home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 6

Джексон почувствовал во рту привкус крови. У него под ногами лежало неподвижное тело водителя. Откуда-то сзади доносился голос Монаха, посылавшего в его адрес проклятия. Дисмонд не шевелился, он был без сознания или, скорее всего, мертв.

Джексон попытался нащупать руль, но его не было. Осталась одна только ось. В темноте он нащупал ручку дверцы и нажал на нее. Дверь заклинило. Он повторил попытку. Снаружи доносились голоса водителей, остановившихся, чтобы оказать помощь.

На машину взобрались два человека и с силой распахнули дверцу. С их помошью Джексон кое-как выкарабкался из машины.

— Сколько там еще? — спросили у Джексона.

— Трое. Водитель и два пассажира.

— Как это случилось? Водитель был пьян? Эта скотина чуть не врезалась в меня!

— Да, по-моему, он был навеселе, — сказал Джексон и слез с машины.

Один из помогавших ему тем временем послал другого за фонариком. Вокруг перевернутой машины собралась толпа любопытных, но движение продолжалось в обе стороны.

Джексон осторожно пошевелил руками, согнул пальцы. Потом прошелся — все было цело. Затем он остановился и издали посмотрел на тех двоих, которые пришли им на помощь. Теперь вместе с тремя другими они осматривали автомобиль изнутри.

— Кажется, водитель и один на заднем сиденье готовы… мертвы. А у третьего сломана рука.

— Вытащите меня отсюда! — зарычал в этот момент Монах. — Вытащите меня отсюда, черт бы вас побрал! И не смотрите на меня, как на обезьяну в клетке.

Любопытные приблизились к самой машине, и под их прикрытием Джексон пробрался в задние ряды.

— Что случилось? — спросил один из самых любопытных.

— Машину занесло.

Вскоре появилась полиция. Джексон заметил мигалку, когда она была еще за целый квартал. Он медленно отошел от все возрастающей толпы и направился в сторону Огайо-стрит. Никаких угрызений совести он не чувствовал. Напротив, он ощутил только большое облегчение и радость. В этой отчаянной игре он поставил на карту свою жизнь и выиграл. А если водитель и адвокат отправились на тот свет, то туда им и дорога. Своей вины он не чувствовал.

Что-то сдавливало ему голову, он дотронулся до лба. Оказалось, что во время аварии шляпа сползла ему на уши. Джексон снял ее и поспешил подальше от этого места. Снежинки приятно освежили его разгоряченное лицо.

Теперь к месту аварии мчались уже несколько полицейских машин. Джексон язвительно усмехнулся. Наконец-то и Монах попал в затруднительное положение. Он не отважится сообщить, кто был четвертым в машине. Иначе полиция арестует его за пособничество в побеге. Он автоматически взглянул на запястье и тут же вспомнил, что продал свои часы. Когда же это было? За это время произошло столько событий, что ему уже казалось: он покинул тюрьму по крайней мере год назад. Он продал часы, чтобы приобрести оружие. И это оружие теперь находится в руках полиции. Если ему все-таки удастся добраться до Флипа Эванса, придется действовать голыми руками. Но сперва надо позаботиться об этой таинственной Ольге.

Он прибавил шаг. Бульвар Мичиган был более широким и светлым, чем прилегающие к нему улицы. Он пересек бульвар и пошел по Кларк-стрит. На углу улицы находился ресторанчик. Жалюзи были опущены, но изнутри пробивался свет и слышалась легкая музыка.

Джексон решительно открыл дверь и вошел. В зале было накурено так, что трудно дышать. Нo по своему давнему опыту он знал, что к этому быстро привыкаешь.

Несмотря на поздний час, все столики были заняты. Заняты были и табуреты у стойки. Маленькая девушка на подмостках вяло исполняла стриптиз.

Джексон подошел к бару.

— Двойной виски и пиво, — потребовал он.

