home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Поиски зла

Тротуар стал заполняться первыми утренними покупателями, спешившими на рынок и по магазинам. Повесив корзинку на руку, Мамма Салватор, внушительные телеса которой были затянуты в корсет и облачены в платье из черной материи, остановилась по пути на рынок. Жители тут занимались исключительно собственными проблемами: это было их кредо. Впрочем, данное правило не распространялось на женщин, так как они были точно такими же, как и повсюду в мире.

Большие глаза Маммы внимательно изучали разбитый нос Кейда и заплывший глаз.

– Это Джо Лейвел. Позор, что он сделал с твоим лицом! – толстуха была возмущена. – У нас творится бог знает что. Он дурной человек, этот Джо. Ты чем-то ему не угодил.

– Возможно...

Она положила пухлую руку ему на плечо и поинтересовалась:

– Из-за чего они тебя преследуют, Кейд?

– Не знаю.

Она хлопнула по его запястью.

– Приходи сегодня вечером. Я тебе все приготовлю, как ты раньше любил. И если этот сукин сын Джо попробует снова сделать тебе неприятности, то Сэл выставит его за дверь, да я и сама спущу его с крыльца.

Кейд закурил и спокойно заметил:

– Он шериф.

Ее черные глаза смотрели на него озабоченно. Она собиралась что-то сказать, но передумала и просто повторила:

– Приходи сегодня вечером.

И пошла дальше.

Кейд смотрел ей вслед. Она тоже покачивала бедрами, но совсем не так, как Мими. Она просто переваливалась по-иному с ноги на ногу, в чем не было ничего притягивающего и возбуждающего. Разве что для Сэла... Мамма Салватор поражала не женственностью, а напористостью и силой. Кейд не сомневался, что она на самом деле могла вышвырнуть Лейвела из заведения. А если поднапрячься, то, пожалуй, она бы справилась и со Сквидом. Закон и его представители не были для нее фетишами. В ее жизни было слишком много всяческих неприятностей и опасностей. Кто, как не она, помогала Сэлу доставлять к берегу моторки с ромом, виски, и сигаретами без штампа акцизного управления.

Кейд усмехнулся и вернулся к собственным проблемам. Сигаретный дым во рту оставил неприятный привкус. Глотка спазматически сжималась. Теперь он знал, что старый дом больше ему не принадлежит. В нем не будут жить последующие поколения Кейнов. Джанис побывала здесь и обобрала его. Самым обидным было то, что с точки зрения закона ее поступок оказался законным. В то время она все еще была его женой и имела право распоряжаться его собственностью.

У Кейда покраснели уши, когда он подумал о том, как удалось Джанис уговорить Токо приобрести дом и землю. Можно было не сомневаться, как все это происходило. Токо был опытным бизнесменом, и никогда бы не заключил невыгодную для себя сделку. Для Джанис рычагом к этому был секс. Если Токо захотелось познакомиться с ней поближе в постели, а он старался не упускать ни одной привлекательной женщины, с которой встречался, тогда она получила деньги не только за жилище Кейнов. Так вот чем объясняется нескрываемое презрение югослава и озабоченный взгляд Маммы Салватор. Это же объясняет и то, почему Джо Лейвел приказал ему к полудню убраться из города! Токо понимал, что он быстро все узнает, и не захотел иметь лишние неприятности. Ощущение горького разочарования, крушения всяких надежд, не покидало Кейда, пока он шел вдоль улицы в тени деревянных навесов над тротуарами.

Что там с Мими?

Она продолжала ждать его с поразительным терпением, столь характерным для многих латиноамериканок. Продавцы устриц, креветок и свежей морской рыбы, зазывающие покупателей, с восхищением засматривались на девушку, когда она вошла на почту, затем оригинально защелкали языками и закивали головами. Им тоже пришлась по вкусу ее соблазнительная походка, тоненькая талия и округлые бедра. Кейд вынужден был признаться себе, что он больше не подозревает Мими. Ни капельки... Ее просто нельзя было подозревать.

Он надеялся, что ей удалось найти мужа. Ему не хотелось, чтобы она задержалась у него на борту дольше, чем это было необходимо. И дело было вовсе не в этой девушке. Его собственный голод был всего лишь тлеющим костром и каждое движение, улыбка, смех этой девушки подливали масло в горящий огонь. Он ни капельки не винил мужчин за то, что они так бесстыдно пялят на нее глаза. Если бы он женился в свое время на такой девушке, как Мими, вместо Джанис. Наконец, он подошел к ней.

– Ты получила адрес Морана?

Она кивнула головой, глаза у нее блестели.

