home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 8

Стоявшие в окнах вооруженные люди вбежали в комнату, их место заняли другие — тоже с ружьями в руках.

— Келси прав, — выкрикнул один. — Чего мы ждем? Старина Мэтт был хороший человек.

— И безобидный. Он не обидел бы и мухи.

Другие голоса включались в общий нарастающий гул.

— Да, он выпивал, но это его дело.

— Ни у кого не было причин его убивать.

— Ему размозжили голову его собственной тростью, а потом застрелили его собаку.

— Чтобы ублажить дорогостоящую городскую девку.

Сердитые выкрики становились все громче.

— Давайте "веревку, — закричал кто-то.

Снаружи во дворе пьяный толстяк из багажного отделения подхватил:

— Давайте; веревку! Давайте веревку! Сейчас линчуем этого грязного ублюдка!

Феррон посмотрел на шерифа. Тот был явно напуган, конечно, сейчас старику хотелось находиться совсем в другом месте, где угодно, только не здесь.

— Постойте, ребята, — произнес он не слишком убедительно. — Ведь нет доказательств, что этот человек убил Мэтта. Единственное, что мы действительно знаем, старик мертв.

— Но он же умер не от сердечного приступа.

В комнату набилось еще больше людей. Джо Бемис — арендатор, который первым прибыл сюда, запальчиво сказал:

— В газете на этой неделе правильно написано; что все эти — выступающие в аттракционах — грязный сброд. Они скоры и на драку и на убийство. У них нет никакого уважения к закону и к порядочным людям. Я первый приехал. Как Минни услыхала разговор Марвы с Сарой по коллективной линии, так я схватил ружье и сразу сюда. Вошел в дом, смотрю: оба такие смиренные, но я-то сразу понял: они тут наделали дел. Посмотрите на Феррона, весь перепачкан и что-то красное на нем, ну не вишневый же это пирог.

— Он убил: точно, — сказал другой человек.

— Разбил голову Мэтту его собственной тростью.

— Чтобы ублажить Марву. Она просто не могла и подумать, чтобы все эти деньги, о которых сказано в завещании, уплыли от нее.

На дворе Келси продолжал орать:

— Давайте веревку! Давайте веревку! Давайте веревку!

Шериф Филлмор снова сделал попытку уговорить людей:

— Послушайте, ребята…

Феррон почувствовал, как Марва дрожит в его руках. Он посмотрел поверх ее головы на шерифа Филлмора, затем на его помощника. Тэйер только улыбался.

— Боишься, парень? — спросил он.

— Да, — признался Феррон, — боюсь. Вы бы лучше остановили их, пока они совсем не вышли из-под контроля.

— Ты признаешься, что убил старика?

— Нет.

— Ты даже не видел его?

— Нет.

— Ты всего лишь привез Марву домой?

— Совершенно верно.

— И даже не поднимался наверх в ее комнату?

— Нет.

Тэйер полез в свой задний карман и вытащил комок шёлковой ткани.

— Тогда скажи мне, почему я нашел ее трусы и бюстгальтер — на полу спальни вместе с чулками, юбкой и блузкой? Быстренько раздел!

— Осторожнее выражайся, Хи, — потребовал старый Оппенхайм. — Не забывай, здесь присутствует Ханна.

Рыжая девушка смотрела на лоскутки шелка, которыми размахивал Тэйер.'

— Конечно, — протянула она. — Это можно и вообще не носить.

Марва подняла голову с груди Феррона. Ее сухие глаза горели огнем. Они, казалось, на десять лет старше, чем ее лицо.

— Не суйся в это дело, Ханна. Что я ношу или не ношу из нижнего белья — никого не касается, это мое дело. А вы все — шайка грязных мужланов из маленького городка. Кто из вас бросил в меня помидор днем? Поэтому пришлось подняться наверх и сменить платье. Заодно я наскоро обтерлась губкой. И Эд вовсе не убивал дядю Мэтта. Мы рассказали все, как было. — Она обвела глазами сумрачные лица окружавших людей. — Весь этот разговор о линчевании — сущее безумие. Расходитесь по домам и займитесь своими делами. Здесь в толпе нет ни одного смелого человека, все ждете команды мистера Оппенхайма. Я уверена, мистер Оппенхайм не захочет, чтобы коллеги — банкиры в Новом Орлеане и Батон-Руж узнали о его участии в суде Линча. По закону линчевание — это убийство. И говоря «закон» — я не имею в виду шерифа Филлмора или Хи Тэйера. Филлмор — беспомощный старик, живущий прошлым. А Хи возненавидел меня с тех пор, как я отказалась пойти с ним в кусты во время пикника Американского легиона, где я между прочим пела бесплатно.

