home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



3. Беглянка

Привалившись плечом к дверному косяку, Кейд изучал девушку. Красота ее была несколько экзотичной. Скуластая, щеки впалые, кожа с каким-то кремовым оттенком. Ее можно было бы принять за уроженку Кастилии, но скорее всего с примесью кельтской крови: в Южной Америке скрестилось несколько рас.

– Ну и кто вы такая?

Девушка хотела ответить, но от испуга слова застряли у нее в горле.

Он сделал новую попытку:

– Откуда вы?

Она указала пальцем в сторону реки, при этом полотенце соскользнуло, она покраснела и судорожно подхватила его.

– Это я знаю, – сказал он. – Я видел, как вы плыли. Вы живете здесь, в Бей-Пэрише?

Она покачала головой.

– Нет, – произнесла она наконец первое слово с легким нездешним акцентом.

– В таком случае вы с теплохода?

Она кивнула.

– С теплохода или еще с какого-нибудь судна? Час назад одно бросило здесь якорь.

– Да, – произнесла она вполне отчетливо.

Кейд спохватился, что стоит в дверях освещенного кубрика, представляя собой прекрасную мишень для любого злоумышленника, вышедшего на пирс. Он вошел внутрь и закрыл за собой дверь.

Девушка теснее запахнула полотенце, судорожно стиснув его у горла пальцами с холеными ногтями.

– Почему вы уплыли? И почему выбрали мое судно?

Девушка кивнула на освещенный бар Сэла, откуда слышалась музыка.

– Вы решили, что я там?

– Да.

Кейд увидел, что у девушки зуб на зуб не попадал, а тело покрылось гусиной кожей. Она, видимо, промерзла до костей. Он поискал глазами что-нибудь теплое, но ничего подходящего не нашел, кроме собственного кителя, лежавшего на скамье. Он взял его и протянул девушке.

– Наденьте!

Она коснулась пальцем серебряного кленового листика, и страх ее как будто сразу улетучился.

– Офицер! Вы офицер? – спросила она обрадованно.

– Бывший, – ответил он.

Девушка отвернулась от него; полотенце упало на пол, и она облачилась в китель. Когда она снова повернулась к нему, он чуть не вскрикнул от восхищения, настолько прелестное создание стояло перед ним. Она что-то сделала со своими мокрыми волосами. Верхние карманы соблазнительно оттопыривались на груди. Китель доходил ей до середины бедер. Так выглядели лишь победительницы конкурсов красоты, разные там "Мисс обаяния" и прочие.

Она натужно улыбнулась:

– Грасиас...[1]

– Колумбия? – спросил Кейд.

– Венесуэла.

Опасаясь сделать неверный шаг и схлопотать пощечину, он достал бутылку рома и протянул девушке.

– Глотните. Тогда вы, может быть, перестанете дрожать и заговорите более членораздельно.

Она послушно, но без удовольствия глотнула из бутылки и вернула ее Кейду.

– Грасиас...

Кейд присел на край скамьи, не выпуская из рук бутылки.

– Ол-райт! Внесем ясность. Вы доплыли до берега, забрались в мою лодку, чтобы согреться, подкрепиться и, возможно, во что-нибудь одеться, решив, что я сижу в баре. Продолжим с этого места. Почему вы не отправились на берег на пассажирской шлюпке или же на лоцманском катере?

Она заговорила медленно, не без труда подбирая слова:

– Потому что они не знали, что я на судне. Потому что я...

Она запнулась, не зная, как выразить свою мысль.

– Как называют человека, который не заплатил за проезд?

– Зайцем.

– Заяц, так.

– Вы ехали без билета? В каком порту вы сели на теплоход?

– В Ла-Гуайре. Я из Каракаса.

Кейд не верил своим ушам.

– И команда вас не обнаружила?

Она покачала головой.

– Нет, – ответила она по-прежнему грустным голосом. – Шесть дней я просидела в спасательной шлюпке под парусиной. Я подкупила стюарта, и он приносил мне немного еды.

