home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



16

Море было совсем близко. Я буквально мог вдыхать его запахи. Как будто это еще могло сыграть какую-то роль! Корлисс все перечеркнула. Между нами все было кончено.

Любое движение причиняло мне боль. Мышцы болели, как после тяжелой работы.

Глаза мои распухли и слиплись. Кто-то основательно меня поколотил.

Я неподвижно лежал на нарах, ожидая, пока они не прекратят свое покачивание.

"Ты не имеешь права говорить со мной в таком тоне, Швед! Такого я не позволю никому! И не потерплю больше ни минуты! Возьми машину. Возьми все, что хочешь. И мы будем в расчете. Но видеть тебя я больше не хочу".

Эти слова она сказала в баре, в одной из ниш. Корлисс сидела напротив меня, холодная, свеженькая и словно нетронутая в своем белом платье, и уговаривала меня тоже съесть что-нибудь. А мне ничего не лезло в глотку, и я попытался утешиться, поставив перед собой бутылку рома.

Постепенно память возвращалась ко мне. Мы оба так нервничали, словно ожидали возвращения Грина и Купера. Корлисс поинтересовалась, должна ли она возвратить мне кольцо. Я ответил, чтобы она не говорила глупостей, Независимо от того, кем мы были, мы оставались друг для друга Корлисс и Швед... А что произошло потом?

Я сел и осторожно приоткрыл глаз. Первое, что я увидел, был санузел: умывальник и туалет. А сам я находился в узкой камере, три стены которой были сделаны из толстой стали. Четвертая стена представляла собой железную решетку.

Я посмотрел сквозь решетку и увидел симпатичного негра, который сидел в камере напротив и с интересом смотрел в мою сторону.

– Ну как, вернулся к жизни? – спросил он. – Ты так тихо лежал, что я подумал, что ты умер.

Я поднялся и обнаружил свою шапку на верхних нарах.

– Где я нахожусь?

Мой вопрос его позабавил.

– В кутузке, моряк... В тюрьме Сан-Матес-Каунти.

Мне пришлось переварить это сообщение. Этот район находился в тридцати милях к северу от "Пурпурного попугая". А последнее, что я помнил, это как я и Корлисс сидели в одной из ниш бара.

– Может, у тебя найдется что-нибудь покурить? – спросил я у него.

– Я бы сам с удовольствием закурил, – ответил тот.

Я схватился руками за решетку.

– Я не кажусь тебе сумасшедшим? – спросил я его.

Он долго думал, прежде чем ответить на мой вопрос.

– Нет, – наконец ответил он. – Хотя тебя так избили, что трудно сказать, как ты по-настоящему выглядишь. Тем не менее я бы не сказал, что у тебя не хватает винтиков в голове. Ты мне кажешься достаточно нормальным.

– Ты уже был здесь, когда меня принесли? И ты, может быть, знаешь, в чем меня будут обвинять?

Он покачал головой.

– Нет, не знаю. Но у тебя должна быть расписка в приеме вещей, на которой также стоит статья обвинения.

Я порылся в карманах и нашел в кармане расписку, на которой стояло:

"Министерство общественной безопасности

Полицейское управление Сан-Матес-Каунти, штат Калифорния

Дата: 20 июня 1961 года.

Время: 1 час 10 минут.

Камера номер 7.

Имя: Нельсон Свен.

Адрес: 1001, Океан-Драйв, Пальм-Гроув, Калифорния (на 101 шоссе).

Возраст: 33 года. Происхождения скандинавского.

Профессия: моряк.

Рост: шесть футов, шесть дюймов.

Вес: 254 фунта. Фигура: коренастая.

Цвет волос: соломенный. Цвет глаз: синие.

За что задержан: Ф.С.-502-Р.С.-148.

Где задержан: Топанга-каньон.

Кем задержан: Томасом и Мортоном.

Кем обыскан: Т.Н.Томсоном".

Я спросил парня в камере напротив, не знает ли он, что означает Ф.С.-502 и Р.С-148.

– Ничем не могу помочь, моряк, – ответил негр.

В тот же момент из соседней камеры раздался заспанный голос:

– Ф.С.-502 означает вождение машины в пьяном виде, а Р.С-148 – сопротивление властям при аресте. Ты разбудил меня около двух часов ночи, и твой проклятый голос долго не давал мне заснуть. Ты действовал так, что они называют это сопротивлением властям. А теперь уже пять утра. Может быть, ты все же заткнешь свою проклятую глотку и дашь другим поспать?

