home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



10

Мои предположения оправдались: шоссе не было перекрыто. Я знал, что из Пальмето-Сити двигаться дальше можно только водным путем. Охота на человека кончилась – теперь полиция имела меня именно там, где она и хотела меня видеть. Ей оставалось только затянуть сеть.

Когда мы проезжали мимо стадиона, шофер спросил:

– Какое место в Пальмето-Сити?

Я выпустил струю дыма в потолок кабины. Надо было поговорить с Кеном. Но, независимо от того, приятель я ему или нет, Кен обязан был бы арестовать меня, так как представлял закон. Поэтому до ареста я хотел поговорить с Бет.

– Я сойду прямо у мола.

Пальмето-Сити не изменился. Зеленые скамейки на центральной улице были полны туристов с севера. В парке Филиппа играл оркестр. Диг Девис регулировал движение на Четвертой авеню. При виде его мне внезапно вспомнился Мэтт Хэлли. Мэтт был должен мне тысячу долларов. И у Мэтта было судно, на котором можно добраться до Гаваны. В душе моей затеплилась надежда, правда, не сильная. После разговора с Бет надо навестить Мэтта. Многое будет зависеть от того, что мне посоветует Бет.

Как обычно, на молу было полно туристов, занимавшихся рыбной ловлей.

Я расплатился с шофером последней десяткой и закурил последнюю сигарету, пока смотрел ему вслед.

Легавые редко появлялись на молу. В данный момент я чувствовал себя в безопасности. Почему-то даже захотелось, чтобы меня схватили. Но надо было поговорить с Бет, хотя я и боялся этого разговора. Деньгам она, конечно, обрадуется, но вот история с Цо наверняка сильно ее ранит.

Несколько минут я понаблюдал за рыбаками. Было время прилива. В небе сияла луна. Незадачливые рыбаки-туристы придали мне хорошее настроение, и я пошел через парк под королевскими пальмами по тому адресу, который сообщила мне Бет в письме.

Это была грязная и запущенная улочка с негритянским кварталом, недалеко от магазина Клифтона. Бет жила в квартире, расположенной над гаражом. Вот уж действительно, как может жить здесь жена богатого человека. От стыда меня бросило в пот.

В доме было темно. Я снова вспомнил, что сегодня суббота и магазин Клифтона открыт до полуночи. Если Бет работает там в конторе, то раньше десяти она дома не появится. И я двинулся к молу. Да, Шведе, конечно, был прав: я наверняка сошел с ума, обращаясь с Бет по-свински.

Тогда я попытался успокоить свою совесть другим. Ведь она могла воспользоваться стареньким домом на острове. Но она не могла жить там, а работать в городе – по крайней мере, пока я сидел в тюрьме. В свое время я, бывая дома, каждый день перевозил ее на остров и обратно, а когда я уходил в море, она жила у своих родителей.

Но она могла сдавать старый домик и иметь дополнительный доход. Хотя туристам он вряд ли подошел бы, слишком многое надо было чинить. Очевидно, теперь на острове обитали только мыши, змеи и кролики.

Я понаблюдал за рыбаками еще с часок, а потом отправился обратно. Теперь в квартире горел свет. Но пока я наблюдал за окнами, свет погас. Я тщательно осмотрел дорогу и окрестности: полицейских видно не было. Никто не появлялся из темноты, и никто меня не окликал.

Лестница, ведущая в квартиру, была на наружной стороне здания и обросла диким виноградом. Я шаг за шагом осторожно поднимался по лестнице спиной к стене. На площадке я вытянул руку и тихонько постучался. По ту сторону окна, затянутого сеткой, раздался голос Бет:

– Кто там?

– Чарли. Не говори так громко и не зажигай, пожалуйста, свет.

Шаги Бет раздались по передней. Скрипнула дверь. Спустя четыре года сквозь заросли дикого винограда пробивался лунный свет, освещая стройную фигуру Бет. Об этой минуте я мечтал. Только забыл, что Бет так хороша. Она хороша даже с мокрыми от слез щеками и глубокими тенями под глазами. И ведь когда-то она тоже любила меня.

Бет накинула один легкий халатик. Она так же тяжело дышала, как и я.

– Тебе не надо было приходить сюда, Чарли. Полиция заходила в магазин полчаса назад. Я обещала Кену Джилли позвонить, если ты захочешь встретиться со мной.

