home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 14

Камден хотел подняться, но Эймс снова толкнул его в кресло.

— Сидите и не пытайтесь встать! Я должен с вами поговорить.

— Где полицейские, которые вас привели? — поинтересовался хозяин дома.

Эймс опять покачал головой.

— Меня никто ею да-не приводил.

— Что? — Камден облизнул пересохшие губы. — Вы один? Без конвоя?

— Совершенно верно.

Камден хотел подлить себе еще виски, но Эймс отобрал у него бутылку.,

— Вы и так достаточно выпили. — Он ногой подвинул пуфик к креслу и сел на него. — Как зовут вашу подружку, Хэл? Ведь так вас зовут?

Камден все еще смотрел на веранду. Видимо, еще надеялся, что вот- вот войдут полицейские.

— Да, меня так зовут… Меня зовут Хэл.

— О’кей! Я жду.

— Чего? — Камден тупо уставился на него.

— Имя вашей подруги.

— Какой подруги?

— Возьмите себя в руки, черт бы вас побрал! — Эймс сильно ударил его по лицу. — Вы не так уж пьяны! Ну, хорошо! Начнем с самого начала. Кто убил Элен?

— Я пьян, как никогда, — чистосердечно признался Камден.

Эймс терпеливо повторил:

— Кто убил Элен?

Тупое выражение на лице Камдена сменилось насмешкой.

— Как кто? Вы, конечно. Или вы уже об этом забыли?

— Это ложь! — Эймс снова ударил его по лицу.

— Вы меня ударили! — с упреком сказал Камден и кончиками пальцев ощупал свое лицо.

— Если вы не скажете — кто, в следующий раз я ударю вас кулаком. Итак, кто убил Элен?

— Проваливайте отсюда! — Камден, шатаясь, поднялся и решительно добавил: — Вам здесь нечего делать. У вас нет никакого права допрашивать меня. Вы — просто грязный убийца! — Он сделал несколько неуверенных шагов.

— Куда это вы? — поинтересовался Эймс.

— Позвонить в полицию! — энергично заявил тот.

— О, нет, дружище, так дело не пойдет. — Эймс тоже встал. — Сперва я должен с вами расквитаться. Вы втянули меня и Мэри Лоу в грязную историю. Мы что, должны быть козлами отпущения? Нет, не будет этого! Если кто-нибудь и должен быть козлом, то им станете вы. Ну и достанется же вам на орехи! Так кто же эта другая женщина?

— Какая другая?

— Женщина, которая застрелила Элен, а убийство свалили на меня. Женщина, которая напала на Мэри Лоу и зарезала Селесту…

Камден стряхнул руку Эймса со своего плеча.

Сматывайтесь-ка лучше отсюда, приятель, да поскорее. Я вообще не понимаю, о чем вы тут болтаете.

Эймс поймал себя на том, что сжал руки в кулаки и уже совсем размахнулся было для удара, но в то же мгновение опустил руки и приказал себе успокоиться. В этой игре ставки слишком высоки, и ни в коем случае нельзя было терять голову. Это его последний шанс. Если он не заставит Камдена говорить, все будет кончено.

Камден, шатаясь, сделал несколько шагов по комнате. Он все время сбивался с правильного курса, но упорно продолжал его искать. Эймс шел рядом с ним и поглядывал на него со стороны.

Камден не притворялся, он и в самом деле был сильно пьян. Наверное, с момента прибытия на аэродром Тампо он все опрокидывал и опрокидывал одну рюмочку за другой. И, скорее всего, он был не так уж силен в делах питейных. Стало быть, и его реакция на спиртное была не показной. Он был слишком легкомысленным, чтобы волноваться по поводу смерти жены и убийства Селесты.

Эймс вспомнил слова Шелдона. На его вопрос, что он тут делает, на рампе, Бен ответил, что любуется «Морской птицей» и что это — роскошная яхта. Его интересовало также, сколько Камден за нее запросит, а напоследок он высказал мысль, что если Камден на мели, то ему, Бену, возможно, удастся купить ее дешево.

— Ваша жена погибла как раз в подходящий момент, не правда ли, Хэл?

— Для вас я по-прежнему остаюсь мистером Камденом.

— Но ведь это так? Ее смерть пришлась очень кстати, верно?

— Это вас не касается.

