home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Дитя воды

Утром шел дождь, с полудня было нестерпимо жарко, лишь кое-где небеса делали намеки на легкие облачка. За исключением далекого дымка торгового судна, вся линия горизонта до самой Тампы или, возможно, до Мартиники или Гондураса, насколько видел Кейд, представляла собой пустыню зеленоватого стекла, разрезаемого судном и взбиваемого сзади в белую пену двумя мощными винтами. Да, он приобрел чудесное суденышко. Оно радовало его. Если и дальше идти на такой же скорости, то к середине дня они достигнут Гранд Терр Айленд и Гранд Пасс, а к вечеру будут на его земле, на Баратория Бэй. Сэл настоял на том, чтобы он простоял на якоре до рассвета. Теперь он был рад, что прислушался к совету друга. Залив был капризным, к нему нельзя было наплевательски относиться. Человеку требовалась свежая голова, зоркий глаз и крепкие руки.

Кейд вырос на воде. Он не боялся ее, но уважал. Акулы и крабы жирели, поедая беспечных моряков, которые презрительно называли залив мельничным прудом с соленой водой. Огромные испанские армады, бороздившие воды залива, разбрасывались как щепки по его поверхности и теряли награбленное золото от острова Падре де Бийза до пролива Юкатан.

В начале первого улыбающаяся Мими высунула голову из кабины. Ее шикарные волосы были затянуты сзади лентой в «конский хвост».

– Как следует говорить, «завтрак сервирован»?

– Отлично сказано.

Мими была довольна своей только что приобретенной звучной фразой. Широко улыбнувшись, она произнесла старую, чем-то ей полюбившуюся фразу:

– Тогда входите и получите. Или же вы предпочитаете кушать с подноса?

Кейд быстро обмозговал ситуацию. Они находились далеко от корабельных путей. Сцена с Джанис и Мораном будет явно неприятной. Ему грозили, его избили, подставили под удар, сфабриковав против него ложное обвинение в убийстве. Мими была единственным светлым пятном после его возвращения домой. Вместо того, чтобы мчаться как сумасшедшему для того, чтобы отдать ее другому человеку, не лучше ли будет насладиться ее обществом, пока это возможно? Во всех книгах сказано, что в жизни имеются и другие радости помимо секса.

Он выключил моторы и проговорил:

– Нет, не беспокойся, я встану на якорь.

Мими просияла.

– Прекрасно! В таком случае, завтрак на подносе.

– Как хочешь, милая.

Когда судно потеряло скорость, Кейд сбросил якорь за борт. Под ними было около 30-ти морских саженей воды, и дно внизу было надежным. Возможно, он сможет с часок половить рыбу, после того как они позавтракают. Толстые ломтики, отрезанные от чудесного морского окуня, составят великолепный ужин.

Якорь быстро закрепился на дне. Кейд поднял руки и взъерошил волосы. Сейчас вид судна изменился. У Мими был редкий дар делать много из ничего.

Ей удалось придать привлекательный вид маленькому столику. Горячее блюдо из консервированного мяса с овощами было красиво уложено на тарелке. Вокруг мяса зеленели побеги молодого аспарагуса. Она даже открыла бутылку портвейна, которым снабдил его в дорогу Сэл.

– Я хорошая стряпуха или нет? – засмеялась Мими и ее привлекательный смех заполнил кабину. – Все, что мне потребовалось, так это консервный нож.

– Выглядит чудесно! – подхватил Кейд.

Напряжение, которое он испытывал в ее обществе, прошло, хотя вырез ее рубашки по-прежнему не скрывал верха ее грудей. Белые брюки сидели в обтяжку, ничего не скрывая. Кейд все также желал ее, но чувство сиюминутной потребности исчезло. Он чувствовал то же самое, что и в первый вечер, когда она возникла перед ним полуголая, дрожащая, со стекающими на пол кабины ручейками воды. Она была хорошей девушкой и нравилась Кейду. Все, что может произойти между ними, если произойдет, должно исходить от нее. Мрачное настроение, мучившее его накануне вечером, улетучивалось. Мир был по-прежнему заполнен хорошими людьми: мужчинами, ценившими и хранившими мир и дружбу, и целомудренными женщинами. Конечно, в нем встречались разные Джанис, Токо, Мораны и другая дрянь, наподобие Сквидов. Но было бы наивно ожидать, что все должно быть идеальным.

Покончив с едой, Кейд вынес на палубу пару складных парусиновых стульев и почти полную бутылку портвейна. Недавний план заняться рыбной ловлей его больше не привлекал. Так было приятно сидеть на солнышке и разговаривать с Мими. Ей захотелось узнать, когда прибудут они на место назначения.

