home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 10

Коронер Джилмор нагнулся над трупом и нажал пальцем на мертвое тело.

— По-моему, смерть наступила уже несколько часов назад. Но точно сказать не могу. Хотел бы я, чтобы у нас был полицейский врач. С меня достаточно и моих судейских обязанностей.

К нему подошел шериф Уайт, встал рядом.

— А точнее ты можешь определить, когда это случилось, Джон?

— Я бы сказал, часа три-четыре назад.

— Значит, часа в три утра?

— Да, примерно так.

Уайт поискал глазами Филиппа и сделал ему знак подойти.

— В котором часу, вы говорите, слышали крик?

— Между половиной третьего и тремя, сэр.

— Он доносился со стороны пирса?

— Трудно сказать. Я уже говорил, это был скорее стон или мольба.

— Мольба?

— Да, сэр, мольба или всхлипывание.

— Можете описать точнее?

— Мне показалось, будто кто-то зовет на помощь. И этот зов прервали…

— Но звуки-то доносились извне?

— Абсолютно, сэр. Если бы я услышал такие звуки в доме, я бы наверняка бросился выяснять их причину. Кстати, эти два господина тоже должны были слышать их.

— Почему вы не спали в столь поздний час?

Дворецкий смущенно улыбнулся.

— Как вы помните, опознание трупа производилось довольно поздно, и мы пришли домой уже во втором часу ночи. Пока мы приготовили с Селестой ужин и обслужили господ, было уже почти пол- третьего.

— Селеста помогала вам обслуживать?

— Да, сэр.

— И потом вы оба вернулись на кухню?

— Да, сэр.

— Значит, вы были последним человеком, который видел ее живой?

— Нет, сэр. — Улыбка из смущенной превратилась в насмешли- ’ вую. — Последним ее видел убийца, насколько я разбираюсь в таких вещах. У Селесты была привычка выкуривать сигарету на пирсе перед сном. Она часто говорила, что Флорида — напоминает ей Южную Францию.

— И вчера ночью она тоже пошла покурить?

— Полагаю, что да, сэр.

Камден раздраженно бросил:

— О боже ты мой, шериф! Да оставьте вы Филиппа в покое! У него наверняка не было никаких причин убивать Селесту.

Шериф примирительно посмотрел на Камдена своими блеклыми голубыми глазами.

— А у кого могла быть такая причина? — неожиданно спросил он.

— Откуда мне знать?

Джилмор закончил обследование трупа и пополоскал руки в воде.

— Насколько позволяет сделать выводы такое поверхностное обследование, убийца нанес только один удар. Нож вошел слева в спину, в область сердца, по самую рукоятку. Но я тем не менее попрошу дока Генри сделать вскрытие.

— Так, так, Джон. — Уайт, который до этого весьма спокойно сидел на корточках перед трупом, медленно поднялся. — О, мистер Камден, пока не забыл! У меня еще один вопрос…

— Да?

— Ваша жена была довольно богатой женщиной, не так ли?

— Даже очень богатой.

— Все деньги принадлежали ей?

Камден погладил себя по лицу.

— Да, ей.

— И вы являетесь ее наследником?

— К сожалению, нет.

— Почему же? У нее что, есть дети?

— Нет. Но я был настолько глуп, что подписал перед нашей женитьбой контракт. Согласно, ему, я получаю после ее смерти только двадцать пять тысяч долларов, драгоценности и владение во Флориде.

«Только!» — со злостью подумал Эймс. До этого'он наблюдал за Кеном, который все еще нырял, выискивая нож. Теперь он повернулся и окинул взором огромный участок с громадной виллой на нем. Этот участок наверняка стоит полсотни тысяч долларов, кольцо с бриллиантом на руке миссис Камден стоило восемнадцать. Плюс еще двадцать пять наличными. Камден не имел права жаловаться. Даже если учесть налоги, которые он должен выплатить, смерть супруги принесет ему как минимум девяносто тысяч долларов. На эти деньги он может позволить себе жить не бедствуя.

