home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 14

На него обрушился гнилостный запах земли. На груди лежал вес килограммов в пятьдесят. Язык распух, каждый вздох причинял острую боль.

К нему вернулось сознание, а вместе с ним и страх. Он решил, что его захоронили в подвале.

Он попытался приподняться. Его все больше и больше охватывал страх, но постепенно рассудок все же взял верх. Флип понимает, что ничего не выгадает от его смерти. Сперва он должен узнать, где Ольга, а уж потом что-то решать.

Теперь он лежал совершенно тихо, стараясь не шевелиться и ожидая, когда пройдет головная боль после удара Флипа. Насколько он понимал, его никуда не перенесли: он находился в том же подвале, на сырой земле, и на нем были нагромождены мешки с картошкой. Когда он шевелился, то ощущал лицом грубую ткань мешка.

Джексон попытался взять себя в руки и все обдумать. Теперь он знал, кто был тот человек, убийство которого видела Ольга. Он, Джексон, был не первым, кого прятали в этом подвале. Как сказал Флип Эванс, для полиции все мешки с картошкой выглядят одинаково.

Он шевельнул губами и обнаружил, что дыханию мешал не распухший язык, а грязная картофелина, засунутая в рот. Руки его были связаны за спиной. А когда Джексон попытался пошевелить ногами, то они были точно чужие.

Чуть наклонив голову, он увидел через небольшой просвет между мешками часть подвала. Там горел свет. Дверь была открыта. Флип хитер: он понимает, что полиция редко роется там, где все открыто и не вызывает подозрений.

По цементному полу перед подвалом послышались чьи-то шаги. Появилась пара ног в грязных штанах. Это был кухонный рабочий в рубашке и переднике, перепачканном кровью.

Он склонился над морожеными курами.

Рабочий все еще продолжал заниматься своим делом, когда снаружи снова послышались шаги.

— Входите, лейтенант, не стесняйтесь, — проговорил Флип. — Можете осматривать все, что хотите. Ордер на обыск дает вам это право. Да я и не имею ничего против. Мне бы только хотелось знать, что вы ищете.

— Я знаю, что ищу, — холодно проронил Мак-Крини.

Джексон попытался издать какой-нибудь звук, но картофелина во рту помешала ему.

— Что же вы все-таки ищете? — настаивал Эванс.

— Это мы вам скажем, когда найдем, — сердито вмешался сержант Калтсон.

— В любом случае это грубое насилие по отношению к добропорядочному бизнесмену, — оскорбился Эванс.

— Оригинальная мысль для головореза, — усмехнулся сержант.

— Вы оскорбляете меня! — яростно воскликнул Эванс.

— Возможно, — не стал возражать Мак-Крини. Шаги в подвале затихли. — Что тут у вас?

— Наши припасы: овощи, картошка, мясо, птица и мороженые продукты.

— Эй, вы! — окликнул лейтенант.

— Это вы меня? — кухонный работник перестал работать.

Джексон услышал, как чиркнула спичка, кто-то закурил.

— Да, я имею в виду именно вас. Вы не видели сегодня вечером Харта Джексона?

— Такого высокого мужчину, который чертовски приятно выглядит? О котором сейчас пишут в газетах и который раньше работал здесь?

— Да, да, его.

Работник кивнул головой.

— Нет… — Его ответ прозвучал искрение, и он добавил, как бы стараясь помочь: — Вы знаете, после того, что я читал в газетах, думаю что вы ошибаетесь. У него земля горит под ногами, а вы думаете, он пойдет в какой-то ночной клуб?

— А вы случайно не видели девочку со светлыми волосами семи лет, одетую, в лыжные штаны голубого цвета и голубую курточку?

— Здесь?!

— Разве я недостаточно ясно выразился?

Работник вынул из ящика еще две курицы.

— Тут еще ни один не сошел с ума, чтобы затащить сюда семилетнюю девочку.

— Вы увиливаете от ответа.

Работник взял кур, поднос, на котором их разделывал, и четко произнес:

— Нет, такого ребенка я здесь не видел. И я вот что хочу вам сказать: женское существо в штанах, какого оно возраста ни было, здесь редкость. Вы просто не представляете, сколько нервов это нам стоит: каждый раз смотреть на красоток, раздевающихся догола. А потом тащиться домой и довольствоваться мослами своей жены-старухи.

Эванс довольно рассмеялся.

— Теперь мне все понятно.

— Что именно?

— Почему вы удостоили нас своим визитом. — Сквозь щель между мешками Джексон мог видеть лишь ноги Эванса. Голос владельца клуба звучал удовлетворенно. — Вас что, опять перевели в полицию нравов? И вы ищете Джексона и семилетнюю девочку? Я знаю, этот парень отсидел довольно долго, но наброситься после отсидки на семилетнюю это уже слишком!

Джексон слышал, как мощный кулак врезался в лицо Эванса.

Рыхлый толстяк вскрикнул от боли и унижения.

— Подлец! Мусор! Это будет стоить тебе места!

— Я уже давно потерял счет, сколько раз мне это говорили, — спокойно ответил Мак-Крини. — И тем не менее до сих пор служу в полиции. Значит, сегодня вечером вы Джексона не видели?

