home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



3 СЕНТЯБРЯ 1958 ГОДА, 1 ЧАС 28 МИНУТ

Они находились на побережье или совсем близко от него. Далекий шум прибоя доходил и до них. Харт вдыхал запах рыбы, соленого воздуха и тот кисло-сладкий запах, который так свойственен портовым городам. Пахло также смолой, сырой древесиной, просмоленными канатами, ржавым металлом, свежей краской, парусиной и нефтью. На какое-то мгновение его усталый мозг отключился, но потом снова вспомнил, где находится.

Они прибыли с Гертой в Нью-Порт в конце дня. Начинало смеркаться, но было еще слишком светло, чтобы незаметно проскользнуть на яхту Диринга. То и дело встречались люди, рыбаки, возвращающиеся с рыбной ловли.

Неожиданно им в голову пришло отличное решение – отдохнуть в отеле, пока не угомонится эта деловая суматоха. Но теперь Харт уже не был убежден в этом. Шейные позвонки казались сломанными, спина болела, левая нога отказывала, во рту стоял отвратительный вкус. Видимо, в этом виноваты были анчоусы, которые они ели с Гертой в одном ресторанчике. Он выпрямился в кресле и посмотрел в сторону кровати.

Ни люстра, ни лампа на ночном столике не горели. Маленькую комнатку освещала лишь неоновая вывеска на переднем фасаде отеля. Красная неоновая вывеска то загоралась, то гасла, и в маленьком номере отеля было то темно, то светло. Насколько он мог видеть, Герты в номере не было.

Харт ощупью нашел свои ботинки и надел их. Потом подошел к окну и выглянул наружу. Отель находился на широкой улице как раз напротив гавани и ресторана, в котором они поужинали. Поскольку на высоких мачтах судов были зажжены огни, в гавани было так же светло, как и пять часов назад. И народу было не меньше. Перед лодками стояли группы людей – больше мужчин, чем женщин, и почти у каждого имелись какие-нибудь снасти.

Харт совсем не собирался спать так долго, и теперь он жалел, что не проснулся раньше. Он не сумел отдохнуть, к тому же, в номере стояла духота, что можно было задохнуться. Он отошел от окна. Куда же подевалась Герта? Вероятно, пошла на другую сторону улицы, чтобы выпить стаканчик кока-колы или чашечку кофе, а заодно и прослушать музыку из музыкального автомата.

Затем Харт вошел в ванную, включил свет и открыл холодную воду. Он не должен был забывать о том, что в каждой женщине сидит маленькая колдунья. Герта не была исключением. Отдохнув, она вымылась, выстирала свое белье и развесила его на просушку. На полу валялись мокрые полотенца, а в ванной еще не рассеялся теплый запах мыла и пара. Пока он мыл лицо холодной водой, смачивая волосы и причесывался, он раздумывал о Герте. Ему очень хотелось узнать ее получше. Тогда бы он знал, на какие отношения он может рассчитывать. Мужчины странные существа, такие же странные, как и женщины. Девушка определенно его любила. Но хотел ли он ее? Если бы речь шла о какой-нибудь другой девушке, он, возможно, не стал бы задумываться, но с Гертой он не мог поступить нечестно. Она ему нравилась. И он хотел, чтобы она полностью отдавала себе отчет в своих поступках. Он не хотел, чтобы позже она раскаивалась.

Да, она была для него проблемой, и такой проблемой, которую необходимо было решить в ближайшее время. Тем временем, подошло время звонить Келли. Но только не из отеля… во всяком случае, до тех пор пока он не осмотрит яхту. Взяв куртку в руку, он вышел из номера, перешел улицу и вошел в бар. Он помнил, что рядом с кассой имеется будка.

Три матроса, сидевшие в нише, два рыбака в другой нише, все глядели на Герту, которая одиноко сидела за стойкой и лениво пила кофе. Она с улыбкой взглянула на Харта, который усаживался рядом с ней.

– Ну как, отдохнули, наконец?

– Да, – Харт положил на стойку пятидолларовую бумажку и обратился к бармену: – Мне двойной бурбон с содовой, а даме, что пожелает.

Бармен нагнулся к Герте и поинтересовался тоном ангела-хранителя:

– Вы его знаете?

Она продолжала помешивать кофе.

– Да.

Харт выпил бурбон и это помогло. Во всяком случае, у него исчез изо рта анчоусовый привкус.

