home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



21

Перестав кричать, она едва сумела выдавить:

– Ты же в аэропорту Тампа! Ты ждешь меня там! Ты должен быть там!

Кен спрыгнул на кокпит.

– Потаскуха! – рявкнул он. – Проклятая потаскуха! – Он так же, как и она, тяжело дышал. – Лживая сука! Втянула меня в дело, а теперь хочешь смыться и бросить меня на произвол судьбы?

Хэлли перемахнул через борт в воду, но Кен этого, казалось, не заметил. Не знал он, видимо, и того, что мы с Клифтоном стояли у самых поручней кокпита. Он видел сейчас только Бет. Так должен был выглядеть человек, который прошел через адский огонь.

– Ты сказала мне: "Я люблю тебя, Кен. И если ты это сделаешь, мы будем богаты". Так было четыре года назад. И я, дурак, послушался тебя. Спал в кровати лучшего друга, помог тебе сопроводить его в тюрьму, потому что ты боялась его разоблачения, боялась, что он поймет, что никакого сеньора Пезо не существует в природе.

– Прошу тебя, Кен, – умоляюще прошептала Бет.

Он ударил ее по лицу.

– Нет! Все кончено! – Он, кажется, все-таки знал, что мы стояли на кокпите. – Теперь мне все равно, что слышат Чарли и Клифтон. Они имеют право все знать. Завтра утром все будут знать об этом. Ты никуда не уедешь, и я никогда и никуда не уеду. Игра закончена.

Бет попыталась отвлечь его.

– Но как ты попал на борт?

– А я был здесь, когда вы только приехали. В передней каюте. Едва ты позвонила мне и назначила встречу в аэропорту, я по твоему тону понял, что ты привлечешь к этому делу Мэтта, а меня оставишь с носом, как козла отпущения.

Бет хотела возразить, но Кен резко ее перебил:

– Я знаю, я все слышал. Если бы ты смогла заставить Чарли убить Клифтона, то, считаешь, смогла бы выпутаться из всего и даже остаться жить в Пальмето-Сити?

– Мы бы могли выпутаться, – сухо уточнила Бет.

Кен покачал головой.

– Нет, ты никогда меня не ценила. Я был только послушным инструментом. Марионеткой, которую ты оплачивала своим телом. И я как дурак радовался этому. Радовался, потому что любил тебя. Потому что всегда любил. – Кен коротко посмотрел на меня. – Что она тебе сказала, Чарли? Я имею в виду наши с ней отношения.

– Ну, что... что ты вскоре после моего отъезда начал жить вместе с ней. Что ты вынудил ее на это. Грозился убить ее, когда она хотела порвать с тобой.

И Кен заплакал. Беззвучно содрогался от душивших его рыданий. Видеть плачущего мужчину – вещь неприятная.

– Так приблизительно я и думал, – сказал он. – Но все иначе. Началось это задолго до того, как ты сел за решетку. И звонил тебе я. – Он говорил теперь голосом, который стоял в моих ушах четыре года, пока я лежал в своей камере, уставившись в темноту.

"Говорит сеньор Пезо, капитан Уайт. Как вы смотрите на то, чтобы заработать две тысячи долларов?" Я не выдержал и бросил:

– Подлец!

– Так оно и есть! – кивнул Кен. – Но я был всего лишь телефонным голосом вплоть до последнего раза.

– Когда?

Кен вытер себе толстые щеки.

– В последнюю пятницу в Дед-Менс-Бей.

– Это был ты?

Он кивнул.

– Да. Я хотел убить и тебя, но подумал, что ты мертв.

– А зачем?

– Потому что я уже тогда знал, что мы прогорели, и время работало против нас. – Его одутловатое лицо было похоже на трагическую маску. – И Бет начала меня выкачивать. Я поручил Мэтту найти Цо в его последнюю поездку в Гавану и передать ей деньги, чтобы она могла заехать за тобой. Я подыскал и судно, которое возьмет вас на борт и доставит на Кубу. История с деньгами была идеей Бет. Она считала, что счет на банковской книжке пойдет только на пользу делу. Потом я узнал, что на счету действительно лежала такая сумма. Узнал и о том, что она тебе написала и послала деньги на поездку сюда.

– А если бы я не приехал в Пальмето-Сити?

