home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 16

Угроза жизни полицейских. В 1965 году в одном случае из десяти служащие полиции подвергались нападениям во время исполнения своих обязанностей. Подобная ситуация особенно характерна для южных штатов, в Новой Англии положение более спокойное. Из 118 арестованных за убийство 113 полицейских 21 получили смертный приговор, 41 приговорены к пожизненному заключению, 24 — к отбыванию более коротких сроков, 4 отправлены в заведения для душевнобольных. Кроме названного числа арестованных, 19 были убиты полицейскими при исполнении служебных обязанностей, а пятеро покончили жизнь самоубийством.

Из криминальной статистики

Шесть дней в неделю лейтенант Хэнсон завтракал, сидя в одной из отдельных кабинок или на табурете перед стойкой в кафе-баре, находящемся в квартале от полицейского участка.

Несмотря на то что спал он сегодня меньше двух часов, ему не было причины изменять обычный распорядок дня. Ровно в семь тридцать утра, зевая, но свежевыбритый и в лучшем светлом летнем костюме и ярко-голубом шелковом галстуке, которые он обычно надевал для выхода в общество, он вошел в зал кафе, уселся на табуретку перед стойкой и заказал свой обычный завтрак.

Яичницу из четырех яиц. Двойную порцию ветчины. Двойную порцию мясной запеканки с картофелем. Четыре тоста.

Кофе. И четыре пончика, чтобы умерить аппетит в ожидании, пока подадут заказ.

Макая пончик в кофе, который поставила перед ним на стойку восхищенная девушка, он просматривал утреннюю газету, оставленную тем, кто занимал табурет до него.

— Тяжелая выдалась ночка, лейтенант? — спросила официантка.

— Бывает и хуже, — ответил ей Хэнсон.

Первый выпуск утренней газеты был подписан за несколько часов до того, как он лег спать. В нем не слишком много нового сообщалось о происшествии в квартире 303 предназначенного под снос дома. Детектив по справедливости отдал должное редактору и репортеру, давшему репортаж с места событий. Все то, что произошло вчера днем, излагалось без отрыва от фактов и без упоминания имени мисс Дейли.

Придерживаясь неписаного закона о том, что жертву сексуального оскорбления следует по возможности оберегать от ненужной гласности, несмотря на то, что на передней полосе газеты были напечатаны фотографии Терри Джоунс и ее отца, фотографии мисс Дейли не было. В этом раннем выпуске школьную учительницу называли «жиличкой из соседней квартиры» и «очень привлекательной двадцатишестилетней сотрудницей чикагского совета по вопросам образования».

Хэнсон просматривал репортаж в две колонки, расположенный слева на первой полосе. По словам репортера, четверо несовершеннолетних ребят: Гарри Дэвис, Франклин Делано Хан, Джерри (Джо-Джо) Мейсон и Солли Уэббер," все студенты третьего курса технического колледжа — заявили, что встретили мисс Терри Джоунс на пляже и каким-то образом заполучили ключи от ее квартиры.

Проведя утро Дня поминовения за распиванием незаконно купленного пива и виски и под воздействием неустановленного количества амфетамина, известного под названием бензедрин, приблизительно в шестнадцать пятнадцать они, воспользовавшись ключами, вошли в шикарную квартиру в предназначенном под снос здании в Ближнем Норд-Сайде, где, по словам репортера, за время отсутствия жильцов нанесли значительный ущерб Дорогой мебели.

Но на этом их приключения не закончились. Приблизительно в то же время, услышав незнакомые голоса в квартире и забеспокоившись о юной соседке, жиличка из примыкавшей квартиры, очень привлекательная двадцатишестилетняя сотрудница чикагского совета по вопросам образования, вошла в квартиру мисс Джоунс через незапертый черный ход. Полицейским хирургом, который осматривал молодую женщину, было установлено, что она подверглась побоям и сексуальным домогательствам четверых подростков неустановленное количество раз. Они насиловали ее в течение двух часов, прежде чем четверо мужчин, живущих в том же доме и случайно оказавшихся в праздничный день дома, услышали крики о помощи и вышибли запертую на засов и цепочку дверь квартиры.

Имена четверых мужчин в статье приводились. Майкл Адамовский — практикующий адвокат, заслуживший себе непревзойденную репутацию в левоцентристских кругах; Родольфо Гарсия, чрезвычайно состоятельный кубинский бизнесмен и владелец сахарной плантации и мельницы до наступления теперешнего режима; Лео Роджерс — некогда писатель, а в данное время литературный агент, имеющий офис на «Петле».

Четвертый мужчина, мистер Роланд (Фрэнчи) Ла Тур, раньше работал на ярмарках и в цирке.