— Нет.

— А если я захвачу вас с собой в полицейское управление, то вы станете утверждать, что не имели никакого понятия о существовании маленькой сестры у Тельмы Уинстон?

— Да что вы говорите?

— Значит, вы не знали, что у Тельмы есть сестра?

— Нет.

— И не знали, что позавчера вечером Тельма сняла номер себе и сестре в Логан-отеле?

— Понятия не имел.

— Тогда, может быть, вы объясните мне, что искали в этом отеле Монах и другие ваши люди? Вскоре после этого странного происшествия на городской автостраде, почти сразу после побега Джексона из следственной тюрьмы? Почему ваши люди избили администраторе, отеля и почему они допытывались у него, в каком номере проживает Уинстон?

— Вы меня совсем запутали, — с полным спокойствием заявил Эванс. — Почему бы вам не спросить об этом у них самих?

— Мы уже сделали это — беседовали с ними несколько часов. И как только мы найдем Джексона и миссис Уинстон с ребенком, поговорим еще.

Эванс сделал вид, что удивился.

— Найдете Тельму? Я предполагал, что она в больнице.

— Она была там еще час назад.

— А где же она теперь? Исчезла?

— Совершенно верно.

— И вы думаете, что она, ее сестра и Джексон находятся в одном месте?

— Не исключено, — заметил сержант Калтсон. — Он появился сегодня в больнице вместе с девочкой.

— Какая жалость, — с сожалением произнес Эванс. — Как раз сегодня я не читал газет.

— В газеты многое вообще не попало.

— А Тельма разговаривала с Джексоном и сестрой?

— Нет, она их даже не видела, но слышала шум и суматоху в коридоре. А через некоторое время, когда тот полицейский, что сменил меня, вздумал ненадолго отлучиться, она каким-то образом исчезла из больницы.

— И вы думаете, что она присоединилась к Джексону и сестре?

— Вполне возможно.

— Женщины — странные существа, — философски промолвил Эванс. — После того, что сделал с ней тот парень, она должна была бы держаться от него подальше.

— Я не думаю, что он виновник происшествия, — как ни в чем ни бывало сказал Мак-Крини.

— Да что вы говорите!

Еще удар. Эванс издал звериное рычание, а Мак-Крини спокойно продолжал:

— Вы и сами ото отлично знаете. Правильно, мы забрали Джексона и основательно его допросили. Вы спросите — почему? Он вышел из тюрьмы. Тельма Уинстон была вашей подружкой, и он честно признался, что разговаривал с ней довольно сдержанно. Он еще много чего наговорил, но чем больше я думаю над его рассказом, особенно теперь, когда ваши люди наделали столько ляпов, тем более достоверной мне кажется его версия.

— Какая версия?

— Что в него и Тельму стреляли Монах и вы.

— Не говорите глупостей, лейтенант!

— Я не так уж и глуп, как вы полагаете.

— Зачем мне стрелять в нее?

— Она была вашей подружкой, а Джексон женился на ней.

Джексон посмотрел на ноги толстяка. На цементный пол стекала струйка крови, и Эванс говорил, словно держал палец у рта; чтобы остановить кровотечение.

— Да вы с ума сошли! Что для меня эта Тельма? Почему бы вам не спросить обо всем у нее самой?

— Пытались. Сперва она не хотела или не могла, потому что была без сознания, потом не захотела, потому что боялась… — Послышался звук третьего удара. — Почему она боялась, Эванс, почему? Я слушаю.

— Откуда мне знать? — пролепетал он. — Если вы считаете, что это я в нее стрелял, то почему вы меня не арестуете?

— Потому что у меня еще нет доказательств, пока нет, — честно признался лейтенант. — И потому, что дело-то серьезнее, чем мне показалось с первого взгляда. И еще потому, что я жду несколько телефонных звонков. Как вы думаете, откуда, Эванс?

— Откуда мне знать, черт побери!

— Из Майами.

— Из Майами?

— Хочу убедиться, весело ли проводит свое… кхее… свадебное путешествие одна из ваших девушек. Эллис Виллер.

Кровь все еще капала.

— Я не понимаю, о чем вы говорите. Объясните. Или арестуйте меня, чтобы я мог взять адвоката. Перестаньте меня бить, а то вы храбрый под охраной сержанта. Пошли выйдем один на один… 

Хрясь! 

— Заткнись, дерьмо! Ну, хорошо, в таком случав сегодняшнее заседание откладывается. Точнее, это была дружеская беседа, так сказать, встреча коллег… моего кулака и вашего сизого носа. На сегодня все, Эванс.

Послышались удаляющиеся шаги. Мужчины вышли из подвала.

Снова послышался голос Мак-Крини:

— Но у меня такое чувство, что мы здесь еще побываем. И тогда все закончится не так просто: мы разнесем весь этот гнусный притон по кирпичику.

Казалось, Эванс снова воспрянул духом.

— А что вы все-таки здесь ищете?

— А что придется. Мишень для кулака… то-сё, мы люди не гордые, — с любезной улыбкой произнес лейтенант.


Глава 13 | Избранные детективные романы. Компиляция. Книги 1-24, Романы 1-27 | Глава 15