home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 9

То ли вечерело, то ли, наоборот, рассветало — Джексон не мог сразу сориентироваться. Небо, которое он видел за домами, везде было одинаково серым. Затылок его затек. Он оторвался от подлокотника кресла, в котором заснул, и посмотрел на кровать. Когда он просыпался в последний раз, Ольга спала, но сейчас она уже сидела на кровати и пыталась заставить говорить зайчика.

Ольга улыбнулась ему и спросила:

— Ты спал?

— Наверное.

Джексон поднялся и посмотрел вниз на Кларк-стрит. Сейчас она выглядела не грешной, а просто дерьмовой. Пока он спал, по обеим сторонам улицы намело сугробы. Если судить по оживленному движению, вероятно, наступил полдень. Он подошел к двери и прислушался: в холле стояла тишина. Джексон снова присел на край кровати.

— Я опять хочу есть, — призналась Ольга.

Он провел рукой по подбородку. Игра в прятки началась снова. Здесь он не мог оставаться. Скотовод из Эймса, чей грузовик сломался на дороге, не мог долго оставаться в отеле сомнительной репутации. И из-за Ольги тоже. В конце концов рыжая кое-что скумекает и натравит на них полицию. С другой стороны, его арестует первый встречный коп, как только они с Ольгой среди белого дня выползут из этой норы.

— Я есть хочу, — повторила Ольга и плаксиво вытянула губки. — И ты обманул меня. Мы не пошли к Тельме.

Джексон потер затекшую ногу.

— Мы еще доберемся до нее, а сейчас я организую что-нибудь поесть.

Интересно, что произошло в Логан-отеле после его побега? А знает ли полиция, что там пряталась Ольга? Наверняка нет. После экзекуции над молодым администратором тот вряд ли рискнет раскрыть рот. А Монах наговорит с три короба, чтобы объяснить свое присутствие в отеле и не сказать правды.

Ольга нравилась Джексону все больше и больше.

Видно, ей тоже понравился ее новый родственник. Ее голубые глазки с интересом посматривали на него.

— А что я могу есть за завтраком?

Харт погладил зайчика.

— Все, — ответил тот, — если сперва скушаешь овсянку.

Ольге это понравилось, как и накануне вечером.

— Ты сам заставляешь говорить зайчика, — укоряюще сказала она. — Он не сказал мне ни слова, пока ты не проснулся.

Харт погладил ее по шелковистым волосикам.

— Послушай, малышка…

— Да?

— Тебе знакомо слово «важно»?

Она на мгновение задумалась и кивнула.

— Это то, что должно быть. Если дядя Джон хочет поиграть в карты, а ему надо работать на ферме, то это очень важно.

— Совершенно верно, — Харт подыскивал слова, чтобы не напугать девочку. — Для меня ва… для Тельмы очень важно, чтобы ты рассказала то, что ты видела в клубе.

Ольга с готовностью ответила:

— Я пошла туда потому, что потеряла адрес, который мне написала миссис Виллис.

— А потом?

Ольга серьезно продолжала:

— Там был человек в какой-то странной форме, как в театре. И он не хотел меня пускать. Тогда я сказала ему, что здесь поет моя сестра. Он велел мне подождать, но я не стала ждать. Когда он пошел открывать кому-то ворота, я просто вошла и стала искать Тельму.

— Так вот, значит, как это было?

Личико Ольги прояснилось.

— А потом я ее увидела. Она пела так красиво и вся была ярко освещена. А когда она закончила, люди стали хлопать в ладоши. И тогда я пошла мимо всяких столов в ту дверь, за которой исчезла Тельма. Там дальше был холл и много дверей. Я открыла одну, но там сестрички не было, а было что-то вроде конторки и стояли стулья из зеленой кожи.

Джексон провел рукой по подбородку. Если в клубе Вели за это время ничего не изменилось, то это был кабинет Эванса.

— И что же случилось дальше, малышка?