Телефон стоял в стенной нише. Когда Камден протянул руку к телефонной трубке, Эймс бесцеремонно оттеснил его от аппарата.

— Позвонить вы сможете только после нашего разговора. И никак не раньше.

Круглое лицо Камдена покраснело от гнева.

— Дерьмо вонючее! Я сделаю из тебя отбивную котлету! — размахивая руками, он бросился на Эймса.

Тот медленно отступил и холодно, расчетливо нанес Камдену удар в нижнюю челюсть. Тот отлетел, словно наткнулся на стену. Глаза его остекленели, колени подогнулись, он как-то весь обмяк и упал на ковер лицом вниз.

Эймс совсем не собирался так сильно бить. Он помассировал правую руку и озадаченно посмотрел на Камдена, неподвижно лежащего на полу.

Его подташнивало. Он просто не хотел допустить Камдена к телефону, только и всего, и, может, хоть чуточку привести его в чувство. А теперь он из него вряд ли много вытянет. Эймс присел перед Камденом и прикурил новую сигарету от старой. Руки его дрожали. Он обязан заставить говорить Камдена. И тот должен сказать ему всю правду. Эймс сначала потряс Камдена за плечи, потом пошлепал легонько по лицу.

— Ну-ну, очнитесь же, наконец.

Камден никак не реагировал. Эймс нащупал его пульс. Все в порядке. Удар ему не так уж повредил.

— Эй, послушайте!

В ответ Камден начал лишь мирно посапывать.

Эймс вытер о штаны вспотевшие руки. Горло по-прежнему сжимал спазм, его сдавило, в желудке опять возник'ледяной комок. Нет, нельзя допустить, чтобы все его усилия были напрасны. Эймс поднял безвольное тело, закинул его к себе на плечо и с трудом поднялся с этой тяжелой ношей. Камден весил больше, чем можно было предположить. По меньшей мере, двести фунтов, и тем не менее ни капли лишнего жира. Мускульная машина, взращенная на спиртном и привольной жизни.

Широко расставив ноги и покачиваясь от тяжести, Эймс в раздумье постоял, пытаясь уяснить себе географию дома.' Потом пошел через гостиную и вышел в дверь, которая вела в темный коридор. Там он открыл первую попавшуюся дверь. Слабо попахивало дорогими духами. Он ощупью нашел выключатель и зажег свет. Огромная спальня, скрытое освещение, стены нежных тонов, мягкие занавески, две широкие кровати. На одной лежал пиджак Камдена, который был на нем утром. Другая кровать стояла пустой.

Эймс закрыл дверь и задумчиво посмотрел на другую, еще больших размеров фотографию Элен Камден, которая тоже была вставлена в рамку и стояла на'комоде. На фото’надпись:

«Хэлу — с любовью. Элен».

Хозяйка фирмы «Элен Камден и К°» в молодости была, должно быть, очень хорошенькой. Даже на этой фотографии, где стояла сравнительно недавняя дата, она выглядела довольно миловидной, хотя все было, очевидно, достигнуто с помощью искусной косметики. Недаром же миссис Камден являлась главой фирмы, изготавливающей косметические средства. Правда, ее очарование несколько блёкло. Причиной тому были холодные глаза и застывшее выражение лица. Она выглядела здесь слишком расчетливой хищницей. Судя по всему, она принадлежала к тому типу женщин, которые знают, чего хотят, и добиваются этого во что бы то ни стало. Если уж ее собственный супруг называл ее потаскушкой, то, очевидно, так оно и было. Ведь кто-кто, а он знал это, наверное, лучше других… Эймс вспомнил в этот момент о потерявшем форму трупе в сарае Руперта, и его передернуло. Кем бы ни была раньше эта женщина, теперь это всего лишь труп, и в ее смерти его, Эймса, хотели сделать козлом отпущения.

Камден все еще был перекинут через его плечо словно мешок. Эймс пошел ко второй в коридоре двери, открыл ее и зажег свет. Ванная. Такая же большая, как и гостиная. Два стульчика с кафельной перегородкой между ними, два умывальника, вмонтированная в пол ванна и душевая кабина. Такую ванную Эймс видел раньше только в богато иллюстрированных журналах. Здесь даже' потолок был отделан кафелем. А все медные части начищены* до блеска.

