home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 13

Томительнее всего было ожидание. Долгие часы ожидания, Когда ничего не делаешь, а только думаешь или мечтаешь… Мехико-Сити и молодой кабальеро со сверкающим взором. Рио-де-Жанейро. Каир. Канны. Мир так велик, и все заботы уже позади. Скоро ей не нужно будет беспокоиться ни о налоговой декларации, ни о сохранении блестящего фасада. Правда, в ее бокале счастья еще плавало надоедливое насекомое, насекомое мужского пола, от которого надо отделаться, как только оно выполнит свою роль.

Женщина почувствовала прохладу ночного бриза, подняла голову и прислушалась к вою полицейской, сирены, доносившемуся с приморского шоссе. Этот вой был похож на вой собаки, которая внезапно лишилась своей добычи. Ну и идиоты же эти полицейские. Носятся повсюду, высунув язык, да еще позволяют обвести себя вокруг пальца человеку в наручниках.

Скорее бы они уже поймали его! Он не глуп. Да и жена его тоже. Своим натренированным музыкальным слухом она все же уловила фальшивую ноту. Оба они не знали ничего и в то же время знали очень многое. У них было какое-то чутье, и они любили друг друга. А это всегда опасно.

Женщина беспокойно, прошлась по темной комнате. Сейчас ее волновала только одна проблема: превратить в наличные деньги все ценные бумаги Элен Камден. И это насекомое взялось бы за это… Дурак! Идиот! Вообразил, что ойа его действительно любит. Ну ничего, скоро она будет свободной, а пока можно помечтать — ведь это так приятно!..

Шип Робертс направил свое судно к пирсу «Рыбного дома» Руперта и бросил якорь в конце длинного ряда яхт.

— У тебя есть определенный план относительно того, что ты. собираешься делать, Чарли?

— Нет, — честно ответил Эймс. — Но Камден знает больше, чем говорит. Иначе его поведение и не объяснить. Он слишком равнодушен. Все, что случилось, его совершенно не трогает. Согласись, это не нормально.

Эймс вынул из кармана пачку сигарет, которую дал ему Шип, но сразу же опять засунул ее в карман. Шериф Уайт наверняка поставил свой пост на борту «Салли», а она находилась отсюда в каких-нибудь ста метрах.

— О’кей! Это твоя шея, а не моя, — пробормотал Шип.

— Что верно, то верно. — Эймс с удовольствием натянул бы на себя что-нибудь сухое. Его одежда все же была мокрая. И почему все это должно было приключиться именно с ним? Как хорошо было бы возвращаться сейчас домой после ловли наживки. Он поставил бы на газ кофейник, улегся на койку и стал ждать возвращения Мэри Лоу.

— Ты уверен, Шип, что они еще не отправили Мэри Лоу в тюрьму?

— Нет, не уверен. Но когда я в последний раз слышал о ней, она была еще в Пальметто-Сити. Это было около шести часов, а после этого они даже не проводили опознание трупа. Ты всех поставил на голову. Шериф Уайт заявил, то он тебя поймает, даже если ему придется пройтись с пылесосом по всему району.

— Что ж, прекрасно. Может быть, и поймает. — Теперь Эймс раскаивался в том, что глотнул виски. Правда,’он сделал всего лишь один глоток, чтобы согреться, но на голодный желудок и этого оказалось достаточно. Он чувствовал себя пьяненьким, а ему обязательно надо было сейчас иметь ясную голову.

— У тебя найдется глоток кофе, Шип?

— В кофейнике, кажется, еще что-то осталось. Тебе подогреть?

— Не нужно.

Шип исчез в каюте и принес остатки кофе. Эймс пил медленно, внимательно всматриваясь в прибрежную линию. Все дома были освещены. «Рыбный дом? Руперта и склад были еще темными. Но спят ли на вилле Камденов, установить было невозможно. Тем не менее ему казалось, что между пальмами брезжит какой-то свет.

— Большое спасибо, Шип! — Он протянул другу чашку. — Большое спасибо за все.

— Пустяки, — ответил старик.