– Он живет в отеле в Новом Орлеане, – она заглянула в клочок бумаги в руке. – Мисс почтмейстерша была так любезна, что все мне написала. Сама она этот отель не знает, но судя по адресу, он находится в старом французском квартале неподалеку от Двора Двух Сестер.

Кейд взглянул на адрес.

– Да-а... – протянул он.

Ройал-стрит... Почтмейстерша права, это в старой части Нью-Орлеана.

Мими облизала пересохшие губы и спросила:

– Отсюда далеко до Нового Орлеана?

Кейд подумал, что ему известно последующее.

– Примерно сотня миль по воде или чуть больше 60-ти по воздуху. Ясно?

Кончик розового язычка Мими продолжал обследовать ее шершавые сейчас губки.

– Ох!

Этот жест одновременно раздражал и возбуждал Кейда. Он сурово проговорил:

– Послушай, выбрось это из головы!

– Что выбросить?

– Что я собираюсь отвезти тебя туда.

– Разве я просила?

– Понимаешь, я не могу. Во-первых, у меня нет горючего. Во-вторых, я очень сомневаюсь, что твоему мужу понравится, если ты появишься в обществе другого мужчины, особенно в таком виде.

– Он приревнует? – Мими прищурилась.

– Да.

– После того, как он не писал мне целый год и не ответил ни на одно письмо?

– Тогда почему тебе так не терпится его разыскать?

– Он же мой муж.

Раздражение Кейда усилилось.

– Очень сожалею, Мими, но тебе придется добираться до Нового Орлеана как-то иначе.

Чтобы закончить бессмысленный разговор, он направился на почту проверить, не пришло ли что-нибудь для него из Корнуса Кристи. Все новые люди поздравляли его с возвращением домой. Мисс Спенс посмотрела на него сквозь окошко и открыла дверь жилой половины, находящейся как раз за почтой.

– Не зайдете ли ко мне на минуточку, мистер Кейд? Я хочу с вами поговорить.

Он подумал, что она знает, о чем собирается с ним разговаривать. Для этой пожилой старой девы не существовало полутонов. Для нее мужчины и женщины были либо хорошими, либо плохими. И, вероятно, мисс Спенс собиралась сообщить ему то, что было известно всем обитателям Бэй Пэриш. Маленькая гостиная слегка попахивала лавандой. Старинная этажерка по-прежнему находилась в правом углу.

Мисс Спенс заперла окошко и присоединилась к нему.

– Хмм... вы выглядите немного иначе, чем накануне.

Кейд подмигнул ей и сообщил:

– Небольшое расхождение во мнениях.

– Ссора? С кем?

– С Джо Лейвелом и Сквидом.

Мисс Спенс опустилась на черный диван и разгладила юбку так, чтобы ее колени были прикрыты.

– Из-за чего?

– Они не потрудились объяснить.

Кейд сообразил, что у него во рту все еще торчит сигарета. Он торопливо зажал ее в пальцах: мисс Спенс не выносила табачного дыма.

– Но Джо намекнул, что некоторые люди были бы довольны, если бы я поднял якорь и убрался туда, откуда появился.

– Имея в виду Токо Калавитча?

– Я тоже так думаю.

Она взглянула на него поверх очков.

– Не надо.

– Что «не надо»?

– Не уезжай. Пора кому-то восстать против Токо, – она наклонилась вперед. – Но я хотела видеть тебя не из-за этого, Кейд. За тебя я не волнуюсь, ты сможешь за себя постоять. Куда больше меня волнует прелестная девочка, которая провела ночь на твоем судне.

Кейд почувствовал себя провинившимся школьником.

– Каким образом вы...

Она сухо проронила:

– Ты не в Лос-Анжелесе, Токио или хотя бы в Корнусе, Кейд. Ты вновь возвратился в Бэй Пэриш, – мисс Спенс внимательно посмотрела на Кейда сквозь очки. – Что тебе о ней известно?

Он задумался.

– Не слишком много.

– Она сошла на берег нелегально?

– Что заставляет вас так думать?

– У меня есть глаза.

Кейд уставился в пол и промолчал, а мисс Спенс продолжала:

– Не то, чтобы меня интересовал этот вопрос. Я предпочитаю ничего не знать, но мне она показалась милым ребенком и хорошей девушкой. И если ты имеешь на нее какое-то влияние, то мне кажется, тебе следует посоветовать ей вернуться туда, откуда она приехала, не разыскивая Джеймса Морана.

– Почему?

– Он дурной человек.

– В каком отношении?

– Во всех... Всем вокруг известно, что Моран использовал свою армейскую выучку, чтобы доставлять самолетом чужестранцев для Токо. По определенной цене с головы, естественно. И несмотря на то, что девушка считает себя его женой, зная Морана, я бы сказала, что законность этого брака вызывает серьезные сомнения.

