home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



18

Бет взяла машину напрокат на свое имя, и мы условились встретиться под королевскими пальмами. Пока она ходила за машиной, Френчи оставался со мной, и мы шепотом договорились с ним обо всем.

Потом он пожал мне руку, пожелал счастья и исчез в темноте.

Бет подъехала на стареньком черном "шевроле" и соскользнула с водительского места.

– Веди ты машину.

– В чем дело? Нервничаешь?

Она откинула голову назад.

– Наверное. – Достала сигарету и сунула себе в рот. – Смотри, как дрожат мои пальцы.

Я включил зажигание.

– Ты уверена, что сможешь пойти со мной до конца?

– Это же единственный возможный путь, чтобы освободить тебя от всякого подозрения. Ты ведь сам понимаешь это, Чарли, не так ли?

– Да, конечно. – Я включил мотор.

– Нет, сперва поцелуй меня, – потребовала Бет.

Я поцеловал ее. И какое-то странное чувство овладело мной – на душе было одновременно и хорошо и печально. Казалось, будто я умер и снова воскрес, чтобы вскорости снова умереть. Но это меня совсем не трогало.

Я медленно поехал вдоль побережья. Элегантное судно Клифтона стояло на якоре. В задней каюте горел свет. Проезжая мимо, я мог видеть Мэтта Хэлли. Он сидел на койке и читал.

Машин на дороге было мало, и еще меньше – прохожих на тротуарах. Парк Филиппа выглядел покинутым. Как и все Пальмето-Сити. Но магазин Клифтона был еще открыт. Он работал вообще без выходных дней с восьми утра до полуночи. В воскресенье – один из самых удачных дней – многие люди приезжали издалека, чтобы сделать закупки, а Клифтон всегда предлагал что-то особенное, устраивал воскресные сюрпризы. Однажды это было цирковое представление на парковой площадке, в другой раз – приезжала группа первоклассных певцов Хилла Билли.

Между паркующимися машинами на 14-й улице напротив склада нашлось свободное место, и я поставил туда машину, но когда хотел выйти, Бет меня задержала.

– Нет, я пойду одна. Уже поздно, и, возможно, Джо ушел домой. Тогда придется ехать к нему домой.

– А если он здесь?

– Я как-нибудь завлеку его к машине.

Я спросил ее, не дать ли ей пистолет. Бет с презрением ответила:

– Мне не нужно оружия. Смотри лучше, чтобы тебя не опознали. Я пообещал быть осторожным. Снова Бет поцеловала меня и пошла по тротуару – достойно, холодно и красиво в своем зеленом платье. Ее светлые волосы отливали золотом в огне больших витрин. Она выглядела, как весталка, направляющаяся к храму, чтобы зажечь факелы.

Вот уж эти женщины!

Я внимательно наблюдал за прохожими, потом потянулся за сигаретой, но оказалось, что они кончились.

На перекрестке регулировал движение Хуб Коннерс, кроме него полицейских поблизости не было. Я проскользнул в магазин Клифтона через боковую дверь и купил себе пачку "кэмел". Пока ждал сдачу, по радио сообщили, что в кондитерском отделе можно купить банановые плитки за шестнадцать центов.

Я огляделся, ища глазами Бет. Наконец заметил ее в будке телефона-автомата. Девушка за прилавком подала мне сдачу.

– Что-нибудь еще желаете, сэр?

На прилавке лежала стопка воскресных газет. Я попросил газету и направился к машине. Если держать газету под углом, то можно читать ее в машине в свете витрин.

Я понял, что имел в виду Френчи. Судя по заголовкам, я довел полицию до белого каления. Туда звонил каждый второй, чтобы сообщить, что якобы видел меня.

Я прочел весь отчет. Общественность приглашалась участвовать в поисках. Писалось, что я вооружен и опасен. Далее следовало мое описание. Куда интереснее были некоторые подробности о Цо. Какая-то светлая голова из полиции выразила удивление, почему у нее поломаны пальцы и что она хватала в тот момент, когда их ей сломали.

Я полистал газету. На четвертой странице было сообщение о Шведе. В нем говорилось, что Свен Ольсон (Шведе), бывший рыбак с Западного побережья Флориды, казнен за убийство надсмотрщика во время неудавшегося побега.

Я спросил себя, не встретил ли Шведе на том свете Цо. И понадеялся, что встретил. Внезапно я почувствовал себя одиноким, более одиноким, чем когда-либо в жизни.

Бросив газету на заднее сиденье и закурив сигарету, я продолжал ждать Бет. Наконец она появилась, такая очаровательная, как и тогда, когда уходила.

– Мистера Клифтона нет в конторе.

– О-о-о...

– Я сразу заметила, что свет не горит, но тем не менее поднялась, чтобы удостовериться. Потому и застряла.

– Понятно, – только и сказал я.

