home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



5. Поиски виновных

По улицам засновали первые утренние покупатели, спешившие на рынок. Кредо местных жителей – делать свое дело и не лезть в чужие дела. Впрочем, как все женщины на свете, и здешние женщины не всегда подчинялись этому незыблемому правилу. Дородная Мамма Салватор, затянутая в корсет и облаченная в черное платье, с большой корзиной на руке, увидев Кейда, тут же остановилась. Ее большие глаза уставились на его разбитый нос и заплывший глаз.

– Что с тобой сделал этот мерзавец, этот негодяй Лейвел! – Негодование ее не знало границ. – В городе творится Бог знает что! Ты чем-то насолил этому подонку?

– Возможно.

Она положила свою пухлую ладонь на его руку.

– Чего они взъелись на тебя, Кейд?

– Не знаю.

Она похлопала его по руке.

– Приходи вечером. Я тебя вкусно накормлю. И если этот сукин сын снова явится и Сэл его не выставит за дверь, я сама его вышвырну.

Кейд закурил.

– Он шериф.

В ее черных глазах сверкнула какая-то мысль, она хотела что-то сказать, но передумала и только повторила:

– Приходи вечером.

И пошла своей дорогой.

Кейд смотрел ей вслед. Мамма тоже на ходу раскачивала бедрами, но не так, как Мими. Она переваливалась с ноги на ногу по-утиному, и это было, пожалуй, даже некрасиво. Нет, в Мамме не было ничего волнующего, разве что для Сэла. Она потрясала не женственностью, а силой и энергией. Кейд не сомневался, что Мамма в самом деле способна вышвырнуть Лейвела из своего заведения. А поднатужится, так и со Сквидом справится. И плевать ей на закон и его представителей! Она прошла через столько бед и испытаний! Ведь это с ее помощью Сэл доставлял на моторке ром, вино, сигареты, минуя акцизные сборы.

Кейд усмехнулся, и на него навалились собственные проблемы.

От сигаретного дыма во рту оставался неприятный привкус. В горле саднило.

Теперь он знал: старый дом больше ему не принадлежит. Новые поколения Кэйнов там жить отныне не будут. Джанис обобрала его до нитки. И самое обидное, что с точки зрения закона ничего предосудительного она не совершила. Когда она таким образом распорядилась его собственностью, она еще была его женой.

У Кейда запылали даже уши при мысли о том, каким способом Джанис удалось уговорить Токо купить у нее дом и землю. Двух мнений здесь не могло быть. Токо был отличным дельцом, он никогда не пошел бы на невыгодную сделку. Джанис использовала свои прелести как дубинку, или как рычаг, или как лестницу. Если у Токо появилось желание познакомиться с ней поближе, то есть в постели, а он не упускал ни одной привлекательной женщины, Джанис заработала не только на усадьбе Кэйнов.

Так вот чем объясняется нескрываемое презрение Калавича и сочувственные взгляды Маммы Салватор! Вот почему Лейвел велел ему убраться из города к полудню!

Калавич понимал, что Кейда в городе быстро просветят, и хотел обойтись без лишних неприятностей.

С чувством глубокого разочарования, полной безнадежности шел он в теки дощатых навесов, тянувшихся над тротуаром...

Но как там дела у Мими?

Она ждала его с безропотным терпением, столь характерным для латиноамериканок.

Всю дорогу на почту девушку провожали восхищенные взоры громкоголосых продавцов устриц, креветок и свежей рыбы, а когда за ней закрылась дверь, все дружно закивали головами и одобрительно зацокали: мужчины по достоинству оценили ее соблазнительную походку, тонкую талию и округлые бедра.

Кейд признался себе, что все его подозрения рассеялись бесследно. Мими просто невозможно было заподозрить в чем-то дурном!

Он надеялся, что ей удалось раздобыть адрес мужа. Ему не хотелось, чтобы она оставалась у него на борту дольше, чем это было необходимо. И дело было не в девушке. Голод его был тлеющим костром, а каждое ее движение, улыбка, смех лишь подливали масла в огонь. Он ни капельки не винил мужчин за то, что они с таким бесстыдством пялили на нее глаза. Если бы он в свое время женился не на Джанис, а на Мими!

Он подошел к девушке, стоявшей возле почты.

– Получила адрес Морана?

Мими кивнула головой, глаза ее блестели.