– Еще до наступления темноты, – ответил Кейд. – Я держусь довольно далеко от фарватера, но впереди земля, как раз за линией горизонта. Примерно через час придется сбросить скорость и начать лавировать между отмелями.

Мими взглянула на зеленую гладь океана, на которой покоилось их судно.

– Вам очень не терпится увидеться с вашей Джанис?

Кейд посмотрел на нее.

– Почему это тебя интересует?

– Я же женщина, а все женщины любопытны.

– Да нет, не особенно, – совершенно искренне проговорил Кейд. – Мои прежние чувства сгорели к ней. В настоящий момент меня куда больше интересует, почему мною помыкают и стараются от меня избавиться, и почему она меня так бессовестно обобрала.

Мими не совсем поняла последнюю фразу.

– Она вас обобрала?

– Продала мою собственность.

– Ах, та земля, куда мы направляемся, она очень ценная?

– Две сотни лет она не представляла никакого интереса.

– Тогда почему она кому-то понадобилась?

Кейд опустился на стул и низко опустил козырек, защищая глаза от солнца.

– Именно это и озадачивает меня. Фактически, я вообще ничего не понимаю. Вроде бы Джанис продала участок Токо Калавитчу, но по словам официантки из Нью-Орлеана, она с Мораном затеяла там что-то грандиозное, вроде бы это сулит им солидные прибыли. – Тяжело вздохнув, добавил он. – И еще у меня в запасе Джо Лейвел...

– Человек, убитый на вашем судне?

– По мнению Маммы Салватор, да и Сэл сказал мне то же самое вчера вечером, когда я заправлялся горючим, это не Токо прикончил Джо. И даже не приказывал его убить. Джо был для него слишком ценной марионеткой.

– Марионеткой?

– Безотказным исполнителем и осведомителем, который таскал для него каштаны из огня.

Мими захлопала в ладоши.

– Об этом я читала. Это случилось в книге мистера Эзопа.

Кейд печально улыбнулся.

– А также в Бей Пэриш.

Его продолжала изводить какая-то назойливая не то мысль, не то соображение, которое было настолько неопределенным и скользким, что он никак не мог сформулировать. Это длилось с того момента, как только он обнаружил труп Джо. Нечто увиденное или услышанное им позднее, как раз перед тем, как он помчался в Нью-Орлеан.

Мими потянулась к нему и положила свою ручку на его.

– Вы такой серьезный...

Кейд посмотрел на ее тоненькие пальчики, покоящиеся не его загорелом запястье.

– Убийство – серьезное дело, в особенности, когда к нему приплетают твое имя, – он изменил положение рук. – Ты задаешь мне массу вопросов. Разреши мне задать тебе всего один.

Мими подозрительно уставилась на него.

– Какой?

– Тебе очень не терпится разыскать Морана, не так ли?

– Он мой муж.

– Временно играющий в семейный дом с моей бывшей женой.

– Во что он играет?

– Они спят в одной постели.

– Но этого мы не знаем. Симпатичная девушка, которая обслуживала нас в ресторане, заявила, что они похожи на деловых партнеров.

– В те часы, когда их видела.

Мими посмотрела на спокойную зеленую воду и промолчала. Кейд играл ее пальчиками, лежавшими под его ладонью.

– А что будет, если ты убедишься в обмане тебя Мораном?

– Что вы имеете в виду?

– Что будет, если по закону вы не женаты?

Мими громко рассмеялась.

– Я понимаю, о чем вы говорите. Дома в Каракасе я настояла, чтобы мы пошли к священнику и также на регистрацию, так что у меня имеются бумаги, доказывающие этот факт.

Солнце было жарким и каким-то интимным. Единственным движением было слабое покачивание судна на почти незаметных волнах. Казалось, что они одни во всем мире, состоящим из неба и зеленой воды. Это тоже было одним из снов Кейда.

Он продолжал перебирать пальцы Мими.

– Разумеется, в этом я не сомневался. Но все равно это ничего не будет стоить, если Моран уже женат, когда он женился на тебе.

– Джим никогда не сделал бы такого! – возмутилась Мими.

– Тогда почему он не отвечал на твои письма?

– Этого я не знаю.

– Почему он не послал за тобой.

– И этого я не знаю.

– А что, если я прав? Тогда что ты собираешься делать?

– В отношении чего вы правы?

– Что юридически вы с Мораном не женаты.

Грудь Мими стала так бурно подниматься, что возникла угроза того, что верхняя пуговичка на рубашке не выдержит и оторвется, освободив содержимое, то есть ее шикарные груди.

