home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 13

Бревенчатый сельский домик стоял среди зарослей душистого горошка и магнолии, позади него выстроились полукругом полдюжины бревенчатых маленьких кабинок, находившихся в разной степени разрушения.

Феррон поставил свою машину так, что передние колеса уперлись в лежащее бревно, обозначавшее границу паркинга. Бар и вход в. помещение ярко светились. Хорошо протоптанная дорожка вела к тускло освещенной речной пристани. На черной воде качалось несколько лодок. Стояла такая тишина, что слышался тихий плеск, звон цикад и писк комаров.

Кроме его «ягуара» здесь припарковались машины — потрепанный «Форд Тюдор» 1945 года и «бьюик» новой модели. Феррон взошел на крыльцо и заглянул в окно. За одним из столов сидели три человека, по-видимому, рыбаки. У стойки бара не было никого. Ярнелла тоже не было.

Он отворил дверь и вошел в помещение. Ржавая пружина заскрипела, как будто наступили кошке на хвост, но Дверь за ним закрылась плотно. Три человека за столиком взглянули и кивнули ему, а затем снова принялись за еду.

Феррону, понравилось это заведение. Здесь было уютно и пахло чистотой. В конце зала виднелась маленькая сцена. Деревянные стены и бар украшали речные трофеи и экспонаты: пароходные колокола, штурвалы, лоцманские карты и чучело огромной рыбы.

Феррон подошел к стойке бара и поставил одну ногу на медную перекладину.

— Келли, клиент! — позвал один из сидевших за столом.

Вращающаяся дверь в конце бара открылась, из нее выглянул крупный человек с седыми волосами.

— Простите, — извинился он, — я не слышал, как открылась дверь. — Он прошел к стойке по дощатому настилу. — Что вам. угодно?

— Рому, — сказал Феррон, — и немного воды.

Он смотрел, как тот наливает ром. Келли соответствовал уровню своего заведения, его рубашка с распахнутым воротником была безупречно белой, лицо чисто выбрито, глаза голубые и ясные.

Феррон положил на стойку банкноту в пять долларов и спросил:

— Сегодня мало посетителей?

— У нас никогда не бывает много народу в воскресные вечера. Но сегодня меньше, чем обычно. Не знаю, куда подевались ребята. Разве что им осточертели Оппенхайм с Робертсом и они отправились к вам на аттракционы — вложить несколько монет в азартные игры и непристойные зрелища.

Феррону понравился этот человек.

— Значит, меня опознали?

— Вы не местный житель. — Келли протянул руку: — Я Келлу.

Феррон пожал ему руку:

— Меня зовут Феррон.

— Между прочим, один парень из издательства «Пикайун» болтайся здесь с восьми часов, искал вас.

— Этого парня зовут Ярнелл?

— Совершенно верно.

Феррон взглянул на часы. Было ровно девять.

— И где же он сейчас?

— Право, не знаю. — Келли кивнул на телефонный'аппарат неподалеку от двери. — Ему позвонили минут двадцать назад, и он вышел, но сказал, что скоро вернется и, если вы появитесь, чтобы вы подождали.

Феррон отхлебнул из стакана.

— Спасибо. Вы не знаете случайно, кто звонил ему?

— Не знаю. Он сам говорил по телефону. — Келли положил руку на стойку и наклонился к Феррону. — Нашел Хи Тэйер убийцу полковника?

— Если и нашел, то мне не сказал. Знаю только, что дознание состоится завтра в два часа.

Глаза Келли поблескивали.

— Вы не слишком высокого мнения о Хи?

— У меня нет оснований его любить.

— Да, я слышал о событиях прошлой ночи. Но я, на вашем месте, не стал бы его слишком осуждать.

— Что вы хотите этим сказать?

— Хи — молод. Ему очень хочется стать шерифом. Но главное — он честный парень.

— Приятно это слышать, — угрюмо произнес Феррон.