– Хорошо повеселились? – спросил он у Герты.

– А вы что думаете? – улыбнулась она.

Харт пожал плечами и взял сдачу. Забравшись в телефонную будку и сняв трубку, он сказал телефонистке номер телефона адвоката. Со своего места он даже видел корму яхты Диринга.

Она была одной из немногих яхт в гавани, на которой не было освещения, и к тому же располагалась несколько в стороне, так что на борт забраться будет нетрудно, если там нет охраны.

Харт решил разведать там все, вплоть до главной каюты.

Наверняка там есть третий путь, которым Бонни покинула каюту с ведома или без ведома команды. Пэгги клялась, что видела ее живой, и убили-то ее, по его предположению, как раз потому, что она ему об этом сообщила. Он был морально ответственен за гибель девушки. Если бы он не пошел к ней на квартиру и если бы она ему не доверилась, то и сейчас она была бы жива. Он был ответственен и по отношению к Гарри Коттону – ведь из одиннадцати присяжных именно он убедил миссис Слэгл изменить свое мнение. В конечном итоге, он должен был подумать и о своей шкуре.

Войдя в будку, он закрыл дверь. Теперь он снова открыл ее, чтобы можно было дышать. Если он, Келли или детективное агентство, которому поручил дело Келли, не смогут раскопать какие-нибудь доказательства, то уже завтра он может попасть за решетку по обвинению в убийстве.

Когда Келли взял трубку, голос его звучал устало, но не сонно. Прежде чем Харт успел что-нибудь сказать, адвокат предостерегающе заговорил:

– Если вы тот, за которого я вас принимаю, то не упоминайте никаких имен и осторожно высказывайте свои мысли. Положение наше не окрашено розовыми тонами и телефон может прослушиваться.

Харт снова закрыл дверь будки.

– Что вы хотите этим сказать?

– Только то, что говорю. Вы еще не читали вечерних газет?

– Нет.

– Мэнсон и инспектор Гарсиа находятся под давлением. Судя по всему, завтра утром будет выписан ордер на арест – еще до того, как решится вопрос об обвинении.

Харт ощутил пустоту в желудке.

– Понимаю.

– Вам уже удалось что-нибудь выяснить?

– Пока нет, но через несколько минут я буду на борту. А что удалось выяснить людям Мастерсона?

– Много всякой всячины, но для вас ничего хорошего.

– Вы проверили насчет страховки?

– Весьма подробно. Общество целиком и полностью стоит на стороне Диринга. Он еще не предъявлял своих претензий, но послал уведомление о случившемся.

– Значит они выплатят?

– Всю сумму чистоганом. У них просто нет другого выхода, ведь Коттона уже осудили за убийство.

Харт едва дышал в закрытой будке, а если он откроет дверцу, он не услышит голоса Келли, так как в баре громко играл музыкальный ящик. Он чуть-чуть приоткрыл дверь, так все-таки легче.

– А как обстоят дела у Диринга с финансами?

– Судя по всему, хорошо. После сегодняшнего разговора с вами, я говорил с двумя маклерами, его коллегами. Оба ответили, что в финансовых кругах сложилось мнение, что клиенты Диринга обслуживаются очень хорошо, а самое главное – хорошо зарабатывают.

– На чем?

– Главным образом на реактивных самолетах, управляемых ракетах дальнего действия и на электронике. То есть на акциях таких фирм, которые работают на правительство.

– А как насчет утверждения Коттона, что Бонни странно себя вела?

Келли нетерпеливо ответил:

– Будьте же разумны, Док! Почему она должна была вести себя странно? Она же не боялась напиться до чертиков с Коттоном!

– Знаю, – сухо проронил Харт. – Как вы должны понять, я был одним из присяжных. А Пэгги поклялась мне, что видела Бонни в Энзенаде через четыре месяца после ее мнимой смерти.

– Полиция Энзенады ответила на это отрицательно, – заявил Келли, а потом добавил: – Тут еще одна чертовская штучка выяснилась.

– Какая?

– Когда вы последний раз звонили по дороге туда, где сейчас находитесь, вы намекнули мне, что не исключено, что за вами последовал Диринг или его шофер, или оба вместе.

– Ну и что?

– Можете выбросить это из головы.

– Почему?

– Один из людей Мастерсона был в полиции Беверли Хиллс. Передо мной лежит его отчет. В то время, когда вы возвращались к себе в аптеку, чтобы взять лекарства, шофер Диринга был задержан полицией за превышение скорости.

