home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 13

Я подъехал к дому, на верхнем этаже которого находились апартаменты Тода Хаммера. Машину я оставил в нескольких сотнях ярдов от дома.

Уже когда я шел по газону, мне показалось, что я слышу музыку, доносящуюся откуда-то издали. Открытая терраса была ярко освещена. Я мог различить какое-то движение на ней, но поскольку это было высоко, разглядеть, кто там находился, я, естественно, не мог. Если Амато показал "признание", подписанное нами, Тоду Хаммеру, то должно было произойти одно из двух. Либо Хаммер вступил в жестокий бой с Амато, либо впал в глубокую печаль. А там, наверху, вместо этого, судя по всему, была какая-то вечеринка.

Я прошел по плитам песчаника ко входу. Если тут и полагалось быть ночному портье, то его не было. Видимо, взял отгул. А лифтер, наверное, сделал перекур. Но лифт имел автоматическое устройство. Я нажал на нужную кнопку и поехал на верхний этаж.

Двери в апартаменты были открыты. Из них неслись оглушительные звуки музыки. Огромная гостиная была заполнена людьми.

Я сунул свой револьвер в карман куртки и вошел. Никто меня не остановил. Никто не обратил на меня внимания.

Среди танцующих было много молодых пар. Почти всех я встречал в ресторанах на бульваре. Некоторые пили. Некоторые уже напились.

Я огляделся. Миленькая темноволосая девушка из одного крупного ресторана – она там разносила сигареты – взобралась на стол и под бурные аплодисменты публики исполняла нечто вроде французского канкана. Никто из присутствующих не мог сомневаться, что ноги ее недостаточно длинны.

На открытой террасе вокруг бассейна толпились молодые люди в нижнем белье. Некоторые из них уже с визгом барахтались в воде.

Я даже и сам толком не знал, что я ожидал здесь увидеть. Но уж определенно не такой балаган. Я стал искать какое-нибудь знакомое лицо и наткнулся на Вирджила, который обходил гостей, неся поднос с напитками.

Когда он увидел меня, удивление его было столь велико, что поднос выпал у него из рук.

Обретя дар речи, он выдавил:

– Значит, Амато все-таки сдержал свое слово! Где девушка, Алоха? С мисс Сен-Жан ничего не случилось?

– С ней все в порядке. А где Тод?

Вирджил показал головой на закрытую дверь.

– Там... Будет очень рад вас видеть.

В этом я совсем не был уверен. Тем не менее я последовал за Вирджилом в большую, облицованную панелями комнату. Рядом с дверью, в которую я входил, справлялась какая-то оргия. В кабинете, наоборот, царила деловая обстановка. Мне даже почему-то показалось, что я попал на собрание бывших каторжников.

Это было сборище гангстеров всех возрастов и мастей – высоких, низких и среднего роста. Одни из них сидели в кожаных креслах, другие стояли, прислонясь к дорогой облицовке стен. При моем появлении все замолчали. И ни у кого на лице не дрогнул ни один мускул.

В центре собрания, за огромным письменным столом, сидел Тод Хаммер, подпирая голову руками. Он постарел, кажется, лет на десять. В обвисшие складки на его щеках можно было бы всунуть карандаш. Серые волосы почти не выделялись на его землистого цвета лице.

Вирджил рискнул нарушить молчание:

– Это – мистер Алоха, мистер Хаммер. И он говорит, что с Ивонной все в порядке.

Хаммер снял руки с лица и посмотрел на меня.

– Это верно, Алоха?

– Она чувствует себя отлично, – сказал я, и на мгновение мне показалось, что его нервы разобьются сейчас на мелкие кусочки.

– Слава богу, – сказал он спокойно. – Слава богу. Значит, он все-таки сдержал свое слово. – Он посмотрел на присутствующих. – Если бы он этого не сделал, я обрушился бы на него как лавина. – Он кивнул своим наемникам. – На сегодня хватит. Идите и смешайтесь с другими гостями. Я хотел бы поговорить с мистером Алоха наедине.

Все, включая и Вирджила, молча, гуськом потянулись к дверям, оставив нас с директором фирмы "Стартайм" наедине.

– Где она, Джонни? – спросил меня Хаммер.

Я замялся.

