинки. Аптекарь, может, о нем и забыл, но зато служащий туалета наверняка нет. Осмотрят мусорную корзину и найдут его старую одежду…

Эймса вновь охватил страх. При всей своей болтливости, парикмахер, конечно, обратил внимание на рану на его затылке. Эймс, правда, хорошо промыл ее соленой водой и стер спекшуюся кровь, но она все равно была еше свежей. Может быть, парикмахер даже и узнал его и поэтому стал таким разговорчивым. Но донесет ли он на него?

У Эймса снова появилось такое чувство, словно полиция буквально наступает ему на пятки.

Он украдкой огляделся. Полицейский на углу скучающе переминался с ноги на ногу, провожая взглядом девушку с пышными формами. Никто из прохожих, казалось, не обращал на Эймса никакого внимания.

Наконец он добрался до нужного ему здания. Он просмотрел в холле табличку-указатель и поднялся на третий этаж… В конце коридора нашел дверь с надписью: «Южная кредитная ассоциация — справочное бюро». Эймс открыл дверь и вошел.

Девушка за окошечком подняла голову и улыбнулась ему:

— Слушаю вас, сэр. Чем мы можем быть полезными вам?

Эймс снял кепку.

— Мне бы хотелось получить некоторые справки насчет платежеспособности трех фирм.

— Разумеется, сэр. — Девушка раскрыла блокнот и взяла карандаш. — Ваше имя, пожалуйста?

— О’Хара, — назвал он себя. — Джеймс О’Хара из Майами. Я собираюсь стать пайщиком одной из строительных фирм Пальметто- Сити. Речь идет об освоении довольно большого участка, и проект рассчитан на сумму с шестизначным числом.

— Понимаю, сэр. — Слова Эймса явно произвели на девушку благоприятное впечатление, потому что она добавила: — По газетным отчетам, там произошло нечто сверхординарное. *

— Меня это не интересует, если это не вредит делу, — важно ответил Эймс. — Мы можем перейти к сути?

— Да, сэр.

— Мне нужны справки относительно одной фирмы и двух человек. Фирма находится в Балтиморе. ^Один из интересующих меня людей живет в Пальметто-Сити. Размер платы роли не играет, естественно, в разумных пределах. У меня мало времени, поэтому я хотел бы полу- чить\правки сегодня же. Конечно, если это возможно.

Девушка ответила, что на эти вопросы может ответить только администратор, и провела Эймса в кабинет, где за письменным столом в окружении картотек и справочников сидел молодой человек и методично массировал подбородок. Девушка представила его как мистера Джорджа, и Эймс повторил свою просьбу.

— И вы хотите получить эти сведения сегодня? — спросил администратор.

— Совершенно верно.

Джордж потер подбородок, — похоже, это вошло у него в привычку.

— Справка о человеке из Пальметто-Бич нас не затруднит. Что же касается других, то я располагаю в Балтиморе отличными источниками информаций, но срочный запрос обойдется дороже.

— Во сколько?

— Это должна быть подробная информация?

— Нет.

— Чудесно. В таком случае каждая справка обойдется вам в 50 долларов. Всего это составит 150 долларов.

Эймс вынул деньги, отсчитал требуемую сумму и положил на стол.

— Чудесно! — повторил'с удовольствием мистер Джордж и отнял руку от подбородка. — Я тотчас же примусь за работу. Куда мне послать эти отчеты, мистер О’Хара?

Эймс подумал, а не сказать ли ему, что он подождет в приемной, но, чтобы не вызвать лишних подозрений, назвал один из лучших отелей города.

— Вы сможете найти меня в любое время в отеле «Фламинго»

— Мистер Джеймс О’Хара, отель «Фламинго», — повторил он, записывая данные в блокнот. — Может быть, вы назовете мне имена этих людей и название фирмы, сэр?

— Бен Шелдон из Пальметто-Бич, корабельный маклер. И Томас Феррис, адвокат, у которого практика в Балтиморе.

— А название фирмы?

— «Элен Камден и К°». Тоже в Балтиморе.

Лицо мистера Джорджа оставалось бесстрастным. Для него эти имена означали только поручение, которое он должен выполнить.

— Спасибо, мистер О’Хара, этого достаточно. Я тотчас займусь этим делом и уже сегодня пришлю вам сведения в отель.

Когда Эймс снова очутился на улице, то заметил, что его лоб был весь в испарине. Эймс вытер пот тыльной стороной ладони и направился к отелю. Как хорошо, что он догадался взять с собой триста долларов. Без денег он бы погиб. Но, может, он и так погиб? Может быть, он действительно безумец, который гоняется за призраками?