– Он в Новом Орлеане, живет в отеле. – Она взглянула на клочок бумаги в руке. – Мисс Спенс была так любезна, что все мне написала. Она этого отеля не знает, но, судя по адресу, он в старом французском квартале, неподалеку от "Трактира двух сестер".

Кейд посмотрел на адрес.

Ройал-стрит. Мисс Спенс права, это в старой части Нового Орлеана.

Мими провела языком по пересохшим губам.

– Отсюда далеко до Нового Орлеана?

Кейд догадывался, что последует за этим вопросом.

– По воде примерно сто миль, по воздуху чуть больше шестидесяти.

Кончиком розового языка Мими продолжала водить по своим губам. Эта ее привычка одновременно раздражала Кейда и волновала. Он сурово сказал:

– Слушай, выбрось это из головы!

– Что выбросить?

– Что я повезу тебя туда.

– Разве я прошу?

– Я не могу, понимаешь. Во-первых, у меня нет горючего. Во-вторых, я сильно сомневаюсь, что твоему мужу понравится, если ты явишься к нему в сопровождении другого мужчины, да еще в таком виде.

Она прищурилась:

– Приревнует?

– Да.

– Притом, что не писал мне целый год и не ответил ни на одно письмо?

– В таком случае почему тебе не терпится его увидеть?

– Он же мой муж.

Раздражение Кейда усилилось.

– Очень жаль, Мими, но тебе придется добираться до Нового Орлеана самой.

Чтобы прервать бессмысленный разговор, он отправился на почту проверить, нет ли какой корреспонденции для него из Корпус-Кристи. Новые люди поздравляли его с возвращением. Мисс Спенс, увидев его в окошечко, открыла дверь в жилую половину и пригласила его войти.

– Я хочу с вами поговорить, – сказала она.

Он наперед знал, о чем она станет говорить. Для этой старой девы уже в преклонном возрасте не существовало полутонов. Мужчин и женщин она делила на хороших и плохих. И, конечно, мисс Спенс собиралась доложить ему о том, о чем знал весь Бей-Пэриш.

В маленькой гостиной пахло лавандой. Старинная этажерка по-прежнему стояла в правом углу.

Она закрыла на почте окошечко и вошла в гостиную.

– Гм, вы выглядите несколько иначе, чем вчера вечером.

Кейд подмигнул.

– Небольшое расхождение во взглядах.

– Ссора? С кем?

– С Джо Лейвелом и Сквидом.

Мисс Спенс села на черный кожаный диван и натянула юбку на колени.

– Из-за чего?

– Они не стали объяснять.

Кейд спохватился, что у него во рту сигарета, и торопливо зажал ее в пальцах. Мисс Спенс не выносила табачного дыма.

– Хотя Джо намекнул, что кое-кто был бы рад, если бы я поднял якорь и убрался куда подальше.

– Он имел в виду Токо Калавича?

– Думаю, да.

Она взглянула на него поверх очков.

– Не надо.

– Что не надо?

– Не надо уезжать. Пора кому-то восстать против Калавича.

Она склонилась к Кейду.

– Я хотела видеть тебя по другой причине. За тебя я спокойна. Ты в силах постоять за себя. Меня больше беспокоит прелестная девочка, что провела эту ночь на твоем судне.

Кейд почувствовал себя провинившимся школьником.

– Каким образом вы...

Она сухо ответила:

– Кейд, ты не в Лос-Анджелесе, Токио и даже не в Корпус-Кристи. Ты снова в Бей-Пэрише.

Она вперила в него внимательный взгляд сквозь очки.

– Что ты о ней знаешь? – сурово спросила она.

Он задумался.

– В сущности не так много.

– Она сошла на берег нелегально?

– Почему вы так думаете?

– У меня есть глаза.

Кейд молча смотрел в пол.

– Собственно, это обстоятельство, – продолжила мисс Спенс, – меня мало волнует, и я предпочитаю об этом ничего не знать. Но мне стало жаль эту милую девушку, еще совсем ребенка. И если ты имеешь на нее какое-то влияние, уговори ее вернуться домой и отказаться от поисков Джеймса Морана.

– Почему?

– Он плохой человек.

– В каком смысле?

– В каком ни возьми. Здесь всем известно, что Моран, воспользовавшись своей армейской выучкой, нелегально доставлял на самолете чужестранцев для Токо. Плату получал с каждой головы. И хотя девушка считает себя его женой, зная Морана и его склонность к грязным махинациям, я сильно сомневаюсь в законности этого брака.

