home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 9

Прошло уже двадцать шесть лет с тех пор, как Хенсон в последний раз был в Лоредо. Тогда он учился на третьем курсе университета и благодаря одному управляющему получил здесь работу на летнее время и смог потом заплатить за свою учебу.

Когда они минуют таможню, им останется точно тысяча триста тринадцать миль пути, чтобы затеряться в толпе Мехико. Тринадцать и тринадцать! Может быть, это счастливое число?

– Будем счастливы... – пробормотал он себе под нос.

– Ты уже бывал здесь? – поинтересовалась Ванда.

– С тех пор прошло много лет. Мне было приблизительно столько лет, сколько сейчас тебе. И я работал за городом на линии высоковольтной передачи.

Что больше всего удивляло Хенсона, это появление в городе множества новых отелей и мотелей. Он не помнил, видел ли эти мотели в Лоредо в свой первый приезд сюда. Тогда ему даже в голову не приходило, что город может так измениться.

В те дни он спал в хижине туземцев, а то и прямо на песке. Он заворачивался в одеяло, и над головой у него был звездный купол. Он улыбнулся при воспоминании о звездах, таких низких, что казалось, до них можно было дотронуться рукой...

Быть инженером. Тогда это было его целью. А потом ему оставались только мечты и контора – мозговой центр сотен производств. А теперь у него нет и конторы, сразу же вспомнил Хенсон. У него есть лишь несколько знакомых и прелестная девушка, любящая его неизвестно за что. Но этого достаточно, они справятся с ситуацией.

Он без труда нашел правление автомобильного клуба. Дежурный служащий был любезен и предупредителен, но по своему внешнему облику он чем-то напомнил Джека Хелла.

Заполняя туристическую карточку и документы на машину, служащий попытался заинтересовать Хенсона страховкой автомобиля, уверяя его, что американские обязательства ничего не стоят на территории Мексики.

Хенсон горько улыбнулся. Он не нуждался ни в какой страховке. Если полиция Чикаго обвинит его в убийстве Коннорса и Ольги, ему скорее потребуется страховка собственной жизни, чтобы Ванда могла воспитывать ребенка, в существовании которого уже нельзя было сомневаться.

– Нет, благодарю, – улыбнулся он служащему.

Тем не менее, он поменял пятьсот долларов на песо, считая, что ничто так не настораживает, как обмен банкнот в сто и пятьдесят долларов в Мексике.

Продолжая вежливую беседу, служащий осведомился:

– Это первый ваш визит в Мексику, миссис Бурдик?

– Да, – довольно улыбнулась Ванда.

– Страна вам, безусловно, понравится. Мексиканцы очень отличаются от нас, но это весьма гостеприимная нация.

Он посмотрел на соблазнительную фигурку девушки и прибавил, понизив голос:

– Могу я дать вам хороший совет, миссис?

– Конечно.

– На вашем месте во время вашего пребывания в Мексике я бы воздержался от шорт и обтягивающих фигуру брюк.

– Почему?

– Вас могут оскорбить или задеть. Как я вам уже сказал, мексиканцы очень гостеприимны и любезны, но кто-нибудь может позволить себе распространить свою любезность немножко дальше. А молодая девушка в шортах рассматривается как... ну, скажем, как женщина легкого поведения.

– Понимаю.

Хенсон положил в карман туристическую карточку и документы на машину, действующие в течение шести месяцев, и сказал:

– Спасибо за вашу любезность, или, как говорят наши братья по ту сторону границы, – «грациас».

– Вы говорите по-испански, сеньор?

– Бегло.

– Тогда у вас не будет никаких неприятностей! Доброго вам пути и удачи!

– Спасибо.

Хорошо зная нравы большинства приграничных городов, Хенсон тщательно запер все окна и дверцы машины во избежание риска потерять вещи, лежащие на заднем сиденье. Тут, у границы, обычно не брезгуют прихватить что-нибудь из проезжающей мимо машины и потом продать это за четверть цены другим туристам.

В машине полуденная жара была невыносима. Металл просто обжигал. Хенсон взглянул направо и налево вдоль улицы.

– Нам придется немного обождать, пока не спадет жара, – обратился он к Ванде. – А что если нам пропустить по стаканчику за удачу, не возражаешь?

– С удовольствием, – согласилась она. – Мы еще не проехали пограничный пост, а в моем желудке все время что-то сжимается и разжимается.

– Мой желудок ведет себя так с того дня, как я узнал о смерти Коннорса. И продолжает свое дело вот уже три недели. Удивляюсь, как это он не устал. Но факт налицо: он все время дает о себе знать.

Ванда сжала ему руку.

– Все будет хорошо, вот увидишь.

– Надеюсь. Если мы благополучно минуем границу, то можно надеяться, что все обошлось.