— Он давит повсюду и всеми средствами, какими может, но я думаю, если бы он знал, что Мэтта убил Хэл Оппенхайм, то посадил бы его так же быстро, как если бы убийцей был поденщик.

— Зачем старому Оппенхайму убивать полковника Миллера?

— Я просто привел пример.

— Понимаю. Вы знали полковника?

— Так же, как и все. Мэтт иногда заходил сюда выпить.

— И в последнее время?

— Нет. Давно я его не видел, примерно полгода. Последний раз он был сильно на взводе и, роняя слезы в виски, горько жаловался, как Марва недостойно поступает с ним. Хотя я лично не знаю^ почему она обязана что-то делать для него. Черт побери! Любой человек должен предоставить сироте, дочери своего брата, крышу и пропитание. Только этого Мэтт не сделал для нее. Марва — хорошая девочка. Она по субботам пела здесь.

— Да, она говорила мне.

— Я платил ей пять долларов за вечер и кормил бесплатным ужином. Она выступила всего восемь или девять раз, пока не уехала отсюда;

Феррон с нетерпением ждал, когда вернется Ярнелл.

— Она была довольна работой у вас?

— Да, но я все же был рад, когда она уехала из города.

— Почему?

— Ну, понимаете, ей тогда исполнилось всего шестнадцать лет, но она была вполне взрослой и очень хорошенькой, и я всегда боялся, вдруг кто-нибудь из пьяниц начнет приставать к ней, разгорится потасовка, а я из-за этого потеряю лицензию.

Феррон допил свой ром.

— Она поощряла кого-нибудь из посетителей?

— Нет. Этого я не могу сказать. Марва всегда вела себя как маленькая леди. Я сильно удивился, увидев, в газете ее фотографию, да еще сильнее удивился, когда узнал, что у Мэтта было отложено восемнадцать тысяч. Все это еще нужно доказать. Впрочем, пбсле ее отъезда из города ходили слухи о ней и молодом Оппенхайме.

— Но никто ведь не знал достоверно?

— Разве можно знать такие вещи, пока что-то не случилось? — Келли вытер деревянную стойку чистым полотенцем. — Как живет Марва — это ее дело. Но все-таки не хочется мне верить в то, что написано про нее в газете. — Бармен начал философствовать. — А с другой стороны, я думаю, девушка должна обладать сильной волей, чтобы отказаться от возможности заработать пятьсот долларов за несколько минут. В особенности девушка, которая никогда ничего не имела.

Почувствовав тяжесть в желудке, Феррон пожалел, что выпил рому. Он попытался сменить тему. разговора:

— Как вы думаете, кто убил Миллера?

— Я знаю не больше, чем эти рыбьи чучела на стенке. Это мог сделать кто угодно. По-моему, старик сам виноват: держал такую крупную сумму в жестяной шкатулке, а сам повсюду жаловался, что Марва присылает ему на жизнь всего десять долларов в неделю.

Феррон вытер носовым платком выступивший у него на лбу пот.

— Простите, сколько?

— Всего десять долларов в неделю.

— Да, так я и подумал, — сказал Феррон.

Один из рыбаков за столиком крикнул:

— Келли, как там насчет трех кружек пива?

— Три пива. Одну минуту.

Феррон подошел к двери. Пока он смотрел в темноту, в небе вспыхнула зигзагообразная молния.

— Ярнелл обещал сразу вернуться?

Келли взял три кружки, налил в них пиво.

— Так он сказал. Но если вы спешите вернуться в город, взгляните на стоянку и на пристань. Когда он вышел, ему, казалось, очень не терпелось.

— На какой машине он приехал?

— Не знаю, — ответил Келли и подал кружки с пивом на столик. —

Скажите, ребята, вы случайно не знаете, на какой машине приехал этот наборщик из издательства?

— Мне кажется, на «форде» сорок пятого года. Во всяком случае, это очень старая модель.

— Спасибо, — поблагодарил Феррон.

