home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



13

На следующий день в два часа шериф Купер появился снова, в сопровождении Харриса и еще одного человека, которого я не знал.

– Добрый день, моряк! – приветствовал меня Купер.

И приложил руку к головному убору.

– Добрый день! Только не рассказывайте мне, что у Корано рецидив.

– Нет, не буду. Я и пришел сюда не ради него, – заметил Купер.

Уэлли приглушил радио, стоявшее позади бара. Тишина как-то неприятно подействовала на мой слух.

Купер сдвинул свой белый "стетсон" на затылок, а потом вообще снял его и провел платком по влажной от пота кожаной ленточке.

– Да, не ради него, – повторил он. – Как я говорил вам вчера, вас, вероятно, даже не вызовут в суд по поводу этой драки. Или вы были вчера слишком пьяны, чтобы помнить все, что я вам говорил, Нельсон?

– Я все хорошо помню, – отпарировал я.

– Поэтому-то я и удивился, увидев вас снова здесь.

В баре нас было всего пять человек. Харрис взобрался на табурет напротив меня.

– Да, Корано чувствует себя великолепно. Сейчас нас больше интересует Волкович.

Я сделал вид, будто не понимаю.

– Волкович?

– Вы что, забыли о нем?

Я взглянул на шерифа.

– Ах да! Вы имеете в виду Джерри, бармена из "Бичкомбара". Что, он уже вышел на работу? И он подтвердил вам слова фермера из Авокадо?

Шериф снова надел свою шляпу.

– Нет.

– Что значит нет? Или он еще не вышел, или не подтвердил показания фермера?

– Ни то ни другое, – ответил Харрис. – Дело в том, что он умер.

Мне удалось сделать так, что мы с Уэлли спросили одновременно:

– Умер?

Купер кивнул.

– Во всяком случае, мы так полагаем. Уже два дня он считался пропавшим. А сегодня два рыбака нашли то, что осталось от его машины. У подножия скалы, приблизительно милях в десяти отсюда.

– Вот это да! – вымолвил я.

Уэлли сокрушенно покачал головой.

– Я подозревал нечто подобное.

Человек, который появился вместе с шерифом и Харрисом, положил локти на стойку.

– Что вы хотите этим сказать?

Уэлли объяснил:

– Просто я видел его состояние, когда он недавно был здесь. Я просматривал бухгалтерские книги с мисс Мейсон – простите, я хотел сказать: с миссис Нельсон. Понимаете? И когда я в минут десять или пятнадцать второго возвращался обратно в бар, миссис Мик как раз в ярости набрасывалась на Волковича, который был совершенно пьян и не давал ей закрыть бар.

– Как вас зовут? – поинтересовался человек.

– Уэлли. Уэлли Коннорс. А что?

– Скажем просто: меня это интересует. Вы находились под арестом, Коннорс?

Уэлли обиделся.

– Нет, сэр. И, кроме того, у меня хорошие отношения с профсоюзами. – С этими словами он сунул человеку под нос свой профсоюзный билет.

Но на того факт, казалось, не произвел ни малейшего впечатления.

– Давайте лучше вернемся к Волковичу. Как вы пришли к мысли о том, что с ним может что-нибудь случиться?

– Я же вам уже сказал, – простонал Уэлли. – Потому что он был вдрызг пьян. Я, помню, сказал себе: "Уэлли, если такой человек сядет за руль..."

– А я считал, что закон штата запрещает вам продавать пьяным спиртные напитки!

– А мы этого и не делаем. Как только я увидел, в каком он состоянии, я сразу же сделал выговор миссис Мик. Но она сказала, что она давала ему только три порции и считает, что он что-то добавил в напитки.

– А как вел себя Волкович, когда появились вы, Коннорс?

Уэлли оперся своими одутловатыми пальцами о стойку.

– Откровенно говоря, не как джентльмен.

– Что вы имеете в виду?