– Она говорит, что их венчали в Каракасе.

– Молодые девушки, – сказала мисс Спенс, поджав губы, – а тем более влюбленные, всегда верят в то, во что им хочется верить. По случайности мне известны по крайней мере четыре "миссис Моран", письма которых регулярно приходят сюда, в том числе и из Каракаса.

– Ох! – вырвалось у Кейда.

Мисс Спенс положила руку на его колено.

– Я тебя, Кейд, хорошо знаю. Если не считать естественной для ребенка неугомонности, ты был хорошим мальчиком. И вырос хорошим человеком. Беды, кровопролитие, убийства, война не превратили тебя в подонка, как это случилось со многими другими. Но если ты решил быть благородным до конца и помочь девушке разыскать Морана, ты доставишь ей лишь новые горести. Ничего хорошего ее не ждет.

– Что вы имеете в виду?

– Тебе известно, что твоя жена приезжала сюда?

– Да, я узнал об этом сегодня утром.

– А тебе известна репутация Калавича в смысле женщин?

– Да.

Всем своим видом мисс Спенс выражала негодование, но она тоже была женщина и не могла удержаться от желания позлословить.

– В таком случае вряд ли мне нужно что-либо добавлять. Твоя бывшая жена и Токо были в весьма близких отношениях. В сущности, она жила в его доме несколько недель.

Кейду вдруг стало нечем дышать. В маленькой гостиной было невыносимо душно и жарко.

Чопорная мисс Спенс оскорбленным тоном продолжала:

– Конечно, у меня нет доказательств, но разговоров ходило много и на этот раз, думаю, не без оснований.

Говоря о Джанис, она деликатно избегала называть ее имя.

– Дело в том, что особа, о которой идет речь, проявляла благосклонность не только к Калавичу, не менее щедра она была и с Джеймсом Мораном. Она сделала их деловыми партнерами, но потом из-за нее между ними произошла ссора, причем на глазах у многих людей. А когда мистер Моран уехал отсюда, твоя бывшая жена поехала вместе с ним. Адрес, который она мне оставила для пересылки ее корреспонденции, тот же, что оставил Моран: Новый Орлеан, отель на Ройал-стрит.

Кейд почувствовал, что постарел на сто лет. Вот награда за его любовь и преданность! Он не заслужил такого подлого предательства, в этом была большая несправедливость.

Он тяжело поднялся.

– Что ж, спасибо... большое спасибо!

Открывая перед ним дверь, мисс Спенс окинула его встревоженным взглядом:

– Мне казалось, что тебе следует все это знать. Но теперь я в этом, пожалуй, не уверена.

Кейд покачал головой и снова повторил:

– Спасибо, большое спасибо, мисс Спенс.

Мими ждала его снаружи. Нижняя губа ее по-прежнему была обиженно выпячена. Темные острые соски просвечивали сквозь тонкую ткань рубашки. Один взгляд на Мими приводил его в волнение. Он уже жалел о своей решимости вести себя с ней по-рыцарски, жалел, что не взял ее ночью. Пусть даже силой.

Несмотря на внешнюю скромность, Мими, возможно, этого и ждала от него. Женщинам нравятся нахалы. Подонки без стыда и совести. И книги, и жизнь говорят об этом. Примеров сколько угодно. Чем беспардоннее ведет себя мерзавец с женщинами, тем большим пользуется у них успехом.

Взять того же Морана.

Однако стать в одночасье другим нельзя, каким родился, таким и умрешь.

Кейд хотел перейти улицу, как вдруг чья-то рука коснулась его плеча. Он резко обернулся.

Перед ним стоял улыбающийся Сквид, тусклые глаза его светились надеждой, пискливый голос выражал радость, непропорционально маленькая голова качалась, как у будды.

– Ты не собираешься уезжать, как тебе приказал Джо? В полдень будешь еще на своей лодке?

Его пальцы поглаживали плечо Кейда.

– Не уезжай! Пожалуйста, не уезжай!

Кейда передернуло, как будто к нему прикоснулась змея. Он сбросил руку Сквида со своего плеча и пошел через улицу. Но его била дрожь, по телу пробегали мурашки.


4. Стеклянная стена | Избранные детективные романы. Компиляция. Книги 1-24, Романы 1-27 | 6. Труп на вельботе