– Все будет о'кей, – успокоила его Ванда.

Хенсон остановил машину как раз напротив бара, так чтобы через окно можно было наблюдать за машиной. Они перешли улицу, вошли в бар с кондиционером и расположились возле окна.

К ним тут же подошла девушка.

– Для меня – очень холодного пива и побольше джина, – сказала Ванда.

– А мистеру?

– То же самое, но добавьте еще двойной «ронрико белый» с бутылкой «карта бланка».

– Это пиво, на мой взгляд, самое лучшее из всех. Я не знаю, сколько оно тут стоит, но там оно стоит гроши.

В первый раз после их бегства из Чикаго Ванда задала вопрос о деньгах.

– Нам хватит денег, чтобы доехать туда, куда нам нужно?

– Вполне, – уверил ее Хенсон. – Если мы не будем делать глупостей.

– А паспорта?

– Я воспользуюсь паспортом Бурдика, а тебе мы сможем купить паспорт у типов, возвращающихся из Мехико. Это обойдется примерно в тысячу долларов. Я хочу, чтобы у тебя был паспорт, в точности соответствующий твоим приметам. Город кишит людьми, которым запрещен въезд в Соединенные Штаты. Визы легко даются в любом направлении, кроме Соединенных Штатов.

– А почему ты не сказал мне этого раньше?

– Эта деталь казалась мне несущественной. Когда мы приедем в Мехико и у нас будут паспорта со всеми необходимыми визами, я думаю, мы сядем на самолет и улетим в какой-нибудь порт Центральной Америки. Оттуда доберемся до Касабланки, Танжера или Порт-Саида, а уж потом пересядем на другой самолет и отправимся в порт Амелия.

– Ты действительно так доверяешь Джонни Энглишу?

– Как самому себе.

– И он возьмет тебя на службу?

– Вот уже пятнадцать лет, как он перетягивает меня к себе.

– Это было бы замечательно!

– Это действительно замечательно!

Хенсон заметил, что их стаканы опустели. Он понимал, что их машина уже достаточно проветрилась, и они могли уже ехать, но заказал еще по порции спиртного, прекрасно сознавая, что затягивает этим отъезд.

– Мне больше не бери, – попросила Ванда. – С меня достаточно.

– Как хочешь.

– Ты боишься, Ларри?

Хенсон честно признался:

– Если бы я был на несколько лет моложе, я мог бы еще подождать чего-нибудь. Ну а теперь я не буду чувствовать себя спокойным, пока мы не доберемся до Мексики.

Ванда подняла свой стакан и чокнулась с Хенсоном, глядя ему прямо в глаза.

– За наш отъезд в Мексику, – ободряюще сказала она. – Ты был не слишком счастлив со своей женой, да?

– Я никогда не отдавал себе в этом отчета, но факт тот, что я был совершенно несчастен.

– А со мной?

– Ты знаешь сама.

Ванда притронулась к своему животу, который в скором времени должен будет округлиться.

– Да, я должна это знать. Но ты никогда не пожалеешь об этом, Ларри?

– Нет, – серьезно ответил Хенсон. – Даже если нас задержат на границе. Я провел самые счастливые в моей жизни три недели.

Ванда положила свою ладошку на руку Хенсона.

– Ты – моя любовь... Я тоже... никогда не была так счастлива.

– Даже будучи беременной от мужчины, с которым ты не состоишь в браке?

– Мне это безразлично, раз ребенок от тебя.

Девушка принесла счет и положила его на стол. Хенсон положил на него банкноту, которая с лихвой покрывала сумму счета. Он встал и, помогая Ванде выйти из-за стола, бодро сказал:

– В путь! Следующий этап – Монтери или даже Сюдад-Виктория. Это в трехстах милях.

– Да поможет нам Бог, – шепнула Ванда.

Они перешли улицу и подошли к своей машине. Металл и пластиковые сидения были еще очень горячи, но это было уже терпимо. Как только они поедут, станет прохладнее. Развив хорошую скорость, они смогут к ночи добраться до Сюдад-Виктории.

Он проехал по Гуаделуп-стрит и повернул направо на Кравент-авеню, чтобы подъехать к интернациональному мосту. Он убеждал себя, что смешно так волноваться. Переезд через границу – пустая формальность. Даже если его и искали, считая виновным в убийстве, то все равно пока что они ничем не рисковали. Пересаживаясь из автобуса в поезд, затем в старую машину, они так запутали следы, что полиция вряд ли успела их выследить.

С американской стороны мост был перегорожен полосатым черно-белым барьером. Служащий в форме таможенника или кто-то из иммиграционной службы сделал ему знак остановиться. Хенсон последовал его указаниям.

– Ваше имя? – спросил служащий.

– Мистер и миссис Бурдик, – ответил Хенсон, доставая из кармана документы и протягивая их таможеннику.

