home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 17

Эванс был несказанно рад.

— Ну, что ты скажешь, Дэйв! Уж если я поймаю рыбку, то она остается у меня, черт меня побери!» — Он снова повернулся к Тельме. — Значит, ты вернулась. Что ж, возможно, я тебя и прощу.

— Спасибо, — скромно промолвила Тельма. Милред молнией вскочила с кресла.

— Нет, дело так не пойдет!

— Сядь! — строго произнес Эванс и, подумав, нерешительно добавил: — Сука…

Милред послушно села.

— Вынь эти орхидеи, Тельма, — буркнул Эванс. — Что еще за глупости!

Руками, еще дрожащими от слабости, Тельма вынула из отворота пиджака цветы и аккуратно, положила их на маленький столик.

— Прости, я не думала, что ты будешь иметь что-нибудь против. Они лежали в столовой на столе. Я… я просто, хотела быть красивой.

— Для человека, которого ты любишь, не так ли?

Из глаз Тельмы выкатилась одинокая слеза.

— Да.

Эванс провел своей мясистой рукой по напомаженным волосам.

— Смотри-ка, Дэйв! Достаточно мне кого-нибудь прихватить, как от меня уже не уйти.

У Брея такой уверенности не было.

— Только не думай, Харт, — продолжал Эванс, — что для тебя что-то изменилось. — И он сильно ударил его по лицу. — Ты покинешь этот дом в мешке для белья, только для тебя это будет безразлично: мы разрежем тебя на части.

— Я бы не очень спешил на твоем месте.

— Почему?

Джексон внимательно посмотрел на Тельму, затем его взгляд вернутся к толстяку.

— Ты не имеешь права рисковать, так как должен сперва узнать, где скрывается девчонка. Если ее схватит Мрк-Крини, то он сможет ее допросить, а об остальном он и сам догадается.

— О чем?

— О том, что касается Филмера Пирса.

— Пирс во Флориде.

— Ты в этом уверен?

— Еще как!

— Тебе напомнить, что, когда Эллис Виллер улетала во Флориду, у нее в чемодане был разрубленный труп, и она передала поручение твоим людям, чтобы кто-то говорил от имени Пирса с его здешними адвокатами? Точнее, чтобы кто-то выдавал себя за Пирса.

Эванс выпрямился и направился к Милред, которая все еще возлежала на подушках.

— Надеюсь, это не ты растрезвонила Харту?

Та мрачно посмотрела на Тельму.

— Конечно, нет! Но если бы я знала, что ты опять спутаешься с этой стервой… Смотри, Эванс…

Эванс ударил ее с такой силой, что она слетела с подушек.

— Заткнись, погань!

Тельма помогла Милред подняться и усадила ее на не очень надежно выглядевший стул в стиле рококо.

— Не плачь, девочка. Тебе надо привыкать к такому обращению. Если хочешь носить норковое манто, кое с чем надо и примириться. Я знаю, о чем говорю, потому что и сама носила недавно такое манто.

Рыжеволосая провела тыльной стороной ладони по носу.

— Я не плачу, — всхлипнула она. Эванс вновь повернулся к Джексону.

— Значит, ты утверждаешь, что я убил Пирса? Ну и что? Я в этом не виноват. Во всем виновата Тельма.

— Ври больше!

— Да, Пирс был от нее без ума и хотел на ней жениться. Я согласился уладить это дело за пятьдесят тысяч. Потом он пошел на попятную и захотел, чтобы ему вернули деньги.

— Из-за этого ты и повздорил с Пирсом и убил его.

— Это еще надо доказать, — с апломбом заявил Эванс. — А без твоей глупой девчонки никто не сможет этого доказать. Откуда мне было знать, что она забралась в мой кабинет. Когда я заметил ее с зайцем, меня чуть кандрашка не хватила.

— Ты слишком много говоришь, — предупредил его Дэйв.

Эванс пожал плечами.

— Харт уже никому ничего не скажет. Да, как я сказал, меня чуть не хватил удар. Ведь я не знал, что у Тельмы есть маленькая сестра.