– Теперь, когда я так далеко зашла, я пересеку мост, когда к нему подойду.

И вновь ему захотелось сообщить этой наивной глупышке то, что сообщила ему мисс Спенс о многочисленных «миссис Моран», но и на этот раз он удержался. Мими могла бы просто не поверить и подумать, что он все выдумывает, лишь бы склонить ее «отомстить» мужу изменой. От жаркого солнца, палящего над ними, у него разболелась голова. На лбу выступил пот и ручейками стал скатываться по его щекам. Куда приятнее было находиться в воде, а не на воде. Ласковое покачивание судна было, конечно, приятным. Во всяком случае, одно из его желаний осуществилось: у него было прекрасное судно. Возможно, с его стороны было наглостью мечтать о большем.

То, что Джанис продала старый дом, с ее точки зрения было разумным, потому что ее интересовали только деньги. Теперь он это ясно видел. Джанис была способна продать все, чем владела, включая саму себя, если только покупатель не поскупится и даст хорошую цену. Но если она продала землю Токо, то при чем здесь был Моран и почему она строит какой-то пансионат на участке, которым больше не владеет.

Мими вытащила свою ручку и поинтересовалась:

– Вы долго были женаты на Джанис?

– Около пяти лет.

– Она хорошенькая?

– Очень.

– С красивым телом?

– С превосходным.

– Как у меня?

Он предпринял попытку оценить ее равнодушно, несмотря на то, что на этот раз она находилась от него очень близко.

– Я бы сказал, что в отношении округлостей и впадин, вы сложены весьма и весьма...

– Вы были полковником, когда поженились?

– Да. Меня повысили из майора в Южно-Тихоокеанском воздушном флоте, прежде чем я стал летать на реактивных истребителях.

– Вы были счастливы с ней?

Он не понимал, к чему она клонит.

– Во всяком случае, я так думал. Да, конечно. Мы с ней великолепно ладили, пока меня не послали в Корею.

– Где вас сбили?

У Кейда посуровели глаза. Он вспомнил насмешливые слова Джо Лейвела по этому поводу. Джо не имел права так говорить. Этому шерифу досталось не напрасно. Ублюдок! Жалкий прихвостень, разве он знал, что такое настоящая война? Практически все летчики герои: только одним везет больше, а другим – меньше. Имена многих настоящих героев остались неизвестными. И уж если быть справедливым, то ему Кейду, тяжелее всего пришлось в лагере для военнопленных. Два года ада!

– Над Ялу, – коротко ответил он.

– Она считала, что вы погибли?

– Во всяком случае, пропал без вести во время боевого вылета.

– Пока вы находились в плену, она получила развод?

– Да.

Мими энергично затрясла головой.

– Нет!

– Что «нет»?

Она наклонилась вперед.

– Эта женщина не любила вас. Все время, когда вам казалось, что вы счастливы, она просто спала с вами... Нет, не с вами, а серебряными кленовыми листочками на ваших плечах.

Кейд взглянул на Мими и сразу отвел глаза. До него донесся естественный запах ее тела. Ее молодая плоть выглядела мягкой, теплой и манящей. Его изводил сексуальный голод.

– Возможно, – вздохнул он.

Головная боль усилилась. Блеск солнечных бликов на воде резал глаза. Он резко поднялся, после чего немного постоял, глядя через борт судна на безбрежное пространство вокруг. Зеленая вода манила к себе, обещая облегчение.

– Как ты плаваешь? – осведомился он.

Мими улыбнулась.

– Очень хорошо. Мама обычно называла меня «Дитя воды».

Дурное настроение Кейда не проходило. Ему было безразлично, как мать Мими называла дочь. Безразлично, почему Джанис вышла за него замуж. Все, что ему сейчас требовалось, так это заключить женщину в страстные объятия и взять ее. Он закурил сигарету, пару раз затянулся и швырнул ее за борт. Затем прошел на нос, где у него в шкафчике лежали две пары плавок для купания, которые он приобрел в Корнус Кристи. Одни были красного цвета, другие – желтого. Он протянул желтые Мими.

– О'кей, давай искупаемся, прежде чем двигаться дальше.

Мими заколебалась.

– Мне бы очень хотелось, но... – она затрясла головой, – но я не могу.

– Почему?

Мими без ложного смущения дотронулась до груди.

– Потому что от пояса я буду голой. Мне нечего надеть на себя сверху.

– Одень бюстгальтер, или замотайся полотенцем.

Все еще колеблясь, она взяла желтые плавки. Ее огромные глаза не отрывались от лица Кейда.