— Там стояли двое мужчин, — деловито продолжала она, — они ужасно кричали друг на друга. Обзывались ругательскими словами, совсем как дядя Уил на ферме, когда он за конюшней хотел побороть тетю Фло, но она оказалась сильней, вырвалась и убежала. Дядя Джон говорит, что Фло здоровая, как кобыла. Ну, потом толстяк толкнул другого дядю и сделал с ним что-то страшное, и тот сразу свалился на ворсистый ковер. Его лицо залилось кровью. А потом толстяк увидел меня, выругался и хотел ударить. Но тут подбежала Тельма. Она слышала, как я закричала, и долго разговаривала с толстяком. Он и ее хотел избить, но она схватила меня и мы вместе убежали из клуба. А потом мы на такси поехали к ней на квартиру, взяли там деньги и вещи и поехали в отель, где ты меня нашел. Я обещала Тельме, что никуда оттуда не уйду, потому что люди толстого человека хотят меня отыскать и наказать. — Ольга начала тихо всхлипывать. — А потом она так и не пришла.

Джексон посадил ее к себе на колени.

— А что тот толстяк сделал с другим?

Она спрятала свое лицо у него на груди.

— Этого я тебе не могу сказать, — всхлипнула Ольга.

— Почему?

— Я пообещала Тельме, что никому об этом не скажу.

— Но мне-то ты можешь сказать. Тельма наверняка ничего не имеет против меня, — предпринял еще одну попытку Джексон.

Маленькая головка на его груди закачалась в разные стороны.

— Нет, я не могу этого сказать, — снова всхлипнула она. — Я обещала. Я дала честное слово, а его нельзя нарушать, иначе будет плохо.

Джексон еще сильнее прижал ее к груди. Не было смысла больше мучить девочку. Видимо, лишь Тельма сможет заставить ее рассказать все до конца.

— Ну хорошо, хорошо, крошка, — успокоил он ее. — Можешь мне ничего не говорить.

— Я очень хочу кушать, — снова пожаловалась она.

Джексон спустил ее с колен.

— Хорошо, как только ты оденешься, мы пойдем есть.

Ольга одевалась, а он расхаживал. Ясно было пока одно: звезда Флипа закатилась. Этот жирный, вонючий клоп попал в трясину. А Ольга и Тельма оказались опасными свидетелями. Тельма уже знала, что ее жизни угрожает опасность еще тогда, когда она приехала в Стейтвилл, чтобы встретить его. Тельма приобрела страховой полис на его имя и предлагала ему себя за безопасность сестренки только потому, что он был порядочным парнем и привык заботиться о своих близких.

Логика Тельмы была чисто женской, а образ мышления такой же примитивный, как у Ольги. Когда он принял на себя вину брата, он поступил как порядочный человек. И хотя он женился до того, как услышал все, но теперь он все равно будет чувствовать себя морально ответственным за сестру. Прохаживаясь по номеру, Джексон невольно улыбнулся. Все получилось несколько иначе. Тельма придумала эту катавасию со страховкой, чтобы он имел какую-то награду за все заботы, но пока он не получил ничего. И даже она сама, его молодая жена, была сейчас недосягаема для него. Да, он развлекался бы с ней вовсю, уж он не дал бы ей покоя и отработал бы за все семь лет в одну ночь…

Увы! Пока он сидел на подоконнике и наблюдал, как сестра его жены натягивала на себя одежду. Но самое глупое заключалось в том, что он чувствовал себя обязанным по отношению к ней, как будто прожил с Тельмой несколько лет.

Мысли о прекрасной блондинке причиняли ему почти физическую боль. Ему стало стыдно, но этот стыд на изменил его чувств.

Он помог Ольге одеться и застегнул ей пальто. Может быть, он и придумает что-нибудь после того, как насосется кофе, и в большом количества.

Маленький холл пустовал. Все еще пахло дезинфекцией и дешевыми духами. Тем благотворнее подействовал на них свежий воздух. Рядом с маленькой закусочной находился газетный киоск, в котором Джексон приобрел газету. После этого он зашел в закусочную.

Было более раннее утро, чем предполагал Джексон. Стрелки часов показывали без четверти одиннадцать. До обеденного наплыва посетителей время еще было. Он заказал для Ольги тосты и овсянку, а для себя кофе с тостами. Поднос с едой он отнес к одинокому столику в углу.