— Собирали фиалки? — поинтересовался бармен. Джексон удивленно взглянул на него и ощупал свое лицо. Левый глаз заплыл, через некоторое время будет еще хуже. Он усмехнулся.

— Да. И не без успеха.

Виски подействовало благотворно. Он залпом выпил пиво и направился в туалет. Тем временем девочка под скудные аплодисменты закончила свое выступление.

От ее вида у Джексона заныла душа, ему стало тошно. Он знал такие забегаловки лучше, чем ему хотелось бы. Именно в таких забегаловках он и начинал, пока не выбился в люди.

Человек, обслуживающий туалет, протянул ему тазик, полотенце и расческу. Он вымыл лицо и причесался. Его левый глаз переливался всеми цветами радуги, но, если не считать этой мелочи, он счастливо отделался. Джексон сунул служителю доллар и юркнул обратно в бар.

— Повторить, — обратился он к бармену.

На этот раз на подмостках появилась другая девушка, блондинка. Она сняла широкополую шляпу и взялась за застежку-молнию на своей куртке. У нее был милый голос, но пьяные посетители ее не слушали. Девушка напомнила Джексону о Тельме. Что-то там сказал водитель? Будто бы Тельма исполняла любовные песенки в послеполуночной программе. В том ресторане, где с ней заговорил бармен, похоже, ее знали. Уж бармен-то знал наверняка. Он назвал ее по имени. Вполне возможно, что Тельма исполняла стриптиз и на Кларк-стрит, прежде чем попасть в клуб Вели. Разница между этим кабаком и клубом Вели была в том, что напитки в клубе стоили в три раза дороже.

Чувство угнетенности все больше охватывало Джексона, и он понимал, что было тому причиной. Ему очень понравилась та блондинка, которую он увидел сегодня в первый раз. Сейчас как раз их первая брачная ночь, а она лежит при смерти, а может быть, уже и умерла. За ним же охотится вся полиция Чикаго.

Когда он допил вторую порцию виски, к нему приблизилась какая-то молоденькая проститутка.

— Чувствуешь себя одиноким, малыш? — прощебетала она.

Джексон кивнул: да, он чувствовал себя одиноким. Девушка подошла еще ближе.

— Странное совпадение. Я тоже себя чувствую одинокой.

Она посмотрела на сдачу, которую он получал с десятки, и провела язычком по губам.

— Я знаю отличное лекарство от одиночества. Через полчаса я заканчиваю работу и, честное слово, в постели я хороша.

Ему было противно слушать такие слова от этой милой намалеванной девушки, но тем не менее он сказал «да». Ведь он просидел в тюрьме семь лет, а за какие-то двадцать долларов эта девушка может доставить ему удовлетворение. Чтобы прочесать все отели, полиции понадобится несколько дней, а малышка приютит его до тех пор, пока у него будут деньги. Они могли бы хорошо позабавиться, если он не забыл, как это делается…

Опять послышались скудные аплодисменты, Джексон бегло взглянул на блондинку, стоящую на сцене в соблазнительной позе. Она была почти полностью обнажена, если не считать крошечных трусиков. На ее миловидном личике играла смущенная улыбка.

Девушка прижалась к нему, словно котенок.

— Ну, малыш, ты не передумал?

Джексон подтолкнул сдачу в ее сторону.

— Ничего не выйдет, моя бэби. Я только сегодня женился, и моя жена чрезвычайно ревнивая. Во всяком случае, я на это надеюсь.

Сквозь шум и дым он пробрался к выходу и с.облегчением вдохнул свежий воздух.

Несмотря на ранний час, на Кларк-стрит было полно народа: пьяницы и бездельники, педерасты и лесбиянки, сутенеры и прочие любители приключений — короче говоря, все представители всех пороков. Джексон с отвращением наблюдал за этой публикой. За время его пребывания в тюрьме улица совсем не изменилась. До сих пор она походила на огромную витрину с заманчивой рекламой, радостно провозглашающей: у нас вы найдете все, что угодно. Подходите, и за свои деньги вы получите все.

