home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 10

Становилось теплее. Видимо, весна решила недвусмысленно показать, что ее время пришло. С юга подул ветер, серые облака расползлись и появилось солнце.

Грязные снежные сугробы по обе стороны улицы начали оседать. В канавах зажурчала вода. На неубранных тротуарах снег превратился в грязное месиво.

«Может быть, это признак?» — подумал Джексон.

Ехал он медленно и аккуратно, соблюдая все правила уличного движения. Ему было приятно вновь очутиться в Чикаго. Этот город был похож на женщину: то жаркий, то холодный, то мрачный, то страстный, с часто меняющимся настроением, но тем не менее постоянно остающийся молодым, волнующим и прекрасным.

Он остановил машину в трех кварталах от большого, почти фантастического по своим размерам комплекса Хаунти-госпиталя. Какое-то время он неподвижно сидел в машине. Его рука лежала на рукоятке револьвера. Но к машине никто не приближался, никто не остановился позади него, не было слышно полицейской сирены. Судя по всему, за ними никто не следил.

Джексон вышел из машины и помог Ольге вылезти. Как и все дети, она сразу же пожелала влезть в снежную кучу. Она могла промочить ноги, и, кроме того, он очень спешил. Он обошел машину.

Джексон внимательно рассмотрел себя в ветровом стекле и нашел, что его шляпа и куртка годились для маскировки лучше, чем хороший тайник. Его пальто стоило когда-то двести долларов, а за куртку не дали бы и десяти. С обросшей физиономией и девочкой на руках он выглядел настоящим фермером Джимом Берроузом из Эймса, штат Иллинойс.

В больнице в комнате для посетителей толпились озабоченные родственники — мужчины и женщины. Всех их объединяло только одно: здесь страдал человек, которого они любили.

— Это и есть больница? — прошептала Ольга.

— Да, это и есть больница.

Теперь, когда он был у цели, он не знал толком, что предпринять. Джексон влился в поток посетителей.

— А Тельма тоже здесь? — тихо заплакала Ольга. — Значит, ей сделали больно?

Джексон похлопал ее по маленькой круглой попке.

— Не очень. Правда, сначала ей было немножко больно, вот поэтому она и не смогла сама к тебе прийти. Но она скоро поправится, и ты встретишься с сестричкой.

— Правда?

Она перестала плакать, и в ее детском голосе прозвучали гневные нотки.

— Кто ее обидел? Кто? — Поскольку он находился в нерешительности, Ольга добавила: — Наверное, это тот толстяк, который ругался с мужчиной с белыми волосами.

Джексон затаил дыхание. Он надеялся, что она произнесет что-нибудь еще, но вместо этого она заплакала, и ему пришлось успокаивать ее ласковыми словами и нежным поглаживанием. Держа ее на руках, он испытывал какое-то необъяснимое чувство. Теперь, когда он законный муж Тельмы, Ольга тоже его родственница и частица семьи.

Наконец Ольга успокоилась и решительно вытерла слезы.

— Наверняка это был он.

— Кто?

— Противный жирный толстяк. Это он сделал Тельме больно. Он и от меня что-то хотел, и, если бы мы не убежали, он бы и мне сделал больно.

Вместе с другими посетителями они с Ольгой шли по длинному крашеному коридору, совершенно не представляя, где им искать Тельму. По ходу они заглядывали во все палаты. В то же время он постоянно думал о последних словах девочки.

То, что Ольга появилась в клубе Вели неожиданно, он уже понял. Вероятно, это было поздно вечером, поскольку Тельма уже заканчивала свое выступление, да и швейцар не хотел впускать девочку. И вот в поисках Тельмы Ольга набрела на кабинет Флипа Эванса как раз в тот момент, когда между Флипом и седовласым господином разгорелся спор.

Со слов Ольги он понял, что у второго спорщика были седые волосы. Флип ранил его, а может быть, и вообще прикончил. Он сразу же понял, чем ему может грозить свидетельство маленькой девочки. Толстяк в панике пытался склонить Ольгу к молчанию, но только напугал ее. Она закричала, и на этот крик прибежала Тельма, после чего они вместе скрылись. С этого момента Тельма стала искать помощи на стороне. Она знала, что у Харта Джексона есть причины ненавидеть Флипа, и она решила найти повод встретиться с ним.

Разгневанная Ольга выдала еще одну важную фразу.

— Если бы у меня было большое ружье дяди Джона, которое стоит за кухонной дверью, я бы застрелила этого толстяка, так же как он того, другого.