Эймс занес ногу над поручнем яхты и, прежде чем перебраться на соседнее судно, сказал:

— Слушай, Шип, возвращайся-ка ты на свою стоянку. Если они узнают, что ты помог мне, они и тебя втянут в это дело. А если ты останешься здесь, тем более уж обязательно заметят.

— Что ж, хорошо. Но имей в виду, я еще вчера сказал Мэри Лоу, что мне не нравятся эти горячие полицейские головы. Я знал тебя, Чарли, еще мальчонкой, у которого в голове было только одно: стать знаменитым трубачом. Не ты виноват, что у тебя ничего не вышло, но ты все же не поднял лапки кверху, как некоторые другие. Ты стал таким же рыбаком, как и мы. Ты один из нас. Я сказал Мэри Лоу, что ты мог бы кому-нибудь проломить череп или украсть пять тысяч. Это с каждым из нас может случиться. Но ты никогда бы не лег в постель с этой потаскушкой Камден. Такого горя ты никогда бы не причинил Мэри Лоу.

— Все верно, Шип. Спасибо. — Эймс похлопал Робертса по плечу. Тот ухмыльнулся.

— Если я тебе еще понадоблюсь, ты знаешь, где меня найти.

Руперту принадлежал целый флот рыбачьих лодок, и четырнадцать из них стояли на якоре у пирса. Эймс подумал, что, может быть, лучше будет сначала добраться до сходней. Они не освещены, и по ним он быстрее достигнет берега. Это не то, что перепрыгивать с лодки на лодку. А вдруг на кокпите «Салли» выставлен пост? Тогда его могут схватить еще до того, как он доберется до цели. И он принял решение пробираться по лодкам. Некоторые суда стояли впритык, тесно друг к Другу, между другими было небольшое расстояние, так что с одного на другое можно перебраться только с помощью каната. Эймс старался не шуметь, но скоро взмок от напряжения. Правда, продолжительный сон придал ему силы, а кофе потеснил виски в желудке. Одежда Эймса почти высохла, у него улучшилось настроение и появилась хоть какая- то надежда.

Надо добиваться одного: выбить из Камдена правду. Угрозами, кулаками, чем угодно, но непременно выбить.

Селеста была мертва. Камден отрицал, что у него была с ней связь. Пусть так. Но тогда в этой афере участвовала какая-то другая женщина. Она напала на Мэри Лоу и пыталась ее утопить. Во всяком случае, так той показалось. Сейчас Эймс отдохнул и мог трезво оценивать события.

Состояние каюты, когда он проснулся на «Морской птице», тоже свидетельствовало о женской руке: его смятая койка, сброшенное в спешке вечернее платье, чулки и трусики на нетронутой койке, специально оставленные на всем его теле следы губной помады.

Все это было инсценировано так искусно, что в первый момент даже не могло не убедить: он должен был поверить, что занимался с кем-то любовью на стороне. Мужчина не сумел бы все так тонко обставить. Только женщина способна подстроить все так искусно и убедительно, причем женщина, которая наверняка пережила все это на собственном опыте. Скорее всего — потаскушка.

Мысли его путались, перебивая друг друга… Камден известный охотник за юбками. Каждый сезон Флорида кишмя кишела такими мужчинами — молодыми бездельниками, которые женились на деньгах и у которых слюнки текли, когда рядом соблазняли такими пышными формами и узкими бикини, а Камден и ему подобные вынуждены были заботиться о своих старых и увядающих супругах.

Такое положение, судя по всему, ему надоело. Согласно брачному контракту, после смерти жены он наследовал двадцать пять тысяч долларов наличными, ее драгоценности и имение во Флориде — независимо от того, проживет он с ней тридцать лет или один год. Он ничего не выигрывал, если бы и дальше тянул эту лямку, а такой суммой, как 93 тысячи долларов, нельзя было пренебрегать…

Эймс неожиданно вспомнил, что при своих подсчетах забыл о «Морской птице». Яхта была приписана к Тампе и относилась к тем ценностям, которые тоже наследует Камден. Даже при вынужденной продаже с аукциона за нее дадут не менее двадцати — двадцати пяти тысяч, и наследство Камдена, стало быть, исчисляется общей суммой в сто тринадцать тысяч долларов.