— Да, вот здесь тебе и не повезло. Если бы она вовремя не спохватилась и не смылась вместе с Ольгой, то их ждала бы судьба Пирса. Надеяться им было не на кого, и она положилась на меня. В полицию ей идти было нельзя, потому что можно было нарваться на твоего человека, а она знала, что в таких случаях в последний момент свидетели могут исчезнуть. Вот она и решила выйти за меня замуж, чтобы иметь хоть какую-нибудь защиту. А чтобы наградить меня, решила составить страховку. Тельма догадывалась, что ты попытаешься ее убить, и хотела, чтобы часть денег досталась Ольге. И ты действительно пытался ее убить.

Эванс глядел на Тельму бесстыдным взглядом.

— Это было моей ошибкой, теперь я это понял. А сейчас мы помирились.

Джексон не обратил на его слова никакого внимания.

— Она знала и то, что я буду защищать Ольгу насколько смогу.

Эванс презрительно ухмыльнулся.

— Ну что за умник этот Харт! Разумеется, я убрал Пирса. Когда я понял, что не смогу возвратить деньги, мне их было просто жаль, а Тельму ему не видать, то это и случилось. Этот старикан обозвал меня грязным сутенером и пригрозил, что донесет на меня полиции. С его деньгами он мог бы добиться многого. — Эванс достал сигару н закурил. Ароматный дым сигары был дополнительным мучением для Джексона. — Значит, ты прибыл в Чикаго, чтобы пришить меня… Жаль, что тебе помешали другие дела. Ты же парень цепкий и нервы у тебя что надо. И ты смог бы это сделать. Кстати, как поживает Джерри?

— Он умер, — коротко ответил Джексон. — Убит.

Толстяк довольно рассмеялся.

— Да, и так случается… Я все сделал, чтобы пришить ему убийство. И если бы не ты, все было бы в порядке. Что ты, собственно, против меня имеешь? Ты же сам виноват в своей глупости, нечего разыгрывать благородство.

— Можешь балаболить все, что угодно, но тебе все равно не уйти от расплаты. Вспомни Ольгу!

— А иди ты со своей Ольгой! — отмахнулся Эванс и похлопал Тельму по заду жирной рукой. — Тельма снова со мной, а малышка будет говорить то, что ей внушит Тельма. А если и проболтается по глупости, то я скажу, что это детские выдумки, а Тельма это подтвердит.

Брей с облегчением вздохнул.

— Кажется, дело налаживается, — произнес он. — А что мы будем делать с Джексоном?

Эванс задумался.

— Прикончим и спустим вниз. Если топка поглотила Пирса, она не поперхнется и этим дерьмом. — Он говорил так спокойно, словно речь шла о забое скота. — Дай мне револьвер, Дэйв, я сам это сделаю.

Толстяк пошел было к Брею, но вдруг словно прирос к месту, так как Тельма неожиданно заявила:

— На твоем месте я бы не стала этого делать Флип.

— Что не стала бы делать?

— Попробуй только притронуться к Джексону. — Ее голос по-прежнему был тих, но звучал угрожающе.

Эванс взглянул на нее и побледнел. Тельма успела вытащить из своей сумочки револьвер. Она наделила его прямо на Эванса.

— Что все это значит? — прохрипел он.

В глазах Тельмы снова заблестели слезы.

— Я давно тебе говорила, что я, может быть, и не очень умная и не слишком и порядочная — я много наделала такого, за что мне придется стыдиться всю жизнь. Но еще девочкой я мечтала полюбить хорошего, честного парня, которым я могла бы гордиться. Когда медсестра в больнице сообщила мне, что у меня был Харт с девочкой и зайцем, я чуть не умерла от радости. Поэтому-то я и сбежала. Я захотела найти его и хоть чем-нибудь помочь. — Теперь все ее лицо было залито слезами. — И вообще, что удивительного, если девушка хочет соединиться с человеком, которого любит и который любит ее?

Эванс злобно зашипел.