Бет учащенно дышала, словно спешила ко мне. Видимо, душевные и физические нагрузки давали о себе знать.

– Итак? – спросил я.

– Мы поедем к нему домой, – ответила она. – Но сперва остановись у моей квартиры. Хочу приготовить кое-какие вещи на тот случай, если все пойдет не так, как нужно.

– А что будет, если там ждет полиция?

Бет покачала головой.

– Ее там нет.

– Откуда ты знаешь?

– Знаю.

Я ничего не сказал. Собственно, мне и нечего было говорить. Бет добавила:

– Кен считает, что ты еще на острове.

– А что мы вообще предпримем по отношению к нему?

Бет сложила руки на коленях.

– Это тебе... решать. Ты знаешь, как он поступил со мной.

Я свернул за угол, но не остановил машину возле ее дома, а сперва объехал квартал. Похоже, за квартирой не следили. Я высадил Бет, а сам снова начал делать круги вокруг квартала. Наконец она появилась с маленьким чемоданчиком в руке.

Когда она села в машину, я спросил, что у нее в чемоданчике. Она поставила его между ног.

– Одежда.

Я не имел ни малейшего понятия, где жил Клифтон, но Бет четко показывала мне путь. Его дом находился в богатом квартале. Чтобы жить там, нужно иметь крупные деньги. Но дом Клифтона был небольшой и не бросающийся в глаза, расположенный далеко от дороги. К нему через сад вела изогнутая дорожка. Бет посмотрела на меня, потом на дом, словно хотела сказать, что могла бы жить в нем, если только бы захотела, но отказалась ради меня.

Я остановил машину под свисающими ветвями невысокого дерева и выключил свет. Здесь было темно и тихо, если не считать кваканья древесных лягушек и жужжания москитов.

Бет сидела, тяжело дыша.

– Я боюсь.

Я попытался дать ей шанс к отступлению.

– Если хочешь, можем протрубить отбой. Давай, я явлюсь в полицию. Может быть, я ошибаюсь, и они все-таки поверят мне.

Ногти Бет впились в мою руку.

– Нет, я этого не допущу. Они тебе не поверят, и нас снова разлучат. – Она говорила так тихо, что я ее почти не слышал. – Кроме того...

– Что "кроме того"?

– Не забывай о Кене.

– Да, конечно.

Она открыла дверцу с моей стороны и вышла сама, по-прежнему держа в руке чемоданчик. В окне гостиной горел свет. Свет был и в соседней комнате, которая, по моим предположениям, являлась спальней либо кабинетом. В остальных окнах света не было видно, и окна нигде не были занавешены.

Я ошибся в величине дома. Гостиная оказалась большой, но пустой. Я посмотрел в окошко комнаты, расположенной рядом. Там действительно был кабинет. Клифтон сидел полностью одетый, даже в пиджаке, за письменным столом и сверял какие-то бумаги.

Бет снова схватила меня за руку.

– Что?

– Поцелуй меня. Это должно принести счастье.

И я поцеловал, чтобы ее счастье осталось с ней. Губы у Бет были горячими и дрожали. Она вся дрожала, и я на мгновение прижал ее к себе.

– Ты уверена, что выдержишь?

Она кивнула.

– Конечно. Только не жми меня так крепко, Чарли.

– Почему?

– Ты помнешь мне платье.

Я выпустил ее и прислонился спиной к стене дома.

– О'кей. Иди, и звони.

Бет нажала на маленькую кнопку у двери, и где-то внутри дома прозвенел звонок. Мгновением позже послышались поспешные шаги по паркетному полу и зажглась лампочка над порталом.

– О, это ты, – сказал Клифтон. – Что тебя привело ко мне в такой поздний час, Бет?

Та солгала:

– Я хотела поговорить с тобой о Чарли.

Я ждал, что откроется дверь, но она не открывалась. Клифтон, отделенный от Бет железной решеткой двери, не делал никакой попытки отодвинуть засов.

– Они его схватили?

– Нет, пока нет, – сказала Бет. – И надеюсь, никогда не схватят. А ты, что же, не хочешь меня впустить?

– Уже одиннадцать часов, Бет.

– Ну и что с того?

– Я один в доме.

– Но я должна с тобой поговорить, Джо. Прошу тебя.

До того места, где я стоял, донеслось что-то вроде вздоха.

– Право, не знаю, Бет, как мне и поступить. Откровенно говоря, я побаиваюсь тебя.

Губы Бет скривились в презрительной усмешке.

– Побаиваешься?

У Клифтона была такая же энергичная отрывистая манера говорить, как и двигаться.

– Точнее говоря, побаиваюсь твоей реакции. Поскольку ты пришла по поводу своего супруга, то было бы лучше, если бы ты в дом не заходила. Я хочу тебе помочь, и ты знаешь, какие у меня чувства по отношению к тебе. Но я действительно очень занят, Бет.

Я видел, как поднимается и опускается грудь Бет. Судя по всему, Клифтон это тоже заметил.