Вскоре после шести часов вечера и за несколько минут до прибытия отряда полицейских под руководством лейтенанта Элайджи Хэнсона четверо мужчин взломали дверь в квартиру, которую несовершеннолетняя мисс Джоунс занимала со своим отцом-евангелистом, когда тот бывал в Чикаго. Далее сообщалось, что один из мужчин, мистер Роланд (Фрэнчи) Ла Тур, придя в ярость от увиденного в спальне, сделал четыре выстрела из пистолета 45-го калибра. Две пули попали в цель и серьезно ранили одного из подростков.

Раненый несовершеннолетний Франклин Делано Хан в данный момент находится в критическом состоянии в тюремном отделении окружного госпиталя, а мистер Ла Тур, обвиняемый в предумышленном убийстве, задержан полицией до завершения полного расследования инцидента. Также госпитализированы жертва предполагаемого изнасилования и мистер Лео Роджерс, серьезно раненный финкой с выдвижным лезвием, которой почему-то не заметил офицер, обыскивавший провинившихся подростков.

Хэнсон перечитал последний абзац. Для Бротца это означает служебное расследование, а ведь ему осталось меньше двух месяцев до пенсии. Он не винил Германа за то, что тот не заметил ножа, когда обыскивал мерзавцев.

В суматохе, последовавшей после их прибытия, когда мисс Дейли рыдала в соседней комнате, негодяй Хан, заливая кровью всю ванную, плакал и звал маму, четверо мужчин-жильцов и их двое жен пытались говорить одновременно, а трое парней, едва стоявших на ногах, бубнили о том, как они сожалеют о содеянном, и умоляли простить их. В такой обстановке могло случиться все, что угодно. К несчастью, оно и случилось.

Прежде чем кто-то, за исключением толстого литературного агента, понял, что происходит, внезапно пришедший в ужас от того, что ему придется расплачиваться за свои поступки, мерзавец, которого остальные называли Джо-Джо, выхватил финку и наверняка всадил бы ее в спину Бротца в отчаянной попытке удрать, если бы у мистера Роджерса не хватило храбрости встать между ними и принять пятидюймовое лезвие в собственный живот, когда он хватал и обезвреживал обезумевшего от наркотиков юнца.

Бротц никогда еще не был так близко от смерти. Хэнсон вытащил из нагрудного кармана носовой платок и вытер пот, выступивший на лице. Этот случай может означать служебное разбирательство и для него самого. Подобное недопустимо, а он как командир за все несет ответственность.

— Ваш кофе слишком горячий, лейтенант? — спросила официантка.

Хэнсон опять вернулся к изучению газеты:

— Нет. Кофе отличный.

Официантка была смертельно любопытной.

— Все было действительно так, как говорится в газете, лейтенант? Неужели мальчишки отделывали ее целых два часа?

— Здесь так написано, — ответил Хэнсон.

И принялся читать дальше. В интервью, взятом в госпитале у родителей раненого подростка, как миссис, так и мистер Хан, начальник какой-то фирмы, особо настаивали на том, что произошла трагическая ошибка. Репортер цитировал высказывание матери:

"Фрэнки — хороший мальчик. Возможно, слегка неугомонный. Но он никогда прежде не попадал ни в какие истории.

И жестокий старик не имел никакого права стрелять в него.

Я ничего не знаю о молодой особе, которая замешана в этом деле. И знать не хочу. Но сомневаюсь, что она из нашего круга. А что касается интимных отношений, можете быть уверены, инициатива исходила от нее. Фрэнки всегда был идеальным маленьким джентльменом в отношении девушек и дам.

И очень сочувственно относился к проблемам обездоленных.

Всего несколько месяцев назад он воспользовался двухнедельным отпуском в колледже и поехал на Юг, чтобы участвовать в одном из маршей за права человека".

«Как глубоко вы заблуждаетесь!» — подумал Хэнсон. Он слышал совершенно другой рассказ от одного из парней до того, как их увезли полицейские, работающие с малолетними преступниками. Он пытался узнать, почему раненый парень носил бороду, когда миссис Мейсон в первый раз увидела его, и был чисто выбрит, когда они обнаружили его лежащим на полу в ванной.

Гарри Дэвис рассказал ему следующее:

— Фрэнки отрастил бороду, чтобы поехать на Юг. Понимаете? У нас в школе все говорят, что нужно лишь отпустить бороду и прошагать несколько миль с демонстрантами в одном из их маршей за свободу, и тебе выдадут десять долларов в день, и ты сможешь поиметь любую девчонку, какую только захочешь, белую или цветную, и столько раз, сколько тебе вздумается на нее залезть.

— Неужели Фрэнки так повезло?

— Во всяком случае, он рассказал нам, когда вернулся, что переспал с двумя черными пятнадцатилетними сестренками и хорошенькой мулаткой, которая преподает в колледже.

— Тогда почему же он сбрил бороду в ванной у мисс Джоунс?

Ответ был столь же чистосердечным:

— Потому что Фрэнки думал, что борода щекотала Терри, когда он старался развлечь ее на пляже, и что именно поэтому она вырвалась от него и убежала.

