home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 10

Коннорс решил, что в смерти есть что-то непристойное. Будучи живым, старик обладал чувством собственного достоинства и гордости. Его прошлое, его надежды на будущее, его тело и его ум принадлежали лишь ему. А теперь он стал лишь холодным трупом, предметом любопытства и кривотолков как частных лиц, так и официальных, и, в конце концов, был обречен на забвение. Во всяком случае, не осталось никаких сомнений в том, что Макмиллан мертв. Его тщедушное тело было дважды прострелено.

Коннорс сразу повесил трубку, хотя Элеану интересовали подробности. И тут он без особого удивления отметил, что у него дрожат руки. Эду пришлось трижды зажигать спичку, прежде чем он сумел прикурить. В коридоре воцарилось молчание, прерываемое только жужжанием большой синей мухи. Потом послышался голос какого-то служащего, который говорил кому-то:

— Это старый Макмиллан, шериф. Кто-то дважды выстрелил в него из ружья!

Человек в возрасте около шестидесяти лет в сопровождении более молодого зашел в коридор и двинулся по нему. На обоих были кожаные брюки и пестрые рубашки. На головах у них красовались великолепные сомбреро, а на поясах в кобурах виднелись револьверы, отделанные серебром.

— Я — шериф Томсон, — заявил пожилой. — Свидетели есть?

Никто не ответил. Шериф перевел взгляд с трупа на дверь номера двести пять, потом, перешагнув через лужу крови, которая все увеличивалась, вошел в номер и включил свет. Тот, кто дважды выстрелил, не удосужился забрать с собой ружье. Оно валялось на полу у окна, где его и бросили. Более молодой человек спросил, не стоит ли осмотреть лестницу и двор отеля.

— Да-да, пойди посмотри, Меси, — согласился Томсон, поднял ружье и положил его на кровать, после чего вернулся к двери. — Кто из вас занимает этот номер?

— Я, — ответил Коннорс.

— Как вас зовут?

— Эд Коннорс.

Шериф Томсон сдвинул свою шляпу на затылок.

— А, да! Вы же автор детективных романов, которые так любил Мак. Можно сказать, погиб в соответствии со своим любимым сюжетом, а?

— Можно сказать, что так.

Длинный и тощий тип проложил себе дорогу через толпу присутствующих и, вытащив из-под мышки черную папку, положил ее возле тела.

— Это старина Мак? Джимми, кто его убил?

Томсон покачал головой.

— Я только что пришел. — Он посмотрел на Коннорса. — Вы не откажетесь ответить на несколько вопросов, мистер Коннорс?

— Спрашивайте, — ответил Коннорс.

— Тогда для начала скажите нам, что вы делали в комнате Мака и что Мак делал в вашей?

Коннорс решил сказать правду.

— Мы с ним беседовали, и у нас кончилось вино. Я сказал ему, что пойду в свой номер за бутылкой, но как раз в этот момент мне позвонили по телефону, и за бутылкой отправился Мак.

Тощий верзила устроился возле трупа.

— Бедный старик! Он даже не понял, что произошло!

Вошел молодой помощник шерифа и доложил, что убийца оставил несколько царапин на каменной лестнице, но его никто не видел ни входящим, ни выходящим, и что во дворе тоже нет его следов.

Шериф Томсон скрутил себе пахитоску.

— Мистер Коннорс, вы можете сказать мне, кто вам звонил?

Большая муха продолжала жужжать в комнате, и раздраженному Коннорсу очень хотелось, чтобы кто-нибудь ее раздавил. Эд не собирался впутывать в это дело Элеану, но если он не скажет им правды, то это сделает молодой портье.

— Да, безусловно могу. Это мисс Хайс.

— Совершенно верно, — подтвердил портье. — Мисс Хайс позвонила спустя десять или одиннадцать минут после того, как они поднялись в комнату Мака.

Томсон лизнул вдоль сигарету-пахитоску, которую скрутил.

— Вы приехали на свадьбу, мистер Коннорс.

— Нет, не совсем.

— А о чем дословно вы говорили с Маком? Может, о чем-то таком, что может нам помочь?

Молодой портье ответил раньше, чем Коннорс успел открыть рот.

— Как раз перед тем, как они поднялись, я слышал, как Мак сказал: «Я был в этом уверен, я сразу догадался, как только увидел вас. Вы приехали в Блу-Монд, чтобы написать детектив по материалам дела Хайса».

Все еще сидящий возле трупа доктор Хансон поднял голову.

— О! Джону это не понравится!

