home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 8

Джексон прижал к себе полусонного ребенка вместе с зайчиком и подошел к балконной двери, служившей одновременно и выходом на пожарную лестницу. К тошноте, все еще не оставившей его, прибавилась боязнь за ребенка. Сумеет ли он спуститься с девочкой но этой лестнице?

Металлические прутья были холодные. К тому же на них лежал снег. На втором этаже он поскользнулся и чуть было не свалился вниз. Ручки Ольги крепко обвивали его шею.

— Почему мы не спускаемся по настоящей лестнице?

— Потому что в отеле злые люди.

Несмотря на холод, на лбу Джексона выступил пот. Он еще сильнее прижал к себе девочку.

— Мы идем к Тельме?

— Может быть, если ты будешь хорошо себя вести.

Джексон осторожно поставил ногу на последнюю ступеньку. Ему оставалось лишь надеяться, что шарниры не заскрипят, когда он перенесет тяжесть своего тела со ступенек на мостовую. К счастью, механизм работал безотказно да и снег глушил звуки. А о том, чтобы поставить караульного у задней стены отеля, Монах не догадался. На мгновение Джексон остановился и: взглянул вверх: пока все спокойно.

Совсем близко раздался вой полицейской сирены. В нескольких шагах от ворот, выходящих на улицу, Джексон осмотрелся и заметил машину, стоявшую у гостиницы. Это была та самая машина, которую Монах и Флип использовали для нападения на него и Тельму. В машине никого не было. Вероятно, Флипу не терпелось поскорее заполучить Ольгу. Вся четверка находилась в здании.

Джексон осторожно заглянул в холл. Хорошо одетый гангстер, которого Джексон раньше не видел, стоял у конторки администратора и просматривал формуляры. Монаха и двух других не было видно. Он решил, что они отправились опрашивать служащих отеля. Да, какое-то время они его еще поищут.

Джексон хотел перейти широкую улицу, но вдруг заметил мигалку полицейской машины и тотчас же свернул в темную подворотню.

Машина остановилась перед рестораном на другой стороне улицы. Выходит, барменша оказалась не такой уж дурой. Она его опознала и, как только он вышел, известила полицию. К несчастью, она вероятно, заметила, что он вошел в отель.

Свободной рукой Джексон вытер пот со лба. Сейчас полицейские войдут в отель, и маленькая, дружеская встреча с Монахом на некоторое время задержит их. Зато потом они вызовут по рации подкрепление и оцепят всю местность, прочешут ее, и каждому, кого они схватят, придется потрудиться, чтобы доказать свою личность. И никакие трюки не помогут ему тогда выбраться из района. А если полиция снова засадит его за решетку, пути назад ему не будет. Один бог знает, какие небылицы расскажет им Монах о происшествии в такси. И кроме раненной Тельмы у него на счету будет еще два убийства — адвокат и водитель.

Джексон прижал малышку покрепче.

— Что же ты видела в клубе, малышка? Почему Тельма должна была убежать оттуда?

В ответ он услышал лишь ровное дыхание спящего ребенка. Он взглянул на ее прелестное личико. На длинных ресницах блестели слезы, но она крепко спала.

Джексон посмотрел на зайчика, которого крепко прижимала к себе Ольга. «Ну, что будет теперь?» — казалось, спрашивал он.

— Мне кажется, лучше всего побыстрей отсюда смыться, — ответил ему Джексон.

Он прошел по снегу, который доходил ему уже до щиколоток, обошел черную машину и открыл дверцу. Ключ от зажигания был на своем месте. Он влез в машину, осторожно положил девочку на переднее сиденье, посмотрел на освещенную дверь отеля и окна ресторана. Что сейчас происходит в ресторане, он не мог видеть. Но в холле появились Монах и Эванс, которые волоком тащили молодого администратора.

У того обильно текла кровь изо рта и носа, но он энергично качал головой. Он тоже слышал вой полицейской сирены и решил, видимо, придержать язык. Джексон видел, что он пытается освободиться от своих мучителей, видел он и то, как Монах ударил его рукояткой револьвера по голове.

Джексон завел машину и медленно тронулся. В этот момент полицейские покинули ресторан. Наверняка сцена между полицией и гангстерами получится забавной. Монаху будет сложно найти подходящее объяснение по поводу своего появления в отеле.

В трех кварталах от отеля Джексон зажег фары и свернул к югу, к Лупу. Ему необходима другая одежда. В том, что была на нем сейчас, его сразу же узнают. А потом он должен исчезнуть, отвезти Ольгу в безопасное место, завоевать ее доверие и узнать, что же произошло в клубе Вели. Это был ключ ко всем событиям и к Эвансу.