Она набросила на плечи пальто, а я с глупым видом спросил:

– Значит, ты все знаешь?

Бет откинула со лба белокурую прядь.

– Как же не знать! Об этом написано во всех газетах! – Губы ее задрожали, в глазах показались слезы. – Все в магазине, кроме мистера Клифтона, выражали мне свои соболезнования.

Я постарался как можно скорее снять с моей души грех.

– Я этого не делал, Бет.

– Чего не делал?

– Не убивал Цо.

– Но в газетах же написано.

– В газетах написана чепуха. А я не убивал девушки. И я не знал, что было написано в твоем письме, потому что вскрыл его слишком поздно. Я думал, что ты меня бросила. И прочел письмо только в домике и сказал Цо, что не хочу ее знать и возвращаюсь к тебе в Пальмето-Сити. А потом это случилось.

Бет перестала плакать.

– Ты хочешь сказать, что не убивал девушки?

Я тяжело вздохнул.

– Нет. Ее убил какой-то мужчина, которого я не рассмотрел. Он нанес и мне несколько ударов гарпуном, а ее застрелил. Наверное, и меня хотел убить.

– А кто это был?

– Понятия не имею. Даже не разглядел его лица.

Она еще теснее прижала лицо к дверной раме и едва слышно проговорила:

– И ты хочешь, чтобы я тебе поверила?

– А я разве когда-нибудь лгал тебе?

Она на мгновение задумалась.

– Нет. – Она покачала своими локонами так сильно, что они разлетелись в разные стороны. – Нет, ты этого никогда не делал, Чарли. Ты никогда мне не лгал.

Она отступила на шаг назад.

– Входи, – сказала она. – Пока тебя не увидели соседи.

Когда мы вошли в комнату, я хотел ее обнять, но она оттолкнула меня.

– Нет, мне надо подумать. Ты клянешься, что не убивал девушки?

– Клянусь!

Насколько я мог разглядеть в лунном свете, Бет сняла однокомнатную квартиру с ванной и маленькой кухонькой.

– Дай мне сигарету, Чарли, – Бет села на край кровати. Я ответил ей, что у меня нет. Тогда она сказала, что несколько сигарет валяются на столе. Я нашел ей сигарету и дал прикурить. В каком-то отношении Бет изменилась. При мне она курила впервые. Я сел рядом с ней, и кровать заскрипела под моей тяжестью.

– Зачем ты пришел сюда? – поинтересовалась она.

Я сказал ей правду.

– Сначала я не хотел, считая, что ты списала меня в расход. Мне надо было добраться до Гаваны, но в Тампа полиция перерезала путь.

Ее лицо было в тени, и в лунном свете я мог видеть только ее ноги, но тем не менее мне показалось, что я прочел на ее лице презрение.

– Другими словами, если бы ты убежал от полиции и добрался до Кубы, ты бы продолжал такую же жизнь, которая нарушила наш брак? Ты опять бы стал работать на сеньора Пезо?

– Возможно. – Я не знал, сколько времени у меня еще осталось, и поэтому сформулировал ответ как можно короче. – Я решил жить честно, если ты встретишь меня возле тюрьмы. Если же нет, то я решил найти этого сеньора Пезо и убить за то, что он бросил меня в трудную минуту.

Бет резко повернулась ко мне.

– И ты до сих пор не знаешь, кто такой этот сеньор Пезо.

– Нет.

– А дальше?

– Когда я вышел из тюрьмы, тебя у ворот не было. А вот Цо была. И она сообщила, что сеньор Пезо не оставил меня на произвол судьбы, и вручила от него банковскую книжку. За каждый месяц, проведенный мною в тюрьме, на мой счет в Гаване поступала тысяча долларов. Потом она сказала, что в Дед-Менс-Бее нас будет ждать судно, которое доставит нас в Гавану. Тогда я подумал: а почему бы и нет? И поехал туда вместе с Цо.

Бет запротестовала.

– Но я бы встречала тебя, если бы смогла. Я даже послала тебе денег на дорогу. – Ее плечи затряслись от рыданий. – Я писала тебе, что жду тебя и что мы начнем жить сначала.

Кажется, у нее начиналась истерика. Я положил ей руку на талию.

– Ради Бога, Бет, не кричи так громко. Она сказала:

– Я и не кричу, – и отодвинулась от меня. – Но я тебе написала, Чарли, написала!

