home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 16

Добравшись до делового центра Бэй-Байу, Феррон остановился за большим рекламным шитом и принялся наблюдать за происходившим на главной улице. Люди собирались на тротуаре маленькими кучками. Большинство было вооружено. От конторы шерифа отъехал автомобиль с шофером и понятыми и вернулся назад, полный возмущенно жестикулирующими людьми. Похоже, что они с Марвой весьма популярные в городе, к утру станут еще более популярными.

Он закурил последнюю сигарету и направился вниз по аллее, тянувшейся позади квартала магазинов, пока не вышел на улицу, круто поднимавшуюся по откосу за деловым центром города. Деревья с мокрой листвой образовывали темный свод над головой. Дорога была мокрая от дождя и скользкая от опавших листьев. Он пошел осторожно по самому ее краю. То там, то тут виднелся свет в окне — это жены ждали возвращения мужей. Но по большей части улица была темной и освещалась только на редких перекрестках.

Феррон пощупал правый глаз. Он распух и полузакрылся. Клочок кожи под глазом содрали, и ему снова сломали нос. В затылке ощущалась тупая боль. Губы распухли и к ним было больно прикасаться. Но чувствовал он себя уверенно. Впервые за последние сорок восемь часов он знал, что делать. Впервые с Той минуты, как увидел Марву на железнодорожной платформе. Он знал, кто убил или организовал убийство Билла Ярнелла. Он знал, кто разжигал ненависть против него и Марвы. Оставалось лишь доказать это.

Большую часть зданий на ухоженной извилистой улице составляли солидные двухэтажные дома, выходившие фасадом на противоположную дороге сторону. Дойдя до последнего перекрестка, Феррон остановился и оглянулся назад.

Деловая часть города была закрыта темной массой деревьев, поверх их верхушек виднелась площадка аттракционов, а за нею — река. Местная электростанция вновь давала свет на площадку. Отсюда казалось, что Балл и Док со своей командой включили все освещение, чтобы, оценить масштабы повреждений, причиненных как бурей, так и озверевшей толпой.

Феррон машинально поискал в карманах сигареты, забыв, что у него их больше нет, и ступил под кроны деревьев, с которых продолжало капать. Дом, который он искал, был самым большим во всем квартале. Перед домом раскинулась просторная лужайка. Фасад украшали восемь белых колонн, а на куполообразной крыше высился шпиль. Старый Оппенхайм явно считал себя отцом города Бэй-Байу.

Горел свет над дверью, первый этаж дома тоже был освещен, на втором светились только три окна. Феррон обошел особняк кругом, не делая особых попыток прятаться. Позади дома стоял отдельный гараж на две машины, но сейчас в нем находилась только одна — желтый «Линкольн Капри»

Феррон внимательно посмотрел на освещенные окна, затем подо-. шел к белым колоннам и нажал кнопку звонка. Пожилой слуга-негр открыл дверь.

— Да, сэр?

— Я хотел бы видеть мистера Оппенхайма.

— Сожалею, но мистер Оппенхайм уехал в город. Там, кажется, произошли беспорядки.

Феррон отодвинул его. в сторону и прошел в отделанный деревом холл.

— Да, я знаю. Я там был. Но я хочу видеть мистера Джила Оппенхайма^

Слуга посмотрел на заплывший глаз и сломанный нос Феррона и покачал головой.

— Простите, сэр, — повторил он. — Может, вы лучше зашли бы утром. Мистера Джильберта нет дома.

— Когда он уехал?

— Несколько часов тому назад.

Феррон вернулся к двери и вновь нажал на кнопку звонка:

— Тогда попытаемся разбудить его.

Из холла наверх вела лестница, похожая на ту, что была в доме Миллера. На верхней площадке появился, завязывая пояс шелкового халата, Джил Оппенхайм.

— Кто это, Раш? — спросил он.

— Привет, Оппенхайм! — произнес Феррон.

Джил Оппенхайм повернулся, как бы собираясь уйти, но потом передумал и спустился на несколько ступенек.

