home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



2 СЕНТЯБРЯ 1958 ГОДА, 1 ЧАС 55 МИНУТ

– Что же вы будете теперь делать? – спросила Герта.

Харт на мгновение задумался.

– Если удастся, проберусь на яхту. И даже, если мы ничего там не найдем, что подтвердило бы нашу версию о том, что Бонни могла покинуть каюту живой, мы отправимся в Энзенаду и посмотрим, не удастся ли нам напасть на ее след.

– И это после того, что сообщил вам Келли?

– Именно поэтому.

– Я вас не понимаю.

– Теперь Бонни должна быть живой. Ибо если она мертва, то и я буду покойником, – и он добавил с огорчением: – Если уже мне не верит собственный адвокат, то могу себе представить, как будут реагировать присяжные. А на этот раз такой, как миссис Слэгл, может и не попасться. – Он положил деньги за пиво на стол и поднялся. – Возвращайтесь в отель и ждите меня там.

– Не пойду. Думайте обо мне, что хотите, но я хочу вам помочь. И пока вы будете на яхте, я могу оставаться на пирсе, чтобы предостеречь вас в случае появления посторонних.

– Неплохая мысль.

Когда они вышли из бара, к нему подкатила полицейская машина. Из нее вышли два молодых полицейских и вошли в бар.

Харт спросил себя, где находится сейчас капитан яхты Диринга. Надо было получше рассмотреть этого капитана, когда он выступал в роли свидетеля. Он понимал лишь то, что капитан, хотя и нудный, но достойный доверия человек. Пройдя некоторое расстояние Харт оглянулся. Наверху, в конце бассейна, еще царила оживленная жизнь, но здесь, где у причала стояла яхта Диринга, была полная тишина, если не считать шума прибоя, скрипа толстых канатов и жалобных криков чаек, которые были вспугнуты со своих мест. Когда он наблюдал за всем этим, погасли огни на стоянке и на краю бассейна. Начиная с этого момента и до шести утра, когда выходят в море рыбацкие баркасы, гавань будет пустовать.

Голос Герты прозвучал нежно и испуганно:

– Я боюсь, – она положила руку ему на плечо. – Почему бы вам не вернуться в Лос-Анжелес? Если вам не верит мистер Келли, мы можем нанять другого адвоката, который выполнит свою работу. И если вы не убивали девушку, вас все равно никто не сможет осудить.

Харт заколебался. Со стороны моря наползал утренний туман и полускрытая этим туманом яхта производила какое-то жуткое впечатление. Харт ощущал здесь себя не в своей тарелке. Не знал он толка ни в кораблях, ни как собирать судебные доказательства к процессу. Он снова вытер пот со лба. Но если он не сможет доказать, что Бонни еще жива, а Пэгги убита потому, что она сообщила ему об этом, то он, весьма вероятно, окажется в таком же положении, что и Коттон.

– Ждите меня здесь, – обратился он к девушке, – я скоро.

Герта запротестовала:

– Но ведь вы даже не знаете, что там искать!

– Знаю. Буду искать путь, по которому Бонни могла покинуть яхту живой.

Узкая сходня подняла его на пирс к палубе яхты. Сделав несколько шагов, он зажег карманный фонарик, который взял из машины Келли, и осветил им палубу. Сейчас ему страшно хотелось знать об этих чертовых яхтах как можно больше! Ведь он даже не знает, ставится ли к ним в таких случаях охрана и где находится капитан – у себя в каюте или на берегу. Он прошел еще несколько шагов и снова осветил палубу. Все движимые предметы были прочно привязаны к своим местам. Ничто не указывало на то, что на борту кто-то есть. Вся палуба была усеяна пометом чаек.

Туман сгущался. Почти до пояса погруженный в туман, Харт подошел к двери капитанской каюты и тихо постучал. Если Моралес или охрана были на борту, то лучше быть выгнанным с корабля, чем быть застигнутым врасплох в каюте. Он закрыл за собой дверь и прислонился к ней спиной. Что же он должен сделать в первую очередь?

Все иллюминаторы были закрыты. Харт открутил винты и открыл один из них. Он был достаточно большим, чтобы пропустить его голову и плечи. Но кроме воды за иллюминатором ничего не было: именно это и утверждало обвинение. Харт повернул голову и посмотрел вниз, а потом вверх. Сильный человек может, наверное, подтянуться на верхнюю палубу, но полупьяная женщина этого сделать не сможет, особенно, если на море волнение. Он закрыл иллюминатор и отправился в ванную и душ. Стены там были облицованы кафелем. Харт постучал по стенке, которая отделяла ванную комнату от каюты капитана. Ничего… Правда, он и не ожидал ничего другого. Водя лучом фонарика по стенам ванной и по полу, он наткнулся на четырехугольник размерами 35 х 40 см. Он начинался от самого пола и был закреплен двумя никелированными винтами. Харт не помнил, говорилось ли на процессе о таком отверстии, а модель корабля была слишком маленькой для того, чтобы воспроизводить такие мелочи. Речь, видимо, шла об отдушине. Такие отдушины имеются во всех ваннах и они прикрывают подходные пути и трубы. Заинтересовавшись, Харт вынул из кармана монетку и открутил винты.