Джексон прошел через падающий снег к Лупу и поднялся по ступенькам к станции городской железной дороги на Дейк-стрит. Ему надо было побыстрее добраться до таинственной Ольги. Он предпочел бы такси, но все таксисты имели обыкновение заносить в книгу свои поездки.

В теплом зале была телефонная кабина. Джексон открыл телефонный справочник на странице «Отели». В нем указывался лишь один Логан-отель, и находился он на бульваре Кецци. Он обратился к старику-кассиру, узнал, когда отходит ближайший поезд, и купил билет до Логан-сквера.

Кассир дал ему еще один совет:

— Только садитесь в первый вагон, а то второй переполнен дамами и идет дальше, к Гумбольдт-скверу. Ближайший поезд прибудет через четыре минуты.

Джексон поблагодарил старика, купил несколько сигар — по четверть доллара за штуку — и газету, после чего вышел на занесенный снегом перрон.

Он обрадовался, когда подошел поезд. Пассажиров было немного. В вагоне сидел какой-то пьяный, храпевший всю дорогу, две размалеванные девицы, подремывал тепло одетый рабочий.

Джексон ощутил себя совершенно беззащитным. На любой станции в вагон могут войти полицейские и… Все-таки надо было ехать на такси. Он торопился и не все хорошо продумал. Ведь можно было остановить такси поблизости от отеля, а потом пройти пешком.

Он зажал в кулаке незажженную сигару и загородился газетой.

Его бегство из тюрьмы и авария на шоссе еще не нашли отражения в прессе. Вероятно, все это появится в ближайшем выпуске. Но все равно — всю первую страницу занимало его фото. Они достали и напечатали фотографию, где он сидит с говорящей куклой на коленях, в вечернем костюме. Тогда он работал еще в «Чез-Пари». Как давно это было! По меньшей мере сто лет назад…

В то время он и не мечтал стать знаменитым артистом. И тогда он еще не был связан с Флипом Эвансом. И тогда он и Джерри еще не знали девушку по имени Элен Адель, и он не знал, что ему придется отсидеть семь лет там, где на его койке вместо имени прикрепят бирку с номером.

Сперва он лишь бегло просмотрел всю газету. Странно, как гладко укладываются факты в эту сфабрикованную историю. Репортер изо всех старался уличить его в убийстве Тельмы. Он даже придумал мотив. Джексон мечтал отомстить Флипу Эвансу и, зная, что Тельма Уинстон подружка Флипа, решил убить ее. Так же как и Мак-Крини, репортер верил, что Джексон посылал ей из тюрьмы письма. Репортер утверждал, что в этих письмах Джексон убеждал Тельму в серьезности своих намерений и настаивал на женитьбе после выхода из заключения. И нанятый им, еще не найденный убийца, подстерег ее при выходе из дома священника. Это убийство Джексон задумал спихнуть на Флипа Эванса. Но одну якобы ошибку Джексон все же допустил. Впрочем, эту ошибку допускают девять из десяти преступников. В своей жадности преступник заставил жертву застраховаться на крупную сумму, а может, этими деньгами он задумал откупиться от нанятого им убийцы. Полиция обнаружила этот полис при Тельме. Если девушка умрет, чего, к сожалению, следует опасаться, то этого полиса, вместе с другими доказательствами, окажется достаточно, чтобы упрятать Джексона в тюрьму. И на этот раз уже никому не придет в голову выпускать его на свободу за хорошее поведение. Вообще же убийцу женщины, имевшего уже одну судимость, ждал электрический стул.

— Какая подлость! — выругался Джексон.

Одна из женщин подняла голову.

Джексон и не заметил, что говорит вслух, хотя изо всех сил старался быть незаметным.

— Простите, — пробормотал он.

