home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 3

В Морелии было много хороших отелей для туристов и ресторанов высокого класса. Коннорс решил остановиться в самом дорогом отеле, где жили главным образом столичные коммерсанты. В том случае, если полиция усомниться в том, что они поехали в Лоредо и не пустится по ложному следу, лучше было расположиться в таком месте, где их не сразу бы стали искать. Пока Элеана приводила себя в порядок, Коннорс произвел полный осмотр машины, проверил тормоза и долил масло, после чего заказал завтрак на двоих.

Когда Элеана села напротив Эда, казалось, что она сошла с обложки журнала мод. Элеана покопалась в одном из своих чемоданов и поменяла дорожный костюм на умопомрачительное нейлоновое платье в серых тонах двух оттенков. В руках девушка держала сумочку из змеиной кожи, а ноги были обуты в туфельки из разноцветной кожи. Вне всякого сомнения, эта девочка умела одеваться и у нее был превосходный вкус.

— Трудно представить, что вы — учительница! — восхитился Коннорс.

После ночной поездки Элеана чувствовала себя разбитой, но нервничала меньше. Она попросила чашечку кофе.

— А что вы имеете против учительниц?

Она вынула из сумочки очки и пробежала глазами замызганную карточку меню.

— О, ничего! — ответил Коннорс. — Я уже заказал завтрак на двоих.

— Да, вижу. — Она спрятала очки в сумочку. — И все это только за ваши «услуги».

Ее тон был еще более неприятен, чем слова.

— Чтобы вас черт побрал! — вскочил Эд, оттолкнув стул.

Коннорс вышел, сел в машину и поехал в сторону центра. Мисс Хайс, видимо, подумает, что он хочет угнать ее машину, и ему очень хотелось, чтобы она так подумала. Потом Элеана призналась ему, что в первый момент она так и решила. Вместе с тем, когда Эд вернулся, девушка все еще сидела за столом и ковыряла яичницу с зеленью, будто она ей не нравилась.

Элеана не дала ему и рта открыть.

— Простите меня, пожалуйста, Эд! Поверьте мне, я не хотела вас обидеть!

Все еще с недовольным видом, Коннорс попросил кофе, а Элеане показал пригоршню песо, которые получил в обмен на свои часы. Сумма казалась порядочной, но фактически денег было немного — только сто тридцать два песо. И за эти деньги он лишился своих часов! Элеана спросила его, откуда он достал деньги.

— Я сделал то, что должен был сделать еще тогда, когда встретил вас, — продал свои часы, — с горечью ответил Эд. — Отныне каждый будет платить за себя.

— Согласна. — На этот раз улыбка Элеаны казалась отнюдь не неприязненной, но хитрой. Девушка протянула ему руку. — Итак, если у вас нет возражений, сэр, верните мне те двести сорок пять песо, которые вы вытребовали у генерала за ремонт моей машины.

Коннорс сунул руку в карман пиджака и вытащил пачку песо, о которых совершенно забыл. В этом не было чего-то особенно смешного, но они оба разразились смехом и долго не могли остановиться. Молоденькая официантка-индианка приняла их за влюбленную пару. С этого момента их отношения улучшились.

Вернувшись к машине, Коннорс собрался немедленно поехать в Гвадалахару, но Элеана не без оснований не разрешила этого делать, резонно объяснив, что если Эстебан мертв и полиция их разыскивает, то в больших городах у них больше шансов оказаться в руках стражей порядка, чем в маленьких. Именно поэтому в Урапане они будут в большей безопасности, чем в любом другом большом городе.

— Хорошо, едем в Урапан, — согласился Коннорс. — Может я все-таки не убил этого парня!

Пока он вел машину, Элеана без умолку говорила. Из ее монолога Коннорс понял, что вскоре после того, как их покинул отец, Элеана с матерью и обосновались в Чикаго, где жили до сих пор.