Это была другая Марва, не беспомощная и слабая, а сильная и способная постоять за себя. Такая она еще больше нравилась Феррону. Люди в комнате перестали шуметь и молча смотрели на нее.

Марва продолжала:

— Я предложила бы шерифу Филлмору и Хи начать поиски человека, который убил дядю Мэтта и стрелял в меня и Эда. Ведь мы видели ястребов еще с железнодорожной платформы. Значит, дядя Мэтт был уже мертв, по крайней мере, за два часа до нашего сюда приезда.

Марва попросила у Эда сигарету. Он ощупал пустой карман рубашки и развел руками.

Тэйер предложил ей свои.

— Нет уж, — сказала Марва. — Ничего от тебя не нужно, включая тебя самого, даже если бы ты был единственным мужчиной на земле. — Она вглядывалась в лица людей в комнате. — А теперь, пока вы не сошли с ума, объясните же мне кое-что. — Марва выбрала круглолицего человека, который делал заметки на конверте. — Вот вы, мистер Робертс.

— Что объяснить? — спросил Робертс.

— Почему все здесь накинулись на меня? Почему Хи говорил обо мне так? Почему девушку, поющую в вечернем клубе, автоматически считают девицей легкого поведения?..

Издатель газеты «Бэй-Байу Пикайун» прочистил горло. И поскольку он не сразу начал, Марва добавила:

— А может, все это из-за сплетен четырехлетней давности. — Она посмотрела на молодого Оппенхайма. — Кто-то распространил тогда грязный слух о том, что я беременна от Джила, так это вранье. Я его даже близко не подпустила, хотя я не знаю, что наплел сам Джил. — Она переключила свое внимание на старого Оппенхайма. — Но его отец поверил слухам, всячески поносил меня повсюду. Тогда я решила использовать это и взяла с него деньги, чтобы уехать отсюда. А теперь я думаю, что лучше бы мне вообще не возвращаться. — Она вновь посмотрела на круглолицего человека. — Итак, мистер Робертс, я задала вам вопрос и жду ответа.

Робертс произнес вкрадчивым тоном:

— Полагаю, Марва, вы поступаете не правильно, нападая на тех, кто, возможно, хотел бы помочь вам. Я не претендую на роль судьи по делам о морали кого бы то ни было. Даже происшествие, о котором вы говорите, я не прокомментировал в передовице.

Марва массировала виски кончиками пальцев.

— Какое происшествие? Мой давний мнимый роман с Джилом? Да, если каждую местную девушку, которая побывала в кустах с молодым человеком, или отдалась мужчине до венчания, отлучать от церкви на другой день, то в хоре не набралось бы достаточного количества женщин, чтобы петь псалмы.

— Стыдись, Марва! — возмутилась Ханна.

— Я не говорил об этом, — сказал Робере. — Я только опубликовал фотографию и подпись под ней непосредственно в том виде, в каком поставила нам почта.

— Какую фотографию?

— Ту, что связана с вашими недавними затруднениями в Нью- Йорке. — Редактор газеты «Пикайун» раскрыл свой кейс и вынул оттуда глянцевую профессионально выполненную фотографию размером 8x10. — И после того, как вы опозорили родной город во всех газетах страны, едва ли вы имеете право требовать-от земляков уважения.

Марва взяла у него из рук фотографию.

Хи Тэйер прикурил сигарету и выдохнул дым в сторону.

— А теперь, пока Марва будет восхищаться своим портретом, поговорим о тебе, Феррон. Ты клянешься, что не поднимался наверх с ней?

— Клянусь.

— Тогда почему твой пиджак нашли в ее комнате?

Феррон совсем забыл о своем пиджаке.

— Когда мы искали *в саду ее дядю, нас буквально сжирали комары. И я накинул Марве на плечи свой пиджак. Потом она пошла наверх, за второй лампой, первая-то от пули разлетелась. Тогда, вероятно, и оставила его в комнате.

— Полагаешь, что я поверю тебе?

— Это правда.;

• — Она не предлагала себя за то, что ты убьешь ее дядю?

— Нет.

— Ты не видел никогда пропавшие восемнадцать тысяч долларов?

— Нет; -

Тэйер затянулся сигаретой.

— Будь уверен, мы все тщательно расследуем. Служители правосудия в маленьких городах совсем не так глупы, как ты думаешь. Мы не такие простаки. Я сам отлично владею лабораторными методами и техникой снятия отпечатков пальцев. У нас есть небольшая, но хорошо оборудованная лаборатория. Если пятна на твоем пиджаке окажутся той же группы, что и кровь Мэтта Миллера, и еще обнаружим отпечатки твоих пальцев на его трости и на жестяной шкатулке, поверь мне, ты спекся.