Джексон с облегчением вздохнул, когда распахнулись вагонные двери и дежурный по станции возвестил.

— Дамен-стрит. Последний вагон следует до Гумбольдт-парка.

Обе женщины пересели в последний вагон, а пьяный продолжал безмятежно храпеть. Джексон взглянул из окна в снежную ночь. Когда вагон тронулся, он опять сунул нос в газету и сидел так, пока поезд не миновал освещенную платформу.

Чтобы убить время, он продолжал изучать короткие статейки, которые попались ему на глаза еще в баре.

«…адвокат Джон Мастере, будучи представителем фирмы „Пирс“, высказал серьезную озабоченность по поводу исчезновения Филмера Пирса, известного весельчака, прожигателя жизни и кутилы. Пирса, наследника миллионного состояния, последний раз видели в четверг, когда он рано утром покидал ночной клуб в обществе какой-то неизвестной блондинки. Предполагается, что уже неоднократно женившийся плейбой отправился со своей очередной спутницей в какое-нибудь романтическое путешествие, как эго уже случалось и раньше».

Джексон опустил газету и уставился в темноту за окнами. У него и своих забот достаточно, какое ему дело до похождений какого-то сексуального маньяка. Интересно все-таки, погибли Дисмонд и шофер или нет? Но даже если и погибли, они заслужили эту участь. А потом Джексон вспомнил, что он сказал, прежде чем сесть в такси возле тюрьмы, и несмотря на то, что в поезде было довольно прохладно, его сразу кинуло в пот. Он тогда сказал: «К Логан…» и лишь потом заметил, что в машине находятся люди. В телефонной книге был только один Логан-отель. Монах остался жив после аварии, а его дураком не назовешь. Эванс не упустит такую подсказку, если уже не использовал. Это могло означать, что Монах или еще кто-то из их шайки уже спешит в отель.

Ему казалось, что поезд ползет медленней улитки. Теперь Джексон сожалел, что зашел выпить виски. Надо было сразу ехать за Ольгой.

Он попытался представить себе Ольгу. Возможно, это сестра Тельмы. Он решил, что она должна быть моложе его жены — невинное существо с большими глазами серны, которое приехало в гости со своей фермы. Флип, который менял женщин, как перчатки, бросил Тельму, как когда-то бросил Элен Адель, и начал приставать к Ольге с гнусными предложениями. В ответ на это Тельма сразу же убрала сестру из опасной зоны.

Джексон вытащил изо рта мокрую сигару и тотчас сунул на ее место другую. Нет, вероятно, здесь что-то другое. К чему тогда просьба Тельмы жениться на ней? Да и Флип не станет искать неприятностей из-за женщины — это ему не надо. Мак-Крини прав: все девчонки у него под рукой.

Выходит, дело не в этом, но почему все-таки Тельма захотела, чтобы он женился на ней? Почему она подписала страховку на десять тысяч долларов совершенно незнакомому человеку? Почему ее пытались прикончить Монах и Флип Эванс? Почему им так важна Ольга?

Джексон помассировал руками все еще болевшую голову. Чтобы ответить на все эти трудные вопросы, ему не хватало исходных данных. К тому же он не обладал способностями ясновидящего. Если бы он мог поговорить с Тельмой хоть пять минут! Сейчас он еще больше жалел, что не переговорил с ней в автобусе.

Но в данный момент Ольга была еще недосягаема, а Тельма лежала в госпитале без сознания, и было неизвестно, выживет ли она. А может, именно в этот момент ее красивое, молодое тело переносят в морг ко всему привыкшие санитары.

Наконец поезд резко остановился.

— Логан-сквер! Конечная остановка! — выкрикнул дежурный по станции.

Джексон тяжело вздохнул и торопливо покинул вагон.


предыдущая глава | Избранные детективные романы. Компиляция. Книги 1-24, Романы 1-27 | Глава 7