— Только летом во время каникул мы возвращались в Блу-Монд и жили у дяди Джона, который к нам неизменно хорошо относился после ухода отца. Вы знаете Чикаго?

— Еще бы! Я прожил там пять лет!

— Писали детективные романы?

— Нет, — поморщился Коннорс. — Составлял скетчи, которыми затыкали дыры между двумя рекламами о том, как нужно стирать и каким мылом, чтобы оставаться в хорошем настроении. Нелепые сказки о том, как изменится ваша жизнь, если вы переведете компании деньги и получите кусок настоящего чуда, которое сделает вашу одежду не хуже, чем у самой прекрасной звезды Голливуда.

— Мама слушала эти скетчи каждый день, — рассмеялась Элеана. — Не представляю, как можно этим долго заниматься и все это выдерживать.

— Настал такой день, когда мне стало невмоготу.

— Но это хорошо оплачивалось?

Коннорс прикурил две сигареты.

— В течение пяти лет у меня было самое меньшее восемьсот долларов в неделю.

— И вы все бросили?

— Увы!

— И теперь вы на мели?

— Я не на мели, у меня есть сто тридцать два песо. Хорошее будущее!

Он сбоку посмотрел на девушку. Вероятно кто-то из ее предков был славянином. Скулы Элеаны были высокими, щеки немного западали, а губы прекрасно очерчены. Временами она хваталась за грудь, как будто ей было трудно дышать. Встретив взгляд Коннорса, Элеана отвернулась.

— А вы не лишены претензий!

У Коннорса участился пульс. Теперь он хорошо разобрался в ней. Мисс Хайс не была ни тихоней, ни распутницей. Такие девушки развратны не более, чем девственницы. Она делала, что хотела и с тем, кого сама выбирала, но все это в определенных рамках приличия, как и подобает леди. Если бы генерал Эстебан был джентльменом и вел себя соответственно, то он возможно, и добился бы своего.

Урапан оказался небольшим городком, каких много везде — базар, центральная площадь и красивый городской сад, через который протекала река. В городе — обычные полицейские, и никто не обратил внимания ни на Элеану, ни на Коннорса.

Эд почувствовал себя несколько лучше. Может, Эстебан только ранен и молчит, чтобы не портить себе репутацию?

Прокурора Санчеса они не обнаружили ни в одном из больших отелей, но его секретарша их не обманула: Коннорс нашел его имя в совсем маленьком отеле «Моралес», в котором, в основном, останавливались пожилые мексиканцы. Коннорс поставил машину позади отеля и снял две комнаты с общей ванной на имя сеньора Смит и сеньоры Браун. Обе комнаты были большими, а их окна-двери выходили на патио, полное цветов. Коннорс дал указание слуге отнести его чемодан во вторую комнату. Оставшись наедине с Элеаной, он обнял ее. Она ответила на его поцелуй, но посчитала, что дело прежде всего.

— Не сейчас, Эд, прошу вас. Я приехала сюда из-за Санчеса.

— К черту Санчеса!

Элеана отрицательно покачала головой.

— Может быть, но позже, Эд. Не раньше, чем я поговорю с адвокатом.

Она опять попала в его объятия, но разгоревшееся было пламя уже погасло. Тем не менее, Эду было весьма приятно прижимать Элеану к себе. Поцеловав Коннорса в губы, девушка улыбнулась ему.

— Вы мне нравитесь. — Она ущипнула его за мочку уха. — Теперь вы должны немного поспать.

— А после этого?

— Посмотрим.

Еще раз приласкав Элеану, Коннорс с сожалением посмотрел на свою комнату и прошел туда. Слуга открыл все окна, но в номере еще сохранился тяжелый спертый воздух нежилого помещения. Эд снял пиджак, рубашку, потом, оставшись в одних трусах, растянулся на кровати, ворча себе под нос:

— Угораздило же меня влипнуть в эту проклятую историю!