— Нет, особенно сейчас, — сказал Томсон. — Но я не думаю, чтобы Джон стал играть с ружьем, чтобы похоронить старую общеизвестную историю его семьи. — Неожиданно шериф потерял терпение. — Хорошо, мистер Коннорс! Покончим с вежливостью, теперь поговорим серьезно. Кто здесь в Блу-Монде так ненавидит вас, что захотел отправить к праотцам?

— Не знаю никого, кто бы так меня ненавидел, — ответил Коннорс, чтобы выиграть время, и не желая рассказывать всю свою историю до разговора с Элеаной. — Во всяком случае, в Блу-Монде. Да я и приехал сюда не более четырех часов назад.

Томсон прикурил пахитоску.

— Какого цвета ваш костюм?

— Белый.

— Какого цвета был костюм на Маке?

— Белого.

— По-вашему, какого он роста?

— Высокого.

— А ваш рост?

— Высокий.

— А какого цвета были у Мака волосы?

— Черные.

— Вот именно. Как и у вас, мистер Коннорс. И его убили, когда он открывал чью комнату?

— Мою.

— Убит кем-то, кто ждал внутри, что вы откроете дверь. — Худое лицо Томсона стало пунцовым. — Итак, слушайте меня внимательно, мой мальчик. Предупреждаю, не считайте меня дураком. Пояс с пистолетом и кожаные штаны здесь необходимы. У нас не Нью-Йорк и не Чикаго, здесь Блу-Монд, штат Миссури, и тут убийцы не покоятся только на розах. Вот уже двадцать лет, как ни у кого не было серьезной причины желать смерти Мака. Итак, объясните мне все раньше, чем я перестану уважать вас! Кто вас так сильно ненавидит, чтобы пожелать превратить в холодный труп?

— Весьма сожалею, но ничем не могу помочь вам, шериф! — покачал головой Коннорс. — Мне нечего добавить к тому, что я уже сообщил.

— Хорошо! В таком случае, — заявил Томсон, — я буду вынужден оплачивать ваше содержание за счет казны!

— По какой причине?

— О! Причина самая законная! Как главного свидетеля! И постараюсь, чтобы вас хорошо обслуживали и вы не вышли оттуда, пока не заговорите.

Помощник шерифа Меси принес шляпу Коннорса из комнаты Мака и надел ему на голову.

— Идите вперед, как послушный мальчик! Или, если хотите, я могу…

Коннорс ограничился пожатием плеч и стал спускаться по лестнице впереди Томсона. В вестибюле было полно народу, и даже на улице на тротуаре толпились люди. Томсон толкнул Эда к краю тротуара, чтобы пересечь улицу, когда путь им преградил черный «кадиллак».

— Одну минуту, шериф, прошу вас!

Коннорс сразу понял, с кем имеет дело, как только увидел этого человека. Седоватые волосы были когда-то русыми. Его глаза, глубоко сидящие в глазницах, горели фантастическим огнем. Его акцент был еще сильнее, чем у Элеаны. Этот человек не мог быть никем иным, как дядей Элеаны Хайс. Одетая в шелковое с открытыми плечами платье под цвет ее глаз, Элеана проскользнула на освобожденное ее дядей место в автомобиле и через окно протянула Коннорсу руку.

— Хэлло, Эд! Я так счастлива, что вы приехали. Очень рада вас видеть.

Ее голос был любезен, но холоден.

— Я тоже рад побывать здесь, — ответил ей Коннорс в том же тоне. — Но похоже на то, что у меня случились неприятности.

Стоящий рядом с машиной Джон Хайс взял слово.

— Да, Элеана сказала мне, что слышала выстрелы, когда разговаривала по телефону с мистером Коннорсом. Мы сразу же сели в машину и немедленно прибыли сюда. Так что же произошло, шериф?

Шериф Томсон сообщил все, что знал. Хайс внимательно слушал его, иногда кивая головой в знак согласия. Потом, когда Томсон закончил, он произнес:

— Понимаю. И вы решили посадить мистера Коннорса в тюрьму, как главного свидетеля?

— Именно это я и собирался сделать. Там он у меня будет под рукой.

— Восхитительная идея, шериф! — Джон Хайс тонко улыбнулся. — Но это немного жестоко по отношению к мистеру Коннорсу. По приглашению моей племянницы он приехал на ее свадьбу, и, в результате, очутился за решеткой. Шериф, позвольте мне сделать вам несколько иное предложение. Почему бы вам не позволить нам с Элеаной увезти с собой мистера Коннорса? И даю вам слово, что он не покинет город до тех пор, пока не окажется ненужным для вашего расследования.

«Слава богу, что он предложил это, — подумал Коннорс. — Элеана действительно не солгала насчет того, что он магараджа этих мест».