Я пожал плечами.

– Знаю. Если бы я прочитал твое письмо еще в тюрьме, все было бы по-иному. И ничего бы не случилось.

– Зачем же ты пришел сейчас, Чарли?

– Чтобы дать тебе денег.

– Мне они не нужны. Они заработаны нечестным путем.

– Тогда чтобы попрощаться. Мне очень жаль, я оказался таким негодяем.

– И это все? – Ее ладонь легла на мое колено.

– Чтобы сказать, что я тебя люблю.

– Но ведь ты любил другую женщину? Это Цо?

Я посмотрел на ее маленькую ножку, освещенную лунным светом. Я никогда не лгал Бет, и так должно остаться и впредь.

– Наверное, я любил вас обеих.

Пальцы Бет крепче сжали мое колено, и она опять заплакала.

– Что они сделают с тобой, Чарли, если поймают?

Я взял сигарету из ее руки и затянулся. Она засветилась словно маленький факел.

– То же самое, что мы делаем с этой сигаретой. – Она опять всхлипнула.

– Они не имеют права так поступать. Если эта девушка не на твоей совести, то надо постараться доказать это.

Я раздавил сигарету.

– Как?

Бет покачала головой. Она сидела так близко, что ее волосы касались моего лица. От нее пахло свежестью и чистотой.

– Не знаю, – призналась она. – Но ведь должен же быть выход. – Она, как говорится, попробовала схватиться за соломинку. – Может, мистер Клифтон поможет?

Клифтон был бизнесменом, у которого Бет работала. Она уже давно была его секретаршей и хорошо относилась к нему. А мне он никогда не нравился: высокомерный маленький человечек откуда-то из центра страны. Он был опытным дельцом и не боялся риска и в итоге стал владельцем четырехэтажного дома с универсальным магазином, в котором было все, начиная от яблок и кончая музыкальными товарами. То, чего нельзя было купить у Клифтона, нельзя было купить нигде.

– Почему он должен нам помогать? – спросил я.

Бет сняла руку с моего колена и положила на свое.

– Мистер Клифтон питает ко мне слабость. Он делал мне предложение и даже хотел купить наш старый дом на острове, чтобы у меня были деньги на жизнь. Чтобы я могла не работать и решить наконец вопрос – разводиться с тобой или нет.

Я усмехнулся.

– Очень пикантная ситуация.

Бет возбужденно ответила.

– А ты? Твоя совесть чиста?

Напряжение дало о себе знать. Слишком многое произошло за этот короткий промежуток времени. Я закрыл лицо руками.

– Нет. Наверное, нет. И я не имею права так говорить с тобой. После всего случившегося. После того как я поломал нашу жизнь.

Бет оттянула мои пальцы от лица. Теперь я больше не мог ее видеть: она была слишком близко от меня. Но я ее чувствовал.

– Поцелуй меня, Чарли, – сказала она.

– Не думаю, что тебе этого хочется.

Я слышал на своем лице ее дыхание.

– Поцелуй меня, – повторила она.

Я взял ее лицо в свои ладони и поцеловал. Не так, как целовал Цо, а без пыла, как перед алтарем, когда священник Пол провозгласил нас мужем и женой.

Когда я поднял голову, свет луны упал таким образом, что я снова мог увидеть ее лицо. Ее глаза блестели, а губы снова хотели слиться с моими.

– Все будет хорошо, Чарли, поверь мне. Не знаю, как, но что-нибудь мы сделаем.

Я сидел и не отваживался ни шевельнуться, ни прикоснуться к ней. Следующий шаг должна была сделать Бет. Она долго сидела, поглаживая мне лицо. Потом откинулась и заложила руки за голову. В темноте ее глаза отливали зеленым.

– Докажи мне, что ты меня любишь, Чарли.

Это я-то ее не люблю? Я кинулся целовать ее шею, губы, плечи. Ее кожа горела под моими поцелуями. Бет шептала:

– Как много времени прошло! Мне так не хватало тебя!

В этот момент к дому подъехала машина. Луч красного прожектора осветил дверь и остановился на ней, затопив призрачно-голубоватый лунный свет кроваво-красным заревом. На лестнице послышался топот двух пар ног.


предыдущая глава | Избранные детективные романы. Компиляция. Книги 1-24, Романы 1-27 | cледующая глава