– Пока я не выясню ситуацию, я могу только сказать, что она находится в безопасности, и я моту доставить ее к вам в любое время за пять минут.

Как ни странно, но он удовлетворился моим ответом.

– Делайте так, как считаете нужным, Алоха. У вас и так уже достаточно неприятностей по моей вине. Поэтому я не корю вас за вашу осторожность. – Все это он проговорил очень серьезным тоном. – Но вы можете снять руку с револьвера, который находится в вашем кармане. Поверьте мне, здесь он вам не понадобится.

Я поверил ему и вынул руку из кармана.

– Итак, что вы хотите знать? – спросил он.

– Присутствие ваших людей я понять могу, но к чему эта вечеринка? – спросил я.

Его улыбка была почти естественной.

– Чтобы встретить Ивонну, если бы она вернулась. И чтобы у мальчиков было алиби, если бы она не вернулась. У меня на вечере пятьдесят человек, которые видели, как эти парни входили в кабинет, и которые готовы поклясться, что они не покидали его.

– Значит, Амато был здесь?

– Да, был.

– И вы видели признание, которое он заставил нас подписать?

– Да.

– И вы продали ему свою фирму?

– Точно.

– Вы продали "Стартайм" Марти Амато? – недовольно спросил я.

– Продал, – повторил Хаммер. – За один доллар и за несколько любезностей с его стороны, самой важной из которых было возвращение Ивонны. Мои адвокаты заняты сейчас составлением купчей.

– Но я думал, что вы ненавидите этого парня, как чуму.

– Я действительно его ненавижу.

– Так к чему тогда все это?

Хаммер попытался мне все объяснить.

– Дело в том, что единственное, что для меня дорого, – это Ивонна. – Он поднял руку, чтобы пресечь возражения. – Я знаю, знаю, что вы хотите сказать. Но она принадлежит мне. И это все решает.

Я задумался. Что я мог сказать в ответ? Мне ничего не пришло в голову. В конце концов, фирма была его, а не моя.

– Когда Амато вас отпустил? – спросил Хаммер.

Я покачал головой.

– Он этого не делал.

– Что вы имеете в виду?

– Я не знаю, что он тут порассказал вам, но он и не думал отпускать нас. Я знал это, и вы должны были бы об этом догадаться. Ведь для того, чтобы наше признание имело значение, он должен был заткнуть нам рты. Когда он уехал, чтобы переговорить с вами, я хитростью заманил его людей, которые нас охраняли, в нашу комнату. Одного из них я прибил деревянным бруском от кровати, другого, по имени Епископ, застрелил из револьвера, взятого у первого гангстера, а третий дал тягу.

Хаммер какое-то время молчал. Потом глухо проговорил:

– Спасибо. Большое спасибо, Алоха... Ивонна поручила дело именно такому человеку, которому и нужно было поручить. И если у вас будут неприятности из-за этого Епископа, то я поручу лучшей адвокатской фирме Лос-Анджелеса защищать вас.

– Они похитили нас, и я вынужден был обороняться. Поэтому вряд ли у меня будут неприятности, – сказал я. Тем не менее мне все еще были неясны мотивы поступка Хаммера.

– Что вы, собственно, знаете об Ивонне? – спросил я его в лоб.

Хаммер слабо улыбнулся.

– Что вы хотите выяснить, Алоха? Знаю ли я, что она вышла замуж за Томми-Тигра, когда они были еще совсем детьми, и что она имела от него ребенка? Или то, что она ездила с танцором в турне, которое бесславно окончилось в Танжере? Или что она работала с одним англичанином в Париже в "Фоли Бержер"? Или что она вообще не француженка, а Глэдис Магвайр из Манхеттена?

– Она все это вам рассказала?

– Нет. Чтобы узнать об этом, я потратил много сил и денег. И, прошу вас, не говорите ей, что я об этом знаю. Если ей так хочется быть француженкой, то и пусть остается француженкой. Я хочу только одного: чтобы она была счастлива. И мне хотелось бы ее удержать при себе.

Его признание было похоже на правду. В конце концов, человек он уже пожилой. И если в свое время он и бегал за многими юбками, то Ивонна наверняка была его последней любовью.

– Ну, хорошо. Судя по всему, я в вас ошибся. Какое-то время я думал, что Том Хэнсон прав... Думал, что вы узнали о связи Мулдена и Ивонны и...

