home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 20

Сартилло-авеню словно вымерло. Перед домом номер 41638 черного "плимута" не было.

Я свернул за угол и остановился на параллельной улице. Вместе с Гэри мы перелезли через деревянный забор и подошли к дому с задней стороны.

Внезапно ковбой схватил меня за руку.

– Послушайте, мистер! Если вы меня тут...

– Подождите! – перебил я его. – Скоро все кончится.

Он уставился на меня, но не сказал ни слова.

Рядом с верандой разросся большой куст. И пахло как в кладбищенской часовне. Я взглянул на верхний этаж. Жалюзи были опущены, но за одним из окон мерцал желтоватый свет. Обе двери были заперты, но окно кухни было открыто. Я перерезал ножом проволочную сетку от мух и повернулся к ковбою.

– Ну как, мы – партнеры?

– Партнеры.

– Хорошо. Тогда оставайтесь здесь, Эрнст. Держитесь в тени дома. Нельзя, чтобы вас увидели. Если кто-нибудь появится, закричите как козодой. Ведь такие птицы водятся у вас в Оклахоме?

– Конечно, – подтвердил он. – Но только не в больших городах.

– В этом Миллет не разбирается, – успокоил я его. – Есть очень много вещей, в которых он ни черта не смыслит. И я издам те же звуки, если буду нуждаться в вас.

Он прижался к стене дома, в нескольких метрах от веранды. Я пролез в окно кухни и чуть было не опрокинул таз с грязной посудой. Потом какое-то время постоял, не шевелясь, пока глаза не привыкли к темноте. Хотя Лаура Джин все еще лежала в морге, тем не менее в доме чувствовался запах смерти. Может быть, все дело было в цветах, которые росли во дворе?

Я снял ботинки и осторожно поднялся на второй этаж. Здесь ночные шумы города были почти не слышны. Я осторожно двигался вдоль коридора, а потом мне пришло в голову одно мое упущение. Я быстро спустился в кухню и приоткрыл заднюю дверь, чтобы не создавать Стиву Миллету дополнительных трудностей.

Поднявшись снова на второй этаж, я проскользнул к освещенной двери и заглянул туда.

Комната была похожа на спальню, но заваленная трофеями старого джентльмена. В одном углу висели подержанные седла и свернутое лассо. На деревянной подставке стояло несколько кубков. Слева я увидел музыкальный ящичек-шкафчик, рядом – груду пластинок.

Таддеус Джонс сидел в кресле, элегантно одетый, держа в руке свою любимую флейту. Глаза его смотрели в пустоту, и он покачивался всем телом, как это делают люди, когда горе их достигло той стадии, которую уже трудно вынести.

Я снова отступил в коридор и отыскал другое помещение. Тут я мог спрятаться. В тот же миг в нос мне ударил запах виски. Теперь лишь три фута отделяли меня от дула никелированного револьвера. Стив Миллет уставился на меня.

В рассеянном свете, падавшем из стеклянной двери, я увидел, что черты его лица искажены – это было само воплощение зла. И в то же время он напомнил мне одно видение: тот же влажный блеск в глазах и мягкость губ. И все недостающие части шарады внезапно очутились в моих руках. Теперь я знал, кто убил Джоан Уорнер. Лицо Стива Миллета напомнило мне сейчас лицо Фрэнка.

– Вот ты и здесь, Джонни, – сказал он. – Как все порой неожиданно оборачивается, не так ли? Ты думал, что сможешь послать меня в газовую камеру. От ненависти ко мне ты даже порвал контракт со студией, чтобы уничтожить меня. – Влажный блеск в его глазах усилился. – Но ты меня не уничтожишь. Я покончу сперва с одним делом, а потом с тобой.

Я спросил, как ему удалось проникнуть в дом.

– В переднюю дверь, – ответил Стив. – Стоял поблизости от дома, пока не заметил, как мимо проехала моя спортивная машина. К счастью, я успел взять ключ в сумочке Лауры Джин. Уже тогда я предчувствовал, что он мне пригодится.

Палец его лежал на курке. Теперь смерть была в дюйме от меня.

– Тебе будет трудно объяснить полиции, откуда взялся мой труп, – сказал я.

В губах его торчала сигарета, и красный огонек немного вспыхивал, когда он затягивался. В кожаных перчатках и с никелированным револьвером он чувствовал себя уверенно.