– Она хотела встретиться с тобой в Гаване и отвлечь тебя от Цо, по крайней мере до того, пока не вернет свои сорок восемь тысяч. Они были ее обеспечением. О, Бет умна, она продумала все. И уберегла себя от всего, только меня проглядела. А я поехал в Дед-Менс-Бей и сделал так, чтобы ты не мог вернуться. Но тем не менее ты появился. И в какой-то степени я даже рад, что все так кончилось.

Бет придвинулась к нему.

– Не надо, Кен. У нас еще есть шанс.

Он покачал головой.

– Нет. Все позади.

Она прижалась к нему.

– Не говори так.

Свободной рукой Кен отодвинул от себя Бет.

– Нет. Мы пропустили свой поезд. В тот момент, когда ты легла в кровать с Чарли, чтобы узнать, насколько он в курсе дел, и чтобы держать его как запасной козырь... Использовать в игре против меня. Но ты допустила ошибку, послав его на остров. Ты забыла, что у нас не было времени убрать оттуда "нелегальных". Они чуть было не убили Чарли. Мэтт увез их в последнюю минуту.

Он снова посмотрел на меня.

– А ты прятался в болоте, Чарли?

– Да.

– Я это знал. И хотел убить тебя. Хотел застрелить тебя.

– А теперь?

Кен долгим взглядом посмотрел на меня.

– Я и так причинил тебе много зла, старый бродяга.

Я ничего не ответил. Что я мог сказать? Кроме того, у него было оружие, а у меня только кулаки.

Кен продолжал:

– А потом сегодня ночью у Салли...

Бет испуганно посмотрела на него.

– Откуда ты знаешь?

Кен тупо посмотрел на нее.

– Как узнают, что происходит на побережье? Ты встретилась с Чарли в седьмом номере и оставалась там около часа. Зная тебя, я понял, что там произошло. Ты ему заплатишь авансом за то, что он должен будет сделать для тебя. Кое-что, рожденное в твоей голове.

Бет отшатнулась от него.

– Нет, нет! И не смотри на меня так, Кен!

– А как же я должен смотреть на тебя?

Бет провела языком по засохшим губам.

– Я хотела бы уйти отсюда. Мы поедем все вместе. – Она подвига чемоданчик. – Посмотри, у меня здесь все деньги.

Кен выбил у нее чемоданчик из руки.

– Ты же отлично знаешь, что я никогда не интересовался финансовой стороной. Я хотел только тебя.

Бет попыталась его успокоить.

– Но ведь я не возражаю, Кен. Мы уедем вместе с тобой.

– Куда?

– Куда скажешь.

– На чем?

– На этом судне.

– Я не моряк. И ты тоже.

– Тогда на самолете. Поедем в аэропорт Тампа.

Кен показал на воду.

– И как мы туда попадем?

Глаза Бет проследили за его движением, и ее лицо исказилось, словно ее что-то душило. Вдоль всего побережья искрились красные и зеленые сигнальные огни.

Силуэт первого судна береговой охраны уже был виден в лунном свете.

– Эй, на корабле! – раздался голос молодого лейтенанта.

Бет бросилась на меня.

– Это твоя работа! Ты с самого начала играл в двойную игру! Поэтому и шептался с Френчи! Ты сказал ему, чтобы он предупредил береговую охрану?

– Я, – подтвердил я.

Она взмахнула своими длинными светлыми волосами.

– Я не дам им арестовать себя. Никогда. – Потом она обнаружила маленький пистолет в своей руке и посмотрела на меня.

– Полный вперед! И побыстрее!

Я покачал головой.

– Не могу.

– Почему?

– Судно же на якоре! Ты что, не понимаешь? Мэтт только собирался поднять его, когда на сцене появился Кен.

Опять прозвучал голос молодого лейтенанта, на этот раз более резко:

– Эй, кто там на борту?

Ему ответил Клифтон:

– Клифтон, лейтенант! – крикнул он. – И было бы очень хорошо, если бы вы поднялись к нам на борт. Мы находимся в очень щекотливом положении...

Бет разрядила в Клифтона всю обойму.

Пули ударили в металлический борт. А Бет завыла – так, что разрывалось сердце. Она помчалась на корму, продолжая кричать:

– Я не дамся им! Не дамся!

– Можешь не пытаться, Бет, – спокойно сказал Кен. – Все равно ничего не выйдет.