— Сучка! — И решительно направился в ее сторону. — А я-то думал, что ты втрескалась в меня. Что это за дрянь? Давай, жми на курок! Стреляй в меня из своего игрушечного пистолета! Стерва!

Тельма была еще очень слаба и качалась, как былинка на ветру. Револьвер был слишком тяжел для ее слабой руки. Он медленно опускался.

— Осторожно, Флип, — предостерег Брей, — она сейчас упадет.

Эванс сделал еще шаг к Тельме. В этот момент рыжеволосая вскочила с дивана, подбежала к Тельме и обняла ее за плечи.

— Попробуй только до нее дотронуться! — злобно закричала она. — Теперь я тебя раскусила. — Милред сбросила с себя норковое манто. — Засунь этот мех себе в задницу! Ты решил, что все девчонки от тебя без ума. Да я сейчас лопну от смеха!

Оскорбленный в своем мужском тщеславии, Эванс побелел от гнева, Джексон быстро встал между ним и девушками.

— Ты тут еще суешься! — прорычал Эванс и собрался наброситься на Джексона, но с террасы раздался громкий голос:

— Не шевелись, Эванс! Полиция!

Толстяк даже не оглянулся.

— Знаю я твои штучки и уже устал от них. — Он протянул руку назад. — Давай револьвер, Дэйв, да поживее!

Дэйв ничего не ответил, и тогда толстяк обернулся. В тот же миг его руки машинально полезли вверх. Брей стоял, повернувшись лицом к стене, с поднятыми руками, и к его спине прижимал дуло пистолета сержант Калтсон. С террасы в студию вошли люди Мак-Крини во главе с ним самим. По их лицам было видно, что шутить они не собираются.

У Эванса подкосились колени, и он плюхнулся на диван.

— Достаточно давно, — довольно улыбнулся Мак-Крини. — С тех пор, как нас впустила сюда миссис Джексон. Ведь у нее имеется ключ. — Мак-Крини ухмыльнулся. — Вы обаятельный человек, Эванс, поэтому будете моей призовой лошадкой. За вас я получу новый «бьюик», повышение по службе и еще прибавку к жалованью — долларов триста в год.

— Выходит, вы все знали? Еще когда были в клубе? Это Джексон послал к вам Ольгу?

— Не буду отрицать. Это была удивительно удачная идея. Малышка мне ничего не хотела говорить, поскольку дала слово сестре. Но вы сами знаете, когда женщины собираются вместе, их языки начинают работать, как мельницы. И Ольга рассказала все моей семилетней дочери Бумми. Она рассказала, как злой толстяк и седой господин ругались друг с другом, а потом толстяк выстрелил в седого, тот упал, и лицо у него залилось кровью. Ну, а я все это случайно слышал.

— Свинья! — гаркнул Эванс и бросил затравленный взгляд на дверь студии.

— На вашем месте я бы не стал и пытаться, — заметил Мак-Крини. — Во-первых, мне доставит огромное удовольствие превратить вашу спину в решето, а во-вторых, весь дом оцеплен полицейскими и вокруг патрульные машины.

— Значит, все сработало? — спросил Джексон.

Лейтенант кивнул.

— Слушатели были немало удивлены, когда среди пения Лекса Хавенса, чей-то голос произнес: «Говорит Харт Джексон, разыскиваемый по обвинению в убийстве. Позвоните в ближайшее полицейское управление, да поскорее. Я стою перед микрофоном в клубе Вели, но долго тут не пробуду. Полиция должна приехать в студию Флипа Эванса».

Лицо Эванса побагровело.

— Черт бы тебя побрал, Харт! — прогнусавил он. — Я же за тобой следил. Ты даже не шевельнул губами.

Джексон удивленно посмотрел на него.

— Я ведь чревовещатель…

Толстяк в припадке необузданной ярости набросился с кулаками на Джексона. Он заработал ими, как отбойным молотком, но Джексон ответил ударом в челюсть и левой в брюхо. Один из копов хотел вмешаться, но лейтенант качнул головой.