Хаммер покачал головой.

– ... и что из ревности послал Мулдена в газовую камеру, свалив на него убийство Мэй Арчер?

– Да.

– ... и что я использовал вас как козла отпущения, чтобы придать всему делу необходимый колорит? И это все, вкупе с убийством миссис Коннорс, "пришил" бы Марти Амато?

Я хотел бы, чтобы мы и дальше играли с открытыми картами.

– Да, я так думал вначале... Но если бомбу подсунули не вы, то кто же тогда это сделал?

– Вот этого я не знаю.

– И кто трижды стрелял в меня в доме у Коннорсов?

– Этого я тоже не знаю.

– Амато мог бы на такое пойти?

Хаммер задумался.

– Не думаю, – наконец сказал он. – Когда он недавно был здесь, он твердо был уверен, что все это организовал я. Но я тоже этого не организовывал.

Голос его звучал искренне. Кроме того, я знал, что он не мог иметь ничего общего с выстрелом, который прозвучал на побережье, когда мы с Ивонной садились в машину. Но если покушения на мою жизнь ни Хаммер, ни Амато не устраивали, то тогда я, видимо, упустил или проглядел в этом деле что-то существенное.

Хаммер поднялся из-за своего письменного стола.

– А Амато вовсе и не надо было стараться заполучить контроль над моей фирмой. И поймите меня правильно, Алоха. Ведь мне все это не нужно. У меня столько денег, что я мог бы ими наполнить всю эту комнату до потолка. Я бы подарил ему всю фирму при первой же угрозе причинить Ивонне какое-нибудь зло...

Я видел, что ему было трудно задать этот вопрос, но потом он все-таки решился:

– Надеюсь, он ничего подобного ... Вы понимаете... Он не натравил на нее своих людей?

Я не очень-то гордился собой в этот момент и хотел, чтобы у нас с Ивонной ничего не было. Но с другой стороны, и считать себя подлецом не было причин.

– Нет, – уверил я Хаммера. – Ничего этого не было. Он только раздел ее и грубо к ней прикасался. И угрожал, что прикажет своим людям изнасиловать ее по очереди. Чтобы спасти ее, я и подписал признание.

Я показался себе самым последним негодяем, когда он выскочил из-за своего стола и подошел ко мне, чтобы пожать мне руку.

– Большое спасибо вам, Алоха! Вы даже представить себе не можете, как я вам благодарен! – Он проводил меня до двери. – И если вы не хотите сказать сейчас, где находится Ивонна, то это ваше дело. Я еще ни разу не имел дело с человеком, который знал бы свое дело лучше вас. Ивонна действительно чувствует себя нормально?

– Она чувствует себя превосходно. К этому времени она уже, наверное, приняла горячую ванну и спит крепким сном. И если все дело пойдет так, как я себе его представляю, то я завтра же верну ее вам в вашу золоченую клетку.

Для выходца из канализационных труб он вел себя очень достойно. Он снова рассыпался в благодарностях.

– Благодарю вас за все, Алоха! – Он распахнул передо мной дверь. – О, чуть не забыл! Вы уже заказали новую машину?

– Нет. За это время прошло так много событий, что я и думать забыл об этом.

– Тогда я сделаю это за вас. – Мы пожали друг другу руки. Он с большим воодушевлением, чем я.

Попрощавшись с ним, я прошел в гостиную, заполненную гостями, и направился к выходу. В гостиной по-прежнему оглушительно гремела музыка.

Экстравагантные парочки – некоторые уже почти голые – танцевали.

Я прошел на лестничную клетку к лифту. Мои мысли были заняты Амато. Его я еще должен был остерегаться. Как-никак, а ведь Епископ был его человеком. И если ни он, ни Хаммер не виноваты в том, что случилось с Мэй Арчер, Мейбл Коннорс и мной, то я находился сейчас на той же исходной позиции, на какой меня застала Ивонна, впервые появившись в моем бюро.

Теперь мне все-таки нужно было выяснить, кто попытался "пришить" Мулдену убийство Мэй Арчер, кто безжалостно убил двух женщин и совершил трижды покушение на мою жизнь.


* * * | Избранные детективные романы. Компиляция. Книги 1-24, Романы 1-27 | Глава 14