Тот качнул головой.

– Вашу туристическую карточку и документы на машину.

Хенсон протянул требуемые бумаги. Таможенник просмотрел их, увидел, что все в порядке, и вернул Хенсону.

– Вы, конечно, едете на время, чтобы проветриться?

– Да.

– Вы знаете, что ваша карточка и документы на машину действительны в течение шести месяцев?

– Знаю. Я прошел через контору А.А.А.

– У вас нет с собой американских сигарет или оружия?

– Нет.

Было очень жарко. Таможенник провел пальцем за воротничком и вытер пот.

– Вас не затруднит открыть багажник, мистер Бурдик?

– Конечно нет...

Неожиданно Хенсон замер, как парализованный, увидев человека, одетого, несмотря на жару, в плащ. Молодого человека с седеющими висками, выходящего из двери конторы и направляющегося к ним.

– Салют, Хенсон! – бросил лейтенант Эган. – Ну, как делишки?

Хенсон открыл рот, но не смог вымолвить ни слова. Ванда выскользнула из машины и приблизилась к Хенсону.

– Кто это? – спросила она.

– Лейтенант Эган, – промычал Хенсон, – из уголовной полиции Чикаго.

– А-а-а... – протянула она. – Понимаю. – Ванда печально вздохнула. – Но как вам удалось нас обнаружить? – обратилась она к лейтенанту. – Как вы догадались, что мы направляемся в Лоредо?

Лейтенант отдал дань жаре: он снял шляпу и вытер лоб платком, не вынимая из кармана плаща правой руки.

– Стадо слонов не оставило бы больше следов, чем вы. Вы забрали в одном из банков Чикаго свои сбережения, и нам осталось лишь проверить всех таксистов, чтобы выйти на того, который привез вас к Фламан-Роз в Калюме-Сити. Хотя вы и подкрасили волосы, он узнал вас по описанию...

Эган вновь снял шляпу.

– Там вы оба сели в автобус на Сан-Луи. Из Сан-Луи самолет доставил вас в форт Форч, а из форта другой автобус привез вас в Сан-Антонио, где вы приобрели «форд» 1952 года, серый кабриолет, и заплатили за него пятьсот девяносто два доллара. На имя Джима Бурдика. Документы на это имя, как обнаружилось, исчезли из сейфа. Об этом нам сообщил мистер Хелл. Зная все это, нам не трудно было выследить вас. И я стал поджидать вас здесь.

С трудом выговаривая слова – горло его перехватил спазм, – Хенсон спросил:

– В чем меня обвиняют?

Лейтенант опять сунул правую руку в карман плаща. Можно было подумать, что там ее обычное место.

– В трех вещах. Но меня больше всего интересует смерть Ольги Хенсон и Тома Коннорса. Хотелось бы верить вам, что вы уехали потому, что полюбили и захотели быть вместе. Но какая была необходимость убивать двух людей – дружка вашей Ванды и собственную жену? Почему вы просто не удрали, сменив имя? Почему вы не устроились на работу в Канзас-Сити или Лос-Анджелесе, чтобы продолжить там свою идиллию?

Хенсон с трудом выговорил:

– Это не я. Я не виновен, я не убивал ни Коннорса, ни Ольги.

– Наши эксперты не разделяют вашего мнения. А прокурор решил, что у него достаточно улик, чтобы выдать ордер на ваш арест и объявить розыск по всем штатам.

– Я не виновен, – повторил Хенсон.

– Эту позицию будет отстаивать на суде ваш адвокат. А пока что, – продолжал Эган, проведя левой рукой по губам, – скажите, где находятся деньги, которые вы взяли из сейфа?

Хенсон мгновенно ответил:

– В моем кармане.

Лейтенант Эган печально улыбнулся.

– Ладно. Я ведь всего лишь незначительный флик, но не думаете ли вы, что меня так легко надуть? Я понимаю, почему вы решились на это, – произнес он, любуясь свежестью и красотой Ванды. – Если бы я мог рассчитывать хоть на малейший успех у мисс Галь, я бы тоже рискнул попробовать. Вам достался королевский кусочек. Провести с ней три чудесных недели – завидую вам. Но не пытайтесь рассказать мне, что носите в кармане семьсот тысяч долларов.

Хенсон чуть не подпрыгнул от удивления.

– Семьсот тысяч долларов!

– Совершенно верно. – Эган опять потянул себя за воротник. – Но самое странное, что старый Хелл больше всего жалеет о потере несчастных двухсот тысяч долларов, которые лежали в портфеле, тоже находившемся в сейфе. Мне кажется, это касается наряда на строительство моста в Турции...


Глава 8 | Избранные детективные романы. Компиляция. Книги 1-24, Романы 1-27 | Глава 10