Я положил бумажку на нары и вымыл себе голову холодной водой. Ссадины и синяки сразу защипало, но я почувствовал себя гораздо бодрее. После этого я снова взял бумажку и стал читать дальше:

"Изъято при задержании:

1 пояс, 2 пачки сигарет, 1 бутылка рома, 1 часы, 1 кольцо с бриллиантом (дамское, приблизительно два карата), 1 бумажник (с документами моряка). Деньги: бумажные – 11 926 долларов, мелочью – 4,21 доллар, общая сумма – 11 929,21 доллара.

Машина: "кадиллак", цвет – зеленый.

Настоящее местонахождение машины – полицейский гараж, номерной знак 8824".

Я аккуратно сложил расписку, положил ее в карман и снова умылся холодной водой.

Каким образом кольцо Корлисс очутилось у меня, а сам я попал в ее машину? И что мне понадобилось здесь? Ведь я должен был быть рядом с Корлисс, когда ее начнет допрашивать Грин! Одно неверное слово, которое соскользнет с ее губ, секундная паника – и меня ждет газовая камера.

Где-то вдали я услышал стук стальной двери. По цементному полу коридора послышались шаги, а потом появился охранник в форме, посмотрел на меня сквозь решетку.

– Ну как, пришли в себя, Нельсон?

Я схватился руками за решетку.

– Конечно! И причем, как насчет того, чтобы поговорить с людьми, которые меня сюда засадили?

Он открыл дверь моей камеры.

– Это легко сделать. Прямо по коридору, Нельсон, и вниз. Туда, где увидите открытую дверь.

В дверях меня встретил другой охранник. Когда я остановился перед ним, он защелкнул наручники на моих запястьях.

– Только предосторожности ради.

– Бежать не собираюсь, – ответил я.

– Знаю, – ответил он и прошел вместе со мной в комнату. На его руке болталась дубинка. – Идите дальше, пока не доберетесь до двери, на которой висит табличка: "Капитан-детектив".

Я быстро нашел эту дверь.

За письменным столом сидел седовласый человек с симпатичным лицом и разговаривал с другим человеком, помоложе. У стены стояли два полицейских в форме, которые показались мне знакомыми.

– Резвость прошла, не так ли, Нельсон? – с усмешкой сказал один из них.

Седовласый человек представил мне присутствующих:

– Я – капитан Маркс. – Они кивнули в сторону человека помоложе: – А это – заместитель окружного прокурора Флегл. Думаю, что знакомить вас с полицейскими Мортоном и Томасом нет необходимости.

Я посмотрел на обоих полицейских, которые стояли у стены. Если именно им я оказывал сопротивление, то они знали толк в своей работе. Ни на одном из них не было ни одной царапины.

Флегл сделал мне знак, приглашая сесть.

– Вы еще нетвердо стоите на ногах, не так ли, Нельсон?

Я вспомнил, что на голове у меня шапка, и снял ее.

– Угадали.

– Дайте ему выпить! – распорядился он. – Чего-нибудь крепкого. Седовласый человек, представившийся капитаном Марксом, достал из нижнего ящика письменного стола бутылку с виски. Он наполнил на четверть обычный стакан для воды и протянул его мне.

Я залпом выпил виски и вернул ему стакан.

– Спасибо.

– Воды?

– Нет, спасибо.

Виски горячими волнами разлилось по моему желудку. Чувствовал я себя совсем неплохо. Я положил свою белую шапочку на колени и стал ждать, что будет дальше. Если коп угощает виски – да еще в полицейском участке, – то он надеялся, что я пойду ему навстречу.

Флегл сказал все еще дружелюбным тоном:

– Ну как, пришли в себя, Нельсон?

– Кажется, да.

Тепло от виски постепенно растворилось. Начальник полиции и заместитель прокурора не вылезают по ночам из своих постелей, чтобы допросить пьяного водителя. Это могло означать только одно: Грин допросил Корлисс, та потеряла контроль и все выложила.

Тем не менее это не объясняло, как я очутился в девяноста милях от мотеля, в ее машине и с ее кольцом.

Капитан Маркс полистал бумаги на своем столе.

– Адрес тут написан правильный, Нельсон? Вы живете Океан-Драйв, 101. В Пальм-Гроув?

– Да, сэр.

– Довольно необычный адрес, – заметил он. – Что это за район?