Миллет одарил меня своей знаменитой улыбкой.

– А зачем мне все это объяснять? Какое отношение я имею к двум трупам, найденным на Сартилло-авеню? Я сейчас дома, в своей постели, вместе с женой. Вчера я в шестой раз женился. И моя женушка очень миленькая.

– Но ты же ее не любишь, Стив.

Он провел кончиком языка по губам. Потом чертыхнулся.

– Моя частная жизнь тебя не касается! Ну ладно, топай к своему старику в комнату. Пора покончить со всеми вами.

Глуховатому Джонсу все-таки наш разговор был слышен. И когда мы вошли в комнату, он с возмущением поднялся. Я шел первым, за мной – Миллет, тыча мне пистолетом в спину. Я понадеялся, что сердце старика выдержит и у него не случится сердечного приступа.

– Что это все значит! – воскликнул старый джентльмен. – Что вам нужно? Могу я узнать, кто вы такой, сэр?

Я прислонился к стене и заметил, как побледнел Миллет. Еще никогда в жизни я не видел зрелища, доставившего мне большее удовольствие. Влажный блеск в глазах стерся, и на его месте остался неприкрытый страх, вернее, трусость. Возможно, он хотел бы выглядеть решительнее, но не мог.

– Как, что это значит? Зачем вы начали меня шантажировать? Я получил от вас телеграмму.

Джонс придерживал ухо рукой, чтобы лучше слышать.

– Какую телеграмму? Но я же вас не знаю, сэр.

Стив бросил на меня злобный взгляд.

– Проклятая собака! Значит, это твои штучки?

– Кто этот человек? – повторил старик, глядя на меня.

– Иногда он себя называет мистером Блейком, – ответил я.

Краска вновь вернулась на лицо старого джентльмена. Он ткнул флейтой в Миллета.

– А-а, теперь-то я вас узнал. Что вы сделали с Лаурой Джин? Почему вы оставили мою дочь одну в этом пустынном месте? – Он помолчал, сделал шаг вперед. – Лаура умерла. Я опознал ее труп.

Стив хрипло выдавил:

– Да, я это знаю.

– Он наверняка это знает, – вставил я. – Ведь он ее и убил!

Старый джентльмен не расслышал меня, но прочитал сказанное по губам.

– Он убил Лауру Джин? Мистер Блейк? Который стоит сейчас передо мной? Но ведь полиция говорила о несчастном случае. И Лауру случайно задавил актер по имени Миллет.

– Машина способна задавить девушку, но уж никак не изнасиловать, – объяснил я ему. – А мистер Блейк на это способен. Должен уточнить, что мистер Блейк больше известен под именем Стива Миллета.

Пот блестел на лице Стива. Он то и дело проводил языком по губам.

– И много ты разослал телеграмм, Джонни? – наконец спросил он.

Я закурил, избегая любого подозрительного движения. А потом просвистел первые такты увертюры.

– Что это значит? – Миллет поднял револьвер.

– Начало этой мелодии очень похоже на крик козодоя, – сказал я. – Ну, так что же ты собираешься делать, Стив? Сперва убить меня, а потом – мистера Джонса? А потом, наверное, прижмешь мои пальцы к револьверу? Ведь точно так же было в фильме "Преступление в полдень". А ты помнишь, что произошло с убийцей? Полиция отвезла его в Сан-Квентин, и ему позволили услышать, как пилюля упала в кислоту. И ты тоже туда попадешь. Глубоко вздохнешь, сосчитаешь до трех... А потом сможешь поздороваться с Лаурой Джин и с Джоан.

В убийствах Миллет был не силен. Во всяком случае, в убийствах мужчин. Он знал, что убить меня будет трудно, а мне это придавало силы.

– Заткнись! – прорычал он. – Иначе я прямо сейчас пристрелю тебя, Слэгл!

– Вряд ли у вас это получится! – раздался голос Эрнста Гэри со стороны двери. Он вошел в комнату и ткнул Стива Миллета в спину своим кольтом. – Но вот вас-то я пристрелю, это точно! Для этого я пролетел тысячу миль. А мой отец всегда был бережливым человеком. Он совсем не хотел, чтобы я понапрасну тратил такие деньги.

