home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 11

Я пересек Шестую авеню и, остановившись напротив отеля, стал его рассматривать. Фасад у него был совсем обыкновенный. Здание небольшое – всего три этажа. Внизу находится ночной клуб под названием «Рекиф». Если девочка с курносым носом сказала правду, то Симон снимает одну из комнат второго этажа, выходящих на улицу. Именно такое заведение может выбрать тип, подобный Симону, чтобы спрятаться.

Я сделал порядочный крюк, прежде чем приблизиться к нему. Впереди меня какая-то молодая особа волокла по ступенькам пьяного матроса. Я предоставил им возможность договориться с портье, сидящим в конторке, и подошел, когда они закончили. Старый портье сам сопровождал клиентов. Он заставил парочку заполнить регистрационную карточку, затем все они направились на второй этаж. Старик держал в руке ключ.

За время его отсутствия я перелистал журнал регистрации. Среди клиентов был один Джексон в номере 200 и Джек Стенли в номере 201. Симон наверняка занимал комнату один. В ситуации, грозившей ему тюрьмой и электрическим стулом, он едва ли мог позволить себе роскошь иметь компанию.

Я поднялся на следующий этаж. В нескольких комнатах горел свет, в других было темно. В коридоре пахло маслом, мылом, дезинфекцией и дешевыми духами. Жалко, что я не знаю точно номера Симона. Да, это как раз такое место, какое я себе и представлял. Если бы кто-нибудь неожиданно завопил: «Флики», – то здесь поднялась бы настоящая паника.

Я дошел до конца коридора и прислушался. Джексон оказался не тем человеком, которого я разыскивал. Большой и толстый Джексон проводил время с чьей-то женой. Я в этом не сомневался, так как слышал их разговор. Он не хотел идти в ночной клуб и не хотел больше пить. То, что он делал в настоящий момент, его вполне устраивало.

Пришлось прижаться к соседней двери. Парень, занимавший эту комнату, храпел, как авиационный мотор. Я поднял глаза на фрамугу: света не было. Я попытался открыть дверь, но она оказалась запертой на ключ. Изо всех сил нажав на ручку, я всем телом навалился на дверь. Она уступила с глухим треском. В комнате было очень темно, в воздухе витал запах наркотиков и виски. На кровати лежало неподвижное тело. Я достал оружие, прикрыл за собой дверь и прислонился к стене. Затем я тихо позвал Симона. Никакого ответа, кроме смачного храпа.

Я прошел через комнату, держа в руке револьвер. Это был тот тип, которого я видел у Майерса за стойкой. Его одежда была в беспорядке разбросана на стуле и возле него. Я обшарил его карманы и рассмотрел их содержимое при слабом свете неоновой вывески, который проникал сквозь щели жалюзи. Если у него и был револьвер, то он его припрятал. Я нашел у него билет на самолет до Акапулько, пять банкнот по тысяче долларов и толстую пачку по двести долларов. Но теперь они ему не пригодятся. Во всяком случае, если он сумеет доказать, что находился совсем в другом месте, когда был убит Ник Казарас. Укокошили флика – теперь во всем Манхэттене даже муха не пролетит незамеченной.

Я положил деньги и билет обратно в бумажник и стал трясти Симона. Он продолжал храпеть, не обращая на меня внимания. Я потряс его сильней.

– Ну, Симон, вставай! Полиция!

Тряся гада, я задел ночник, и он упал на пол. Это был единственный громкий звук в комнате, за исключением храпа, издаваемого Симоном. Я схватил его за волосы на груди и с силой их вырвал. Он застонал от боли, но так и не вышел из бессознательного состояния. Да, придется с ним повозиться.

– Мерзкая скотина, я заставлю тебя протрезветь!

Я повернулся, соображая, где находится умывальник. И в этот момент от стены отделилась какая-то темная масса, промелькнул металлический отблеск и рукоятка револьвера ударила меня по лбу. От такого удара я упал на колени.

В слабом свете, проникающем через окно, я увидел ноги мужчины. Да, только ноги в отлично начищенных башмаках и темные брюки. Я, как последний дурак, угодил в ловушку. Я попытался схватить его за ноги и свалить, но полученный удар почти парализовал меня. Мне удалось схватить ноги, но сжать их у меня не было сил. Револьвер поднялся и вновь опустился. Удар пришелся на затылок. Парень с револьвером знал свое дело. И кроме того, вероятно, он получал от этого удовольствие.

Внезапно комната завертелась, и я провалился в темноту. Меня привел в себя вой сирены. Я попытался сесть.

Да, не слишком умный поступок с моей стороны. Я действовал примитивно. Не было никакой нужны смотреть на Симона, чтобы понять, в каком виде он находится. Я все предчувствовал.

Я с трудом встал на ноги, пошатываясь, разыскал лампу и включил ее. Симон был превращен буквально в мясной фарш. И все указывает на детектива первого класса Германа Стена, уволенного с должности, как на убийцу. Я сам все для этого сделал. Греди спросил меня, куда я пошел. И я ответил ему перед многочисленными свидетелями: «Я отправлюсь на поиски Джо Симона. И, чего бы мне это ни стоило, я заставлю его признаться, что его наняли для того, чтобы он усыпил Пат и доставил ее к Кери. Заставлю, даже если для этого мне придется вышибить у него мозги».