Джексон не решился спросить, как звали того, другого. Ведь она могла случайно услышать его имя. Но Ольга дала слово ничего не рассказывать об этом. А затем его вдруг осенило. Ну, конечно же, это Филмер Пирс, который пропал несколько дней назад. У него были белые волосы и привычка вечно болтаться в клубе Вели. Еще до того как Джексон угодил в тюрьму, этот старый плейбой постоянно болтался там, приударяя за молоденькими девушками. Если Флип действительно убил Пирса, то легко можно было понять его беспокойство. Против миллионера Пирса не выстоит ни один владелец клуба, какое бы политическое влияние он не имел.

В коридоре стоял телефон-автомат. Джексон усадил Ольгу на скамейку, полистал телефонную книгу и, опустив монету, набрал номер АК-3-4300.

— «Сан-Таймс», — послышался голос в трубке.

— Соедините меня с редакцией местных новостей, — попросил Джексон и, когда в трубке раздался мужской голос, спросил: — Вы не могли бы мне сказать, нашли ли уже Филмера Пирса?

Человек на другом конце линии громко рассмеялся:

— О, он снова воскрес из мертвых!

— Вы… это точно знаете?

— Конечно. Мы сообщаем об этом в ближайшем выпуске и помещаем фото его очередной невесты. Сегодня утром Пирс позвонил из Флориды своему адвокату и попросил прекратить его поиски. Судя по всему, этот Дон-Жуан опять напоролся на какую-то багетную потаскушку. На этот раз ее зовут Элис Виллер. Она из клуба Вели. — Редактор вновь рассмеялся. — Адвокат сообщил, что старик был пьян до чертиков. К тому же он заявил, что внимание к его личности мешает ему проводить медовый месяц. Сколько у него их уже было? Восемь или девять?

— Да-а… не повезло, — разочарованно протянул Джексон.

Редактор почуял сенсацию.

— Что-то вас это не обрадовало.

— Так оно и есть.

— Может, вы сами втюрились в эту куколку Виллер?

— Нет, у нее кривые ноги и отвислый зад. Желаю вам хорошенько провести время. — Джексон повесил трубку и сунул в рот сигару.

— Мы же хотели идти к Тельме, — плаксиво напомнила Ольга.

Он снова взял ее на руки.

— Вот теперь мы и пойдем к ней.

Но он остался стоять у автомата. Бродить по коридорам, не зная, где она лежит, было бессмысленно. Закончится время посещений, а они так и не найдут ее. Надо бы кого-нибудь спросить, черт их побери!

В конце коридора служитель загонял в грузовой лифт тележку с остатками пищи. Джексон подошел к нему. Голос его прозвучал нерешительно и даже просительно. Он сказал, что его зовут Джимом Берроузом и что приехал он из Эймса. Не может ли санитар ему немного помочь?

Тот взглянул на него и Ольгу и улыбнулся.

— С удовольствием, если смогу. Что вы хотите узнать?

— Я уже справлялся внизу, — слукавил Джексон, — но, похоже, заблудился.

— Какое вам нужно отделение?

— Вот этого-то я и не знаю. Нам нужна мисс Уинстон, в которую вчера стреляли.

— Вы имеете в виду певицу из клуба, которая вышла замуж за каторжника?

— Какого каторжника? — удивилась Ольга.

— Это я тебе потом объясню, малышка, — быстро ответил Джексон и взглянул на санитара. — Да, я имею в виду ее.

— Судя по всему, она лежит в хирургическом отделении. Поднимитесь на лифте… — И несколько запоздало поинтересовался: — Вы ее родственники?

— Она — моя сестра! — энергично заявила Ольга.

— Ну тогда, конечно, надо ее навестить, — добродушно улыбнулся санитар и поковылял дальше.

Лифт был переполнен. Джексон втиснулся в него с Ольгой, стараясь никому не глядеть в глаза. Но, судя по всему, никого из знакомых в нем не было. Никто не походил на гангстеров, но разве можно по морде узнать человека?

Возможно, он допустил ошибку: может, машину все же опознали и за ним следили. Джексон осторожно, но внимательно приглядывался к каждому из находящихся в лифте. Если он еще раз встретит кого-нибудь из них, то непременно узнает.

Он вышел на нужном этаже с небольшой группой посетителей. Вынул платок и вытер лоб. Да, скоро ему будет мерещиться, что за ним следят все.

У дверей их встретила медсестра в накрахмаленном халате, с белым, под стать халату, лицом, с торчащей вперед грудью и приличными остальными данными. Мужчины из лифта, как один, заулыбались, женщины приняли гордый вид.