– Эрнст! – воскликнул старый джентльмен. – Эрнст Гэри!

Ковбой сильнее ткнул Миллета в спину.

– Брось револьвер, убийца!

Лицо Миллета побелело. Никелированный револьвер стукнулся об пол.

– Кто?.. Кто вы?.. – выдавил он.

– Человек, который хотел жениться на Бесси, – сказал парень из Оклахомы. – Человек, который бы и женился на ней, если бы вы не задурили ей голову.

Он хотел еще что-то сказать, но его опередила миссис Эдвардс. Из своего окна в соседнем доме она крикнула:

– Заприте спальню, мистер Джонс! – Голос ее был подобен сирене. Даже туговатый на ухо Джонс услышал. – К вам в дом только что проскользнули четыре человека. Но меня кое-кто предупредил насчет их. Полиция уже находится в пути.

Гэри и я – это два человека, Миллет – третий. А четвертый входил сейчас в комнату с лицом, искаженным ненавистью. Это был Пол Глэд. В руке он держал черный автоматический пистолет. Теперь уже ребрам ковбоя пришлось ощутить твердость стали. Пол явился один, без телохранителей, и это меня удивило.

– Я наконец хочу знать, что за комедия здесь разыгрывается? – рявкнул Глэд.

– Девушек убил Стив Миллет, – ответил я ему. – Как вы знаете, он убил Лауру Джин, а позднее прилетел из Лас-Вегаса и убил Джоан.

– Ложь! – вскричал Миллет. Он быстро нагнулся, чтобы поднять револьвер, валявшийся у его ног, но в этот момент послышалась сирена полицейской машины. Правда, еще далеко.

Парень из Оклахомы быстро обернулся к Глэду, но ни тот, ни другой не стали стрелять: они ничего не имели друг против друга.

В руке Стива оказался револьвер, и он сразу же выстрелил в меня. В плечо словно ударили паровым молотом.

В тот же момент Джонс со всего размаха ударил его флейтой по руке.

– Вы убили мою Лауру Джин! У вас на совести моя дочь!

Сильный удар флейтой пришелся Стиву по запястью, и второго выстрела он сделать не успел. Револьвер полетел на кровать. Миллет хотел броситься за ним, но я схватил его за руку и прижал к стене. И вовремя – иначе Джонс разбил бы ему всю голову своей флейтой.

Бодаясь, словно испуганная овца, киноидол вырвался из моих объятий. Тогда я изо всех сил ударил его ребром ладони по классическому носу – это было давнишним моим желанием.

– За Салли! – проинформировал я его.

Откуда-то издали донесся до меня голос Пола Глэда, почти неслышный из-за воя сирены:

– Тысяча благодарностей, Джонни!

А потом пол закружился у меня под ногами, и все вокруг потемнело.

В бюро лейтенанта Грина за прошедшее время ничего не изменилось. Массивный стол стоял на своем месте, а также стулья, шкаф для бумаг, календарь.

Я сидел на одном стуле, Стив Миллет – на другом, Таддеус Джонс, Пол Глэд, Саул Блисс, миссис Эдвардс, Эрнст Гэри и четыре полицейских стояли, прислонившись к стене.

Грин устроился за письменным столом и постукивал шариковой ручкой по промокательной подложке. Он даже не счел нужным осведомиться, как я себя чувствую.

– Ну, рассказывайте, Слэгл!

Миллет меня опередил:

– Все это ложь, лейтенант! Вы же знаете, это он сам убил Джоан Уорнер. Да и события сегодняшнего вечера я могу объяснить. Меня просто привело в дом к старому Джонсу сострадание. Я хотел предложить ему финансовую поддержку. А Слэгл, этот сумасшедший, напал на меня.

Лейтенант Грин изучал свою шариковую ручку.

– С чем он напал на вас? У Слэгла мы не нашли никакого оружия. Но под кроватью лежал ваш револьвер. С вашими отпечатками пальцев...

Стив сразу попал в ловушку.

– Этого не может быть! На мне были перчатки.

Саул Блисс закурил сигарету:

– Да! Плакали мои денежки! А мне они теперь так пригодились бы!

– Больше повезет в следующий раз, Саул, – высказал я ему свое мнение.

Грин посмотрел на меня.

– Блисс имеет какое-нибудь отношение к этому делу, Джонни?