— До сих пор всякий находил удовольствие в том, чтобы избивать Джексона. Пусть теперь он сам получит удовольствие.

Силы противников были примерно равны. Но Джексон знал, что на них смотрит Тельма, и его это воодушевляло. К тому же он клокотал от ненависти, а Эванс просто потерял голову от страха. В течение нескольких минут были слышны только удары, стоны и учащенное дыхание. Затем Джексон нанес Эвансу великолепный удар в солнечное сплетение, сбил его с ног, уселся на него верхом и принялся обрабатывать ненавистную жирную морду. Лицо Джексона исказилось от ярости.

В этот момент Мак-Крини прекратил поединок.

— Ну хватит, ребятки. Повеселились и будет. — Он сделал знак обоим людям, и они растащили противников. — Начало положено, а об остальном позаботимся мы. Благодарю за великолепное зрелище!

Джексон тяжело дышал, но тем не менее пытался вырваться и врезать Эвансу еще и еще раз, превратить это ненавистное лицо в свиную отбивную.

— Я пришел сюда, чтобы прикончить его!

— Так в чем же дело? Вы ведь достигли своей цели, — заявил лейтенант и тронул ногой стонущего на полу Эванса. — Он еще жив, но я уверен, что суд штата Иллинойс доведет дело до конца. У нас имеется его признание, застенографированное одним из полицейских. Есть множество свидетелей и Дэйв Брей, который скоро запоет лучше канарейки. — Тут Мак-Крини задумался. — Если учесть время на суд и кассацию, то, я думаю, через полгода его пристегнут к электрическому стулу.

Джексон вытер пот со лба. Ему хотелось взглянуть в сторону Тельмы, но он почему-то не отважился.

— В этом деле есть одна маленькая деталь, лейтенант.

— Какая?

— Я просидел в тюрьме семь лет без всякой вины. Но теперь у вас есть основания вернуть меня туда. В подвале клуба Вели лежат двое мертвых. Монах и еще один парень по имени Ларри. Я их убил.

— Почему?

— Они хотели прикончить меня.

Мак-Крини говорил медленно, как будто разговаривал с ребенком:

— Такие действия мы называем самозащитой. — Он похлопал Джексона по плечу. — Но в управление мы вас заберем, возможно, на ночь. — Он улыбнулся. — Впрочем, можете ни о чем не беспокоиться, разве только о том, где добыть денег на свадебное путешествие. Могу немного занять сам. Ну, теперь все прочь, я хочу похвастаться перед прессой, какой я умелый коп. Вероятно, я получу чин инспектора.

Джексон медленно направился в сторону Тельмы. Орхидеи вновь красовались у нее в отвороте пиджака. Мгновение они смотрели друг на друга, не зная, что сказать.

— Они избили посыльного, — произнесла она слабым голосом. — Но я нашла цветы, когда пришла в студию. Тут же нашла и открытку от вас с Ольгой.

— С ней все в порядке?

Тельма благодарно кивнула.

— Сейчас она спит с Бумми, дочерью лейтенанта, у них в доме. — На глазах Тельмы вновь выступили слезы. — Ольга только и говорит о своем старшем брате.

Джексон осторожно притронулся к ее прекрасному лицу.

— Ты плачешь, дорогая?

— Женщины всегда плачут, когда они счастливы.

— А сейчас ты счастлива?

— Это… это зависит от тебя.

— Я люблю тебя, Тельма, — прошептал он.

В ее глазах зажглись огоньки счастья.

— Тогда я на седьмом небе!

В следующий миг она оказалась в объятиях Джексона. Они не заметили, что цветы смялись.

— Мой милый, — шептала Тельма.

Пытаясь оградить их от любопытных взглядов копов, Милред злобно зашипела:

— Хватит ухмыляться! Что тут особенного? Неужели вы никогда не видели, как мужчина целует любимую женщину?


Глава 16 | Избранные детективные романы. Компиляция. Книги 1-24, Романы 1-27 | Глава 1