— Прошу меня извинить, но детям в палату вход воспрещен. Об этом вам должны были сообщить внизу.

У Ольги задрожали губы.

— Но я хочу видеть свою сестру.

Медсестра уставилась на Джексона.

— Как зовут ее сестру?

— Тельма! — выпалила Ольга.

— Это девушка, которая поступила вчера с огнестрельной раной, — добавил Джексон.

— Правильно, мисс Уинстон, — сказала сестра. — Она лежит в отдельном боксе в конце коридора. Но не думаю, что вам удастся ее повидать.

Глаза медсестры машинально скользнули по стенам к двери бокса, и Джексон проследил ее взгляд. Дверь в палату была открыта. Кровать он увидеть не мог, но он увидел Тельму в зеркале перед столиком. Глаза ее были закрыты, золотисто-рыжие волосы, заплетенные в косы, лежали на груди. Лицо без косметики казалось таким же юным, как и у Ольги. На столике рядом с кроватью стояла корзина с желтыми нарциссами.

Ольга схватила Джексона за руку и взвизгнула от радости:

— Смотри! Смотри! Тельма!

Джексон почувствовал, как у него учащенно забилось сердце. Он стал уже забывать, как она красива. А ведь эта девушка в кровати — его жена. Он вспомнил, как она тогда сказала: «Я так и представляла себе человека, которого могла бы полюбить».

Он не мог произнести ни слова. В горле как будто застрял комок. Наконец он просипел:

— Как ее дела, сестричка?

— Состояние неустойчивое, — охотно ответила сестра. — Сперва мы думали, что она уже не выкарабкается, потом пошла на поправку, а теперь опять стало хуже. Пока не появились эти цветы, все шло хорошо. А теперь она, кажется, потеряла волю к жизни.

Джексону словно сдавило чем-то шею.

— Кто прислал эти цветы?

— Я забыла имя. Карточку взял себе лейтенант Мак-Крнни. — Она посмотрела на Ольгу. — Ты, значит, ее сестра?

— Да.

— А вы кто ей будете?

Ольга опередила ответ Джексона.

— Это мой большой брат. Вчера он взял меня из отеля, и с тех пор мы все время прячемся от злых людей.

— А-а-а… — сестра, казалось, не расслышала ответа. — Ну, я не знаю, сможете ли вы пройти к ней, но я поговорю с сержантом Калтсоном… — И только теперь до нее дошло, что сказала Ольга. Она внимательно посмотрела на Джексона. Ее глаза мысленно сбрили растительность с лица Харта, причесали волосы и стянули куртку. — Минуточку, — прошептала она и вдруг понеслась по коридору с воплем: — Сержант! Сюда! Сюда, черт бы вас побрал! Джексон! Хватайте его!

В зеркале, находившемся в конце коридора, выросла фигура широкоплечего сержанта. Джексон узнал в нем одного из тех людей, которые его допрашивали. Он стоял на пороге, и Джексон снова увидел Тельму. Она открыла глаза и положила руку на шею.

— В чем дело, сестра? — громко спросил сержант и тотчас узнал Джексона Харта. — Вы?!

Мгновение Джексон стоял, готовый к стремительному прыжку, но ему уже пришлось столько бегать, что на этот раз захотелось сдаться на милость судьбы. Но он не имел на это права. У него была Ольга. Тельма доверяла ее ему. Может быть, и в полиции еще не было ничего решено. Ведь обвинениям Эванса противостояли и его обвинения. Одно показание стоило другого, хотя заявление Мак-Крини в газете могло быть и ловушкой. Ведь еще вчера вечером лейтенант ему не поверил, а просто избил его.

В противоположном конце коридора находился запасный выход. В тот момент, когда сержант уже вытаскивал револьвер, Джексон рванул дверь.

— Не смейте здесь стрелять! — истерическим голосом закричала сестра.

Когда Джексон добрался до лестничной площадки, ему показалось, что его зовет Тельма, но глухие удары его сердца и топот ног заглушили свербящие мозг звуки. Он с трудом удерживал Ольгу, которая пыталась вырваться.

Теперь он и с Ольгой все испортил. Он бежал вперед почти ничего не видя, а она колотила его ручонками.

— Ты же мне обещал! — визжала она. — Ты мне обещал! Обещал отвести меня к Тельме, гадский брат!

«Вот такие все женщины», — с горечью подумал он.


Глава 9 | Избранные детективные романы. Компиляция. Книги 1-24, Романы 1-27 | Глава 11