Мой ответ наверняка был бальзамом на язву Саула:

– Нет. Саул только в финансовом отношении был заинтересован в Миллете. И в отношении моего аннулированного контракта, – добавил я. – Саул убежден, что Миллет еще принесет студии прибыль. Поэтому он и старался сделать так, чтобы случай на канале привлек как можно меньше внимания. Но, насколько я его знаю, он никогда бы не пошел на сокрытие убийства.

Блисс бросил на меня взгляд, полный благодарности.

– Все это – дьявольское недоразумение! – взвыл Стив. Его перебитый нос, должно быть, здорово болел. – Я никого не убивал, лейтенант!

– Ты это уже говорил, – вставил я.

Грин взглянул на Глэда.

– А Пол Глэд?

Теперь я взглянул на содержателя игорного дома. Его ботинки были все в грязи, пальто превратилось в лохмотья. Из двух платиновых цепочек, которые поддерживали изумруд на галстуке, одна была порвана. У него было такое поганое лицо и настроение, что оно его, наверное, угнетало больше, чем наручники на руках.

– Он знал некоторые обстоятельства дела, – ответил я. – Пол или кто-то из его людей тоже говорил с миссис Докерти. И сразу поняли, что означали эти два крика. Он выяснил, что Стив был с девушкой у канала, там убил и сбросил ее в канал. Но Пол почувствовал, что здесь запахло деньгами, позвонил Стиву в Лас-Вегас и тем самым сел в поезд, который и так довольно быстро катился под гору. Наверняка он сейчас был бы рад не влипать в это дело.

Глэд бросил на Миллета взгляд, полный ненависти.

– Все верно, – сказал он.

– А изнасилование Лауры Джин? – спросил лейтенант.

В помещении стало совсем тихо.

– Стив уже пресытился любовью, – объяснил я. – Только насилие может его еще возбуждать. Убийство Лауры Джин и дало ему этот стимулятор. Так же, как и убийство Джоан Уорнер.

– Как же он мог убить Джоан, находясь в Лас-Вегасе?

– Могу объяснить.

– И зачем надо было ее убивать?

– Потому что Джоан грозила разрушить все его планы. Все его бывшие жены шли на развод со Стивом сами. И только в одном случае он сам подал на развод. Когда речь шла о Джоан. А она хотела оставаться миссис Миллет, так как это давало ей и положение в обществе, и уважение. Я думаю, что Джоан позвонила Стиву в Лас-Вегас. Она тоже разобралась, что происходит на самом деле, и надеялась извлечь из этого прибыль. А Стив увидел шанс избавиться от меня. Он уже давно знал, что я лишь жду случая, чтобы уличить его и расправиться с ним. И на этот раз я был очень близок к этому. Не так ли, Стив?

Неожиданно Миллет расплакался. Зрелище оказалось не из приятных.

– Возможно, он пообещал Джоан деньги, – продолжал я. – А может быть, пообещал вторично жениться на ней. Джоан получила от него такие же указания, что и Пол: "Выгони Слэгла из Лос-Анджелеса! Выгони Слэгла вообще из Калифорнии, прежде чем ему удастся выяснить связь между двумя женщинами, которых я – Стив Миллет – одновременно вожу за нос!" Но в то же время Стив не доверял Джоан. Он знал, что она пила. И он знал, что она любила меня. Сегодня, например, Стив усыпил свою новую жену хлоралом. Малышка потеряла сознание буквально посреди поцелуя. Это дало ему алиби на то время, которое он собирался потратить на убийство Джонса. Подобное же произошло в Лас-Вегасе. Стив усыпил Шерри в их первую брачную ночь и прилетел сюда, чтобы расправиться с Джоан.

– Но ведь самолеты не летали из-за плохой погоды, – сказал Грин.

– Были отменены регулярные рейсы, – уточнил я. – А вы проверьте частные аэродромы. Я могу назвать вам десяток пилотов, которые за пятьдесят долларов полетят в любую погоду. Оглушив меня и убив Джоан, он пришел в такое сексуальное возбуждение, что ухитрился обвинить меня еще и в сексуальном преступлении!

– Нет, нет, нет! – запричитал Стив. – Я не делал этого.

