home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Домой к Джанис

Кейд взглянул на часы: двадцать минут восьмого. Через несколько минут окончательно стемнеет. Дождь и ветер бесчинствовали уже не менее часа, оставив позади себя опасное волнение. На путь от устья ушло гораздо больше времени, чем он предполагал. Сейчас он огибал прибой.

В сгущающихся сумерках южная грязевая отмель поблескивала по правому борту. Он еще более снизил скорость и осветил отмель лучом прожектора. Прибой достиг апогея. Была видна лишь часть отмели. Шесть трупов, которые он обнаружил в прошлый раз, исчезли, как лакомство для рыб и крабов. Трудная эта штука – лавировать между подобными грязевыми отмелями в темноте.

Кейд подумал было о том, чтобы бросить якорь и заночевать на суше, но отказался от подобного плана. Сейчас, когда он был так близок к цели, он хотел немедленно объясниться с Джанис и избавиться от Мими. Ему не хотелось проводить с ней еще одну ночь на борту, так как он мог не выдержать сладкого искушения.

Глаза у Мими распухли от слез, когда она появилась на пороге кабины. На ней было платье, колготки и туфли на высоких каблучках, которые он купил ей в Нью-Орлеане. И голосок у девушки также был необычайно грустным. – Хотите, чтобы я приготовила вам что-нибудь поесть?

Он покачал головой.

– Не утруждай себя. Через час мы будем на месте, – неожиданно он ощутил желание подколоть ее. – А вдруг я снова надумаю встать на якорь?

В слабом сиянии зеленых и красных лампочек на приборной доске у Мими был такой вид, будто она собирается расплакаться.

– Я же сказала, что сожалею.

Кейду было стыдно, как если бы он накричал на нее.

– О'кей, выходит, мы оба сожалеем... Если ты голодна, сообрази что-нибудь перекусить. Но не включай ничего, иначе я напорюсь на мель.

Он снизил скорость до такой степени, что судно едва двигалось. В этом месте проход был чрезвычайно узким и сложным, но как только они минуют Град Пасс, то снова окажутся на открытой воде.

Мими прикусила губку.

– Хорошо, только не кричите на меня.

– Я не кричу! – рявкнул он.

Кейд повернулся к рулевому колесу, в который уже раз сожалея о том, что не прошел сюда более коротким путем. Но тогда бы он не узнал, что его разыскивает полиция по обвинению в убийстве, а в такого рода вещах всегда нужно быть осведомленным. С законом, впрочем, как и с женщиной, нужно держать ухо востро.

Мими продолжала стоять в дверях кабины.

– Каким образом вы узнаете, куда надо плыть?

Он попытался объяснить ей но не смог. Можно объяснить, как ты ведешь судно по компасу, но нащупывать путь в темноте было бы совсем иным делом. Это – как летать на реактивном самолете. У человека либо получается, либо нет. Сочетания многих факторов: то, что ты проплывал этим курсом сотни раз до этого, звук работы винтов, цвет твоего кильватера и одному тебе известные приметы.

– Я бывал тут и раньше. Как насчет того, чтобы распить еще одну бутылочку вина? Поскольку мы, вроде бы, намерены повстречаться с нашими уважаемыми супругами, следует отметить это выдающееся событие.

– Как прикажете, – услышал Кейд знакомый ответ. Мими открыла было ротик, чтобы добавить еще что-то, но передумала и исчезла в кабине, чтобы появиться через несколько секунд с открытой бутылкой душистого портвейна, которым снабдил его Сэл.

Когда Мими протянула ему бутылку, судно коснулось днищем подводной гряды, и Кейд инстинктивно задержал дыхание. Наконец, он произнес:

– Сперва ты... Салют!

– Нет, спасибо, – решительно произнесла она. – Я никогда не пью на голодный желудок.

Кейд сделал большой глоток прямо из горлышка. Вино показалось ему слабым и невыдержанным. Лучше бы это был ром. Ему захотелось напиться до беспамятства. Хотелось, чтобы Мими была Джанис. Или чтобы сам он был Джеймсом Мораном. Он мог внушить себе, что Мими была ничто для него, просто еще одна девушка, с которой он повстречался, но раз она уходила из его жизни, то он сомневался, что когда-либо встретит кого-то еще, кто нравился бы ему так, как Мими. Дело было вовсе не в одном физическом влечении. Она вообще ему нравилась.

Кейд сделал второй большой глоток и закрыл бутылку. Если бы он только повстречался с Мими до того, как она познакомилась с Мораном! Но ведь когда она его встретила, Джанис с ним еще не развелась? Или уже развелась? Проход оказался позади, и они снова очутились на глубоком месте.

