home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



7

На вывеске написано: "Добро пожаловать в Даннелон с его 1344 жителями". Тяжело дыша, я остановился и посмотрел на восток, где начинала заниматься заря. Скоро будет совсем светло. Я мог это понять и по внезапно установившейся тишине, и по запаху, распространяющемуся в воздухе.

Мои сапоги, сделанные в тюрьме, натирали мне ноги. Я снял их, носки и пошел босиком по тихим улочкам, посматривая по пути на машины, которые я мог бы украсть. Большая часть Данеллона еще спала, но кое-где в окнах уже загорелся свет.

Перед белым деревянным домом, в двух кварталах от границы города, стоял "понтиак". Я попытался включить зажигание, но руки мои дрожали так сильно, что я не мог соединить контакты. Я трижды пытался это сделать, но пальцы слиплись от пота. На дереве, под которым стояла машина, прыгала семья белок. Улица серела в утренних сумерках.

Я побрел дальше, держа сапоги в руке и избегая центральных улиц. Я высматривал машину, в которой бы торчали ключи зажигания, но таких не было. А во многих домах загорался свет. Отцы семейств, сладко зевая, выходили на порог дома, чтобы забрать утренние газеты.

Улица кончилась, и я снова очутился на проселочной дороге. Хотел было вернуться, но пошел дальше, мимо свалки мусора, и, пройдя милю, набрел на 41-м шоссе на открытую закусочную для водителей грузовиков.

Перед ней стояли четыре грузовика с прицепами. Три из них принадлежали известным фирмам по перевозкам, а на четвертом стояло "Джим Келли Элира, штат Огайо".

Рядом с закусочной протекал небольшой ручеек. Я обмыл ноги и надел носки и сапоги. Потом посмотрел на машины. Ключей у них не было. Я отчетливо чувствовал запахи сала, яиц и кофе. Я ничего не ел со вчерашнего полдня. Нащупав в кармане деньги, я раздумывал, войти или нет.

Дверь закусочной открылась, оттуда вышел небритый человек в костюме цвета хаки и стал задумчиво осматривать изношенные покрышки одного из грузовиков. Глаза его были опухшими и красными. Выглядел он очень усталым.

Видимо, он предположил, что я – шофер из другой машины, и коротко кивнул мне, пожелав доброго утра. Я ответил на приветствие и вошел в закусочную.

В помещении громко гудел большой вентилятор, но было еще более душно, чем на улицах. Три шофера со своими сменщиками сидели на табуретках и с аппетитом ели. Немного подальше лениво ковыряли вилками две парочки, видимо, туристы.

Парень за стойкой был такого же огромного роста, как и шериф в Инглисе. Рубашка его была расстегнута, а рукава закатаны, открывая татуировку: орел на фоне леса.

Я заказал яичницу с ветчиной и пудинг и прошел к умывальнику, чтобы освежиться. На затылке налипла засохшая кровь. Я отмыл ее, сполоснул лицо и пригладил водой волосы. Ноги болели, в голове гудело, но выглядел я не так уж плохо. В зале я сел за стойку, а плечистый блондин придвинул мне заказанное. Все было очень жирное, но выглядело неплохо и на вкус как раз то, что надо. Именно в такой пище я и нуждался.

Туристы расплатились и ушли, оставив массу объедков. Хозяин закусочной плюнул им вслед и кивнул мне, показывая в тарелку:

– Ну, разве не вкусно?

– По-моему, вкусно.

– И я тоже так считаю. А им – не нравится. Прямо беда с этими туристами.

Я заказал еще порцию кофе. Шофер в костюме цвета хаки вошел в закусочную и опустил несколько монеток в телефон-автомат. Три других шофера закончили свою трапезу и вышли.

Хозяин взял оставленные деньги и побряцал ими.

– Понимаете, что я имею в виду? Вот эти – настоящие парни! Всякий раз полдоллара на чай, даже если брали только кофе с бисквитом. И всегда едят все, что им предлагают. Некоторым этим проклятым туристам следовало бы поучиться у них.

Монолог хозяина не заинтересовал человека в хаки. Мне тоже было безразлично. Несмотря на духоту, моя рубашка на спине была холодной и влажной. Надо перебираться через полицейский кордон, а это дело нелегкое.

Шофер в хаки тоже заказал себе кофе.

– Никакого груза, Келли? – спросил его хозяин.

– Нет, – Келли посмотрел на часы. – Даю им еще десять минут, а потом поеду порожняком в Форт-Майерс. Там я должен получить партию огурцов и помидоров. – Он показал пальцем на окно, за которым начало уже рассветать. – Крупные фирмы разоряют нас, одиночек. Я работаю только на шинную фабрику и финансовое агентство.

Хозяин рассмеялся.

– Мне бы твои денежки.

Я подумал, что, если бы смог добраться до Форта-Майерс, можно было бы считать, что я почти в Гаване. Скип и Гарвей стояли на якоре в этом порту и доставили бы меня в Гавану за пятьсот долларов.

– Недавно приехали? – спросил я у шофера.

Келли кивнул.

– Да, еду из Чикаго в Лейк-Сити. Меня должен был ждать груз, но с этими парнями у меня и раньше были неувязки. Поэтому и остался на 41-м.

Он снова заказал чашку кофе. Я сказал:

– Мне ведь тоже надо в Форт-Сити. Я бы охотно тебе заплатил, если ты возьмешь меня с собой.