Ко входу в отель вели шесть ступенек, Эймс вошел в холл, и внезапно страх и напряжение исчезли. Когда он проходил мимо табачного киоска, с первой страницы «Ивнинг тайме» ему улыбнулась Элен Камден. Он положил на блюдечко четверть доллара, взял газету и прошел к столику администратора. Служащий отеля с безликой улыбкой показал ему комнату. Эймс записался как Джеймс О’Хара и заплатил вперед, поскольку у него не было багажа.

К холлу примыкал прохладный зал отдыха, уставленный креслами и круглыми столиками. Эймс уселся в баре и заказал* пиво. Неторопливо потягивая пиво, он просмотрел отчет. Огромная армия полицейских все еще продолжала поиски. Кроме того, прибрежная полиция получила указания следить за моторной яхтой, владелец которой был дружен с Эймсом. Название яхты и имя владельца не указывались, но ясно было, что полиция в курсе этих дел. Сеть затягивалась все сильнее.

Газета где-то раздобыла его фотографию. Правда, тех давних времен, когда он работал музыкантом. Эймс задумчиво посмотрел на нее. На фото был пижон с длинными волосами, большими ушами и масленым, самодовольным лицом. Белый смокинг сильно стянут в талии. Все это напомнило ему о Камдене. Единственным отличием было то, что в те времена он был женат на своей трубе и мечтал о блестящей карьере.

Сейчас Эймс был почти рад, что у него повреждены губы. На воде он чувствовал себя намного лучше. И, хотя он не зарабатывал столько денег, сколько раньше, тем не менее он был более счастливым человеком. Во всяком случае, до этого проклятого убийства. Если он выберется из этой аферы, никогда больше не станет жаловаться на свою судьбу и не будет мечтать о новой яхте. Для него достаточно будет и «Салли». Возможно, ему удастся обратно выкупить ее. Мэри Лоу закончит наконец свои выступления, и он один- будет зарабатывать деньги.

Бармен оказался не таким разговорчивым, как парикмахер, но тоже интересовался этим делом. Он перегнулся через стойку и постучал пальцем по фотографии Элен Камден.

— Знаете что, сэр?

— Да.

— Она бывала здесь довольно часто.

— Что вы говорите?

— Угу. Иногда со своим мужем, иногда и с каким-то жирным стариком. Но танцевала всегда с каким-нибудь мальчишкой. Она ловила их либо на побережье, либо прямо на улице. Да что говорить…

— Откуда вы все это зИаете?

Бармен пожал плечами.

— Наш брат всегда это виДит. Тем более, если она приходила с такими сосунками, то всегда сама платила за выпивку. Понимаете? Мне кажется, она была одной из тех богатых бабенок, которые с ума сходят по мужикам.

— Возможно.

У Эймса не было желания говорить о ней, даже ее имени не мог больше слышать. Но он еще не расправился с ней. Вот когда он получит наконец заказанную в бюро информацию, тогда все станет ясно.

Эймс забрал сдачу со стойки, вернулся в холл и поднялся на лифте на верхний этаж. Из окна был виден весь город. Зазвонил телефон на ночном столике. После короткого раздумья Эймс снял трубку.

— Мистер О’Хара? Говорит Джордж из справочного бюро. Эта Элен Камден, о которой вы просили навести справки, она что, та самая женщина, которую убили пару дней назад в Пальметто-Бич?

— Да.

— Вас интересует она сама или только ее фирма?

— Только фирма.

— Понимаю, — сказал мистер Джордж. — Я просто хотел уточнить. Извините за» беспокойство, мистер О’Хара.

Эймсу стало нехорошо. Коленки подгибались. Он повесил трубку и тяжело сел на край кровати. Руки дрожали. Он никак не мог избавиться от волнения. Телефонный звонок мог преследовать чисто деловые цели, но мог быть вызван и другими причинами. Мог быть просто предлогом. Возможно, администратор только что прочитал газету, увидел фотографию Эймса, узнал его и, прежде чем оповестить полицию, решил удостовериться, действительно ли мистер О’Хара остановился в этом отеле. Человек в бегах нигде не находит покоя. Он постоянно готов к прыжку, и любая мелочь кажется ему подозрительной.

Эймс вытянулся на кровати. и попытался заснуть. Но был слишком взвинчен. Снял рубашку и ботинки и снова улегся. Это не помогло. Слишком велико было внутреннее напряжение. Он поднялся и стал бродить по комнате. Ответ на заказанную информацию был последней его надеждой. Поэтому нужно оставаться здесь, в отеле. И ждать. Сей^ час он казался себе маленьким испуганным трубачом, который должен играть на слух. Возьмет лИ он верный тон — дело случая. Ноты были у кого-то другого…

И Эймс начал мерить комнату от окна до кровати и от кровати до окна. Он должен выдержать. Этот день будет длинным. Очень длинным.


Глава 14 | Избранные детективные романы. Компиляция. Книги 1-24, Романы 1-27 | Глава 16