Феррон почувствовал невероятную слабость: он же вытирал руки о пиджак после того, как трогал окровавленную трость. Отпечатки его пальцев остались, конечно, и на трости, и на жестяной шкатулке.

— Но послушайте, — начал он. — Марва вам расскажет…

Тэйер резко оборвал:

— Не надо ничего мне рассказывать.

Марва рассматривала фотографию, и вдруг Феррон увидел, как кровь отхлынула от ее лица и оно стало неестественно белым. Скулы выступили еще сильнее, а щеки совершенно провалились.

— Что это такое? — спросила она Робертса. — Фальшивка?

— Ассошиэйтед Пресс не рассылает фальшивок, — ответил тот.

— Но этого ничего не было. Я не… я не стала бы. Во всяком случае за деньги. Ни за какие деньги.

— Я полагаю, — сказал старый Оппенхайм, — кольца на руках вы заработали только пением?

Марва открыла было рот, хотела что-то сказать, но не произнесла ни слова.

Феррон взял у нее фотографию. На снимке Марва была в расшитом блестками вечернем платье с глубоким декольте, обнажающем верхнюю часть грудей. Под фотографией подпись гласила:

Признания девушки для развлечений. Марва Миллер — очаровательная служащая ночного клуба, а в настоящее время исполнительница песен в клубе «Метро», уроженка города Бэй-Байу, штат Луизиана. Сегодня утром суд магистратуры признал, что она с компанией ей подобных девиц обслуживала богатых приезжих гостей по ставкам, достигшим пятисот долларов за ночь.

— Но это же неправда, — повторила Марва, — ничего подобного не было.

Феррон посмотрел подпись. Там значилось: «Ассошиэйтед Пресс. Передано по телетайпу». Эд почувствовал, как внутри у него похолодело. Словно небольшой воздушный шар наполнялся холодным воздухом. Местный издатель прав: агентство Ассошиэйтед Пресс не рассылает фальшивых релизов, там всегда очень тщательно проверяют все факты. Если подпись под фотографией не соответствует действительности, Марва должна предъявить им иск на миллион долларов. Воздушный шарик у него в желудке продолжал раздуваться. Все сомнения вновь вернулись к нему. Каким же дураком он был?

Феррон вернул фотографию Марве.

Во дворе Келси продолжал пьяным голосом: ’

— Давайте веревку! Давайте веревку! Давайте веревку!

Бемис взглянул на фотографию в руках Марвы.

— Я не знаю, но этот пьяница дело говорит. Хи тут слишком много рассуждает об отпечатках пальцев и другой дребедени. Упустим время. А когда адвокат Феррона и Марвы примется за дело, все запутает, тогда, конечно, им удастся выйти сухими из воды. Считаю: мы должны повесить парня. Или, в крайнем случае, раздеть их и вывалять в дегте и перьях.

Эта мысль понравилась толпе.

Стоявший рядом с Бемисом человек, глядя на Марву, с шумом глубоко задышал.

— Давайте, ей-богу, проучим как следует. Разденем обоих догола, вываляем в дегте и в перьях.

Тэйер отстранился от стола, на который он опирался, и резко сказал:

— Ну, прекратите это, ребята! — Здесь не будет ни линчевания, ни дегтя, ни перьев, — и добавил умиротворяюще: — пока нет достаточных свидетельств даже для того, чтобы арестовать Марву и Феррона.

— Видите, что я говорил? — разозлился Бемис.

Стоявший рядом с ним фермер попытался схватить Марву за руку. Феррон оттолкнул его.

— Остановите их, Хи, — проблеял шериф. — У нас никогда еще не линчевали, по крайней мере, белых — за все годы моей службы. И я не хочу, чтобы замарали мою репутацию.

— Хи, вы поняли шерифа? — холодно спросил Оппенхайм. — Пока это дурачье не вышло полностью из-под контроля, остановите их. Нельзя допустить насилия.

В это время возле французских окон, выходящих на галерею, произошло какое-то движение.

— Действительно так? — послышался голос Дока Хэнли.

Маленький доктор с морщинистым лицом, а за ним Балл Горэм, полдюжины наспех вооружившихся зазывал, киоскеров и других людей с аттракционов, протолкались через толпу и встали в середину круга.

— Ты в порядке, Эд? — спросил Док.

— Да, разумеется. Все хорошо, — соврал Феррон.

— Мы узнали: здесь происходит что-то неладное, как будто собираются устроить суд Линча. Так что мы решили подъехать и посмотреть. — Яркие глаза Дока сверкнули, оглядывая толпу. Он вынул пару бронзовых кастетов из кармана пиджака и надел на руки. — Ну что же, ребята, давайте начнем наши танцы?

Стоящие сзади нажимали, а стоящие впереди отшатнулись.

— Осторожно! — воскликнул Бемис, — у них есть ружья!