— Что вы хотите, Феррон?

— Поговорить с вами. Мы будем беседовать здесь в присутствии третьего лица или поговорим с глазу на глаз?

Оппенхайм вынул из кармана коробку турецких сигарет и закурил. ' — Хорошо. Поговорим в кабинете… — Он спустился вниз'и, открыв двери, пригласил Феррона пройти вперед.

— После вас, — сказал Феррон, мой затылок еще не оправился от удара.

Оппенхайм прошел в комнату и сел в кожаное кресло боком, перекинув ногу через ручку кресла.

Феррон закрыл за собой дверь и стоял прислонившись к ней.

Молчание становилось напряженным.

— Ну, что вы уставились на меня? — сказал, наконец, Джил. — Я был там. И сейчас считаю: надо вас линчевать за убийство полковника Миллера. Полковник был неплохой человек. Сколько вы хотите за то, чтобы держать язык за зубами?

— Вам не хочется, чтобы отец узнал об этом?

— Разумеется, нет.

— Марва не видела вас?

— Нет.

— Сколько вы готовы заплатить за мое молчание?

— Значительную сумму. Но вы должны дать мне время.

— Сожалею, уже поздно.

— Что вы хотите сказать?

— Марва опознала Бемиса, Келси, Сэма, Морри еще нескольких из толпы. Я только что проходил по городу, люди Тэйера свозят арестованных. Один из них обязательно расколется. Вероятнее всего, это будет либо Морри, либо Келси.

— Они не осмелятся назвать мое имя.

— Может быть, — Феррон потерял интерес к этой теме. — Ведь им придется еще жить в Бэй-Байу. Но я пришел не из-за этого. Джил, что вы сделали с фотографией Марвы, присланной вам из Нью-Йорка? Каким образом снимок попал в газету «Пикайун?»

— Я разорвал ее.

— Вы разорвали ее?

— Ну, хорошо, ее разорвала Ханна. Она сказала: коль скоро мы помолвлены, то я не должен хранить фотографию Марвы.

— Резонно. Ваш отец одобряет вашу помолвку с Ханной?

— Очень. Отец знает: Ханна прекрасная девушка.

— Она, кажется, поет в хоре церкви.

— Нет. Она играет на органе.

— Понимаю. Однако не странно ли, фотография, абсолютно идентичная той, которую порвала Ханна, была переслана телетайпной службой Ассошиэйтед Пресс.

— Я не вижу здесь ничего странного. Прессагенты таких девиц, как Марва, сотняйи рассылают подобные фотографии.

— Правильно.

— Возможно, — тон молодого Оппенхайма приобрел нагловатый оттенок, — прессагент это неверное название данной профессии, точнее начинать с буквы С, а название профессии Марвы начинается с буквы П.

— Вы наглый мерзавец.

— Мне не нравятся ваши выражения.

— А мне не нравится, когда меня линчуют. Это была ваша идея?

— Какая?

— Увезти меня с площадки, пока мои люди сражались с поджигателями грузовиков.

Джил минуту подумал и ответил:

— Нет, не совсем.

— А чья?

— Я, пожалуй, не скажу этого.

— Хорошо. Оставим это пока. Вы знали, что у полковника Миллера было спрятано восемнадцать тысяч долларов?

— Бог с вами. Разумеется, нет. Никто в городе не знал об этом точно. Но постоянно ходили слухи, что денежки у него водятся. Это отец сказал там, в доме Миллера. Никто не смог бы пропить так много хорошей земли, которой он раньше владел.

Старый негр постучал в дверь кабинета:

— У вас все в порядке, мистер Джильберт?

— У него все хорошо, — ответил Феррон.

— Я спрашиваю мистера Джильберта.

— Иди, Раш! — нетерпеливо крикнул Джил. — Я вполне могу сам о себе позаботиться.

— Как прикажете, мистер Джильберт.