— Ты хочешь сказать, что мисс Джоунс добровольно вступила с ним в интимные отношения?

— Ну, не совсем. Не то чтобы добровольно. Нам пришлось припугнуть ее. Сказали, что поколотим. Она ревмя ревела, когда мы оставили ее с Фрэнки на одеяле.

Фрэнки — образец добродетели. Фрэнки — идеальный маленький джентльмен в отношении девушек и дам. Фрэнки — мужественный защитник униженных и оскорбленных.

Когда официантка поставила перед ним завтрак, Хэнсон принялся за него с удовольствием, но продолжал просматривать репортерский отчет о происшествии, чтобы убедиться, что не пропустил ничего, что имело бы отношение к расследованию или его выступлению в суде перед Большим жюри присяжных, если департамент сочтет четырех парней взрослыми и предъявит им обвинение в групповом Изнасиловании. А если мистер Роджерс умрет, то и в убийстве.

Его интересовало только два момента, о которых он ничего не знал. Первый: полиция прилагала все усилия, чтобы отыскать мисс Джоунс, дабы узнать степень ее причастности к делу. Второй: кто такая та женщина, что вызвала полицию.

В статье говорилось, что миссис Ламар Мейсон, в девичестве Лу Чандлер из Хэррина, штат Иллинойс, — вдова выдающегося мошенника по кличке Абракадабра и представительница женской когорты в банде покойных Диона О'Баниона и Хайме Вайса, а также пользующаяся дурной славой содержательница борделя времен «сухого закона», которая одно время имела собственный роскошный публичный дом в том самом здании, в котором в данный момент снимает квартиру.

Заинтригованный, Хэнсон посмотрел, нет ли фотографии миссис Мейсон времен молодости на второй странице. Фотографии в этом выпуске не было, возможно, поместят в следующем.

Однако, судя по тому, как миссис Мейсон сохранилась, она наверняка была красавицей. Хэнсона позабавила пришедшая ему на ум мысль, что в следующий раз, когда какой-нибудь его родственник из Миннесоты, жаждущий любовных похождений,.приедет в Чикаго, он сможет похвастать, что знаком по крайней мере с одной знаменитой проституткой. А ведь подобный образ жизни никоим образом не отразился на миссис Мейсон.

Наоборот, разговаривая с ней, Хэнсон был поражен ее интеллигентностью, умом и обликом настоящей леди.

Хэнсон подвинул кофейную чашку, чтобы ее наполнили в последний раз, и заказал черный кофе и две плюшки с собой.

Несмотря на то что он тогда был довольно рассержен, мисс Дейли оказалась права, во всяком случае, в одном. Об этом красноречиво свидетельствовало интервью с матерью Фрэнки.

В теперешнем обществе молодость сама по себе является почти неуязвимой защитой. Сколько раз он сам и его сослуживцы задерживали парней и писали на них рапорты длиной с руку по обвинениям, начиная от ограбления с применением холодного оружия, изнасилований с подтверждающими факт доказательствами до снятия автомобильных покрышек. Но к тому времени, когда назначенный судом психиатр и социальный работник заканчивали свое кропотливое копание, а слишком снисходительные судьи специального суда для несовершеннолетних преступников в конце концов проводили дело по всем инстанциям, в девяти случаях из десяти единственное, чего добивались производившие арест полицейские, — это тухлых яиц, брошенных им в лицо.

Когда официантка поставила перед ним пакет из оберточной бумаги с кофе и двумя плюшками, то, сочувственно подперев голову рукой, осведомилась:

— Вы завели себе подружку, а, лейтенант?

Хэнсон подсунул монету в полдоллара под блюдце:

— Похоже. Умные головы говорят, такое случается.

Официантка проследила, как он идет по проходу к кассе, потом выходит через дверь кафе и проходит мимо большой стеклянной витрины, и вздохнула:

— Вот это мужчина так мужчина! Если бы этот красавчик блондин, полицейский лейтенант, выбрал меня, я бы сделала все, что он хочет. Я даже не сопротивлялась бы.

— Успокойся, барышня, — сказала официантка, обслуживающая другую половину кафе. — С чего это ты решила, что будешь первой в очереди?

— Попроси, может, и уступлю.

— Полагаю, лейтенант заказал свои обычные четыре яйца и двойную порцию ветчины?

Девушка, которая обслуживала Хэнсона, кивнула, кладя в карман своего передника полудолларовую монетку и убирая пустые тарелки.

— С чего бы ему сегодня заказывать что-нибудь другое? Обычных мужиков тут полно. Как я прочитала в какой-то статье, сегодня это основная мировая проблема. Слишком много мужчин с одним яйцом и недостаточно с четырьмя.

Другая официантка, взвесив этот вопрос, философски заметила:

— Ну, если у него все соответствует внешним размерам, полагаю, тебе бы хватило и одного.


Глава 15 | Избранные детективные романы. Компиляция. Книги 1-24, Романы 1-27 | Глава 17