– Он делал миссис Мик грязные предложения, – доверительно сообщил Уэлли. – Предлагал деньги, если она пойдет с ним в машину.

Теперь вся картина была мне гораздо более ясной. Волкович, получив отпор от Мэмми, перенос свои домогательства на Корлисс. Я был рад, что избавился от этого негодяя.

А Уэлли возмущенным тоном продолжал рассказывать:

– Я ему любезно сказал, что сейчас уже начало третьего и что бар закрывается. Тогда он отстал от миссис Мик и набросился на меня с бранью. – Уэлли распалился еще больше. – И ругался он не только по-английски, но и по-польски и еще на каком-то!

– А что было потом?

Уэлли вытянулся во весь рост.

– Я терпеливо выслушал всю его ругань. Ведь джентльмен должен быть терпелив, не правда ли? Кроме того, клиент всегда прав. Но когда нервы у меня не выдержали, я схватил его за шиворот и выставил за дверь... Что? Вы считаете, что я неправильно поступил?

Человек мягко рассмеялся.

– Нет, что вы! У вас же не оставалось другого выхода! Когда это было, Коннорс?

– Как я вам уже говорил, после двух.

– Вы видели, как он садился в машину?

– Нет, на это я не обратил внимания. Я запер дверь бара, пожелал миссис Мик спокойной ночи и сам отправился спать.

– А вы, Нельсон? – спросил Харрис. – Вы видели Волковича в среду вечером?

Я поднял рюмку с ромом и посмотрел поверх ее на Харриса.

– Почему вы решили, что я должен его видеть?

– Повсюду на шоссе поговаривают, что Волкович увивался за вашей девушкой.

– За моей женой?

– Пусть будет так, за вашей женой.

Крупная капля пота зигзагами поползла у меня по спине. Я спросил себя, где именно я допустил ошибку? Если вообще допустил.

– Ах, да! Теперь я вспоминаю, – сознался я. – Я действительно видел его. Правда, ранним вечером. После того как я вышел из-под ареста под залог. Волкович сидел в конце бара вместе с тремя мужчинами.

– Вчера вечером вы ничего об этом не сказали, – заметил шериф Купер.

Я усмехнулся.

– Я же был пьян. Неужели вы забыли?

– Вы разговаривали с ним?

Я сказал ему правду:

– Нет. Я даже не был уверен, действительно ли это он. Просто мне показалось, что этот человек похож на бармена Джерри, каковым он сохранился у меня в памяти. Но тогда я тоже был довольно навеселе. Но даже если бы я наверняка узнал его, я бы с ним не заговорил.

– Почему?

– Если бы я вступил с ним в беседу, а дело Корано потом бы слушалось в суде, то тогда бы представитель обвинения, чтобы поставить себя в выгодное положение перед предвыборной кампанией, сделал бы вывод, что я пытался склонить Волковича дать показания в мою пользу.

– А как вы вообще вписываетесь во всю эту историю, моряк? – спросил меня человек мягким голосом.

Я пригубил ром.

– Это длинная история.

Он облокотился на стойку.

– Выкладывайте, моряк! И можете не торопиться. У меня есть время.

Голова у меня болела, воротничок жал шею. Этот незнакомец наверняка был каким-то большим начальником в уголовной полиции. Это можно было понять даже из одного его голоса или по манере держаться. Глаза его смотрели на все умно и критически. Чувства подсказывали мне, что этот человек был из ФБР.

– А у вас есть право расспрашивать меня?

– Есть, – ответил он.

Я провел рукой по рту, а потом выложил ему все, что считал неопасным, и то, о чем он все равно узнает каким-нибудь другим путем.

Я рассказал ему, что, проплавав три года по Тихому океану, я решил перейти к оседлому образу жизни и поехать в Миннесоту. Но вместо этого я неожиданно напился, ввязался в азартную игру и в драку с мексиканским сутенером.

– Вы чуть было не убили его, – вставил Харрис, – ваши кулаки опаснее огнестрельного оружия, Нельсон.