Вот так я и заявил. Я сделал это в присутствии Греди, в присутствии помощника комиссара Рейхарта, в присутствии Джима Пурвиса, Монта и Корка. И даже в присутствии Миры Белл!

Теперь у меня на руках был труп Симона. Я конченый человек. И это убийство...

Я стал растирать шишку на лбу и на затылке. Хотя у меня не было ран, на моей одежде и руках была кровь. Это не моя кровь, Симона. Я стоял на дрожащих ногах и тряс головой, чтобы немного прийти в себя. И тут я неожиданно заметил свой револьвер, тот самый, который Венелли и его напарник забрали у меня вместе с бляхой и бумажником.

В одном пункте, по крайней мере, я не ошибся: Хоплон погряз в этой истории по уши. Венелли вовсе не испугался, он только сделал вид, что испугался. Он хотел, чтобы я нашел Симона. А чтобы я не смог поговорить с ним и узнать правду, они старательно напичкали его виски и наркотиками.

Я наклонился за своим револьвером, запачканным кровью, и тут же очутился на полу. Концом ботинка я невольно отправил револьвер под кровать. Я думал и действовал в замедленном темпе, и все шло не так, как надо. С большим трудом я встал на колени и засунул руку под кровать. Но я отфутболил его слишком далеко. Я коснулся его пальцами, но не сумел вытащить. Распластавшись на ковре, я удвоил свои усилия. Но это был очень широкий диван и слишком низкий, чтобы я мог подползти под него. В конце концов, к черту этот револьвер!

Я встал. По правде говоря, оружие мне не нужно. Это только дополнительная улика для суда. Свидетелями будут все бармены и все служащие на 52-й улице, видевшие меня, когда я искал Симона. Со взломанным замком, с отпечатками моих пальцев в этой комнате... Шатаясь, я подошел к двери. Убраться отсюда побыстрее даже более важно, чем взять этот револьвер. Если они меня схватят, это будет концом для Пат.

Я с трудом выполз в коридор. Нет, это не Джексоны подняли тревогу. Они все еще продолжали пребывать в любовном экстазе, для чего и пришли сюда, но Джексон тоже услышал завывание сирен.

– А если это полиция? – неуверенно спросил он.

Его партнерша явно насмехалась над ним:

– Только не болтай глупостей!

Я доковылял до лестницы и только собирался спуститься по ней, как услышал шум открывающейся входной двери и топот шагов в вестибюле. Шаги фликов... Это служащий поднял шум по телефону, что было довольно странно.

– Это вы позвонили насчет Симона? – спросил один из фликов.

– Да, сэр.

– А почему вы думаете, что дело касается Симона?

– Э... вот что мне пришло в голову. Недавно сюда приходил один полицейский. Высокий блондин со сломанным носом. Из криминальной.

– Это Большой Герман, – уточнил один из фликов. – Но в настоящее время он отстранен от должности.

– Ну, этого я не знал, – продолжал служащий. – Он показал мне фотографию молодого человека и хотел знать, есть ли такой в числе клиентов отеля. Он заявил, что это некий Джо Симон, разыскиваемый по поводу убийства детектива. Я ответил ему, что таких здесь нет.

– И что потом?

Служащий пытался выгородить себя:

– Ну так вот! После его ухода я принялся размышлять. Понимаете, это не я принимал клиента. Но сегодня вечером, когда я пришел на работу, дневной дежурный посоветовал мне понаблюдать за клиентом в номере 201. Его комната выходит на улицу с правой стороны здания.

– Почему он вам это сказал?

– Потому что, сказал он, у этого клиента такой вид, будто он прячется или боится чего-то. Он все время оборачивался, пока заполнял регистрационную карточку.

У флика был не слишком-то уверенный голос.

– А почему вы думаете, что это Симон?

– Да в общем-то... Но тем не менее...

– Черт возьми, нам приказали направиться сюда, а у вас лишь необоснованные подозрения... Вы знаете его в лицо?

– Нет, я его не видел. Но мой коллега сказал, что он совсем молодой и выглядит не очень сильным. – Тут он выдал свою козырную карту: – Потом взгляните на регистрационную карточку. Он записался под именем Джека Стенли. Д.С, вы понимаете? А в одном полицейском романе я читал, что когда гангстеры меняют свое имя, то всегда сохраняют свои инициалы.

Флик все больше приходил в уныние.

– А, так ты читаешь полицейские романы?

– Ну, раз уж мы здесь, – вмешался второй флик, – давайте взглянем на того парня. Хотя я понимаю, что, входя в подобное заведение, нужно оглядываться назад. Он, вероятно, боялся, что его может выследить родная жена...

Входная дверь вновь открылась.

– Ну и что же! Это действительно Симон? – послышался новый голос.