Эймс открыл дверь душевой кабины и осторожно положил Камдена в небольшой квадратный бассейн. Тот, громко храпя, продолжал спокойно спать. Эймс стянул с него рубашку, приподнял его и прислонил к стенке. Потом открыл кран с холодной водой и установил душ так, чтобы вода попадала на грудь и голову.

Какое-то время все усилия Эймса были безуспешными. Потом Кам-, ден перестал храпеть, его лицо передернулось, и он начал жадно ловить ртом воздух. Наглотавшись воды, закашлялся и открыл наконец глаза.

— Где я, черт возьми?

— Под душем, — спокойно ответил Эймс. — Душ пойдет вам на пользу. Я, например, наглотался сегодня много соленой воды, но, как видите, остался жив!

Камден поднялся на ноги и попытался выйти из-под душа, но Эймс снова затолкнул его под сильную струю.

— Стойте спокойно! Наш разговор еще не закончен, а мне нужен трезвый собеседник.

Он сжал руки в кулаки, ожидая, что Камден снова попытается вылезти из-под душа. Тот сначала и в самом деле попытался это сделать, но потом почему-то раздумал, остался под душем и начал растирать руками голову, шею и грудь.

— Мне сразу показалось, что я вас уже где-то видел, — пробормотал он. — Ужас как не повезло, что я напился именно сегодня.

Его голос звучал уже вполне нормально. Он сорвал с себя мокрые фланелевые штаны, бросил их в угол и еще яростнее начал массировать под душем тело. Эймс молча наблюдал за ним. Он выждал еще пару минут, а потом закрыл жран. Камден провел рукой по волосам, тщательно растерся полотенцем и, швырнув его в сторону, с недовольным видом уставился на Эймса.

— О’кей! Теперь я трезв, можно поговорить. Чего вам нужно в моем доме, черт вас возьми?

Эймс прислонился к стене.

— Хочу получить кое-какую информацию.

— Какую именно?

— Хотел бы узнать, как зовут вашу подружку?

— Какую подружку?

— Ну, скажем, женщину, которая убила вашу жену. Кого же еще?

— Вы что, чокнулись? Ведь это же вы убили Элен!

Эймс покачал головой.

— Я — только козёл отпущения, которому пришили это убийство. Все в каюте на «Морской птице» было заранее подстроено. За всем этим скрывается женщина. Уверен, мужчина не смог бы так хорошо все проделать. Та же женщина напала на Мэри Лоу и убила Селесту.

— Ничего не понимаю! — Камден казался растерянным. — Что за сказки вы тут рассказываете, черт побери?

— Не сказки. Это чистая правда. — Вы, вероятно, не очень-то любили свою жену, признайтесь?

— Не очень, — сознался Камден, стряхивая воду со своих волос. — Элен была хорошим товарищем, но сказать, чтобы я любил ее, не могу. Я даже почувствовал какое-то облегчение, когда услышал о ее смерти. Брак с такой карьеристкой — не удовольствие. Можете мне поверить. И мне уже надоело быть мистером Элен Камден.

— И поэтому вы решили ее убить?

Камден покачал головой..

— О,Боже! Думайте, что говорите. В ту ночь, когда убили Элен, я был в Балтиморе.

— Значит, вы поручили убить ее своей подруге.

— Опять вы за свое? У вас что, навязчивая идея? Какой подруге, черт вас возьми?

Эймс старался подавить чувство панического страха. Разговор с Камденом пошел совсем не так, как он того хотел. Он наверняка знает больше, чем говорит, но выбить, из него правду оказалось делом трудным.

— Вы что же, утверждаете, что у вас нет подружки?

— Я совсем этого не утверждаю. Есть, и не одна. Элен связывалась с любым бездельником, и не понимаю, почему я должен был сидеть дома как паинька-мальчик? Разумеется, я перед нею не хвастался своими связями, но она, конечно, что-то подозревала… Хотя, может, и нет. — Камден задумался, пожал плечами. — Правда, теперь это не имеет значения. Теперь ей это безразлично.

— Ваши подруги живут во Флориде?

— Нет, в Балтиморе. — Камден двинулся в его сторону. — Но все это вас совершенно не касается. Согласно закону, вы уже давно должны сидеть за решеткой.,

Эймс медленно отступил, и они вышли из ванной комнаты в спальню.

— Все верно. Так, по крайней мере, вы себе это представляете. Я сижу в дерьме, а вы спокойно разгуливаете. Но вы недооценили меня. Я знаю точно, что не убивал Элен, и я не позволю свалить на меня убийство.

