home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 15

Келли жил во Франклине, в квартале западнее от Ла Бреа. Когда я приближался туда со стороны бульвара, я увидел крышу пагоды Китайского театра Граумана, а за ним – ярко освещенное здание Капитолия Общества грампластинок, своей архитектурной формой напоминавшее стопку пластинок.

Я нашел место для стоянки и направился к дому, в котором жил Келли.

Это был дом, типичный для Голливуда. Сквозь ряды пальм из окон лился яркий свет, освещая субтропические растения и придавая фасаду из кафеля экзотический вид.

В доме оказалось около тридцати апартаментов. В холле почти вся стена была занята почтовыми ящиками. Имя Келли я нашел на ящике с номером двадцать. Значит, его апартаменты находились на втором этаже.

Пока я изучал имена жильцов, перед входом остановился фургон фирмы, торгующей спиртными напитками.

Посыльный вошел в холл с бутылкой вина, завернутой в пакет. Не удосуживаясь даже прочесть имена на почтовых ящиках, он спросил меня:

– Вы, случайно, не знаете, в каком номере живет Джек Келли?

– Случайно, знаю, – ответил я. – Я как раз направляюсь к нему. Если вы желаете, я могу сэкономить вам время.

Это ему понравилось. Он сунул мне в руку пакет и сказал:

– С вас причитается восемь долларов пятьдесят центов, приятель.

Я отдал ему свои последние десять долларов и сказал, что сдачи не надо. Потом я поднялся по лестнице и постучал в дверь Келли.

– Кто там? – раздался откуда-то из глубины квартиры голос Келли.

– Ваш заказ, – ответил я.

Десять долларов я мог бы и сэкономить.

– Входите! – крикнул Келли. – Дверь открыта.

Я вошел и закрыл за собой дверь. Апартаменты, насколько я мог видеть, были со вкусом обставлены в восточном стиле. Вместо обычных диванов и пышных кресел вдоль стен тянулись длинные низкие ложа. Помещение мягко освещалось скрытым источником света и фонарем пятнадцатого столетия, в котором горела слабая лампочка.

– Оставьте заказ на кухне, – крикнул Келли из другой комнаты. Голос его был немного сдавленным, как у запыхавшегося человека. – Деньги лежат в раковине.

Я отыскал кухню и обменял бутылку на десять долларов – пять одной бумажкой и пять бумажек по одному доллару.

Пока все складывалось удачно. Я хоть и заплатил десять долларов за то, чтобы выяснить, что дверь в его апартаменты не заперта, но тут же и вернул их.

Из кухни я вышел обратно в переднюю и направился на слабый свет, который падал через открытую дверь в конце коридора. Келли был последователен в обустройстве своего интерьера. Спальня его была оформлена точно в таком же восточном стиле, что и гостиная. Почти всю спальню занимала огромная кровать, высотой не больше двенадцати дюймов. Где находилось изголовье этой кровати, а где изножье, различить было невозможно.

Покрывала и подушки слепили глаза красным шелком. И они не были лишь декоративным украшением. На них во всю длину растянулась длинноногая платиновая блондинка, которая, видимо, и была причиной того, что Келли дышал, как загнанный бегун. Даже ее обнаженные подошвы ног выглядели соблазнительно. Ее знали, если я не ошибался, под именем Моны. Одна из начинающих певичек, недавно записавшая свою пластинку.

Она открыла глаза и, увидев меня в рамке двери, вскрикнула.

Келли был рассержен не меньше ее.

– Я же вам сказал, чтобы вы все оставили на кухне, – начал он. Потом, повернув голову, узнал меня и взорвался: – Черт возьми, Алоха! Что вам здесь нужно?

Я вытащил револьвер и показал им в сторону блондинки. Келли поспешно вскочил и натянул на себя черное шелковое кимоно с вытканным на спине золотым драконом. Его реакция меня отнюдь не обрадовала. Он, скорее, был смущен, чем испуган и разгневан.

Платиновая блондинка сердито натянула на себя покрывало.

– Ну и воспитание у вас, – сказала она с возмущением. – Входите, даже не постучавшись, когда в комнате находится дама.

Ну, насчет того, дама она или нет, еще можно было бы подискутировать, но меня это совершенно не интересовало.

– Игра окончена, Келли! – резко сказал я. – Смените свое кимоно на рубашку и брюки. Мы поедем в город, в полицейское управление, и побеседуем с Томом Хэнсоном.

– Уж не тот ли это капитан Хэнсон, что из отдела по расследованию убийств?

– Именно тот.