Залив казался куском черного стекла, разрезанного лишь белым хвостом пенистого кильватера да всплеском выпрыгнувшей наружу рыбы. Кроме шума винтов и ритмичного стука двигателей, тишину нарушали крики испуганных птиц, гнездящихся на прибрежных островках.

Залив был огромный, черный, загадочный и немного зловещий. Окрестное население постоянно менялось, кто-то приезжал, кто-то уезжал. Луна все еще не могла выйти из-за ветвей деревьев, поднимающихся до ближайших холмов. Было слишком темно, чтобы видеть, но Кейд не сомневался – что-нибудь точно изменилось. Даже при дневном свете он с трудом смог бы разглядеть несколько примитивных рыбацких лагерей, редкие хижины охотников вдоль водостоков, тянущихся вглубь лесов. Эта мысль развеселила его. Возможно, что на своих землях он обнаружит незаконно поселившихся людей. Семь лет назад такие люди, называемые «сквоттерами», получили права на занятие ими свободных земель. Так что, если это случилось с его землей, они могут опротестовать законность продажи участка Токо или кому бы то ни было. Тогда и Джанис, и Токо останутся с носом.

Наконец, луна вырвалась из-за вершин деревьев и как бы высветила на воде его судно. Ночной ветер был просто холодным, а вода при лунном свете походила на черный бархат, кое-где пронизанный серебряными нитями. Когда он обогнул смутно знакомую примету – каменную косу – Мими заговорила впервые после того, как принесла вино:

– Вы очень хороший моряк.

– Благодарю.

Лучше бы он не пил вина: оно не помогло. То, чего он жаждал, не ищут в бутылках.

– Мы почти на месте?

Кейд вглядывался в залитую лунным светом береговую линию прибоя.

– Я бы сказал, что мы находимся сейчас против моей собственности, но с тех пор, как я здесь был, прошло много лет. – Он различил на берегу проблески розоватого света. – Вон там должен быть лагерь.

– Значит, есть здание?

– Хижина. Мы с отцом пользовались ею несколько раз в году.

– А сколько там комнат?

– Одна.

– Ох! – вырвалось у Мими и она облизала губки.

Розовое пятнышко света становилось более ярким, превращаясь в лампочку, освещающую довольно обширный пирс, уходящий в воду. К столбу был привязан быстроходный, как определил Кейд, катер, и несколько лодок поменьше. Вероятно, официантка из Нью-Орлеана была права, заявив, что Джанис планирует здесь «большой бизнес». Кейд повел судно к свободному причалу. Хижина, построенная им и его отцом, исчезла. Ее заменил просторный двухэтажный бревенчатый коттедж, вокруг которого было разбросано с десяток коттеджей поменьше. Освещена была лишь центральная постройка.

Кейд заглушил моторы и выскочил на берег.

– Вы сказали, что у вас хижина... – мрачно рассмеялась Мими.

– Была...

Он хотел пройти по причалу, но Мими остановила его.

– Вам очень не терпится увидеть Джанис, я это понимаю, но разве можно выходить на берег в таком виде?

Он провел рукой по бокам и сообразил, что на нем все еще были одеты красные плавки и капитанская фуражка. Даже его ноги оставались босыми.

Кейд надел на себя последнюю чистую белую рубашку и брюки. Тяжелый пистолет оттягивал карман и не позволял легко передвигаться. После некоторых раздумий он все же заткнул его за пояс, после чего надел сандалии. Мими ждала его на корме. Кейд помог девушке сойти на причал, который был построен совсем недавно. Здесь сильно пахло свежеструганными досками и почему-то креозотом. Неподалеку лежали штабели еще неиспользованных материалов. Так он стоял, сдвинув фуражку на затылок и разглядывая освещенный дом.

Мими проявляла нетерпение.

– Чего вы еще ждете?

– Просто раздумываю.

– О чем?

– Не угожу ли я в ловушку?

Кейд перевел взгляд с освещенного коттеджа на полосу растительности, поднимающейся за узкой полосой песка. Вроде бы на пристани и у воды никого не было. Единственные звуки, доносившиеся до него, были звуками ветра и ночных трелей на болоте, да еще ритмичный шелест набегающих на берег волн. – В ловушку? – Мими была озадачена.

Он не стал ей ничего объяснять. Джанис его предала. Они с Токо смешали его имя с грязью. Потом появился Моран, и все ее похождения стали известны и обсуждались с мельчайшими подробностями в Бей Пэриш. Джанис знала, что его освободили из лагеря, и у нее были веские основания бояться его. Вполне логично было предположить, что он захочет с ней рассчитаться, ну и она должна была что-то приготовить для защиты от него.