— «Только!» — в унисон повторила Мэри Лоу и уставилась на Камдена широко раскрытыми глазами.

— Да, действительно не повезло, — пробормотал шериф сочувственно. — А кто наследует остальное?

— Акционеры фирмы «Камден и К°», — злобно бросил опечаленный вдовец.

Феррис шагнул к ним поближе и кивнул головой.

— Понимаете, шериф, Элен была очень тесно связана с фирмой. Она начинала на пустом месте и упорным, тяжелым трудом создала такое производство, которое приносит теперь в год много миллионов. Она всегда хотела, чтобы это производство продолжало так же работать и когда ее не станет. Нечто вроде символического монумента. Как-никак, а фирма ведь носит ее имя.

— Понимаю.

— Элен была своевольной, непоследовательной и импульсивной, но в то же время очень деловой женщиной. Никто не знает ее лучше меня — ведь я был управляющим ее делами в течение пятнадцати лет… Ее страт хование жизни на четверть миллиона долларов тоже связано с фирмой.

Прокурор Кели тихо присвистнул.

— Вот уж никогда бы не подумал, что в косметические средства можно вложить столько денег!

— И тем не менее! — Феррис сухо усмехнулся. — Тщеславие женщины — всегда хороший бизнес. Некрасивые хотят быть красивыми, а красивые — еще красивее.

Шериф посмотрел на мертвую девушку. Потом резко взглянул на Камдена.

— По-моему, вы как раз гуляли на пирсе между двумя и тремя ночи, не так ли?

Лицо Камдена покрылось красными пятнами.

— О, Боже! — раздраженно воскликнул он. — Только этого мне не хватало!

— Успокойся, Хэл, — умиротворенно сказал Феррис. — Когда я вчера вечером при опознании трупа наблюдал, как шериф сравнивал живую Селесту с мертвой Элен, я ожидал нечто подобное. Мне кажется, я знаю, о чем думает шериф.

— Он думает? — презрительно фыркнул Камден.

Шериф Уайт покусывал свой длинный седой ус.

— Очень интересно узнать, конселор, о чем же я думал?

— Могу вам сказать. Селеста была очень миленькой девушкой, и вам совсем не хочется «пришить* убийство Элен одному из ваших людей. Вам гораздо удобнее пришить его одному из этих проклятых янки, которые прибывают сюда на сезон. Элен была практичной деловой женщиной, но уже не первой молодости. Поэтому вы и спрашиваете себя, а не затеял ли Камден любовную аферу с Селестой, о которой узнала Элен, и не стала ли она угрожать ему разводом. В этом случае он был бы заинтересован в смерти Элен, да и для убийства Селесты мог появиться мотив. Возможно, девушка испугалась, и он потерял самообладание и убил ее, чтобы заставить молчать. — Адвокат закурил сигарету. — Только в вашей гипотезе имеется одна существенная заковыка — когда Элен была убита, Хэл был еще в Балтиморе.

— Да, я знаю, — вежливо ответил Уайт. — Я уже распорядился проверить его алиби.

— О, Бог мой! — нетерпеливо воскликнул Камден. — Конечно, у меня была связь с Селестой. Элен ложилась в постель с первым встречным, так почему же я не мог завести интрижку с ее девушкой? Правда, я не очень-то преуспел в этом. Селеста была не только красива, но и благочестива. При первой же попытке к сближению она сразу же залепила мне пощечину, и после этого я к ней не притрагивался. Так что, с вашими вонючими подозрениями вы явно на ложном пути.

Феррис плотно сжал губы. Было заметно, что он едва сдерживает себя.