Эймс презрительно скривил губы. Из такой суммы можно спокойно вычесть те пять тысяч, которые подсунули ему, чтобы и он поверил в случившееся.

Жаль вот только, что ему не удалось поговорить с Мэри Лоу и пяти минут. Может быть, она видела Камдена в «Бич-клубе» с одной из его девиц?

«Бич-клуб» стал настоящим Эльдорадо для парочек, которые боялись людей и света. Именно это и являлось одной из причин, по которой он, Эймс, не хотел, чтобы М^ри Лоу выступала в этом клубе.

Он присел на перила и вдохнул свежий морской воздух. Теперь уже только одно судно отделяло его от набережной. Наконец он забрался на пирс и прополз на четвереньках до склада. Его предположение о том, что шериф приказал, следить за «Салли»L оправдалось: на кокпите яхты, которая еще два дня назад принадлежала ему, временами вспыхивала красная точка — тлеющий огонек сигареты.

Эймс проскользнул вдоль боковой стороны склада и только спрыгнул с уступа, как в нос ему ударил дым дорогой сигары. На краю рампы сидел толстый корабельный маклер и смотрел в* сторону виллы Камденов. Он и Эймс одновременно заметили друг друга. Эймсом овладела досада. Горло сжал спазм. Он непроизвольно сунул в карман руку и схватился за револьвер.

— Вот это встреча! — изумленно сказал Шелдон. — А я-то думал, что они тебя уже схватили на Пайн-Kee. Если не ошибаюсь, тебя там видел старина Джо, когда ловил форель. Точнее, он видел человека в белой фуражке.

— Что ты здесь делаешь, Бен? — сдавленным голосом спросил

Эймс.

— Любуюсь «Морской птицей». Роскошная яхта, правда? Вот я и думаю, сколько запросит за нее Камден. Если он нуждается в наличных деньгах, то я смогу заполучить ее довольно дешево.

Эймс судорожно сжимал рукоятку револьвера. Ему было плевать на «Морскую птицу». Сейчас его заботило только одно.

— Чего же ты ждешь, Бен? — спросил он — Почему не бежишь в полицию? '

Шелдон вынул сигару изо рта.

— За кого ты меня принимаешь? Я что, легавый? — Он вынул из кармана носовой платок и провел им по лицу и шее. — Можешь мне поверить. У меня и своих забот достаточно. Кроме того, я решительно против того, чтобы вмешиваться в личные дела другйх людей.

Толстяк оказался неожиданным препятствием, на которое Эймс не рассчитывал. Он не знал, как ему себя вести и можно ли довериться Бену. Может быть, маклер лукавил, говоря о «Морской птице». А может, смотрел на виллу Камденов с какими-то другими целями. Эймс нерешительно посмотрел на Шелдона.

— Послушай, Чарли, — заговорил тот первым. — Я предлагаю тебе сделку?

— Какую?

— Ты меня не видел, а я тебя. — Он снова сунул сигару в рот. — И нам обоим будет хорошо. Рука руку моет.

— Значит, ты не собираешься идти в полицию?

— Я уже сказал тебе. Могу и я положиться на твое слово? Ты оказался в чертовски трудном положении, Чарли, — Шелдон выпустил густое облако дыма.

— Да, ты прав. — Эймс глубоко вздохнул. Через некоторое время он нерешительно добавил: — Ты веришь, что это сделал я, Бен?

— Что именно? Что ты убил миссйс Камден?

Эймс кивнул.

Толстяк решительно покачал головой.

— Нет.

— И ты не предполагаешь, кто бы мог это сделать?

— Кое-какие мыслишки у меня на этот счет есть. Но я еще думаю.

— Спасибо тебе, Бен.

Эймс спрыгнул с рампы и на негнущихся ногах пошел дальше. У него на душе было гнетущее чувство, казалось, его преследователи уже наступают ему на пятки. Дойдя до следующего пирса, он оглянулся. Бен Шелдон не двинулся с места. Временами все так же вспыхивал кончик его сигары.