Она взглянула на открытую банку с бобами.

– Голодать так неприятно! Я страшно хочу есть...

– Об этом чуть позднее, – сказал Кейд, отхлебнув из бутылки рому. – Ол-райт, вернемся к Каракасу. Почему вы оттуда удрали? Да еще и без билета?

Девушка отодвинула груду его одежды и села на скамейку напротив него.

– Потому что у меня нет денег, нет паспорта. А мне надо было в Штаты. Я должна была приехать сюда, но я знала, что меня не впустят. И когда теплоход остановился у реки, я в темноте спустилась по веревке вниз и поплыла к берегу.

И добавила с тяжелым вздохом:

– Плыть пришлось долго, и мне было очень страшно.

Кейд принес новую бутылку. Ему хотелось, чтобы девушка застегнула верхнюю пуговицу на кителе или хотя бы не наклонялась вперед во время разговора.

Мокрая, грязная, в мужском кителе, она тем не менее была необыкновенно обольстительна. Даже Джанис уступала ей.

Он заткнул бутылку пробкой.

– Как вас зовут?

– Мими... Мими Трухильо Эстерпар Моран.

Из-за закрытой двери в каюте стало душно. Кейд радовался своему самообладанию: девушка действовала на него возбуждающе, но он не терял над собой контроля.

– Моран. Похоже на ирландское имя.

Мими улыбнулась:

– Оно и есть ирландское.

Кейд встал и распахнул дверь каюты. Туман сгустился и совсем затянул дамбу. Музыкальный ящик Сэла продолжал греметь. Похоже, на пирсе никого не было. Возможно, он зря переполошился. И потом, каким образом Джо Лейвел или Токо смогли бы объяснить смерть местного жителя, бывшего военного летчика, которого они уволокли на глазах многочисленных посетителей бара? Эта мысль окончательно его успокоила.

Из-за спины раздался встревоженный голос Мими:

– Меня видели, когда я плыла к берегу? Меня искали?

– Нет, – ответил он, закрыл дверь, снова привалился к ней, глядя на девушку, сидевшую возле его койки.

Она ничем не напоминала портовых побирушек, которых он повидал на своем веку немало. Это была порядочная девушка из хорошей семьи. И сильная духом, раз у нее хватило отваги на такой отчаянный поступок.

Два года он не знал женщин, но, будь он проклят, если он возьмет Мими силой только потому, что она оказалась в его руках. Даже если их знакомство выльется во что-то большее, все равно инициатива должна исходить от нее, иначе грош ему цена в базарный день. Но пока надо до конца выслушать ее историю.

– Я ужасно хочу есть, – жалобно сказала Мими.

Кейд включил все три конфорки, обследовал свой довольно скудный провиант, которым он запасся перед выходом из Корпус-Кристи, и остановился на грибном супе, мясе с кукурузой и кофе. Ставя консервы на кухонный стол, Кейд увидел, что Мими водит пальцем по серебряному листику на своем плече.

– Полковник, – улыбнулась она ему.

– Бывший.

Она тронула крылышки.

– И летчик.

Кейд взял из груды одежды новые белые брюки и положил ей на колени.

– Ну-ка, наденьте, – сказал он ворчливым тоном, открыл дверь в переднюю каюту и включил там свет. – Пройдите сюда.

Она послушно встала.

Он взглянул на засохшую грязь на ее щеке.

– И хорошо бы вам помыться. Раздевайтесь, я сейчас принесу воды.

Она всполошилась:

– Раздеваться?

– Китель же надо снять, – успокоил он ее и взял ведро, к которому была привязана веревка.

Она перевела дух:

– А, китель.

Он опустил ведро за борт. Собака вдали все еще выла. Когда он тянул ведро с водой наверх, раздался звон склянок, и теплоход, приход которого он видел и с которого, по-видимому, спрыгнула Мими, пошел своим курсом дальше в густом тумане.