– О чем же мы будем беседовать?

– Об убийстве Мэй Арчер. О бомбе, подложенной в мою машину, о трех выстрелах, которые были сделаны в меня в коридоре дома Коннорсов, одна из которых убила Мейбл Коннорс. И напоследок – о покушении на мою жизнь на побережье.

Келли завязал пояс своего халата.

– Вы или с ума сошли, или просто пьяны, Алоха! Зачем мне надо было все это делать?

Я не был твердо уверен в его виновности, но решительно продолжал:

– Вы инсценировали все это, чтобы уничтожить Тода Хаммера и Марти Амато как конкурентов. Чтобы ваша фирма "Экзотик" могла заполнить те пробелы, которые оставили бы после себя "Стартайм" и "Блюзберд".

– Нет, Джонни, – спокойно сказал Келли. – Вы поставили не ту пластинку. Конечно, я буду очень рад, если мои конкуренты передерутся, но я не убивал Мулдена, – я имею в виду морально – разве только за сегодняшний визит.

– Значит, вы отрицаете, что в вечер убийства Мэй Арчер вы имели с ней продолжительный разговор в "Голден Четон"?

– Нет, я этого не отрицаю, – ответил Келли. – Я разговаривал с ней больше часа. Она написала обо мне статью, и я признал ее как репортера. Ей удалось узнать, что я купил большинство акций "Экзотик". В то время оглашать это было еще рановато, и я попытался уговорить ее повременить со статьей.

– Ловко!

– Это сущая правда!

– Вы сказали Мулдену, что она – репортер?

– Нет, мы пришли к соглашению. Я пообещал ничего не говорить Мулдену, а она пообещала не давать хода этой статье. Правда, до этого она уже успела позвонить Гарри Голду и пообещать ему сенсационную статью для утреннего выпуска.

– И сенсация эта заключалась в том, что вам принадлежит пятьдесят один процент акций фирмы "Экзотик"?

– Да.

– Но вы вышли из "Голден Четон" вслед за Мулденом и Мэй Арчер.

– Просто вышел из этого заведения, но не пошел за ними в отель, где она была убита. Я сразу направился на студию, к моей утренней передаче. Я могу это доказать при помощи магнитной записи.

– Эта запись могла быть заготовлена заранее.

– Могла... Но не была. Это может подтвердить инженер на пульте управления.

Платиновая блондинка присела на кровати.

– Послушайте, – негодующе сказала она. – Хотя я и не понимаю, о чем вы там толкуете, – да мне это и безразлично, – но так не обращаются с дамой. Если вы немедленно не исчезнете, чтобы я смогла одеться, то я потребую возмещения убытков.

Я потянул Келли из спальни.

– Уважим просьбу юной дамы. Я решил было, что наконец-то разгрыз орешек, но, кажется, он тверже, чем я ожидал. Неплохо было бы нам хлебнуть из той бутылки, которую я оставил на кухне.

Келли прошел впереди меня по коридору и, миновав скудно освещенную гостиную, вошел на кухню и зажег свет.

Я вытянул пробку из бутылки шотландского виски двенадцатилетней давности и налил нам обоим по порции. Виски мне помогло, но немного. Еще никогда я не чувствовал себя таким усталым и разочарованным. Если Келли не был преступником, как я предположил после разговора с Нормой, то дело оказывалось еще более запутанным, чем в тот час, когда впервые, шелестя ресницами, появилась в моем бюро Ивонна и попросила меня попытаться освободить Мулдена.

Келли облокотился на умывальник и с нескрываемым интересом посмотрел на меня.

– Почему вы решили, Джонни, что это сделал именно я?

Так как выхода у меня все равно не было, да к тому же я нуждался в человеке, которому мог бы выложить все свои неприятности, я пошел на риск и рассказал ему всю историю.

Когда я закончил, Келли сказал:

– Чертовски, здорово. Да, это был бы с моей стороны чертовски здорово придуманный план. Но, прошу вас, поверьте мне. Я и впрямь рад, что Тод Хаммер продал свою фирму Марти Амато, а последний в свою очередь сядет за решетку на несколько лет. Фирма "Экзотик" наверняка начнет процветать, если приберет к рукам этих двух бизнесменов, а вместе с ними и их "звезд". У меня просто нет необходимости идти на убийства и на шантаж.

– Что верно, то верно, – ухмыльнулся я. – И я только что видел наглядный пример этому.

Келли самодовольно хохотнул.

– Вы были бы удивлены, если бы знали, сколько энергии тратит человек, владеющий фирмой грампластинок.