— Убирайтесь отсюда все! — приказал Тэйер. — Я требую! Жители Бэй-Байу, отправляйтесь по домам. Не будет никакого линчевания и никаких драк. — Он взглянул на Феррона. — А ты забирай своих хулиганов, и быстро выметайтесь на площадку аттракционов. Но не пытайся удрать из города. Как только назначим время судебного разбирательства, я проведаю тебя.

— Я буду на площадке, — успокоил его'Феррон.

Марва не отрывала от Эда взгляда с того момента, как он вернул ей фотографию.

— Ты же не веришь этому, Эд, правда? Ты же знаешь, я не стала бы делать такое. Ни зажакие деньги.

Феррон посмотрел на ее кольца, ничего не ответил, а вышел через одно из французских окон в галерею.

— Давай поедем на моей машине, — предложил Хэнли. — Твоя немного повреждена. Кто-нибудь из наших ребят позже вернется за ней.

— Как скажешь, — согласился Феррон.

Они ехали молча, по темным окраинам, затем по пустынной деловой улице города. Док не задавал никаких вопросов. На площадке по- прежнему толпилось довольно много народа. Аттракционы, зрелища, игры работали неплохо. Рулетки крутились на полную мощность.

Поставив машину, Док сказал:

— Я решил воспользоваться моментом и запустил рулетку. Ребята из мастерских тратят деньги, и мы уже хорошо постригли их, так что прибыль будет. Если у нас выпадет еще несколько хороших дней на следующей неделе, мы справимся, и, пожалуй, ты сможешь даже послать немного денег в банк.

— Прекрасно, — отозвался Феррон и поблагодарил: — Спасибо, ребята!

Балл Горэм пожал'плечами:

— Не за что, Эд.

Все вернулись к своим делам: шеф павильонов принялся укреплять их, заметив грозовые облака; зазывалы влезли на платформы, торговцы открыли киоски.

Хэнли прошел с Ферроном до центральной дорожки и остановился перед палаткой гадальщиц.

— Ну, что же все>-таки случилось?

Феррон с трудом проговорил:

— Дядя мисс Миллер убит.

— Это я понял. Но почему они обвиняют именно тебя?

— Я оказался под рукой. Кроме того, пропали восемнадцать тысяч долларов.

— Откуда они исчезли?

— Из жестяной шкатулки на кухонном столе.

— У старика было так много денег?

— По-видимому, да.

— Наличными?

— Купюрами старого образца большого размера.

— И он держал их в жестяной шкатулке?

— Да.

Мадам Зара стояла у входа в палатку. Хэнли сдвинул на затылок шляпу и посмотрел на свою жену.

— Вот тебе твой чертов хрустальный шар.

Феррон никогда еще не чувствовал себя таким усталым. У него подгибались колени, и он еле доплелся до трейлера, служившего ему и конторой и жильем. Недавно поступившая к ним маленькая блондинка только что закончила свои выступления на канате и курила, сидя на крылечке трейлера. Увидев Феррона, она встала, расшитый блестками сценический костюм распахнулся, и мигающие огни вра- _ щающейся карусели на мгновенье осветили ее белое тело.

— Здравствуйте, мистер Феррон!

Феррон смотрел на нее некоторое время, затем шагнул внутрь трейлера и, закрыв дверь, свалился на кушетку.

Стены трейлера лишь частично изолировали от внешнего шума. Эд слышал звуки органчика карусели, бесконечный скрип чертова колеса, крики зазывал и продавцов сластей и бутербродов с сосисками. Время от времени раздавались взрывы хохота. Иногда слышался визг девушки, катающейся на карусели, когда она стремительно падала вниз и, в нарушение всех законов земного тяготения, парила в воздухе, задыхаясь и трепеща от восторга.

Феррон вспомнил, как Марва спросила его: «Ты ведь не веришь этому, Эд, правда? Ты же знаешь, я никогда бы не сделала такое. Ни за какие деньги».

Великолепные бриллианты сверкали на ее пальцах… Сорок мужчин по пятьсот долларов за ночь, двести мужчин по сто долларов, четыреста мужчин по пятьдесят, восемьсот по двадцать пять, две тысячи мужчин по десять долларов за раз…

Странные фигуры ползали по стене и потолку трейлера, как любопытные тараканы в грязной кухонной палатке. Феррон поднялся и попытался открыть бутылку рома, но не смог сорвать пластиковую пробку: руки тряслись мелкой дрожью. Он оставил в покое бутылку и снова лег на кушетку и принялся пускать кольца дыма в потолок.

Женщины.

Чего они хотят от мужчин?

Много ли ожидают?


Глава 7 | Избранные детективные романы. Компиляция. Книги 1-24, Романы 1-27 | Глава 9