После этого он углубился в газету. Ему в глаза сразу бросились крупные буквы заголовка:

«ЗАГАДКА В ПРИГОРОДНОМ ОТЕЛЕ».

На этот раз на первой странице в центре красовалась фотография отеля. Отчет был еще более запутанным, чем он предполагал.

Согласно газетной статье, его опознала одна из официанток Логан-отеля, когда он покупал у нее сандвичи. Она сразу же позвонила в полицию. Дежурный тут же направил туда патрульную машину и передал известие по радио. Мак-Крини, лейтенант, руководивший операцией, прибыл в полицейское управление буквально через несколько минут.

Джексона видели входящим в Логан-отель, но по прибытии полиции там его уже не оказалось. До этого он успел избить молодого администратора отеля. Газета напечатала фото избитого. Значит, Монах и его люди успели все-таки сделать свое грязное дело.

На одном из регистрационных формуляров значилось: Тельма Уинстон и ее сестра — номер 410. Но сестра, ее имя до сих пор не известно, вероятно, убежала с Джексоном. Служащий отеля отказался описать внешность девочки.

Дело показалось полиции еще более странным и запутанным, когда она задержала в отеле известного в определенных кругах Уотса и с ним еще троих подозрительных. Все четверо отказались давать какие-либо показания.

Джексон поразмыслил и еще раз перечитал отчет, но уже более внимательно. Подробно был описан его побег из следственной тюрьмы. Упоминалось, что незадолго до своего ареста Монах попал в автомобильную катастрофу неподалеку от тюрьмы. Погибли двое. Упоминания о том, что в машине находился Джексон, не было.

Этому имелось лишь одно логическое объяснение: под ногами Флипа Эванса была очень зыбкая почва. Они хотели захватить Джексона и выпытать все об Ольге до того, как его поймает полиция.

— Ты же ничего не ешь, — раздался голосок Ольги.

Джексон с трудом проглотил кусок тоста, чтобы успокоить девочку, и перевернул страницу. Там красовалось маленькое, видимо, найденное в старых архивах, фото Мак-Крини. На нем был он, его жена и девочка в возрасте Ольги. Подзаголовок гласил:

«Лейтенант Мак-Крини, ответственный за поимку убежавшего каторжника, сомневается в его виновности».

В статье говорилось, что Мак-Крини и его люди потратили на допрос Джексона несколько часов, но им так и не удалось поколебать обвиняемого в его фантастической версии, согласно которой он молниеносно женился на прекрасной певичке, которую прежде и в глаза не видел. В свете следующих событий лейтенант не считает эту версию такой уж и неправдоподобной. Джексон назвал ему двух преступников, но в настоящий момент лейтенант не считает нужным называть их имена публично.

Джексон развернул газету в другом месте и уставился на заголовок: «Покушение на убийство». Он сразу воспрянул духом. Дело идет не об убийстве, а о покушении, значит, Тельма жива. У Флипа под носом, конечно, тоже есть газеты, и надо полагать, он понимает, что надо устранить Ольгу и Тельму.

Джексон решительно поднялся. Их везде подстерегала опасность.

— Ты поела?

Ольга аккуратно вытерла рот и руки салфеткой я взяла со стула зайчика.

— Знаешь что? Ты мне нравишься.

— Ты мне тоже нравишься. Я всегда мечтал о такой маленькой сестренке, как ты.

Он расплатился, купил несколько сигар и быстро направился по Кларк-стрит к большой черной машине, которую они оставили там накануне.

Джексон пытался мыслить логически. Если верить газетам, Монах заставил молодого администратора взвалить всю вину на Джексона. А правду относительно своего визита в отель, разумеется, утаил. И если Монах все еще сидит в камере, то скорее всего он не успел сообщить о черной машине, ведь его увезли на патрульной. И эта машина, возможно, еще не внесена в список угнанных. Полиция искала его, но имя Ольги им еще не было известно.

Он внимательно осмотрел машину. Вокруг нее все выглядело довольно безобидно. Наконец он решил, что она не опасней такси или другого средства передвижения.

Ольга полюбопытствовала:

— А куда мы теперь?

— К Тельме.


Глава 8 | Избранные детективные романы. Компиляция. Книги 1-24, Романы 1-27 | Глава 10