Он услышал, как Элеана позвонила по телефону и попросила соединить ее с адвокатом Санчесом. Коннорс предположил, что адвокат проживает где-то рядом, так как услышал, что зазвонил телефон в одном из номеров на их этаже по другую сторону патио. Потом звонки прекратились, и Элеана чертыхнулась. Коннорс поинтересовался у нее результатом.

— Санчес не отвечает, — крикнула она ему. — Портье считает, что адвокат поехал посмотреть на вулкан. А вы не хотите тоже полюбоваться вулканом?

— Нет, спасибо, я его уже видел.

Прохладный ветерок с патио освежил комнату. Кровать была хорошей, ветерок обдувал Коннорсу грудь, и его обостренные чувства притупились. Граница была далеко. Эд закурил сигарету, прислушиваясь к глухому шуму, доносящемуся из комнаты Элеаны. Без всякой причины и независимо от истории с Эстебаном он ощутил грусть и неопределенную тяжесть на сердце… Может, потому что в тридцать пять лет он еще не пришел к чему-то ясному, не имел семьи, дома… В его возрасте у других были определенный заработок, семья, специальность и вообще все. Эду казалось, что в какой-то момент он упустил возможность. Он следовал за химерой, упрямо проводя ее в жизнь, как если бы он был состоятельным человеком.

У его двери послышался шорох. Это Элеана закрыла дверь, ведущую в ванную, и открыла кран. Потом Эд услышал множество звуков, извещающих о том, что Элеана занимается своим туалетом, готовясь к дальнейшим действиям. Воображение Коннорса заработало, но воодушевления не наступило, и он закрыл глаза… Спать ему не хотелось, но тем не менее он задремал.

Когда Коннорс проснулся, было темно и прохладно. Вода в ванной уже не лилась, и дверь туда была открыта. Он встал и заглянул в ванную. На полу валялось забытое полотенце, а в воздухе стоял запах хвойного экстракта. Кровать Элеаны косила следы ее тела, но самой ее в комнате не оказалось. Коннорс вернулся в ванную, задумался и посмотрел в зеркало. Тут он увидел записку Элеаны, написанную губной помадой на его голом животе.

«Увы, мой бедный Дон Жуан! Я вернусь в пять часов!»

«Какой демон! Какой очаровательный маленький демон!» — подумал Эд, широко улыбнувшись. — Он достал из чемодана костюм, побрился, оделся и вышел на улицу. В двух шагах от него торговали цветами, и за шесть песо он купил огромный букет. После этого он приобрел литровую бутылку рома и несколько бутылок кока-колы. Проходя мимо лавки японца, торговавшего сувенирами, Эд увидел шаль и сразу понял, что это то, что ему нужно. Большинство продающихся шалей было грубой работы, но только не эта — из черного шелка с вышитыми белыми цветами. Она очень подошла бы Элеане.

Японец начал с пятидесяти песо. Коннорс сообщил, что он турист и попросил сбавить цену. Торговец сбросил до сорока пяти песо. Коннорс атаковал его по-испански. Японец поморщился и сбавил до сорока. Таким образом, Коннорс приобрел шаль для своей милой.

Вернувшись в отель, он послал горничную за вазой для цветов, а сам разложил шелковую шаль на кровати. Комната сразу же преобразилась. Труднее пришлось с бутылками — холодильника не было, и пришлось уложить их в умывальник под струю холодной воды. Он услышал Элеану раньше, чем увидел. Она входила в патио и настойчиво звала его. Коннорс высунулся в окно. В патио стало почти совсем темно, и свет из комнаты Эда осветил Элеану. На ней было все то же платье, а в руках уйма пакетов. С руки ее свисало купленное сомбреро. Пока он освобождал девушку от пакетов, она высказывала свое недоумение поведением Санчеса.

— Он что, заболел что ли? Не понимаю, что с ним. Я долго смотрела на него через окно, но он даже не пошевелился!