– Все будет в порядке?

– Конечно.

Она хлопнула его по руке.

– Извините за лишний вопрос.

Мими направилась в кабину. Кейд проверил, крепко ли судно стоит на якоре и надежен ли канат. Затем, переодевшись в красные плавки, он нырнул в воду с борта.

Вода была прохладной, почти холодной. Он нырнул так глубоко, как только мог, потом постарался опуститься еще ниже, а когда вновь очутился на поверхности, непреодолимое желание и головная боль исчезли. Кейд проплыл вокруг судна быстрым кролем. Холодная вода и физическая нагрузка прояснили мысли. Чувствовал теперь он себя хорошо, даже прекрасно. Повернувшись на спину, он плыл к судну и заметил, что Мими забралась на транец. Вид у девушки был живописный. Она завязала узлом одно из полосатых полотенец, заколола его французскими булавками, отчего получился прекрасный бюстгальтер. Желтые плавки на ней казались более тесными и короткими, чем на Нем. Кейд гордился своей выдержкой. Если он доставит Мими до Баратория Бэй не тронутой им, то полковник Кейд Кейн может представить гражданина Кейда Кейна к медали за выдержку и стойкость против зова природы и плоти. Мими весело помахала рукой, после чего вошла в воду в безукоризненном прыжке. Она нырнула так же великолепно, как делала все остальное, причем без всякого страха. Они поплавали с полчаса, затем забрались вверх по канату и снова нырнули, повторив это несколько раз. Давно Кейд не чувствовал себя так легко и свободно. Он отдыхал лежа на спине, когда заметил первую темную тучу и сообразил, что поднялся ветер. Вода приобрела совсем иной вид. Повернувшись на левый бок, он крикнул:

– Нам лучше подняться на борт и поднять якорь. Похоже, что погода испортилась!

– Как прикажете! – крикнула она.

Судно теперь качало сильнее, канат отбрасывало из стороны в сторону. Кейд первым взобрался на борт и перегнулся вниз, чтобы помочь девушке. Когда она уже поднялась выше лакированных досок, узелок ее импровизированного бюстгальтера зацепился за что-то и булавка расстегнулась. Реакция Кейда была инстинктивной, нормальной и естественной. Он притянул ее в свои объятия и его губы впились в ее рот и так замерли на мгновение.

Мими разрыдалась.

– Нет! Мы не должны... это неправильно.

Ее пальчики вцепились в мокрые волосы Кейда, на какое-то мгновение она вернула ему его лихорадочный поцелуй, дрожа от подавляемого желания, внезапно обмякла в его сильных руках. Тело у нее похолодело. Щеки, которые целовал Кейд, были солеными от слез. Глаза, глядевшие ему в лицо, казались огромными, темными, обиженными.

Мими спросила у него, будет ли все в порядке, и он ответил, что да. И девушка поверила ему. Свой нож она сняла уже давно. Кейд заставил себя отпустить девушку и отцепил злополучное полотенце от флагштока. Качка усилилась.

– Очень сожалею, – произнес он глухим голосом, соответствующим быстро собирающимся тучам.

Мими прикрыла себя полотенцем и жалобно вымолвила:

– Я тоже сожалею. Мне хотелось бы, чтобы вы знали, как сильно я сожалею.

Непонятно величественная и даже царственная, несмотря на то, что на ней одеты всего лишь желтые плавки, Мими повернулась и вошла в кабину, осторожно прикрыв за собой дверь.

Кейд допил почти пустую бутылку портвейна, которую обнаружил катающейся по палубе возле одного из стульев. Затем, глядя на нагоняемые ветром темные тучи, он включил мотор и поднял якорь как раз в тот момент, когда стена дождя обрушилась на судно. Залив больше не выглядел зеленым, он был темно-пурпурного цвета и изрытый тяжелыми струями дождя. Волны увеличивались с каждой проходящей минутой. Определив курс, он взглянул назад. В том месте, где они только что купались с Мими, из воды торчал треугольный плавник акулы. Надо же ему предложить ей такую глупость! Все могло случиться. И он ничего бы не смог сделать, если бы пришла беда с огромными зубами. Сквозь вой ветра до него донеслись рыдания Мими.

Потому что он зашел так далеко?

Или потому что не зашел далеко?

О, женщины!

Он включил третью скорость, чтобы как можно скорее добраться до большой отмели, и на всякий случай привязал себя, чтобы не смыло волной.


Разговоры в городе | Избранные детективные романы. Компиляция. Книги 1-24, Романы 1-27 | Домой к Джанис