В любом случае нужно было спешить, так как уже начинало светать. Он вел машину одной рукой, придерживая другой маленькое тельце девочки. Джексон вдруг ядовито ухмыльнулся. Вчера приблизительно в это время он сидел в тюрьме, уже вымытый и одетый, и ждал звонка будильника. Вчера вечером он был еще неженатым арестантом, который ждал, когда его, посаженного за решетку за убийство, которого он не совершал и за которое отсидел семь лет, выпустят на свободу. Лишь одна мысль владела им тогда: прикончить Эванса. Теперь он был женат и имел семью — жену-блондинку и приемную сестру.

Он повертел ручку приемника. Если машина принадлежит Эвансу, то приемник, скорее всего, настроен на полицейскую волну. В самом деле, акция в отеле на Логан-сквер была в разгаре.

— …машина 26 и 32 докладывают, что прибыли на Логан-сквер. Здесь лейтенант Мак-Крини… Говорим из Логан-отеля, находящегося напротив трамвайного кольца… Машина 19 сообщает в центр…

Джексон повернул еще южнее. То здесь, то там вспыхивали в ночи рекламы отелей и ресторанов, но большинство питейных заведений уже успело выкачать из своих клиентов все, что могли, и теперь погрузились в темноту. Под ровным и белым снежным покрывалом улица казалась чистой и прямой.

Джексон остановил машину перед лавкой старьевщика, где он заложил чемодан и часы. Какое-то время он неподвижно сидел за рулем, уставившись в темную витрину. Старик жил в маленькой задней комнате. Это он узнал еще до того, как впервые пришел сюда приобрести револьвер. Между магазинчиком и комнатой был узкий проход.

Джексон проехал еще один квартал и остановился. Потом он взял на руки малютку и вернулся назад, к проходу. К домику он подошел теперь с задней стороны. Ольга тихо сопела во сне, как котенок, и не проснулась, когда Джексон постучал в черную дверь лавки.

Мгновение царила тишина, а потом послышался голос старика:

— Сюда никто не войдет! Убирайтесь!

Джексон постучал снова.

За спущенными жалюзи замигал свет, и дверь, придерживаемая цепочкой, приоткрылась на дюйм. В щели показалось морщинистое лицо старика.

— Что это значит? Я же сказал, чтобы вы убирались!

Рослый человек со спящим ребенком на руках покачал головой.

— Не могу.

— Ах, зто опять вы.

— Да, это опять я.

— Что вам нужно?

— Переодеться. Кроме того, мне нужен новый револьвер.

— Сожалею, но ничем не могу вам помочь, — решительным тоном заявил старик.

— Если я сообщу копам, что вы продали мне револьвер, вам придется пожалеть о своем отказе. А если я доведу это до ушей Флипа Эванса, то тогда и сожалеть будет не о ком. Все остальное зависит от вашей фантазии.

Старик гневно выругался:

— Грязная собака! Сука!

Зайчик в руках Ольги наклонился вперед и сунул красный нос в щель:

— Ты, может, и прав, старик, но если хоть что-нибудь соображаешь, то все-таки откроешь дверь грязной собаке и суке.

На того не очень-то подействовали слова зайчика.

— А если не открою?

— В таком случае Джексон все равно переступит этот порог, хотя и с трудностями, — угрожающе ответил заяц.

Дверь закрылась, и загремела цепочка. Потом дверь снова открылась, и Джексон вошел в холодную захламленную комнату. Раньше он надеялся хоть на короткое время спрятаться в ней, найти здесь прибежище. При первом своем визите, когда ему прежде всего надо было достать оружие, он не заметил, насколько она запущена, да и сам старик такой же. Нет, он не мог оставить тут Ольгу.

Старик теребил пуговицу на куртке, которую он набросил на грязное нижнее белье.

— Так всегда бывает, когда окажешь человеку услугу. — Он был напуган до такой степени, что руки его тряслись. — Я читал, что пишут о вас в газетах. И по радио объявили розыск. Вы хоть представляете, что будет, если вас застанут здесь копы?

— Да, вы попали в чертовски сложный переплет, — посочувствовал ему Джексон.

— И что вы теперь хотите от меня?

— Одежду и револьвер.

— Бесплатно?

— Нет, за тряпки я заплачу наличными.

— Ну, что ж, — смилостивился старик, — если вы так говорите…

Джексон бросил свою шляпу на стол, уставленный грязной алюминиевой посудой.