Она не обратила внимания на его слова, хотела прыгнуть за борт и чертыхнулась, потому что ее платье зацепилось. Вслед за треском рвущегося платья последовал всплеск. Потом она полезла в камыши и заковыляла к берегу. Прожектор катера береговой охраны ярко осветил ее.

– Нет! – воскликнул Кен, стоявший рядом со мной. – Только не это!

Звук его выстрела чуть не оглушил меня. Я хотел ударить его по руке, но опоздал. Красное пятно появилось на белой спине Бет, как раз под левой лопаткой. Она сделала еще пару шагов и упала лицом в воду. Послышался новый всплеск – это Кен прыгнул в воду и пошел к ней. Его массивные плечи вздрагивали, когда он тихо пробормотал:

– Бет, моя дорогая...

Сержант Стоун пошел навстречу Кену, державшему Бет на руках. Слезы текли по его толстому лицу. Я стоял неподвижно и лишь наблюдал. У него было право нести ее. Это была его мертвая, не моя.

Когда они встретились, Кен протянул Струну свое служебное оружие.

– Все в порядке, Билл, – сказал он. – Я не доставлю вам никаких неприятностей. – Он крепче прижал тело Бет к себе. – Мы оба не доставим больше вам никаких неприятностей...

Серел рассвет, когда меня отвезли в полицейский участок. То немногое, что я знал, я рассказал им. Хотел только утаить ту историю с негодяем в старом доме. Кен признался, что это он дал тому поручение. Стоун пообещал допросить меня по этому поводу позднее. Но я не видел никакого смысла, зачем сознаваться в том, в чем тебя никогда не смогут уличить. Я уже достаточно вдохнул тюремного воздуха, даже больше, чем нужно.

Вместе с Клифтоном мы спустились по истоптанным ступенькам лестницы. Он выглядел старым и усталым – много старше, чем был на самом деле. Погоня за убийцей закончилась. Меня нашли, но я больше никому не был нужен. А Бет умерла сама, и в каждом из нас убила какую-то частицу.

Кен послал ее на смерть, потому что она вынудила его действовать вопреки его желаниям. В Клифтоне тоже что-то умерло, и он навсегда останется одиноким. Я знал, что и меня поджидает та же участь. Но не из-за Бет. Моя любовь умерла в Дед-Менс-Бее.

Какое-то время мы постояли перед полицейским участком. Искали слов, но, по всей вероятности, нам нечего было сказать друг другу.

– Ну, мы еще наверняка встретимся, – наконец сказал Клифтон.

– Конечно, мистер Клифтон.

Я посмотрел ему вслед, а он направился в свой магазин. После этого и я пошел к побережью. На углу меня ждал Френчи. Он зашагал рядом со мной, но ничего не сказал.

Я подумал о Шведе. В чем-то он был прав, а в чем-то нет. Бет и Кен плыли против течения, и что с ними случилось? С другой стороны, он называл Цо девкой, но она не была ею. Цо любила меня, даже умирая, она сказала мне об этом. А я относился к ней так же, как к Бет. Но где-то все-таки было различие. Женщину нельзя назвать плохой или хорошей, потому что она спала с мужчиной. Цо имела больше мужчин, чем Бет. Но она все понимала и предупреждала меня: "Она тебя не любит. Я – твоя женщина. Я это знаю".

Цо была права, и именно потому все стало таким сложным. Я не знал, что думать и как поступать. Что было правильным, а что неверным?

В гавани Френчи остановился и начал скручивать себе сигарету.

– У тебя достаточно денег, Чарли?

Я покачал головой.

– Ни цента.

Он провел языком по бумаге, скрутил самокрутку и сунул ее себе в рот.

– У меня тоже нет. Но ты можешь жить на моем судне, сколько хочешь. Да и жратва всегда найдется. Мы и рыбачить можем вместе.

– Охотно принимаю твое предложение, – ответил я, тоже пользуясь его табаком.

После того как Френчи лег спать, я еще долго сидел на палубе, курил и слушал шум воды. Время от времени я выпивал ром и смотрел, как светлеет вода в свете восходящего солнца. Прошлое умерло, и не было смысла вспоминать о нем. И восходящее солнце словно подтверждало это. Это было солнце надежды. Может быть, где-то там, за горизонтом, меня ждала другая Цо.

Может быть.


предыдущая глава | Избранные детективные романы. Компиляция. Книги 1-24, Романы 1-27 | Глава 1