Он отворил дверь и вышел на крыльцо как раз в тот момент, когда вслед за вспышкой молнии раздался раскат грома. Во рту все еще был неприятный привкус рома. Теперь ясно: Марва лгала ему. Она утверждала, что последние два года посылала старику двадцать пять долларов в неделю.

Феррон снова вытер лицо платком. Это, конечно, ровно ничего не значит. Ему наплевать, сколько она посылала. Дело в принципе. Если Марва может лгать в одном случае, она солжет и в другом.

«Хитрая маленькая сука», — подумал он и вспомнил, как они сидели на ступеньках пыльной лестницы и между ними мигала желтым светом керосиновая лампа.

«Я хочу, — сказала она тогда, — чтобы это-произошло у меня с человеком, которого я полюблю и буду уважать». Все это шлюхины штучки: заарканить его, заставить чувствовать себя обязанным, попытаться закрепить их краткое знакомство близостью, таким образом обеспечить его поддержку в недружелюбном городе. Марва, пб-видимому, уже тогда предчувствовала: будут трудности.

Феррон так сильно ухватился за перила крыльца, что пальцы побелели, как шрам на сломанном носу. А как он вел себя? Благородно, как дурак: поверил ее лживым рассказам, подумал, что Марва единственная девушка, непохожая на других. Он верил бы ей и дальше, если бы не эта история с фотографией Ассошиэйтед Пресс.

Но и теперь, когда он знал, что такое Марва, надо выпутаться из этой истории. Старик убит, восемнадцать тысяч долларов пропали. Завтра в два часа состоится судебное дознание.

Новая вспышка молнии озарила небо. На этот раз гром не заставил себя ждать, раскат его потряс дом. В воздухе уже ощущался запах дождя. Гроза, собиравшаяся весь день, больше не могла сдерживаться. До Эда донеслись слова Келли:

— Похоже, будет хороший ливень. Видит Бог, нам нужен дождь. Тот, что покапал прошлой ночью, только-только прибил пыль.

Феррон сошел со ступенек крыльца и вышел на площадку для машин. «Форд Тюдор-45» стоял здесь, в машине никого не было. Феррон сложил ладони рупором и крикнул:

— Ярнелл!

Даже комары и цикады молчали. Только сильно шелестели листья, когда ветер прорывался через деревья.

Феррон еще раз позвал Ярнелла, а затем пошел по тропинке к реке. В черной воде отражались зигзаги молний. Тросы, которые удерживали лодки, туго натянулись. Дождевые капли покрыли водную поверхность рябью. Несколько капель упало на голову Феррона. Ярнелла на пристани не было.

Феррон постоял немного, думая, что делать дальше. Надвигалась буря, и нужно срочно ехать к себе на площадку. Но Ярнелл был где-то неподалеку. Его машина стояла здесь. Он обещал тотчас вернуться и велел подождать его.

Феррон покричал еще, затем вгляделся в кабины, стоявшие позади дома. Порванные шторы в одном из окон были небрежно задернуты, сквозь них пробивался свет. Феррон пошел по едва заметной дорожке, поросшей высокой по колено лебедой и бурьяном. Освещенная кабина находилась в дальнем конце. Другие кабины были либо забиты, либо совсем заброшены, без окон, с крышами и стенами, провалившимися внутрь.

Феррон постучал, в дверь освещенной кабины и позвал:

— Ярнелл!

Не услышав ответа, он повернул ручку, и дверь открылась. На кровати с откидной спинкой лежал лицом вниз наборщик из издательства «Пикайун». На нем не было одного ботинка, а пиджак висел на спинке стула.

Феррон подошел к кровати.

— Эй, приятель!

Он перевернул Ярнелла на спину. Его рубашку заливала кровь, которая еще медленно сочилась из двух маленьких отверстий. Этот человек уже не мог продать ему никакой информации. Феррон пощупал пульс. Ярнелл был мертв.


Глава 12 | Избранные детективные романы. Компиляция. Книги 1-24, Романы 1-27 | Глава 14