— Мне нужна темная шляпа. Неважно, как она будет выглядеть, черт побери! — Ему не хотелось класть Ольгу на грязную кровать. Наконец он снял с себя пальто, расстелил его на кровати и положил на него девочку. — И одежда, но не черная. Я предпочел бы кожаную, куртку. — Он назвал свой размер.

— Надо взглянуть, что там у меня есть, — нахмурился старик. Он прошел в чулан и некоторое время копался в нем.

Джексон терпеливо ждал. Он закурил сигарету и долго смотрел на смятую постель и на лежащего на ней ребенка. Как же ему завоевать доверие Ольги, черт возьми? Он должен знать, почему так боится Эванс этого ребенка. Что она видела в клубе? Ведь обычно Флипу наплевать, что о нем думают копы.

Старик вернулся с широкополой шляпой и поношенной курткой. Джексон переоделся и бросил взгляд в тусклое зеркало. Да, теперь он значительно изменился. От трудной лагерной работы лицо потемнело и огрубело. Теперь он был похож на фермера, пригнавшего в город стадо.

— А как с револьвером?

Из кармана своей занюханной куртки старик достал, автоматический «кольт».

— За все двести долларов.

Джексон вынул изо рта сигарету:

— Не слишком ли много?

Старик пожал плечами.

— Если учесть риск, то это даже мало. Если полиция узнает, что я продал револьвер… — Старик еще раз пожал плечами и смолк.

Джексон отсчитал двадцать десятидолларовых банкнот из пачки, которая все уменьшалась. Но сейчас ему было не до денег. Его разыскивала полиция, искал Эванс. В ближайшие часы он должен принять важное решение. Он вытащил из револьвера магазин, чтобы проверить, заряжен ли он, и сунул его обратно.

— И не вздумайте приходить ко мне снова, — предупредил старик. — Все равно не пущу.

Джексон поднял Ольгу с кровати и вышел. Старик со скрипом закрыл за ним дверь. В переулке между домами было темно, как в глубоком колодце. Колючие снежинки били в лицо. Да, ребенка надо куда-то пристроить. Но вот куда?

На удаленной от центра улочке ветер дул еще сильнее. Джексон прошел мимо машины, которую он позаимствовал у Логан-отеля. Он пытался представить себе, как будет действовать его противник. Флип богат и пользуется влиянием. Но умным его не назовешь, так же как и Монаха. Если они обнаружат машину, то вряд ли предположат, что Джексон находится где-то поблизости. Наоборот, они подумают, что он скрылся от машины как можно подальше.

В нормальных условиях он так бы и поступил, но с маленькой девочкой на руках он не мог ткнуться ни в отель, ни в пансионат. Его бы сразу засекли, тем более, что у него не было даже багажа.

Он почувствовал, что замерзает. Каждую секунду возле него могла остановиться патрульная машина» завывающая сиреной.

Джексона бросило в жар. Вот на этом тогда его игра, и закончится. Револьвер в кармане упрячет его в тюрьму на весь оставшийся срок. Если же умрет Тельма, дело обернется еще хуже. Ему припишут также смерть водителя и Дисмонда. Если он даже избегнет электрического стула, то что будет с Ольгой.

Если бы он знал адрес хотя бы той молодой проститутки, которая с ним заигрывала в баре. Может быть, за тридцать долларов он смог бы провести у неё остаток ночи. Возможно, что она приняла бы его с удовольствием — без взаимной услуги с его стороны.

Тут ему пришла в голову еще одна мысль. За полквартала от него перед красной вывеской «Отель» таксист высадил какого-то пьяного, и тот нетрезвой, походкой направился к дверям. Такси продолжало стоять с включенным счетчиком.

Джексон остановился перед дверью. Отель находился на втором этаже. Из холла наверх вела довольно чистая: лестница. Он толкнул дверь и вошел. В воздухе висел: запах дешевых духов и дезинфекции. В назначении этих апартаментов можно было не сомневаться.

Он переложил Ольгу на правую руку и поднялся по лестнице. На втором этаже находился маленький холл. Пьянчужку как раз вела по лестнице какая-то энергичная девушка в прозрачном платье. На софе, за узорчатым письменным столом, сидела миловидная красноволосая молодая женщина. Рядом с ней пристроился мужчина с суховатым лицом. Из одной комнаты, дверь в которую была открыта, доносился вызывающий женский смех.

Женщина удивленно взглянула на Джексона.