Эймс заполз под пирс и, пригнувшись, побежал дальше. По прибрежной дороге он проделал бы этот путь намного быстрее и легче, но дорога вдоль бухты была менее рискованной. Он вынужден был проползти еще под двумя сходнями, прежде чем добрался до пирса Камденов. Почти на самом конце пирса была пришвартована «Морская птица». Она грациозно покачивалась на волнах.

Бросив взгляд на яхту, Эймс обернулся и посмотрел назад, на склад. Отсюда виднелись лишь его расплывчатые очертания. Корабельный маклер должен иметь орлиный взгляд, чтобы видеть оттуда «Морскую птицу».

У Эймса на лбу выступил холодный пот. Как ему хотелось вернуться! Но он не имел права. Он должен помнить о Мэри Лоу и выдержать все. Эймс нагнулся и прошел под пирсом по воде. Вода в этом месте доходила ему до колен. Дойдя до противоположного края пирса, он выпрямился и посмотрел на газон и высившиеся вокруг пальмы. На участке Камденов по-прежнему не было заметно никакого движения. Ни звука, ни предательского огонька сигареты. Значит, Уайт счел излишним ставить здесь пост.

Эймс неслышно прошел по песчаной полоске, на которой нынешним утром еще лежал труп Селесты, и, крадучись от одного куста к другому, ориентировался на прямоугольник света одного из окон виллы. Он добрался до большого, усеянного цветами куста, выпрямился и вгляделся в это освещенное окно. Камден в серых фланелевых брюках и серой шелковой рубашке с открытым воротом полулежал в кресле. На столике рядом с ним стояла полупустая бутылка виски и фотография женщины в рамке.

Сердце Эймса гулко забилось. Он прищурил глаза и попытался рассмотреть портрет женщины, но свет от лампы падал на стекло рамки и размывал ее черты. Камдена же было видно хорошо. Чисто выбритый, причесанный, элегантный. Только выражение его лица не изменилось. Он равнодушно воспринял случившееся. Жена мертва? Ну и что из того?

Эймс прошел мимо переднего патио, завернул за угол дома и бросил взгляд в гараж. Не было ни машины Элен, ни «форда», на котором Филипп ездил на опознание трупа. Возможно, они взяты сейчас дворецким и Феррисом? Эймс от всего сердца хотел, чтобы это было именно так.

Дверь черного хода была не заперта. Эймс на мгновение остановился в темной кухне и прислушался. Тикали часы, гудел холодильник, с шоссе доносилось шуршание шин проезжавших мимо машин. Движение, правда, уже резко к ночи пошло на убыль.

Из кухни он попал в коридор. Из него в обе стороны вели двери. Чтобы попасть в гостиную, Эймсу пришлось пройти через веранду, застекленную с двух сторон, потом через другую дверь — в комнату.

Прошло несколько минут, прежде чем Камден обратил внимание на молчаливого гостя. Заметив его, он встал и, покачиваясь, остался стоять перед креслом. Тупо моргая, уставился на Эймса. По-видимому, ему было трудно не только сфокусировать взгляд на внезапно появившемся, но и найти нужные слова. Судя по всему, он был пьян и находился в довольно приподнятом настроении.

— Смотри-ка! Вот это сюрприз! — наконец выдавил он из себя. — Убийца Элен собственной персоной!

Эймс закурил сигарету, глубоко затянулся, выпустил дым. Потом спросил:

— Где Феррис и дворецкий?

— В городе. Там нужно еще выполнить кое-какие формальности. — Улыбка Камдена стала неуверенной, и он задумчиво посмотрел на темную веранду. — А где же шериф? И ваш полицейский эскорт? Вас ведь поймали, верно?

Эймс покачал головой. Потом подошел к Камдену и толкнул его в кресло. Подойдя к столику, взял в руки фотографию в рамке и посмотрел на нее. На лице его выразилось явное разочарование.

Это была фотография его жены Элен.


Глава 12 | Избранные детективные романы. Компиляция. Книги 1-24, Романы 1-27 | Глава 14