Платиновая блондинка прервала наши разглагольствования. Теперь на ней были брюки в обтяжку и немного тесноватый для ее форм бюстгальтер. Она босиком проскользнула в кухню и ткнула в меня пальцем.

– Теперь я знаю, кто вы, – сказала она тоном прокуратора Иудеи. – Вы – Джонни Алоха, частный детектив!

Я сознался в этом своем грехе и предложил ей выпить виски.

– Нет, спасибо, – брезгливо ответила она. – Я не пью. Мой супруг всегда бывает страшно взволнован, когда от меня пахнет спиртным. – Потом добавила с большим чувством. – И даже если вы явились сюда по поручению Сэма, моего мужа, вы ничего не сможете доказать. У вас даже нет с собой камеры. А без фотографии ваше слово ничего не значит. А я все буду отрицать. Я была тут только для делового разговора.

Я был слишком разочарован исходом дела, чтобы обращать внимание на ее болтовню.

А она продолжала:

– У Сэма вообще нет никакого повода для ревности.

Келли допил свою рюмку и снова наполнил ее.

– Ну, что скажете, Алоха? Вы по-прежнему считаете, что я совершил все те преступления, в которых вы меня обвинили?

– После того, что вы мне рассказали, – нет. Тем более что вы, по всей видимости, можете подтвердить свои показания. Я думаю, что вы не тот человек, который мне нужен, – сказал я с горечью.

Внезапно Келли пришел в голову еще один факт, который свидетельствовал в его пользу.

– Вспомните-ка еще об убийстве миссис Коннорс, Алоха!

– А в чем дело?

– Да, я видел, как вы уходили с Мейбл из "Севен Сис", но ведь она не могла вам рассказать ничего, что повредило бы мне. Кроме того, вы сообщили Хэнсону, что ранили преступника из своего револьвера. Ведь эксперты из управления действительно обнаружили кровь на полу в коридоре.

– Все верно. Я попал в этого человека.

Келли улыбнулся.

– А когда вы проникли в спальню, вы имели возможность полюбоваться мной во всей, как говорится, красе. Вы видели на мне хоть малейшую царапину?

Я уже вообще не думал об этом.

– Нет, – сознался я. – Не видел.

Келли хотел положить руку на бедро певицы. Она увернулась.

– Прошу тебя, Джек, не надо! Во всяком случае, при свидетелях, – Она бросила на меня злой взгляд. – Я не доверяю частным детективам. А что, если он все-таки расскажет моему мужу? – Она посмотрела на свои часики, усеянные бриллиантами. – Кроме того, мне уже нужно идти. – Уголки ее рта опустились. – А когда я приду домой, мне еще, наверное, придется доказывать, что я его люблю. – С презрительной гримаской она выпалила: – Ох, уж эти мне мужчины!

Она даже не повысила голоса, просто констатировала факт. И тем не менее фраза эта что-то затронула во мне. Я подумал, что ни один мужчина не сможет почувствовать неверность жены, пока не уличит ее в измене.

Взволнованный внезапной догадкой, я поставил рюмку на самый край умывальника. Она упала и разбилась.

– В чем дело? – спросил удивленно Келли.

Я пропустил мимо ушей его вопрос и посмотрел на женщину.

– Вы давно замужем?

– Три года. А что?

– И несмотря на эти, скажем, романтическо-икарийские игры, за которыми я вас только что застал, ваш супруг продолжает вас любить и твердо верит, что и вы его любите?

Блондинка самодовольно улыбнулась.

– Разумеется!

– В таком случае, скажите мне вот еще что, – попросил я ее. – Чтобы произошло, если бы сейчас неожиданно вошел не я, а ваш супруг?

Самодовольство как водой смыло с ее лица. Она нервно провела рукой по волосам.

– О, боже ты мой! И зачем говорить о таких вещах! Насколько я его знаю, он бы нас обоих убил...

– Да-да, – протянул я. – Вполне логично. Я тоже придерживаюсь такого же мнения. И мне кажется, Бальзак, описывая одну из таких историй, сказал, что нет ничего страшнее на свете, чем бунт ягненка.

– О чем это мы, собственно? – спросил Келли.

– О человеке, который убил Мэй Арчер и Мейбл Коннорс и трижды пытался убить меня. И при этом, сам того не желая, натравил друг на друга Тода Хаммера и Амато и выкинул их обоих из бизнеса. Где у вас тут телефон?


Глава 14 | Избранные детективные романы. Компиляция. Книги 1-24, Романы 1-27 | Глава 16