Отодвинув заслонку, он обнаружил не трубы, а просто черную дыру. Когда он распластался на полу и сунул фонарик в эту дыру, то он понял, что отверстие ведет в другую ванную, которая, вероятно, относилась к каюте капитана. Лежа на полу, он почувствовал, как усиленно забилось его сердце. Он нашел то, что искал! Кто бы ни был замешан в эту историю, он чувствовал себя так уверенно, что даже не закрыл заслонку с другой стороны. Да, он нашел, что искал, и хотел знать что. Выходит, иллюминатор не был единственным путем, которым можно было покинуть каюту, не открывая дверь. Харт поднялся и отряхнул грязь со своего костюма. Затем он решил пролезть через это отверстие. Сказано – сделано… Вскоре он уже находился в другой ванной. Только скорее это была не ванная, а туалет. Он был раз в пять меньше той ванной, из которой он приполз. Посветив фонариком в дверную щель, он увидел письменный стол, на котором находились секстант и несколько книг. Открыв дверь он вошел в каюту капитана. Все иллюминаторы были закрыты, воздух был спертым и душным. Харт обнаружил дверь, которая выводила на палубу. Теперь ему не терпелось побыстрее вернуться в Лос-Анжелес и сообщить прокурору Мэнсону и инспектору Гарсиа все, что он здесь обнаружил. Он уже положил было руку на дверную ручку, как услышал позади себя мужской голос, доносившейся из темноты:

– Буэнос диас… сеньор! Вы что-нибудь ищете?

Харт медленно повернулся, направив луч фонарика в сторону голоса. В свете фонаря он увидел капитана Энрико Моралеса, сидевшего на краю койки. В одной руке он держал автоматический пистолет 45-го калибра, а в другой незажженную сигарету.

Когда к Харту вернулся дар речи, он произнес:

– Значит, вы с самого начала были замешаны в это дело. Когда Бонни выскользнула из своей каюты, она сразу попала в вашу каюту. Пэгги была права. Она действительно ее видела. Бонни жива.

– Бонни? – спросил Моралес. Он сунул сигарету в рот и закурил. – Да, конечно, вы имеете ввиду сеньору Диринг. – Он затянулся и с наслаждением выпустил дым. – Тут вы ошибаетесь. Как же она может быть жива? Я же сам находился в зале суда, когда присяжные, к которым принадлежали и вы, объявили сеньора Коттона виновным в смерти миссис Диринг и приговорили его к газовой камере.

Харт внимательно наблюдал за крупным мужчиной, сидевшим на койке. На нем был безупречно сшитый костюм из ирландского полотна. А панама, украшенная пестрой лентой, вероятно, стоила не меньше ста долларов. На руке, державшей пистолет, сверкал бриллиант.

Харт лишь с трудом смог выдавить из себя фразу:

– Я не знаю, Моралес, что все это значит и какое вы имеете отношение ко всему этому, но одно я скажу вам определенно.

– Да?

– На той стороне в баре сидят двое полицейских из Нью-Порта. Если я приведу их сюда и покажу им проход между вашими каютами, то вам и Дирингу много чего придется объяснять.

Необычно белые зубы Моралеса засверкали, когда на его физиономии расплылась улыбка.

– Собираетесь звать полицию? Но как вы себе все представляете, сеньор? Вы же должны понять, что я уличил вас в грабеже, и как капитан этого корабля имею право вас пристрелить, чтобы защитить собственность своего хозяина.

Харт глубоко вздохнул.

– Не думаю, что вы это сделаете.

Моралес все еще ухмылялся.

– Почему?

Вопрос был поставлен хорошо. Да, почему бы ему этого и не сделать? Харт прислонился к стене рядом с дверью, но затем весь выпрямился и напрягся, когда услышал стук в дверь. Ему оставалось только надеяться, что это не Герта.

– Кто там? – спросил капитан.

– Тумако, – ответил мужской голос.

Движением пистолета Моралес показал, чтобы Харт встал на другую сторону каюты. Не спуская глаз с Харта, он зажег маленькую керосиновую лампу и открыл дверь. За ней стоял один из матросов, который также давал показания на суде. Крепкой мускулистой рукой он держал Герту за талию, а другую руку прижимал к ее рту.

– Эта маленькая ведьма два раза меня укусила, – пожаловался он.

Когда Харт увидел Герту, он судорожно сглотнул. Глаза Герты расширились от страха. Пытаясь освободиться от матроса, она старалась повернуться боком, но это у нее не получилось. Моралес какое-то время удивленно смотрел на нее, затем вынул сигарету и сказал:

– Не стой, как пень! Тащи ее в каюту, чтобы я мог закрыть дверь.


3 СЕНТЯБРЯ 1958 ГОДА, 1 ЧАС 28 МИНУТ | Избранные детективные романы. Компиляция. Книги 1-24, Романы 1-27 | 3 СЕНТЯБРЯ 1958 ГОДА, 2 ЧАСА 28 МИНУТ