Дверь передней каюты была заперта. Он постучал. Мими приоткрыла ее, и в щель протянулась ее голая рука. Она взяла ведро.

– Грасиас. Благодарю.

Дверь снова закрылась, и Кейд почувствовал облегчение. Он сварил кофе, добавил воды в консервированный суп и жаркое и поставил их на плиту. Бутылка рома была пуста. Вытянув последние капли, он поставил ее под раковину.

Чего только не бывает на свете!

Он накрыл маленький стол, мгновение поколебавшись, достал бутылку портвейна и две рюмки. Немного выпить не страшно, если, конечно, потом тебя не отделает Сквид. Даже ром не отбил у него вкуса апельсинового вина, которым его угостил Сэл.

Чертов Сквид! Он нащупал у себя за поясом пистолет. Сквиду надо покуражиться, он не хотел, чтобы Кейд уезжал. Ну что ж, выполним его желание. Только в следующий раз его уже не захватят врасплох. Дуло его кольта чмокнет головешку Сквида как следует.

Суп наконец закипел.

Он выключил горелку и постучал в дверь каюты.

– О'кей, милости просим!

Мими открыла дверь. Она улыбалась. Выглядела она еще соблазнительнее. Она расчесала свои пышные волосы, и они легли крупными локонами ей на плечи. Две верхние пуговицы на рубашке она не застегнула, так что выглядывали белые кружева. Брюки опасно обтягивали ее округлые бедра – вот-вот не выдержат и лопнут.

Заметив его взгляд, она рассмеялась.

– О'кей! Все понятно, я же никогда еще не носила брюки. А что это означает: "Милости просим"?

Он с трудом отвел от нее глаза.

– То и означает. Садитесь. Суп на столе.

Но она подошла к нему и осторожно коснулась пальцем пластыря на его лице.

– Вас покалечили. Вы были в пере... Как это сказать? Вы дрались, да?

Лучше бы она не дотрагивалась до него.

– Да, вроде этого.

Он сел за стол напротив нее.

– О'кей. Вы говорили, что хотите есть. Пожалуйста!

Столик был узкий, скамьи стояли близко одна к другой, и колени их невольно соприкасались. В каюте было тесно и уютно. Но то, что могло случиться, отодвинулось на сотню лет. Кейд наполнил рюмки. Как приятно было снова сидеть напротив хорошенькой девушки!

Он поднял свою рюмку.

– За встречу странников в ночи!

Они чокнулись.

– Салудье!

Кейд выпил свою рюмку до дна, Мими, глотнув, отставила рюмку и принялась за суп. Ела она быстро, но манеры ее были безукоризненны. Нет, это не бездомная бродяжка!

Покончив с супом, она улыбнулась:

– Вы очень добры и благородны!

Кейд взялся за ложку, но есть не мог. Ему хотелось не есть, ему хотелось любви, хотелось тепла и нежности. Он так долго жил среди озлобленных, изверившихся мужчин и к тому же еще на чужбине!

– А что мне оставалось? – хмуро сказал он. – Прогнать вас? Отправить на дамбу в чем мать родила?

Мими посмотрела ему в глаза.

– Вы знаете, что я имею в виду.

Они надолго замолчали, тишину нарушал лишь скрип якорных канатов да плеск воды о днище. В каюте нарастало напряжение. Он нравился Мими. И волновал ее так же, как она волновала его. Внешнее спокойствие давалось ей нелегко. Ночь, рядом волнующий ее мужчина... Подавленные желания вызывали учащенное сердцебиение, отчаянно билась жилка на шее, глаза ее, которые время от времени она поднимала на него, тоже говорили о многом.

– Ол-райт, продолжим-ка вашу историю, – сказал он. – Стало быть, у вас нет ни паспорта, ни денег.

– Да.

– Но вы хотели поехать в Штаты. Вам надо было приехать сюда, так?

– Да.

– Зачем?

Она провела кончиком языка по своим пухлым губам.