– Она утверждает, что их обвенчали в Каракасе.

– Молодые девушки, – промолвила мисс Спенс, поджав губы, – в особенности влюбленные, имеют склонность верить тому, чему они хотят верить. Я случайно знаю по меньшей мере четырех «миссис Моран», которые пишут ему сюда регулярно, в том числе, и эта молодая особа из Каракаса.

– Вот это да! – вырвалось у Кейда.

Мисс Спенс положила руку ему на колено.

– Я знаю тебя, Кейд. Если не считать вполне естественной необузданности, ты был хорошим мальчиком, и превратился в прекрасного человека. Горечь, кровопролития, убийства, в которые ты погрузился, не сделали тебя подлецом, как это случилось со столькими людьми. Но если ты наивно галантен до такой степени, что готов помочь этой девушке разыскать Морана, ты не сделаешь для нее ничего хорошего, а для себя получишь сплошные неприятности.

– Что вы имеете в виду?

– Тебе известно, что сюда приезжала твоя жена?

– Да, я узнал об этом сегодня утром.

– И тебе известна репутация Токо Калавитча в отношении хорошеньких женщин?

– Да.

Мисс Спенс была шокирована, но она тоже была женщиной и не смогла удержаться от желания позлословить.

– В таком случае сомневаюсь, чтобы мне нужно было что-то добавлять. Твоя бывшая жена и Токо были весьма близки. Фактически, она прожила в его доме несколько недель.

Воздух в маленькой комнатке внезапно сделался страшно жарким и влажным. Ему стало трудно дышать.

Мисс Спенс чопорно продолжала:

– Конечно, я не располагаю доказательствами, но шли разговоры о том... в общем, говорили много. И на этот раз, как я полагаю, не без оснований, – она деликатно старалась не упоминать ее имя. – Потому что эта молодая особа, о которой идет речь, не только проявляла склонность к Токо, но, если верить ее прислуге, была в равной степени щедра и к Джеймсу Морану. Токо и Моран публично поссорились из-за нее. Она явилась причиной трений в их деловых отношениях. Более того, когда мистер Моран уехал отсюда, твоя бывшая жена поехала вместе с ним, и единственный адрес, который она оставила мне для пересылки ее корреспонденции – тот же отель в Нью-Орлеане, в котором в настоящее время остановился Моран.

Кейду показалось, что он состарился сразу на сотню лет. Несправедливо и незаслуженно, чтобы Джанис таким вот подлым образом отплатила ему за любовь и преданность. Он тяжело поднялся.

– Ну, спасибо... огромное спасибо...

Открывая дверь, мисс Спенс посмотрела на него тревожным взглядом.

– Я решила, что тебе следует все это знать. А вот теперь я не уверена, что поступила правильно.

Кейд качал головой и все время повторял:

– Спасибо... большое спасибо, мисс Спенс.

Мими все еще поджидала его снаружи. Ее нижняя губка была обиженно вытянута вперед. Более темные круги на ее груди оттянули тонкую ткань рубашки в ясно различимые пики.

Один только взгляд на эту девушку возбуждал его. Он уже сожалел о своем намерении быть по отношению к ней джентльменом, и сожалел, что не взял ее этой ночью, хотя бы силой, если бы понадобилось.

Несмотря на ее кажущуюся скромность, Мими, возможно, именно этого от него и ожидала. Женщинам нравятся напористые типы... Мерзавцы... И книги, и сама жизнь были полны конкретными примерами. Чем большим негодяем был мужчина, тем большим успехом он пользовался у женщин.

Взять того же Морана.

Однако, переделаться в одночасье невозможно. Человек таков, каким его создала природа. Кейд хотел перейти на другую сторону и остановился, так как чья-то рука дотронулась до его спины.

Он быстро обернулся.

За ним стоял улыбающийся ему Сквид. В его тусклых глазках светилась надежда, а в тоненьком голоске слышалось радостное ожидание. Его непропорционально маленькая головка двигалась, как у игрушечного Будды, все время кивая.

– Ты же не собираешься уезжать, как тебе приказал Джо Лейвел? Умоляю, не уезжай! К полудню ты все еще будешь находиться на своей лодке, Кейд?

Кейд ничего не ответил.

Пальцы Сквида ласково сжали плечо Кейда.

– Не уезжай. Не уезжай, пожалуйста.

Кейд неожиданно сильно вздрогнул, как будто к нему прикоснулась змея. Он сбросил с плеча руку Сквида и продолжил свой путь, но по всему телу у него пробежала гусиная кожа, а внутри ощущалась неостанавливаемая дрожь.


Стеклянная дверь | Избранные детективные романы. Компиляция. Книги 1-24, Романы 1-27 | Смерть на палубе