Не ожидая ответа Томсона, Элеана снова пересела и открыла вторую дверцу машины.

— Садитесь рядом со мной, Эд!

Коннорс заколебался — может, в тюрьме Блу-Монда он будет в большей безопасности, нежели в гостях у Джона Хайса?

— Итак? — спросил Хайс с оттенком нетерпения в голосе.

— Думаю, что это пойдет, мистер Хайс, — ответил Томсон, повернулся на каблуках и с поднятой головой вернулся в отель.

Хайс сел в машину, и они отъехали.

— В один прекрасный день Томсон может пойти немного дальше, чем следует, — заметила Элеана.

В момент отъезда Коннорс задавал себе вопрос — в конечном счете, любит ли он Элеану или ненавидит? Ее близость волновала его, и он предпочел бы, чтобы ее обнаженные плечи были сейчас подальше от него.

После доброго километра езды по пригороду Хайс свернул с основной дороги на проселок, потом притер машину к обочине и заглушил мотор.

— Теперь хорошо бы нам внести ясность в некоторые обстоятельства, молодой человек. Почему вы приехали в Блу-Монд и почему с вами приключилась эта идиотская история?

Коннорс посмотрел на Элеану.

— Все в порядке, можешь говорить, — с отвращением вымолвила Элеана. — Дядя Джон в курсе всего, что случилось в Мексике. Я была вынуждена все рассказать ему, чтобы он помог мне придумать правдоподобную историю для мамы и Аллана.

Голос Джона Хайса был так же сух, как и его губы.

— И чтобы между нами не было недомолвок, молодой человек. Я признаю, что вы многое сделали для Элеаны, но я никому не позволю позорить мои седины.

— Я это понимаю, — ответил Коннорс.

Хайс постарался разрушить и эту иллюзию.

— При моем образе жизни все, что вы с Элеаной натворили, могло бы быть мне совершенно безразлично. Для вас обоих нет никаких оправданий. Но учитывая те чувства, которые я питаю к Элеане, я не могу, да и не хочу, чтобы она страдала от благодарности к вам. Если речь идет о шантаже, то давайте придем к соглашению. Сколько вы хотите?

— Речь не о деньгах и не о шантаже, — прервал его Коннорс.

— Тогда что же заставило вас приехать в Блу-Монд?

— Я здесь потому, что наша маленькая идиллия не закончилась с переходом границы, — ответил ему Коннорс. — Один судья обвинил меня в убийстве адвоката Санчеса, и полиция Урапана попросила задержать меня и отправить в Мексику.

— О, нет! — простонала Элеана.

— К сожалению, да! — возразил ей Коннорс.

Машина, едущая в Блу-Монд, осветила их фарами, после чего стало еще темнее.

— Понимаю, — снова взял слово Хайс. — Гм… дело осложняется. А что вы хотите от Элеаны?

— Правды! — Коннорс прикурил сигарету и предложил первую затяжку Элеане. — Мой адвокат объяснил, что если Элеана письменно подтвердит то, что на самом деле произошло в Мексике — в Мехико и в Урапане, то как он считает, наш судья не санкционирует мою выдачу мексиканской полиции.

— А ей не нужно будет свидетельствовать в суде?

— Этого я не знаю и не могу вас уверить, что это не обязательно. Думаю, если судья откажется принять ее показания, ей придется лично все доказывать в суде.

Элеана сильно затянулась сигаретой.

— Я категорически отказываюсь это делать. Я не хочу предстать перед судом и заявить, что я одна из тех девушек, которая смогла… которая могла бы… гм… которая сделала то, что я сделала.

— Послушай, Элеана, прошу тебя, помолчи, — оборвал ее Хайс и покачал головой. — Нет, мистер Коннорс, вы требуете невозможного. Письменные показания, так же как и выступление Элеаны перед судом в качестве свидетеля, совершенно исключены. Фактически она должна признаться в том, что две недели была в интимной связи с человеком, которого до этого не знала. И я не позволю ей сделать это, так как подобное признание разобьет сердце ее бедной матери. К тому же, я не могу забывать и о том, какое положение я занимаю в городе.

Коннорс открыл дверцу машины.

— Ваше предложение можете отправить туда, куда я думаю!

— Нет, подожди немного, Эд! — Элеана поймала его за рукав.

— Что ты собираешься делать?

— Вернусь в город и попрошу шерифа Томсона взять меня под стражу. Потом попрошу его телеграфировать начальству в Нью-Йорк и предам историю большой огласке.

— Нет, — возразил Хайс, — вы не сделаете этого.