— Вот такого я никогда не ожидала, — сказала она. Джексон спокойно прошел по холлу, посадил Ольгу на письменный стол и обратился к мужчине:

— Мне бы хотелось снять комнату для себя и своей малышки. Не очень дорогую, если можно. — Придав нерешительность своему голосу, он извиняюще добавил: — Я прибыл из Эймса со стадом скота и уже справлялся в соседних отелях, но они требуют за ночлег девять долларов. А я увидел ваш отель и решил попытать счастья здесь. — Он смущенно улыбнулся. — Долларов пять-шесть я готов заплатить. — Он прижал к себе Ольгу. — Самое главное, чтобы ребенок побыл в тепле хоть несколько часов.

Плюшевый зайчик выпал из рук девочки, она снова прислонилась к его кожаной куртке и уснула.

— Прошу извинить меня, мистер, — человек за столом покачал головой. — Вы же понимаете…

Женщина с красными волосами приподнялась, чтобы поднять упавшего зайчика.

— Ты слышал, Чарли, что сказал этот человек? Предоставь ему комнату.

Тот запротестовал:

— Но стоит ли, Стелла?

— Кто тут хозяин? — перебила она.

— Ты. В какой номер?

— Дай ему 101-й номер за четыре доллара.

Мужчина пожал плечами и начал рыться в столе в поисках регистрационной карточки. Найдя ее, он положил бланк и карандаш рядом с Джексоном.

Должен ограничиться карандашом, уважаемый. Шариковые ручки кончились.

В регистрационной карточке Джексон написал следующее: Джим Берроуз и дочь Эймс из Иллинойса, Руланд Роу, 3.

Красноволосая закрыла дверь в комнату, из которой доносился женский смех, потом задумчиво и немного печально посмотрела на Ольгу.

— У вас симпатичная дочка, мистер.

— Наша гордость, — заметил Джексон. В маленьком холле было душно. Она погладила Ольгу по голове.

— Сколько ей?

— Прошлый месяц отпраздновали семилетие, — гордо проговорил Джексон. — Поездка сюда была для нее, праздничным подарком. — Он положил на стол четыре бумажки и приложил два пальца к полям шляпы. — Большое спасибо, мисс, от нас обоих. Очень мило, что вы о нас побеспокоились.

Женщина вложила в руки Ольги зайчика.

— Не стоит благодарности. Спокойной ночи.

Джексон взял ключ.

— Первая дверь слева, — подсказал мужчина.

Джексон закрыл за собой дверь. Окна комнаты выходили на Кларк-стрит. Комната была широкая и просторная и предназначалась, видимо, для богатых гостей. Джексон положил спящую девочку на кровать, снял с нее пальто, стянул сапожки и штаны. Потом уложил ее между двух подушек, поцеловал в лобик и снова подумал, как здорово она похожа на сестру.

Ольга зашевелилась во сне, но не проснулась. Джексон выключил верхний свет и уселся на край кровати, поглаживая ее плечи и волосы, пока она не задышала ровнее.

Неоновая вывеска перед отелем окрасила комнату в розовый цвет. Когда он убедился, что Ольга спит, закурил сигару, которую до сих пор перекатывал во рту, подошел к окну и выглянул наружу.

Проезжавшая по дороге патрульная машина оставила на снегу глубокий след. Другая машина остановилась за такси на краю тротуара. Из нее вышли три парня и подошли к двери отеля. Вскоре из холла донеслись женский смех и веселые возгласы. Он услышал, как красноволосая заявила:

— Конечно, я же нахожусь на работе, мое сокровище. Джексон взволнованно посасывал сигару, держась рукой за подоконник. Ему было трудно сосредоточиться. Если бы он знал, что Тельма жива и что именно видела в клубе Ольга! Если бы, если бы, если бы все было по-другому! Если бы он встретился с Тельмой до того, как она полежала под толстым Эвансом! Джексон взял плюшевого зайчика со стула, на котором он лежал.

— Что скажешь о нашем положении, зверек?

Зайчик нагнулся вперед и взглянул на улицу.

— Дело сложное, Харт.

Джексон выпустил дым к потолку.

Из холла донесся громкий смех. Зайчик повернул голову и осмотрел комнату, а потом снова повернулся к человеку с неподвижными губами, который заставлял его говорить.

— Пока нам здорово не везет, — высказал предположение зайчик. — Тем не менее я сомневаюсь, что Флип или полиция смогут нас выследить в дешевом отеле, где…

— Тс… — перебил его Джексон, — только не при девочке, мой дружок.

Зайчик поднес лапку ко рту.

— Извини, но ты понимаешь, что я имею в виду?

Джексон вытер нот со лба.

— Да, я понимаю, что ты имеешь в виду.


Глава 7 | Избранные детективные романы. Компиляция. Книги 1-24, Романы 1-27 | Глава 9