Все, находившиеся в кабинете, посмотрели на него. Кроме миссис Эдвардс, в кабинете находились одни мужчины. А завывания Миллета сейчас были похожи на звуки флейты мистера Джонса. Только звучали они совсем не мелодично.

Глэд плюнул ему в лицо.

– Свинья!

Он даже бросился на Миллета, но двое полицейских удержали его.

Грин сунул – наконец-то! – свою шариковую ручку в карман.

– Но ради чего все это было сделано, Джонни?

– Ради денег, – лаконично ответил я.

– Ради денег?

– Как я уже говорил, Миллет боялся, что студия не возобновит с ним контракта. И если бы не Блисс, то так оно бы и было. Но Миллет был прожженным негодяем и два года назад увидел возможность заблаговременно застраховать себя от этого. Даже в двойном отношении. Эти возможности были: Лаура Джин и Бесси Гембл. – Я повернулся к старому джентльмену. – У вас большое ранчо в Вевоке, мистер Джонс?

Старый джентльмен никак не мог оторвать глаз от Стива Миллета.

– Нет, небольшое.

– Но на вашей земле имеются нефтяные источники?

Джонс покачал головой.

– Нет, сэр. Я не хотел иметь эту грязь на своей ферме. Я – скотовод, сэр, так же, как отец мой был скотоводом и дедушка...

– Но вокруг вашего ранчо имеются нефтяные источники?

– Сколько угодно, – согласился он.

Я посмотрел на Эрнста Гэри.

– Вы тоже родом из Вевоки. Расскажите-ка лейтенанту Грину то, что вы рассказали мне.

– Всем известно, – начал ковбой, – что на территории ранчо мистера Джонса находится одно из богатейших месторождений нефти во всем штате. Но до сих пор ни одному человеку не удалось переубедить старика. Даже Лауре Джин. Он говорил всем, что он – скотовод и умрет скотоводом.

– Во сколько оценивается земля?

– Я даже приблизительно не могу назвать вам ее стоимости.

Грин кивнул.

– Мне все ясно. – Должно быть, он тоже проделал большую работу. – Настоящая миссис Миллет является после смерти Лауры Джин единственной наследницей мистера Джонса. Теперь понятны и причины покушения на самого мистера Джонса. Но почему вы не женились на Лауре Джин, Миллет?

– Она не хотела выходить за меня замуж, – кислым голосом ответил тот. А начав говорить, уже не мог остановиться. Жалость к самому себе буквально перла изо всех его пор. – Я хотел на ней жениться, но Лаура Джин знала, что она некрасива, и боялась, что я гонюсь за ее деньгами, которые она рано или поздно унаследует. Три покушения на ее отца сделали ее еще более недоверчивой. Потом она увидела, что я начал ухаживать за Шерри. И тогда я понял, что для меня все закончится, если девушки разговорятся друг с другом и... и...

– И тогда вы убили Лауру Джин? – спросил Грин.

– Да, тогда я убил ее... Я думал, что это никогда не вскроется.

– План был здорово продуман, – сказал я. – И если бы не два крика, которые слышала миссис Докерти, все могло бы сойти как нельзя лучше.

Остальное было известно. Стив сразу же женился на Шерри, ибо боялся, что ее любовь могла поостыть, едва она узнает о смерти сестры. А Пол Глэд, беспокоясь за свои пятьдесят тысяч, тоже поехал на бульвар Сепульведы и узнал все, что ему надо было. И тоже понял, что означали эти два крика. Он почувствовал запах денег и сообразил, что шантажом может получить с Миллета гораздо больше. Поэтому позвонил в Лас-Вегас и потребовал пай с этого прибыльного дела. Косвенно Пол был виновен в смерти Джоан. В интимный час с нею он похвастал, что имеет власть над Стивом. Джоан позвонила Миллету и по его требованию заманила меня в свой дом. Меня, великого и жестокого, суперхитрого Джонни Слэгла.

"У МЕНЯ ОЧЕНЬ ГОРЯЧАЯ КРОВЬ", – сказала она мне тогда.

Когда Миллет закончил и снова стал плакать, Грин недовольно поморщился.

– Уведите его! – приказал он.

Мне не было жалко Стива. И к Полу Глэду я не чувствовал жалости. Эта крыса заслужила тот срок, который будет ей назначен судом. Оба избегали смотреть на меня, когда их уводили полицейские.