– Чем же ты так занят?

– Этого я бы не хотел обсуждать, – ответил Клифтон. – А что касается Уайта, то я говорил тебе сегодня утром, что нанимать ради этого частного детектива совершенно бесполезно. Я долго беседовал с лейтенантом Джилли, и он заявил, что абсолютно уверен в виновности Уайта.

Бет провела рукой по груди.

– Возможно, лейтенант Джилли судит предвзято.

– Практически теперь это не имеет значения.

– Значит, ты отказываешься впустить меня?

Время поджимало. Я выскочил из засады и со всех сил ударил дверь ногой.

Клифтон был стройный и элегантный, с широко поставленными умными глазами и такими черными волосами, что они казались крашеными. Он медленно отходил от распахнувшейся двери, а я входил в нее. Бет – за мной следом. Клифтон был, скорее, удивлен, чем испуган.

– Кто вы?

– Неужели не узнаете?

И тут он узнал меня.

– О, конечно. Вы – Чарли Уайт. Человек, за которым гонится вся полиция Флориды.

Он не выказывал страха. Только перевел глаза с меня на Бет.

– Дешевый трюк, моя дорогая! Ну, что мне теперь делать? Как реагировать? Что вы хотите от меня оба?

Я сел на подлокотник мягкого дорогого кресла.

– Бет уверяет, что вы ее любите.

Я ждал, что он будет отрицать, но он этого не сделал.

– Верно. И давно. Я неоднократно делал ей предложение развестись с вами и выйти замуж за меня.

– Она мне сказала, что вы даже мой старый дом хотели купить?

– Тоже верно.

– Зачем?

– Что "зачем"?

– По какой причине и для какой цели вы хотите его купить?

Это его разозлило.

– Полагаю, это не ваше дело.

Разговаривая, он пятился и наконец присел на край письменного стола.

Я действовал точно по предписаниям Бет.

– Напротив, думаю, что мое. Вы сегодня утром пользовались своим судном?

Он закурил сигарету.

– Нет.

– И это не вы посылали Хэлли на остров, чтобы забрать людей, прибывших нелегальным путем, до того как туда пожалуют лейтенант Джилли и сержант Строун?

Он знал, что я понимал под "нелегальными".

– Вы с ума сошли? В Пальмето-Сити на такое никто бы не отважился!

– Но кое-кто, значит, отважился.

Его глазки были такими же черными, как и его волосы. Они прищурились, когда он спросил:

– Вы можете это доказать?

– Нет, – признался я. – Сейчас я этого сделать не могу. Но вы там присутствовали, я знаю, и чуть ли не до смерти меня избили. Я спасся лишь благодаря тому, что на острове появились Джилли и Строун.

– Джилли и Строун вас видели?

– Нет. Их судно причалило к другому берегу.

Клифтон посмотрел на Бет.

– Ты веришь этому, Бет?

Ее голос был таким же взволнованным, как и ее глаза.

– Конечно. Старый дом идеально приспособлен для грязных делишек. Чарли находился в тюрьме, а я не была на острове несколько лет. Как раз с тех пор, как ты предложил мне переселиться в город, чтобы быть ближе к месту работы. Ты по меньшей мере раз в месяц посылал Мэтта в море. И я полагаю, он и поставил тех людей и спрятал их в доме. А потом их одного за другим переправляли на материк в качестве туристов, И никакие власти об этом не знали. – Слезы катились по лицу Бет. – Это ты! Все это делал ты!

Клифтон, казалось, был искренне удивлен.

– Все это делал я? Что все?

Бет взволнованно выпалила:

– Сначала ты ввел Чарли в искушение и заставил его заниматься контрабандой. – Она чуть ли не кричала: – А потом позаботился о том, чтобы он угодил в тюрьму!

Клифтон провел рукой по волосам.

– Ты сошла с ума. Вы оба потеряли рассудок.

Словно невзначай рука его потянулась к ящику письменного стола – будто за сигаретой.

– На вашем месте я бы этого не делал, – предостерег я его.

Он отдернул руку и задвинул ящик.

– Как угодно. – Достал пачку сигарет из кармана и закурил. – Что вы, собственно, хотите от меня?

– Признания.

Клифтон выпустил дым в потолок. До сих пор он был, скорее, удивлен, чем испуган.

– А в чем я должен признаваться?

Бет сказала:

– Что ты – сеньор Пезо. Что ты нанял человека, чтобы убить Чарли сегодня утром. И что кубинку убил или ты сам, или нанял кого-то для этого.

Пальцы Клифтона дрожали, когда он подносил сигарету ко рту.

– Судя по всему, я – довольно злобная личность, и что я от всего этого выиграл бы?

И на это Бет нашла ответ:

– Меня!


предыдущая глава | Избранные детективные романы. Компиляция. Книги 1-24, Романы 1-27 | cледующая глава