Я не обратил внимания на его слова.

– После драки я сидел в одной из ниш, когда в бар вошла Корлисс, ставшая теперь миссис Нельсон, вошла по какому-то делу и увидела меня. Должно быть, она поняла, в каком состоянии я нахожусь, и решила, что у меня с собой все деньги, с которыми моряки уходят на берег. Она поняла, что все эти деньги у меня вытащат, если я останусь в баре в таком положении. И вот она разыграла сердобольную самаритянку, вытянула меня из этого бара и засунула в свою машину. Приехав в мотель, она распорядилась, чтобы Уэлли уложил меня в постель в пустом бунгало, где я мог бы как следует выспаться и где меня уже не могли ощипать, как курицу.

Уэлли кивнул.

– Все правильно. Корлисс таким образом помогла уже не одному матросу.

– Каким образом? – поинтересовался человек с вкрадчивым голосом.

Уэлли пожал плечами.

– Женщин вообще трудно понять. Может быть, она проявляла сострадание к морякам, потому что ее первый муж был моряк. Насколько я знаю, он был капитаном корвета и погиб на подводной лодке. Может, она это делала в память о нем.

– Понятно, – сказал человек и снова обратил свое внимание на меня. – В этом притоне играют тайно в азартные игры?

– Видимо, да.

– Как же могло случиться, что ваша жена появилась в таком месте?

Уэлли положил свои толстые руки на стойку бара.

– Простите меня, уважаемый... – Он удостоверился, что поблизости нет никого из клиентов. – Но этот Волкович был подлым человеком. И миссис Нельсон вошла в этот бар не случайно – она должна была свести с ним счеты.

– Какие счеты?

– Он распространял повсюду по шоссе о ней грязные слухи. – Уэлли перегнулся через стойку и понизил голос: – Говорил повсюду, что ее можно купить за двадцать долларов. Корлисс это привело в ярость. Перед уходом она мне сказала, что она выведет этого Волковича на чистую воду, а если он будет продолжать говорить о ней всякие гадости, то она обратится к шерифу Куперу, чтобы он занялся этим человеком, привлек бы его к ответственности за клевету.

– Но почему тот невзлюбил миссис Нельсон? – продолжал допытываться человек с мягким голосом. – И почему он распространял такие слухи?

Уэлли сказал:

– Потому что она однажды ходила с ним на танцы в Манхеттен-Бич. Был какой-то благотворительный бал, понимаете? И вот на обратном пути он стал ее домогаться и получил отпор.

Человек забарабанил пальцами по стойке. Потом взгляд его снова обратился в мою сторону.

– И больше ничего вы о нем не знаете?

– Нет, – ответил я. – И потом: кто вы, собственно говоря, такой?

Он вынул из кармана свой значок и положил его на деревянную стойку.

"Федеральное бюро расследований США", – прочел я. Значит, я не ошибся. Этот человек из ФБР.

– Мое имя Грин, – представился он. – Лил Грин. В настоящее время я работаю от нашего бюро в Лос-Анджелесе.

Глаза Уэлли, казалось, хотели вылезти из орбит.

– Вот это да! Но к чему все эти расспросы о Джерри Волковиче? Хорошо, предположим, с ним случился несчастный случай. Но почему им заинтересовалось ФБР? Ведь этот человек был просто мелким подлецом. Вы знаете, что многие бармены ведут себя подобным образом.

Харрис вмешался в разговор и многозначительно сказал:

– Все верно, если не считать, что звали его не Волкович, а Липпи Сальц. И ФБР срочно ишет его. В связи с делом об убийстве.

Грин с кислым видом посмотрел на Харриса.

Я рванул за воротничок рубашки и расстегнул верхнюю пуговицу. Потом налил себе рюмку рома и залпом выпил ее. Ром показался мне вода водой.


предыдущая глава | Избранные детективные романы. Компиляция. Книги 1-24, Романы 1-27 | cледующая глава