— Доказательства говорят иное: вы виновны в этом.

— Доказательства тоже подстроены.

— Это вы так думаете.

Эймс попытался зайти с другой стороны.

— Видимо, вам не нужны деньги.

— Ошибаетесь. Деньги мне всегда нужны.

— И теперь вы кое-что получили.

— Совершенно верно, — подтвердил Камден. — Не так много, как хотелось бы, но если я продам виллу, яхту и кольцо с бриллиантом, то вместе с двадцатью пятью тысячами наличными наберется приличная сумма. На первое время хватит.

Камден был до бесстыдства откровенен. Эймс судорожно сглотнул. Он не знал, что ему теперь и думать о Камдене. Он или первоклассный актер, или человек, которому нечего было скрывать. Внизу, на побережье, он категорически отрицал, что у него была связь с Селестой. Но в его ситуации это было понятно. Тем не менее он и Селеста могли сообща спланировать убийство, и, пока он сидел в Балтиморе, Селеста исполнила его план — застрелила миссис Камден и привела каюту в соответствующий вцд. Ее страх на следующее утро и выстрел через дверь — всего лишь маневр, для того, чтобы обмануть. Возможно, и про телефонный звонок из парижского бюро она выдумала. Это был предлог, чтобы отправиться к яхте и поймать его, Эймса, с поличным.

С довольной улыбкой Камден спросил:

— Ну, какие романы ужасов вы еще напридумаете? Судя по всему, ваша фантазия неистощима, не так ли?

— Я думаю, вы солгали шерифу, говоря, что у вас не было никакой связи с Селестой.

— Вот как? И вы беретесь это доказать?

— Нет. — Эймс бросил взгляд на фотографию в рамке. — Но если мое предположение верно, то я могу приблизительно представить себе, как на это реагировала ваша жена, если бы узнала. Она этого не отала бы терпеть и выгнала бы вас вместе с Селестой.

Камден раскатисто рассмеялся.

— Возможно. Теперь мне ясно, куда вы клоните. Считаете, что я и Селеста убили Элен, а потом я хладнокровно убил и Селесту, Потому что боялся, что она не выдержит и признается. Так, что ли?

— Именно так, — сказал Эймс.

— В таком случае, и на сей раз ваша версия ложна, мой дорогой. Вы, вероятно, забыли, что я всю ночь провел вместе с Феррисом. Где- то до пяти утра.

— Чтобы убить девушку, потребовалось не более двух минут. Вы могли сказать, что были в ванной. — Эймс снова потерял контроль над собой и, утратив терпение, закатил Камдену оплеуху. — Говори, мерзавец! Иначе я не знаю, что с тобой сделаю! *

— Мне нечего вам сказать, — выдохнул тот. — Могу только поблагодарить за то, что привели меня в норму. Но я. терпеть не могу, когда меня избивают в моем собственном доме. Поэтому я сейчас сделаю из вас отбивную, а потом передам полиции. — И серией коротких ударов он загнал Эймса почти к комоду в угол. — Ваш замысел весьма неплох, дружочек. Но вы просчитались, если вообразили, что я буду расхлебывать эту кашу,

Эймс отчаянно защищался. Он думал, что может расправиться с Камденом одной левой, а теперь сомневался, хватит ли ему для этого обеих рук. Он пригнулся, ускользнул из-под града ударов, и выскочил из угла.

Камден от неожиданности немного отступил, и Эймс сумел нанести ему сразу два удара — под ребра и свой коронный — в подбородок. Камден застонал, пошатнулся и упал на кровать. В то же мгновение Эймс очутился на нем верхом и начал молотить его обеими руками.

— Говори, негодяй! Сознавайся, смерть жены на твоей совести!

Голова Камдена болталась то вправо, то влево. Изо рта и носа шла кровь. Наконец Эймс выпрямился и, тяжело дыша, уставился на лежащего человека.

Внезапная тишина в комнате причинила ему почти физическую боль, тыльной стороной ладони он вытер кровь у себя под носом, первый удар Камдена достиг цели. Голова у Эймса раскалывалась, но он так ничего и не добился, совершенно ничего.

Внезапно он вздрогнул и прислушался. Снаружи донесся рокот мотора. Эймс прошел по коридору в кухню и осторожно выглянул в окно. Лампа над гаражом уже горела. Из машины Элен вышел Том Феррис, не торопясь закурил и направился в сторону кухонной двери. Эймс начал отступать.