— Все верно, — сказал он. — А что касается вчерашнего вечера, то мы были с ним вместе на опознании трупа, а потом сидели до половины пятого утра. Поскольку ваш высокоученый мировой судья, выступая в амплуа коронера — что, кстати, является ошибкой, поскольку он для этого недостаточно квалифицированно констатировал, что убийство было совершенно между двумя и тремя часами ночи, — то подозрения с мистера Камдена автоматически снимаются.

Джилмор вытер платком руки.

— Что ж, раз так, то это другое дело.

Адвокат с кислым видом посмотрел на обоих.

Большая часть любопытных все еще окружала шерифа и его людей. Но некоторые отошли к пирсу и наблюдали, как Кен Сойерс ищет нож. Вскоре они приветствовали его криками «ура».

— Кен нашел нож, — сказал Кели.

— Видимо, так, — ответил Уайт.

Сойерс подгреб к берегу.

— Нашел, Кен? — спросил шериф.

— Да, сэр, — тяжело дыша, ответил Сойерс и стряхнул с себя воду. — Только с четырнадцатой попытки. Дно там очень вязкое. — Он взял нож и протянул его шерифу.

Это был обычный нож с желтой рукояткой и десятисантиметровым лезвием. Такие ножи в этом районе называли «счастьем рыболова».

— Ей он не принес никакого счастья, — к месту ввернул Сойерс.

Эймс провел языком по губам, и Мэри Лоу почувствовала, как напряглось его т%ло.

— В чем дело? — прошептала она.

Это мой нож, — тоже шепотом ответил он. — Он лежал в ящике с рыболовными принадлежностями.

— Откуда ты знаешь?

— Я выцарапал на рукоятке свои инициалы.

Шериф Уайт держал нож за лезвие и рассматривал рукоятку.

Ч.Э. — громко прочел он. — Это могло бы означать: Чарли Эймс. Это твой нож, Чарли? 1

Комок уз желудка поднялся до самого горла. Эймсу стало страшно, хотя он и сам не знал, чего именно он боится. Ведь он не мог убить Селесту. В момент ее смерти он был на глазах полиции.

— Похоже, что мой, — выдавил он наконец. — Но в мой ящик мог забраться практически любой человек. Он стоит на палубе и никогда не запирается.

— В одном можно не сомневаться: смерть девушки определенно не на твоей совести. — Уайт нагнулся и положил нож. на труп.

Любопытные вытягивали шеи и наступали друг другу на ноги, лишь бы посмотреть на этот нож. Феррис прикурил от старой сигареты новую.

— Да, это практически исключено. — Он испытующе посмотрел на Мэри Лоу. — Правда, здесь могла бы быть и другая возможность. Разрешите сказать, шериф? Мне пришла в голову довольно любопытная комбинация.

— Говорите.

Феррис не спускал глаз с Мэри Лоу.

— Миссис Эймс, судя по всему, влюблена в своего мужа. Селеста была важным свидетелем обвинения. Из ее высказываний было ясно, что Элен рассказала ей о своей встрече еще позавчера вечером. К тому же Селеста была единственной, кто на следующее утро видел Эймса на борту «Морской птицы», а потом безошибочно опознала его.

Шериф кивнул.

— И какие выводы вы из этого делаете?

— То, что смерть Селесты была очень на руку одному человеку, — Феррис торжественно улыбнулся. — Эймс признает, что оружие принадлежит ему. Как он говорит, оно лежало на палубе в незакрытом ящике. Если связать эти факты с фантастической историей о пропавшей чашке и ночном нападении, то отсюда можно сделать вывод, что миссис Эймс многое могла бы рассказать о смерти этой девушки.

— Ах, вот на что вы намекаете, — сказал шериф. — Теперь я понимаю.

— Вы что, с ума сошли! — не выдержал Эймс. — Не смейте втягивать в эту историю Мэри Лоу.

Феррис победоносно посмотрел на него.