– Там расположен мотель с двадцатью бунгало, рестораном и баром, называется "Пурпурный попугай", – объяснил я.

Флегл достал из кармана пачку сигарет, но мне не предложил закурить.

– Значит, "Пурпурный попугай"? Так, так! Красивое название для мотеля. И он принадлежит вам, Нельсон?

Я покачал головой и в тот же момент подумал, что лучше было бы сказать обратное.

– Нет, он принадлежит моей жене.

– Миссис Нельсон?

– Совершенно верно.

Флегл сунул в рот сигарету и внимательно посмотрел на меня. Все остальные тоже посмотрели на меня какими-то странными взглядами. В их глазах я, видимо, был чем-то вроде паразита.

Я выдержал их молчание. Во всяком случае, выдерживал, сколько мог. А потом стены кабинета, казалось, начали надвигаться на меня. У меня уже однажды было такое чувство. Когда на мне был водолазный костюм, а по шлангу по каким-то причинам перестал поступать кислород.

– Послушайте, что все это означает? – начал я. – Как звучит статья вашего обвинения? Вы можете мне не поверить, но я не имею ни малейшего понятия, как я очутился здесь, вместо того чтобы находиться в мотеле. Последнее, что я помню, это как я сидел с моей женой в ресторане и ужинал.

– Только без шуток, – предупредил меня Флегл.

– Мне сейчас не до шуток, – ответил я.

Капитан Маркс положил на стол револьвер.

– Вы уже видали этот револьвер, Нельсон?

Я глубоко вздохнул. От Волковича я избавился без револьвера. Кроме того, прежде чем сбросить его с утеса, я убедился, что его собственный револьвер – автоматический кольт сорок пятого калибра – находился в кармане его куртки. А сейчас на столе лежал светлый револьвер 25-го калибра с перламутровой рукояткой, похожий на тот, который Корлисс хранила в верхнем ящике своего комода. Я не знал, что ответить.

– Таких револьверов очень много, – наконец сказал я. – Почему вы решили, что именно этот револьвер должен быть мне знаком?

Маркс играл с его предохранителем.

– Очень действенная и смертельная маленькая игрушка.

Я должен был узнать побольше.

– Где вы его нашли? И какое отношение он имеет ко мне?

– Он лежал в ящичке водителя в "кадиллаке", когда вы были арестованы Мортоном и Томасом, – сухо ответил капитан. – В зеленом "кадиллаке", который зарегистрирован на имя Корлисс Мейсон. – Маркс показал карандашом на револьвер. – И вы недавно им пользовались. В нем остался всего один патрон. – Он вышел из-за стола, прислонился к нему и посмотрел на меня. – Хорошо, не будем ходить вокруг да около. Где она?

– Кто она?

– Миссис Нельсон.

Меня сразу бросило в пот.

– А в чем дело? Она должна быть дома. В "Пурпурном попугае". Так я полагаю.

– Он так полагает, – передразнил меня Флегл.

Маркс сжал руку в кулак и ударил меня по голове.

– Проклятый лжец!

Удар сбросил меня на пол. Я с трудом снова поднялся. Оба полицейских отделились от стены.

– Сидеть!

Я снова опустился на стул.

На письменном столе лежал коричневый, перевязанный бечевкой пакет. Флегл разорвал бечевку и вынул оттуда белое платье, покрытое кровью, белый сатиновый бюстгальтер, трусики и пару серебристых сандалий. Трусики были чистыми, но на остальных предметах тоже была кровь, как и на платье. А платье было очень похоже на то, что было на Корлисс, когда мы сидели в ресторане после нашей размолвки в бунгало.

Флегл снова сунул руку в этот пакет и выудил оттуда, положив на письменный стол, кожаную сумочку с серебряными инициалами К.М.

– Вы смогли бы опознать что-нибудь из этих вещей? – обратился он ко мне.

У меня в горле появился какой-то комок, и голос мой показался мне совсем чужим, когда я выдавил из себя:

– Все это похоже на вещи моей жены... Где она? Что с ней случилось?

Я вскочил на ноги.

– Сидеть! – буркнул Флегл.

Я сел.

Капитан Маркс забарабанил пальцами по письменному столу.

– Понимаете, Нельсон, когда наши мальчики задержали вас сегодня, то у вас с собой была огромная сумма денег. Сержанту Бреверу показалось, что такое обстоятельство стоит телефонного разговора.

– Ну и дальше что?