Пятясь мимо спальни, он бросил взгляд на кровать: да, слишком жестоко расправился он с Камденом — тот все еще был без сознания. Его лицо заплыло и было все в крови.

— Хэл! — послышался из кухни голос адвоката.

Эймс скрылся на веранде: через нее он мог выйти в парадную дверь. Им снова овладели нерадостные мысли. Если предположить, что у Камдена была связь с Селестой и он с ее помощью убил миссис Камден, то все равно оставался неясным вопрос, как в его, Эймса, кофе, попал наркотик.

— Ты где, Хэл? — снова послышался голос Ферриса.

Теперь Эймс очутился уже в гостиной. Ему вовсе не хотелось выяснять отношения еще и с адвокатом. Все равно из этого ничего не выйдет. Он сделал все, что от него зависело, и теперь лучше всего вернуться в полицию. Его бегство теперь ему самому представлялось глупостью. Он оказался недостаточно умен, чтобы разгадать эту загадку собственными силами. Неизвестный убийца — был ли это Камден или кто-то другой — одержал над ним верх. Присяжные осудят Эймса, в то время как виновник будет на свободе посмеиваться над ним. Да, у того были все основания радоваться, ведь он безошибочно выбрал козла отпущения.

А Мэри Лоу? Если он прекратит борьбу, ее тоже осудят. Голова заболела еще сильнее. Из носа продолжала сочиться кровь. Все кости болели. Черт со всем этим, от этого не умирают. Но Мэри Лоу…

Эймс остановился, и у него по спине пробежал холод. Он внезапно понял, что очнулся в какой-то темной комнате. В гостиной в этот момент выключился свет, и это не мог сделать Феррис. Адвокат только что обнаружил Камдена, и сюда, к Эймсу донесся его испуганный возглас:

— Боже мой, Хэл! Кто это тебя так отделал? Хэл, ну скажи хоть что- нибудь!

Эймс вытащил из кармана револьвер и огляделся. Кроме своего прерывистого дыхания, он ничего не услышал.

— Есть тут кто-нибудь? — спросил он охрипшим шепотом.

, Слева близко от него раздался какой-то шелест. Потом что-то мягко упало на пол. Он вскинулся, нажал на гашетку и в тот же момент понял, что его обманули. Мягким предметом была подушка с софы, а тот, кто ее бросил, находился сейчас позади него. Эймс снова обернулся, но оказалось, слишком поздно: на его голову со страшной силой опустился кусок свинцовой трубы.

Он хотел вскинуть револьвер, но мышцы ему уже не повиновались. Всю правую сторону тела словно парализовало. Пальцы сами собой разжались, и револьвер со стуком упал на прл к его ногам. Сам Эймс рухнул на колени, успев лишь подумать: «Так же, как и Мэри Лоу»…

Кусок трубы снова просвистел в воздухе и опустился на этот раз ему на плечо. Эймс застонал, но упорно продолжал двигаться к двери. Третий удар пришелся по руке, в первый момент он даже подумал, что ее сломали.

Собрав последние силы, он толкнул парадную дверь. Она подалась под его тяжестью и распахнулась, ударившись о стену. Головой вниз он приземлился на плиты патио. И бросился в ближайшие кусты. Позади него, из темной комнаты, раздались четкие выстрелы. Пули просвистели совсем рядом. Эймс слышал, как продолжал истерически щелкать курок, даже когда в магазине револьвера кончился заряд.

Эймс помчался вниз по газону и остановился только тогда, когда добрался до берега. Сердце бешено колотилось. Он оглянулся на виллу. Окна гостиной все еще были темны. Он присел на песок и стал ждать, когда Феррис зажжет свет и позвонит в полицию.

Но ничего подобного не случилось. Эймс рассмеялся от радости и облегчения; Так хорошо он себя давно уже не чувствовал. Так как понял, что напал наконец-то на верный след, только избил не того, кого следовало.

Теперь все стало на свои места, и пришла ясность.

Эймс выплюнул кровь изо рта, провел по лицу рукавом и, забравшись под пирс Камденов, начал пробираться в сторону яхт. В конце концов, дело выгорело. Правда, не совсем так, как он себе представлял, но это теперь не имело значения.