— Кто не пошевелился?

— Санчес. — Элеана положила сомбреро на стул. — Я узнала у дежурного номер комнаты адвоката и пошла взглянуть на него. — Элеана махнула рукой в противоположную сторону патио. — Он лежит на кровати и не отвечает на телефонные звонки.

Они пересекли патио. Света оказалось достаточно, чтобы смог различить через окно силуэт мужчины, лежавшего на кровати в комнате, которую указала ему Элеана.

— Вы уверены, что это действительно комната адвоката Санчеса?

— Уверена.

Коннорс вошел в комнату через балконную дверь. Человек на кровати был высок и тощ, и вообще недурен собой. Это был Сезар А. Санчес. Во всяком случае, об этом извещало имя на бирке полуоткрытого чемодана, лежавшего на комоде. Но Санчес не был болен, он был мертв, а нож, которым его убили, все еще торчал из его груди.

Элеана вошла в комнату вслед за Коннорсом.

— В чем дело, Эд?

— Он мертв, — сообщил ей правду Коннорс и дотронулся ладонью до тела, которое оказалось еще теплым. — Это произошло недавно.

— Боже мой! — воскликнула Элеана.

Коннорс осмотрел комнату. Один стул был опрокинут, то же сделали и с корзиной для бумаг. Но это были единственные признаки того, что человек защищал свою жизнь. Его волосы были тщательно причесаны, остальные вещи находились в полном порядке. Стало быть адвокат хорошо знал своего убийцу и не опасался его.

Блеск металла обратил на себя внимание Коннорса. В своих детективных романах он не раз описывал трюки с убийством, но сам не верил, что такое может произойти на самом деле. Опрокидываясь навзничь на кровать, Санчес, видимо, пытался изо всех сил задержать падение и ухватился за цепочку от часов, на конце которой висел медальон в форме сердца. Санчес вырвал этот медальон и все еще сжимал его в мертвой руке. Коннорс чиркнул спичкой и увидел букву «Д», выгравированную на одной стороне брелока.

Прежде чем он смог ее остановить, Элеана нагнулась через его плечо и открыла медальон. Крышка откинулась и позволила увидеть внутри медальона портрет улыбающейся молодой женщины. Рука Элеаны задрожала так сильно, что она выпустила медальон, тот выпал и повис, покачиваясь на цепочке. При свете зажженной спички Коннорс успел заметить на другой стороне медальона букву «X».

— Вам знакома эта женщина?

Элеана проглотила слюну.

— Это портрет моей матери. Тогда ей было столько лет, сколько мне сейчас.

Теперь у Элеаны задрожали колени. Коннорс выпрямился и поддержал ее за талию. Он знал, о чем она думала.

«Д. Х.» — Дональд Хайс.

Крепко держа девушку за талию, он вывел ее в патио. Коммерсант-мексиканец курил последнюю сигарету перед обедом. Он вынул сигарету иго рта и церемонно поклонился.

— Добрый вечер, сеньорита, добрый вечер, сеньор!

— Добрый вечер, сеньор! — поклонился Коннорс.

Очутившись в своих апартаментах, Коннорс усадил Элеану на кровать и закрыл окна. Она была такой же бледной, как и цветы, вышитые на шали. Эд откупорил бутылку рома и налил девушке в стакан.

— Нет, спасибо, — отрицательно покачала Элеана головой.

Эд выпил то, что налил ей, потом сделал добрый глоток прямо из горлышка. Ему крайне необходимо было подкрепиться, так как его колени оказались такими же слабыми, как и у Элеаны. Незачем было говорить ему о том, что могло произойти и что, вероятно, произойдет. Человек по другую сторону патио только что умер, а Элеана спрашивала портье, у себя ли он…

Теперь у них на шее было две смерти вместо одной…


Глава 2 | Избранные детективные романы. Компиляция. Книги 1-24, Романы 1-27 | Глава 4