Шофер растер покрасневшие глаза.

– А за баранку моей колымаги сесть можешь?

Я честно ответил:

– Никогда не доводилось водить.

Он потерял ко мне интерес.

– Жаль, – сказал он и допил кофе. Потом снова стал звонить по телефону. Он был настойчивым парнем.

– Им-то хорошо, – закончил он свой разговор и вышел из закусочной. – Полупорожняком я в Нью-Йорк не поеду. Не оправдаю даже расходы на бензин и масло.

– Я заплачу тебе пятьдесят долларов, если подкинешь меня в Форт-Майерс, – пошел я за ним.

Келли открыл дверь кабины.

– А почему ты не хочешь ехать автобусом?

– Потому что мне хочется ехать с тобой.

Его хитрые глазки посмотрели на мой сшитый в тюрьме костюм.

– Только что выпустили, сынок?

Это был мой последний шанс. Я решил быть честным по отношению к нему.

– Угадал, вчера утром.

– И они снова гонятся за тобой?

– Да как сказать...

– Ты серьезно собираешься заплатить пятьдесят долларов?

Я вытер пот со лба:

– Да.

– Дай взглянуть на деньги.

Я вытащил свои деньги и отсчитал пять десяток. Келли взвесил их в руке и посмотрел на меня.

– Что ты натворил?

Я солгал:

– Ничего особенного. Мелкое воровство. Но я отпущен под опеку и не хотел бы снова сесть.

Он сунул деньги в карман.

– О'кей! Рискну. – Он показал на доску позади сиденья. – Лучше останешься в спальном отделении, пока мы не отъехали некоторое количество миль.

Я быстро вернулся в закусочную и расплатился. Потом уселся на то место, куда показал Келли, боясь, как бы он не передумал. Заводя машину, он сказал:

– А на полицию мне плевать. У них всегда одна песня. Особенно в Алабаме, Флориде и Джорджии.

Он вырулил свой грузовик на шоссе и прибавил скорости.

– И занимай меня разговорами, – добавил он. – Это будет лучше, чем твои деньги. Я уже давно не спал и могу заснуть за рулем.

Я разулся и спросил, о чем мне говорить.

– Если не тайна, где сидел? – спросил он.

– В Райфорде.

– И сколько?

– Четыре года.

– За что?

– За контрабанду.

– Мне думается, это государственное дело.

– Так оно и есть.

– Почему же ты тогда сидел в местной тюрьме?

Я поудобнее расположился на ложе. Это было приятно.

– Потому что я хорошо зарекомендовал себя во время войны. А так как это был мой первый проступок, осудили меня за сопротивление береговой охране, которая поднялась на мой борт.

Келли посмотрел на меня в зеркальце заднего вида.

– На борт? Значит, ты моряк?

– Можно сказать и так. У меня было двухмоторное рыболовецкое судно.

– Черт возьми! – вырвалось у него. – И что случилось с этим судном?

– Конфисковали.

Этот факт в какой-то мере сблизил нас.

– Какие негодяи! – выругался он. – Не люди, а дерьмо собачье! Это все равно, что конфисковать мою машину! Сурово!

– Конечно, сурово. Судно стоило мне больше десяти тысяч долларов.

Поездка на грузовике со скоростью почти сто миль в час ощущалась как качка на корабле в Мексиканском заливе, а восходящее солнце, бившее своими лучами в металлическую крышу, убаюкивало меня. Но я боролся со сном, так как мне нельзя было спать.

Я лег на левый бок, опершись головой на локти, и револьвер в моей куртке уперся мне в бок. Я оправил куртку и окаменел: где-то позади нас взвыла полицейская сирена. Машина быстро приближалась и вскоре обогнала нас со скоростью приблизительно сто тридцать миль в час. Я снова улегся и облегченно вздохнул.

Теперь уже Келли не был так любезен.

– Случайно, не тебя ищут, приятель?

Я попытался спокойно ответить.

– Нет, не меня. Не такая я уж важная птица. – Потом я спросил его, есть ли у него в машине радио.

Он ответил:

– Есть, но включать его не буду. Оно только вгоняет в сон.

– И все-таки включи, – попросил я. – Интересно, что там передают.

Он включил радио и покрутил шкалу. Как раз передавали последние известия. Диктор монотонно читал:

"...и если вы увидите этого человека, немедленно свяжитесь с ближайшим полицейским. Повторяем описание: рыжие волосы, рост 180 см, вес около 90 кг. Когда его видели в последний раз, на нем был синий костюм из саржи, пошитый в тюрьме, белая рубашка и зеленый галстук. Головного убора нет. Его шляпа была найдена в домике, где он убил свою подругу. И еще одно важное замечание: не пытайтесь его задержать самостоятельно. Убив однажды, он не остановится и перед вторым убийством. Держите свои приемники включенными, чтобы иметь возможность следить за розыском".

Келли выключил радио и встретился в зеркальце с моим взглядом. Теперь он не казался усталым. Хотя он и фыркнул, но был скорее оскорбленным, чем испуганным, когда увидел оружие в моих руках.

– Черт возьми! – прошептал он. – Я спросил, что он натворил, и он сказал: только мелкое воровство, ничего особенного.


предыдущая глава | Избранные детективные романы. Компиляция. Книги 1-24, Романы 1-27 | cледующая глава