Неподалеку от «Рыбного дома» Руперта внезапно запрыгал огонек карманного фонарика. Потом Эймс увидел расплывчатые очертания бегущего человека. Эймс прижался к стволу пальмы и не шевелился, пока человек не пробежал мимо.

Это был один из людей шерифа Уайта. Скорее всего, постовой с «Салли». Он пробежал так близко, что Эймс мог бы дотронуться до него при желании рукой. Шаги удалялись. Временами полицейский останавливался, прислушивался, а потом опять начинал бежать. Эймс выждал, пока тот не оказался приблизительно на уровне пирса Камденов, и снова продолжил свой путь.

Бена Шелдона на рампе уже не было, но дым от его сигареты все еще плавал в воздухе. Эймс посмотрел в сторону «Салли»… Насколько он мог видеть в темноте, на кокпите- никого не было. Постовой, разумеется, слышал выстрелы и побежал на их звук. Скоро весь район гавани будет кишеть полицейскими. Из бара Гарри выходили люди, они оживленно разговаривали и смотрели в сторону виллы Камденов.

Самое время сматываться. Втянув голову в плечи, Эймс заскользил дальше по пирсу.

Шип сдержал слово и ждал. Как только Эймс спрыгнул на кокпит «Фалькона», Шип отвязал канаты и отчалил.

— Куда теперь? — спросил он.

Эймс присел на край бассейна для рыбы и безмолвно наблюдал, как удаляется берег. Прежде чем говорить с шерифом, он должен обязательно убедиться, что его предположения верны. Ему нужны были доказательства, и он знал, как можно их раздобыть. Сухопутные дороги-были, видимо, еще перекрыты, но водные-то пути блокировать было невозможно. Владельцы судов и днем и ночью входили в гавань или выходили из нее. Море их кормило, и всех их просто невозможно было проконтролйровать.

Эймс нащупал-в кармане деньги.

— У тебя еще много бензина, Шип?.

— Два полных бака.

— Сможем дотянуть до Тампы?

— Конечно. — Шип резко повернул руль. — Значит, ты хочешь попасть в Тампу?

— Да. Я дам тебе сто долларов за поездку.

— Оставь свои деньги при себе.

— Но поездка ночью опасна. Ты рискуешь напороться…

— Значит, оба подмокнем. — Шип завел второй мотор, и «Фалькон», словно темный призрак, устремился под сумрачные своды моста. До- Тампы плыть восемьдесят миль.

Эймс осторожно ощупал свое лицо. Рука сильно болела, на затылке оказалась рваная рана. Теперь ясно: его чуть было не пристукнули. Руки все еще дрожали. Тем не менее ему удалось закурить сигарету.

— Спасибо, Шип, — растроганно проговорил он.

— Не стоит, — пробурчал тот в ответ. — Это ты принял участие в перестрелке?

— Угу.

— На чьей стороне?

— Я служил мишенью, Шип.

Шип перегнулся через поручни, чтобы лучше рассмотреть буйки, которыми были отмечены мели?

— Я так и думал. А кто стрелял?

— Точно не знаю. Поэтому-то мне и надо поскорее попасть в Тампу. Как мне кажется, я получу там важную информацию. — Эймс широко расставил ноги, так как в это время они входили в самую быструю и холодную часть залива, где можно было развить самую сильную скорость.

— Послушай, Шип!

— Да? — Тот включил сигнальные огни.

Эймс смахнул с лица клочья пены.

— Предположим, ты хочешь пришить кому-нибудь убийство. Но тебе нужно перевезти этого человека с одного места на другое, да так, чтобы он не доставил тебе неприятностей и чтобы его никто не видел. Ты меня слышишь?

— Я слушаю…

— Как бы ты все это организовал?

— Все это происходит на воде?

— Да.

— Ночью?

— Ночью или вечером. Во всяком случае, не днем.

Старый капитан задумался.

— Сначала я мило поговорю с этим человеком. Потом сделаю ему интересное предложение. Отвлеку его внимание и подсыплю ему в виски или кофе, в зависимости от того, что он пьет, что-нибудь одурманивающее. Как только он заснет, я переправлю его в лодку и перевезу туда, куда нужно. Ведь это все довольно просто. А что?

— Именно так со мной и поступили, — сказал Эймс.


Глава 13 | Избранные детективные романы. Компиляция. Книги 1-24, Романы 1-27 | Глава 15