— Для этого требуется очень немногое. Мэри Лоу могла в любое время взять этот нож; с другой стороны, она пoнимaлai что показания Селесты неминуемо приведут ее супруга на электрический стул. — Его голос стал строгим и решительным. — Она подстерегла Селесту, убила ее, а потом сочинила басню о незнакомце, который якобы напал на нее и попытался утопить. Этим она хотела отвести от себя подозрения и направить полицию на ложный след.

Уайт покусывал свой ус.

— Да, действительно интересное предположение, конселор. Влюбленные женщины подобны дьяволу. В их головах рождаются самые удивительные мысли, и в ряде случаев они их выполняют.

— Нет, нет! Не верьте ему, шериф Уайт! — Мэри Лоу в страшном испуге прижалась к Эймсу. — Меня действительно хотели утопить… Женщина. А к смерти Селесты я не имею никакого отношения. Я вообще не способна убить человека.

— Это вы сейчас так говорите, — заметил Камден. — А доказать это можете?

— Как бы то ни было, а Селеста убита, — холодно добавил Феррис. И если бы рукоятка ножа не запуталась в веревках, труп, возможно, уже угнало бы в залив, где никто бы его не нашел. И тогда самый важный свидетель обвинения исчез бы таинственным образом, а других улик, возможно, и не было бы.

Камден понимающе кивнул.

— Это ясно, как божий день.

Мэри Лоу еще теснее прижалась к мужу.

— Нет! Все это неправда! Ничего такого не было!

Эймсу очень хотелось ее успокоить, но он был совершенно беспомощен. Селеста стала не единственной жертвой. Мэри Лоу и он тоже оказались в ловушке, в петле, — которая затягивалась и затягивалась все туже и туже.

Эймс хорошо понимал, что Мэри Лоу не имел никакого отношения к смерти девушки. Ей бы никогда не могло прийти в голову совершить насилие. Она просто была не способна на такое. Тем не менее надо Предполагать худшее. Если шериф примет версию Ферриса, он арестует и Мэри Лоу. А на присяжных, которые присутствовали при опознании трупа, положиться нельзя. Они могут, дать благословение всему, что скажут им Феррис, шериф и Джилмор.

Солнце пекло вовсюг Мокрое от пота лицо Эймса горело. Он не может допустить, чтобы с Мэри Лоу случилась беда. Он должен как- то воспрепятствовать этому. Как бы он хотел, чтобы голова у него была сейчас ясная и не болела…

Он снова украдкой посмотрел на обоих мужчин, чтобы еще лишний раз проверить свои впечатления о них. Феррис был типичным адвокатом, гордецом, произносившим громкие слова, чтобы продемонстрировать, насколько он умен. Камдена Эймс понять не мог. Казалось, этому человеку на все было наплевать. Или его беззаботность была наигранной?

Девяносто тысяч долларов — огромные деньги. Селеста была хорошенькой девушкой. На ту ночь, когда была убита его жена, Камден имел алиби. Но на момент смерти Селесты у него алиби не было: он сам обнаружил труп.

Эймс охотно прижал бы Камдена с глазу на глаз, довелись случиться подобной ситуации. Пяти минут было бы вполне достаточно. Можно обойтись и без рук. Одними ногами.

Не поворачивая головы, Эймс покосился на пирс, где на одежде лежал револьвер Сойерса. Мысли неслись в голове стремительно. Феррис наверняка правильно оценил инертность шерифа — старик определенно идет по пути наименьшего сопротивления. Да и само дело оказалось слишком сложным — Уайту, Джилмору и Кели с ним вряд ли справиться. Если он допустит, что и Мэри Лоу втянут в это разбирательство, то оба они погибнут: денег на двух адвокатов не хватит.

На какое-то мгновение у Эймса закружилась голова. Сердце, казалось, билось где-то у самого горла. Все это было слишком рискованно. Но с другой стороны: что ему было терять? В этой ситуации ни он, Ни Мэри Лоу уже не имели шансов на спасение*.


Глава 9 | Избранные детективные романы. Компиляция. Книги 1-24, Романы 1-27 | Глава 11