– Диринг тоже был в машине?

– Да. Он попытался разыграть из себя важную персону и тем самым разозлил полицейского, который добавил к своим формулировкам и «сопротивление властям». Это было в восьми милях от дома миссис Коттон, после небольшой паузы он добавил: – Ну, а поскольку мы уже говорили с вами, то доскажу и обо всем остальном.

– Говорите.

– Один из людей Гарсиа спрашивал соседей миссис Коттон и, как всегда в таких случаях, наткнулся на «ночную сову».

– Да?

– На одну старую мочалку… Она живет на другой стороне улицы. Мочалка показала, что прошлой ночью она никак не могла заснуть и видела из своего окна, как вы привезли Пэгги. Она вас сразу узнала, вы ведь пять или шесть раз выдавали ей лекарства.

– Продолжайте, продолжайте!

– Она показала, что вы вошли с миссис Коттон в дом и пробыли там с полчаса. Потом вы снова вышли и огляделись по сторонам, точно хотели убедиться, что за вами не наблюдают.

– Так и было.

– Потом вы сели в машину и уехали. Отсутствовали вы приблизительно десять минут, потом вернулись и снова вошли в этот дом.

– Так оно и было. Но что в этом обличительного?

– Мочалка утверждает, что она не отходила от окна ни на шаг, и все это время она никого не видела входящим или выходящим из дома, кроме вас, до того момента, как к дому подъехала машина.

Харт внезапно почувствовал, как у него подкашиваются колени. Он уже и так был весь в поту и едва держал в руке телефонную трубку. Он прислонился к двери и заметил, что Герта уже слезла с табурета и стоит перед будкой, озабоченно глядя на него.

– Вот как! – наконец, выдавил из себя Харт. – Это действительно новость первый сорт. И когда же меня арестуют?

– Вероятно, утром. Как только вы вернетесь в город, – на мгновение он замолчал, затем Харт вновь услышал голос Келли: – Вы меня слышите, Док?

– Да.

– Я ваш адвокат. Вы знаете, что можете мне довериться. Я сделаю все, что в моих силах, хотя это будет стоить много времени и денег, но мы выкрутимся. Но я не могу убедительно вести защиту, если вы не расскажите мне все.

Харт заметил, что сжимает трубку с такой силой, что побелели костяшки пальцев.

– Что вы имеете в виду?

– Вы должны сказать мне всю правду, Док. Наверное, вчера вечером вы были немного, ну, скажем, взволнованы и возбуждены. Вы потеряли голову, когда малышка начала вас шантажировать, потому что знала о наличии у вас денег и что вы не можете позволить себе никакого скандала. Вы уверены, что Пэгги утверждала, что видела Бонни в Энзенаде?

Харт хотел выпалить в ответ какое-нибудь ругательство, но не смог этого сделать. Вместо этого он повесил трубку. Герта открыла дверь и положила свою руку на его.

– Вам плохо?

Харт вытер лицо носовым платком.

– Полагаю, что все в порядке.

– А выглядите вы совсем по-другому. У вас такой вид, будто вы побывали в нокауте.

– Так оно и есть.

– Кто? Келли?

– Да.

– А что он сообщил?

Харт взял оставшиеся мелкие деньги, подозвал бармена и заказал еще две порции пива, сев в одну из ниш у окна. Герта расположилась напротив него.

– Так что сказал Келли?

Харт дождался бармена, принесшего пиво, и когда тот ушел, проговорил:

– Судя по всему ни Диринг, ни его шофер здесь не причем. Они не могли убить миссис Коттон. Страховка Бонни в полном порядке. А одна старушка, которая не могла заснуть, показала, что неотрывно находилась у окна и видела, что в дом входил только я. Соответственно и выходил… Прокуратура готова выдать ордер на арест и…

Герта погладила его руку.

– …мистер Келли испугался. Ему не хочется находиться на стороне проигравшего. Не знает, верить ли вам или нет, так?

– Приблизительно.

– А я вам верю.


2 СЕНТЯБРЯ 1958 ГОДА, 13 ЧАСОВ 23 МИНУТ | Избранные детективные романы. Компиляция. Книги 1-24, Романы 1-27 | 2 СЕНТЯБРЯ 1958 ГОДА, 1 ЧАС 55 МИНУТ