— А почему бы и нет?

— Я буду лгать! — закричала Элеана. — Оторвите мне голову, но я буду лгать! Если ты заставишь меня выступать в суде, я буду свидетельствовать против тебя!

— Замолчи! — сухо оборвал ее Хайс. — Элеана, ты становишься истеричкой! — Он обратился к Коннорсу. — Вы не сделаете этого потому, что я не позволю вас сделать это. Элеана рассказала мне все, в том числе и про медальон, который вы видели в руке мертвеца. Нет никаких сомнений — это действительно медальон Дона. Селеста купила его незадолго до отъезда Дона в Калифорнию. Разве вы не понимаете, что произойдет, если Элеана предстанет перед судом? Будет испорчена не только ее собственная репутация, но ее спросят и про отца…

— …который совершил по убийству по обе стороны границы, — закончил за него фразу Коннорс.

— Странный способ объясняться.

— Итак, чтобы спасти типа, который дважды совершил убийство, я должен служить козлом отпущения.

— Нет, от вас этого никто не требует, — запротестовал Хайс.

— Доверьтесь мне, мистер Коннорс, мы постараемся устроить это дело.

— Каким образом?

— Пока еще не знаю.

Коннорс поискал глазами пепельницу, чтобы выбросить в нее сигарету.

— Мистер Хайс, сколько времени вы не видели своего брата?

— Около двадцати лет.

— Вы в этом уверены?

— Совершенно уверен.

— Но вы его узнаете, если увидите?

— Естественно, узнаю.

— Не приехал ли он сейчас в Блу-Монд?

— Насколько я знаю, нет.

— К чему ты клонишь, Эд? — вмешалась Элеана. — Что заставляет тебя считать, что мой отец находится в Блу-Монде?

— Убийство Макмиллана, — ответил Коннорс. — Это меня хотели убить. Убийца принял Макмиллана за меня.

— Я не верю в это, — тяжело вздохнула Элеана.

— Потому что запрещаешь себе верить. — Коннорс постарался изгнать из своих слов горечь. — Элеана, разве я когда-нибудь лгал?

— По крайней мере, не при мне.

— Тогда ты должна верить тому, что я говорю. До того, как меня стал преследовать генерал Эстебан, я хорошо разобрался в твоей истории. Твой отец очень хитер. Он не питал никаких иллюзий, и предполагал, что именно я буду говорить в свою защиту. И он также знает, что, если я умру, мексиканская полиция закроет это дело и никто не вспомнит о сеньоре Дональде Хайсе.

Элеана тихо заплакала.

— Ты никогда не знала своего отца, — продолжал Коннорс. — Этот человек способен сделать то, что уже причинил Селесте и мне, способен на все… Но скажите мне, мистер Хайс…

— Нет, скажите вы мне — разве у вас есть какие-нибудь причины предполагать, что Макмиллана действительно убил мой брат, приняв его за вас? И вы не знаете никого из ваших недругов, который мог бы оказаться в Блу-Монде?

— Никого.

После некоторого размышления Хайс нарушил молчание, глубоко вздохнув:

— Ну что ж, мистер Коннорс, вы должны решить. Учитывая то, что вы мне сказали, весьма вероятно, что мой брат находится в Блу-Монде. Совершить третье преступление, чтобы скрыть два первых, — на это он способен. Естественно, он не рискнет попасться на глаза мне или Селесте. — Джон некоторое время сосредоточенно вглядывался в окружающий мрак. — Я надеялся, что мне никогда больше не придется беседовать о Доне после стольких лет молчания. А теперь приходится. — Он включил мотор. — Ну что ж, тем хуже, придется пережить. Если хотите, я отвезу вас в город. Вы можете поступить согласно своему желанию и рассказать шерифу Томсону о всех подозрениях. Вы найдете в нем надежного союзника, несмотря на то, что он так охотно исполнил мое желание.

— А какова альтернатива?

— Поехать ко мне в качестве приглашенного на свадьбу. Тогда мы сможем более подробно и более продолжительно поговорить об этом деле.

— Но только не вместе с мамой и Алланом, — добавила Элеана.

Коннорс начал размышлять. У него снова сложилась такая же ситуация, как и в Урапане, — борьба с тенью. Близость Элеаны и ее обнаженные плечи делали всю ситуацию еще более нереальной. Он колебался.

— Вы хотите сказать…

Элеана взяла его за руку.

— Пожалуйста, Эд, поедем к нам.

Он пожал плечами.

— Хорошо, поедем к вам.


Глава 9 | Избранные детективные романы. Компиляция. Книги 1-24, Романы 1-27 | Глава 11