Я взглянул на Грина.

– У вас есть еще ко мне претензии, лейтенант?

Он угостил меня сигаретой – впервые за все время нашего знакомства.

– Кое-какие имеются, Слэгл, – ответил он. – Я имею в виду двойной угон машин, бегство из полиции и дезинформацию. Но, я думаю, что мы сможем забыть об этом, если вы дадите мне еще одну справку.

– Я вас слушаю!

– Каким образом – черт бы вас побрал! – вам удалось побудить Стива убить старика Джонса?

– Я послал Миллету телеграмму. Вот она: "ТЕПЕРЬ Я ЗНАЮ, ЧТО ВЫ – БЛЕЙК. ЕСЛИ ДО УТРА НЕ СМОЖЕТЕ ОПРОВЕРГНУТЬ ЭТО, Я ПОЙДУ В ПОЛИЦИЮ". И подписал: "ТАДДЕУС ДЖОНС".

Миссис Эдвардс впервые за все это время раскрыла рот:

– А телеграмма, которую вы послали мне и которая была подписана вашим собственным именем? Вы же сообщали, что таинственный мистер Блейк сегодня посетит мистера Джонса!

Я с улыбкой посмотрел на нее.

– Это было нечто вроде страховки. Я ведь знал, что вы – добрая соседка.

После этого я вышел из кабинета Грина. Ковбой топал за мной по пятам. Один из полицейских пригнал спортивную машину Стива к участку. Чтобы сэкономить деньги на такси, я поехал на ней на ранчо Миллета, где все еще стоял мой, а точнее, Салли, "форд". Дождя не было уже несколько часов, над горами занимался кроваво-красный рассвет.

Ковбой нарушил молчание, лишь когда я остановился перед машиной Салли.

– Вы знаете, мистер Слэгл, я и Бесси...

Я вышел из машины, захлопнул дверцу и прислонился к ней.

– Что – вы и Бесси?

– Я люблю ее, – тихо сказал он.

– В таком случае идите к ней. Выбейте окно или взломайте дверь... Нет, подождите, – я отделил от связки ключей золотой ключ и вложил его в мощную ладонь ковбоя. – Вот, возьмите! Он подходит к двери.

– И что мне ей сказать?

– Правду. И не приукрашивайте ничего.

Он поблагодарил за ключ, но продолжал стоять. Видимо, что-то не давало ему покоя.

– Вы думаете, Бесси со временем все забудет? И у нее появится опять какое-то чувство ко мне?

Я слишком хорошо его понимал.

– Конечно! И я вам скажу, почему. Точно такая же история произошла с одним человеком восемь лет тому назад. Только для него это было гораздо хуже, ибо он был женат на этой женщине. Два года он должен был ждать, когда она поймет свою ошибку и вернется к нему. Но даже и тогда Миллет довольно часто вставал между ними. Теперь этого уже больше нет. Все забыто. И этот ключ, который я вам сейчас отдал, был ЕЕ ключом. Им пользовалась моя жена Салли.

Гэри схватил меня за руку.

– Спасибо вам, мистер Слэгл!

– Не за что, – ответил я. – Хорошо, что я наконец развязался с этим делом.

Я сел в синий "форд" Салли. Машина шла плохо. Судя по всему, в правой покрышке не хватало воздуха. У большой бензоколонки я остановился и попросил привести машину в порядок. Я ждал, поигрывая серебряным долларом, а потом подбросил его вверх, хотя знал, что я все равно позвоню ей. Доллар подсказал: "Звони немедленно!"

– Я возвращаюсь домой, – сказал я Салли в трубку. – Понимаешь, домой!

– Дорогой! – прошептала Салли. – А я так боялась... – Она не плакала, но голос ее предательски дрожал. Такой голос доходит у мужчин до самого сердца.

Я сказал без обиняков:

– Стиву придется расплачиваться. Я имею в виду самую большую расплату.

Она мгновение помедлила с ответом, а потом сказала жестко:

– Я рада этому.

Теперь я знал, что мне больше никогда не придется испытывать страх за нее.

– Поставь на плитку воду для кофе, дорогая, – сказал я и повесил трубку.


Глава 19 | Избранные детективные романы. Компиляция. Книги 1-24, Романы 1-27 | Глава 1