– Вот он и позвонил шерифу Куперу из полицейского управления в Пальм-Гроув. И Купер рассказал ему так много интересного, что Бревер снова послал мальчиков в гараж, чтобы те еще раз внимательно осмотрели машину, на которой вы ехали. – Он посмотрел на вещи, когда начал перечислять их. – Они нашли револьвер в ящике водителя. А вещи и сумочка были в багажнике. – Маркс попытался снова прижечь погасшую сигарету, которую он последние минуты только жевал. – Шериф Купер утверждает, что у вас вчера вечером произошла небольшая размолвка с вашей женой. Это верно?

Я заметил, что сижу на самом кончике стула, судорожно сжав колени руками. Я сел поглубже и попытался снять напряжение с тела.

– Да, это верно... Но...

– Что явилось причиной вашей размолвки, Нельсон?

Ну конечно! Только этого и не хватало! Так я ему все и выложу!

– Это вас не касается, – ответил я.

– Не говорила ли вам миссис Нельсон, что между вами все кончено, и не просила ли вас уехать?

Я признался, что так оно и было.

– Да, но...

– Что но?

И сразу перед моими глазами встала целая мешанина из фактов и предметов – испачканная кровью одежда Корлисс, ее бледное лицо в момент нашего последнего разговора, Волкович, который совсем и не был им, а убийцей по имени Липпи Сальц, которого разыскивало ФБР. Все закачалось перед моими глазами, словно я стоял на палубе корабля в штормовую погоду. Я вцепился в ручки кресла.

– Если вам плохо, – заметил Флегл, – то можете умыться.

Я так и поступил. Потом я наорал воды в пригоршню и плеснул себе в разгоряченное лицо.

Сухой и деловитый голос капитана Маркса словно ударил меня по спине:

– А верно ли то, что вы после ссоры – при которой, кстати, она, по словам шерифа Купера, была голой – хотели принудить ее ответить на ваши желания?

Я посмотрел на него через плечо.

– Откуда это у Купера?

– От садовника, – объяснил капитан, – от человека по имени Мик. Насколько я понял, этот Мик очень любопытный человек. Он наблюдал за вами сквозь щель в жалюзях.

Я повернулся и прислонился к раковине. С моего лица капала кровь.

– И что произошло дальше?

– А вы этого не знаете?

– Я помню, что она оделась и мы пошли в ресторан. Помню еще, что пытался есть что-то, но не мог – кусок не лез в глотку.

– И вместо этого вы начали пить?

– Да.

– И как давно у вас начался этот запой, Нельсон?

– Не помню.

– Не помните даже, как садились в машину?

– Не помню.

– И тем не менее вы это сделали. И после этого никто вас не видел – ни того ни другую – до тех пор, пока вас не нашли Мортон и Томас часов пять спустя. Вы были совсем пьяны и грозились перебить всех полицейских в Калифорнии.

Я бросил взгляд на копов.

– И это вы меня так избили?

Тот, что был помоложе, покачал головой.

– Нет, когда мы вас подобрали, вы уже находились в таком состоянии. Вы пытались оказать сопротивление, а потом упали прямо на нос, моряк. Но неприятностей вы нам все-таки доставили. Вы боролись за каждый дюйм, когда мы вас тащили до машины. А потом, когда Билл усадил вас на заднее сиденье машины, вы чуть не проломили мне голову.

Флегл все еще держал в руках окровавленную одежду, покачивая ее в разные стороны.

– Что вы сделали со своей женой, Нельсон?

Я покачал головой.

– Не знаю, о чем вы говорите.

Он скупо улыбнулся.

– А я думаю, что вы все знаете. Три дня вы прожили, как в стране с кисельными берегами. Это мечта каждого моряка: пить, сколько хочешь, есть, сколько хочешь, иметь хорошенькую женщину под рукой. И вы надеялись, что так будет продолжаться вечно. – А следующими словами он окончательно добил меня: – А потом, когда у миссис Нельсон открылись глаза и она порвала с вами, вы потеряли голову к прикончили ее!

– Это ложь! – закричал я. – Корлисс не мертва! Этого просто не может быть! Где она, скажите мне!

– Именно это мы и стараемся узнать у вас, – спокойно сказал капитан Маркс. – Лучше уж вы выкладывайте все, как было. Куда вы спрятали труп?


предыдущая глава | Избранные детективные романы. Компиляция. Книги 1-24, Романы 1-27 | cледующая глава