– Вы совершенно в этом уверены? – прозвучал голос четвертого.

Можно подумать, что они бежали сюда галопом. У входной двери раздались еще чьи-то шаги.

– Только предположения, – ответил один из первых фликов. – В действительности мы ничего не знаем. По-видимому, опять провал. У служащего есть подозрения, вот и все.

Я с такой силой вцепился в перила, что мне стало больно. Не знаю, как все обернется, но сейчас дело обстояло весьма и весьма серьезно. Хоплон неплохо потрудился, чтобы сфабриковать всю эту историю. Сперва с Пат, потом со мной. Нам это может дорого обойтись. К счастью, я пришел в себя на несколько минут раньше. Они полагали, что полиция обнаружит меня на полу, всего в крови после побоища, о котором говорило состояние комнаты. Здесь была отчаянная драка – не на жизнь, а на смерть, так должны были они подумать.

Я поднялся на несколько ступенек вверх. Бежать отсюда невозможно. Любой из фликов узнает меня и задержит, начнет задавать вопросы, а потом обнаружат труп Симона.

По моей спине потек пот. Я стал искать глазами маленькую красную лампочку, которая обычно указывает запасный выход или пожарную лестницу. Ее здесь не было. Когда это старое здание переоборудовалось под отель, его строитель наверняка был пьян.

– Пойдем все-таки взглянем, – предложил один из фликов.

Я быстро проделал обратный путь по коридору, прошел мимо 201-го номера, открывая по пути все двери, за которыми не было видно света. В конце коридора ручка поддалась, и дверь отворилась. Я успел шмыгнуть внутрь как раз в тот момент, когда первый флик появился на площадке второго этажа.

– В каком номере? – раздался голос флика.

На площадке возник второй флик.

– В 201-м, направо.

Они уверенно зашагали по коридору. Я осторожно закрыл дверь и прислонился к стене, пытаясь совладать со своим шумным дыханием. Я пощупал, на мне ли шляпа – к сожалению, ее не оказалось. Возможно, я оставил ее в комнате Симона вместе со своим револьвером и бог знает чем еще. Рег Хоплон блестяще завел меня туда, куда ему этого хотелось. Но зачем ему это?

Темная комната была пропитана запахом дешевых духов. Этот запах вызывал у меня тошноту, я с трудом удерживался от рвоты. Я невольно кашлянул и услышал звук, похожий на скрежет. Небольшая лампа у изголовья кровати зажглась. Оказалось, что я в комнате не один. На кровати лежала девица в прозрачной рубашке – точная копия рекламы ночного белья для любви. Она приподнялась на своем ложе и стала протирать глаза, еще не проснувшись окончательно.

– Долго же ты возвращался, – проговорила она по-немецки и явно недовольным тоном. – Мы должны были встретиться в девять. Я жду тебя уже два часа.

Я попытался вспомнить несколько слов по-немецки, но все, что пришло мне на память, это – «либхен».

Она перестала протирать глаза. Уже совсем проснувшись, она разглядела меня и очень удивилась.

– Кто вы? И что вам от меня надо? – спросила она уже по-английски.

Я хотел ответить ей, но не мог. Что-то сжало мое горло. Шаги в коридоре стихли, но зато раздались крики. Так и есть: они нашли Симона.

– Это он! – закричал один из них. – Во всяком случае, совпадает с описанием его внешности, да и имя то же, что и на бумагах в бумажнике.

Я ждал свиста, который должен был последовать за тем, когда будут обнаружены пять тысяч долларов, но не услышал его.

Кто-то снизу спросил:

– А что он говорит?

– Он не может ничего сказать, – ответили ему. – Он мертв. И убит совсем недавно, не больше тридцати минут назад. Позвони в участок.

Девица, сидевшая в кровати, открыла рот, готовясь закричать. Но прежде чем она успела это сделать, я вытащил револьвер. Моя рука была скользкой от пота, и я с трудом удерживал его в нужном направлении.

– Не надо кричать, Гретхен.

Она задыхалась, так же как и я. Ее коровьи груди поднимались и опускались под черной прозрачной рубашкой, как два надувных баллона. Девица совсем уже вышла из себя и плюнула на ковер. А когда она заговорила, у нее обнаружился такой невообразимый акцент, что я старательно прислушивался, пытаясь понять, что она там лопочет.

– Это полиция там внизу, а вы – жестокий убийца. Вы убили человека и поэтому ворвались ко мне, чтобы спрятаться от руки правосудия.

Я прислонился спиной к двери, чтобы удержаться на ногах и слышать то, что говорят там, по ту сторону двери. И мне пришлось ей солгать.

– Точно, так оно и есть.

– А-а-ах! – простонала она и чуть не потеряла сознание, откинувшись на подушки.

Итак, она принимает меня за убийцу! Ладно, по крайней мере теперь она не посмеет кричать!

Я плотнее прижал ухо к двери и стал слушать.


Глава 10 | Избранные детективные романы. Компиляция. Книги 1-24, Романы 1-27 | Глава 12