То ли он что-то услышал, то ли увидел, но в тот момент он не придал этому значения, хотя подсознательно это продолжало его тревожить. Неожиданно он сообразил, что это было. Ну конечно же! Тогда до него долетел звук небольшого самолета, поднимающегося вверх. Моран был летчиком. По воздуху сюда от Бей Пэриш всего несколько минут лета. Если Моран находился там, он знал, что Джо Лейвел был убит и что Токо подписал ордер на его арест, обвиняя в убийстве. Все, что требовалось Джанис, чтобы обезопасить себя, так это вызвать местного шерифа.

Мими сражалась с бесчисленной мошкарой.

– Пошли скорее отсюда! Они меня заедят!

– Кроме того, тебе не терпится увидеться с Мораном?

– В конце концов он мой муж!

– Верно... Но прежде чем разрешить Джиму дотронуться до вас, вы настояли, чтобы он отвел вас к священнику, а затем в мэрию, – он сжал локоток Мими. – О'кей! Пойдем посмотрим, что это дало.

Его обувь на толстой подошве не скрипела, но галька и утрамбованный щебень разъезжались под его весом. Стук высоких каблучков Мими звучал неестественно громко в лунном безмолвии. Одним из нововведений было то, что на берегу был устроен настоящий пляж, и им приходилось преодолеть две сотни ярдов рыхлого песка, прежде чем они достигли широкого портика в коттедже.

Огромный холл был обшит кипарисовыми панелями, а в двух концах сложены камины из натурального камня. Тяжеловесная мебель, обитая кожей, была совершенно новой. Загорелый юнец в довольно замызганных штанах и белоснежной рубашке стоял за небольшой стойкой, какие встречаются в любых отелях. Он не показался Кейду обычным клерком из отеля.

Юнец оперся локтями на перегородку и посмотрел на белую фуражку Кейда.

– Мне показалось, что я слышу, как причаливает судно. Но не говорите, что вы прибыли в темноте.

Кейд покачал головой.

– Мы из Заут Вест Пасс.

– Но это же еще более сложный путь! Вероятно, вы отлично знаете здешние воды?

– Да.

Юнец пошарил под стойкой и нашел регистрационную карточку.

– Мы пока еще не открыты, но думаю, что сможем вас приютить. Комната для вас и миссис? Или же вы предпочитаете один из коттеджей?

– Ни то, ни другое, – проронил Кейд. Он оперся рукой о стойку. Ему стоило больших усилий произнести вслух это имя. – Миссис Кейд здесь?

– Да, сэр.

– Не мог бы я повидать ее? – это скорее было утверждение, нежели вопрос.

– А почему бы и нет?

Мими застенчиво проговорила:

– А мистер Джеймс Моран тоже здесь?

На физиономии юнца появилось недоумевающее выражение.

– Да, конечно, оба здесь. Приехали несколько дней назад, чтобы все подготовить к открытию на будущей неделе. Как мне о вас доложить?

Он повернулся, так как дверь позади стойки распахнулась и внутрь вошла эффектная особа в роговых очках.

– Эти заявки, Джек, – начала она, но затем сняла очки и уставилась на Кейда. – Дорогой! Кейд, дорогой! – воскликнула она. – Ты дома?

Он инстинктивно с шумом втянул воздух и почувствовал, как в его висках застучала кровь. Джанис почти не изменилась. Ее волосы были по-прежнему цветы спелой пшеницы, и ее серые глаза умно смотрели на него. Высокие, твердые, как бы заостренные, груди по-прежнему оттягивали ткань внешне простенького платья, сшитого таким образом, что оно подчеркивало все то, что этого заслуживало. Ни Токо, ни Моран не показывались.

Сильный загар явно шел ей. Он делал ее лицо более молодым, почти девичьим. Бумаги полетели в одну сторону, очки в другую, когда она бросилась в объятия, смеясь и плача одновременно.

– Ох, мой дорогой, мой дорогой!

Кейд почувствовал себя невообразимым болваном. Он стоял неподвижно, онемев от неожиданности, слегка придерживая руками ее знакомое до боли тело. Такого приема он никак не ожидал. Было похоже, что она искренне рада его видеть.

Прижавшись губами к его губам, она не умолкала:

– Значит, ты получил мои письма и мою телеграмму?

Кейд ощутил себя недоразвитым идиотом.

– Нет! – кратко бросил он и приподнял одним пальцем подбородок Джанис. – Почему такая радость при встрече героя? Я думал, что ты со мной разошлась.

Она отбросила последнюю фразу, как нечто не существенное.

– Ах, это... – она небрежно махнула рукой. – Это я могу объяснить. – Ее нижняя губка задрожала, серо-зеленые глаза наполнились слезами. – Разве ты не собираешься меня поцеловать? Ты не рад меня видеть?


Дитя воды | Избранные детективные романы. Компиляция. Книги 1-24, Романы 1-27 | Постель и блондинка