Когда слуга ушел, Феррон сказал:

— Возвращаясь к вопросу о деньгах. Десять долларов в неделю — это ведь совсем немного для того, чтобы прожить человеку.

— Нет, немного. Но именно столько посылала своему дяде Марва.

— Откуда вы знаете?

— Мне сказала Ханна.

— А она откуда это узнала?

— Вероятно, ей сказал полковник. — Джил становился все более самоуверенным. — Полагаю, Марва время от времени могла откладывать сотню от своих пятисотдолларовых доходов.

Феррон не стал комментировать это.

— А каково положение Ханны?

— Не понял.

— У Ханны есть деньги?

— Только ее жалованье начальника почты. Но, разумеется, она будет иметь все, что ей захочется.

— Мисс Мерри живет здесь?

— Нет. У нее квартира над почтовым отделением.

— Понятно. Теперь еще один вопрос.

— Да?

— Когда начинается служба в церкви?

— По утрам в воскресенье в десять сорок пять.

— А вечерняя служба?

— В семь часов. — Джил был удивлен. — А что?

— Я просто размышлял. — Феррон уклонился от ответа и, немного помедлив, тихо спросил: — Скажите, между нами, Оппенхайм, вы бывали с Марвой? Я имею в виду, пока она не уехала из города.

— Много раз, — похвалился Джил.

— Сколько?

Молодой Оппенхайм рассмеялся.

— Пожалуй, на десять или пятнадцать тысяч долларов по текущим ценам.

— А с Ханной?

— Ну, этот вопрос оскорбительный.

— Ханна хорошая девушка, правда?

— Конечно. Ханна — девушка совсем другого класса. — Джил вынул из кармана пачку сигарет и извлек одну сигарету.

— Сколько вы платите за эти сигареты? — спросил Феррон.

— Сорок центов с Налогом.

Феррон положил на край стола возле кресла Джила монеты в двадцать пять, десять и пять центов, взял пачку из рук Джила и закурил сигарету. Вкусгтабачного дыма во рту был приятен, почти так же, как виски, которое он глотнул на пристани.

Феррон положил сигареты себе в карман и направился к двери.

— Ну, мне пора седлать лошадь. Благодарю за беседу.

— Я так и не понял. — Джил вскочил на ноги. — Собираетесь ли вы сказать Хи Тэйеру, что я был в толпе?

— Я уже ответил на этот вопрос. Скажу ли я ему или нет, он все равно узнает от одного из ваших пьяных приятелей.

— Я дам вам сто долларов за молчание, Феррон. Я ведь спас вам жизнь. Если бы я не приехал на пристань, они бы вас линчевали.

Феррон вспомнил, как в бледном лунном свете раскачивалась веревка.

— Что ж, можно и так представить дело. Хорошо, я ничего не скажу. Взамен обещайте, что вы не будете никуда звонить по телефону, когда я уйду отсюда.

— Обещаю.

— У меня еще несколько вопросов, которые хотел бы я выяснить, прежде чем буду говорить с Тэйером, — сказал Феррон. — Каково, вы говорите, финансовое состояние вашего отца, Джил?

— Миллион долларов.

— Когда он умрет, все перейдет вам по наследству?

— Я единственный сын.

— А ваша мать?

— Она умерла несколько лет тому назад.

— Вы выгодный жених?

— Большинство девушек в городе так думают.

Вспухшие губы Феррона изобразили улыбку.

— Ну-ну, молодец. Получи сперва вот это! — И он ударил Джила в челюсть, затем опустил его в кресло и вышел в холл, аккуратно закрыв за собой дверь.

Старый слуга, заложив руки за спину, нервно ходил по холлу.

— А где мистер Джильберт? — спросил он.

Феррон прошел к входной двери и открыл ее.

Раш поспешил за ним.

— Почему он не вышел за вами?

Феррон приложил палец к распухшим губам.

— Ш-ш-ш. Мистер Джильберт спит.


Глава 15 | Избранные детективные романы. Компиляция. Книги 1-24, Романы 1-27 | Глава 17