– Зачем? – повторил он. – Внесем ясность. С такой очаровательной внешностью, как у вас, вы могли... Скажем, за шесть дней пути с вами могла случиться масса неприятностей, достаточно было одному или нескольким матросам из команды обнаружить вас, ведь они не обязательно стали бы докладывать капитану! Вы могли и утонуть, когда плыли к берегу. И я мог оказаться подонком и мерзавцем. А может, я и есть подонок.

Несмотря на тесноту в бедрах, белые брюки внизу были ей свободны. Она задрала одну штанину и показала небольшой, но вполне устрашающий нож, привязанный к ноге.

– Ого, вы даже запаслись ножом! – продолжил он. – Так чего ради вы пошли на такую опасную авантюру?

– Чтобы найти капитана Морана.

Имя ничего не говорило Кейду.

– Кто вам этот Моран?

Она ответила с усилившимся от волнения акцентом:

– Мой муж. Мы поженились год назад в Каракасе, – И продолжала совсем угасшим голосом: – Когда мои родные узнали, они были – как это сказать? – сильно недовольны. Рассержены. Мы принадлежим к древнему роду. Им не нравилось, что я вышла за чужестранца.

Она слегка выпятила нижнюю губу и еле слышно добавила:

– Я и сама не очень довольна.

– Почему?

– Мы условились, что он пришлет за мной, но он этого не сделал. Вот почему я и отправилась к нему сама, без билета.

Спохватившись, что штанина все еще высоко задрана, Мими покраснела и быстро опустила ее.

Кейд вгляделся в ее лицо. Конечно, она же назвала себя: Мими Трухильо Эстерпар Моран, он тогда обратил внимание, что Моран напоминает ирландскую фамилию. Мысль, что Мими обладал другой мужчина, почему-то привела его в ярость.

– И долго вы были вместе? – спросил он.

– Одну неделю. Столько, сколько он пробыл в Каракасе.

– И он больше ни разу не приезжал?

Она надула губы.

– Нет.

– Он военный?

Она усмехнулась.

– Летчик. Как вы. Он приехал в Каракас, как у вас говорят, по служебным делам.

Кейд едва шевелил языком.

– Где он служит?

– Не знаю. Я не получила от него никаких известий с тех пор, как он уехал. Я написала уйму писем на адрес, который он мне дал: Луизиана, Бей-Пэриш, Токо Калавичу для Джеймса Морана. Вот почему я тайком пробралась на судно, а здесь прыгнула в воду и поплыла к берегу. – И, словно убеждая сама себя, добавила:

– Утром я его разыщу.

– Да, возможно, – сказал Кейд.

Если в Бей-Пэрише и был какой-то Моран, он появился здесь уже после его отъезда. Он не знал на реке никаких Моранов. Были Морганы, Монрозы, Муры и Мунизы. Была даже одна сербская семья, изменившая свою фамилию на Мортонов, но Моранов он не встречал.

Кейд почувствовал себя опустошенным и обманутым. Он налил себе вина, пожалев, что это не ром. Похоже, что случай чаще поджидает ненужные встречи. И с далеко идущими последствиями!

Сперва Джанис.

Потом Сквид.

Теперь вот еще и это.

– Хотите вина? – спросил он у нее.

– Нет, спасибо.

Он посмотрел на нее. И мысль, которую он прежде старательно гнал, снова пришла ему в голову. А почему, собственно, не избавиться от этой непрошеной гостьи? Вполне возможно, что ее трогательная история – чистое вранье. Возможно, что это хитроумный ход и ее просто подослали к нему, чтобы притупить его бдительность.

Он закурил. Так и быть, он еще немного поиграет в предложенную ею игру. Не хотелось верить в ее коварство. Но надо быть начеку.

Подводя итоги прошедшему дню, он с горечью подумал, что такого возвращения домой он не ожидал.


2. Черноволосая русалка | Избранные детективные романы. Компиляция. Книги 1-24, Романы 1-27 | 4. Стеклянная стена