home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



2 СЕНТЯБРЯ 1958 ГОДА, 13 ЧАСОВ 23 МИНУТ

Келли поджидал его в коридоре перед дверью прокурора.

– Что-нибудь узнали, Док?

Харт передернул плечами.

– О Пэгги ничего. Но Коттон заявил, что Бонни кого-то или чего-то страшно боялась.

– Да вы подумайте сами, мистер Харт, – с улыбкой заметил Гарсиа. – Если бы вы вышли замуж за миллионера, да еще бы и обманывали своего мужа, то поверьте мне, вы тоже бы часто смотрели в окно.

– Возможно, вы и правы, – согласился Харт.

Двое копов в форме, которые привели Коттона, вновь повели осужденного к лифту. Когда они проходили мимо группы в коридоре, Коттон замедлил шаг и заставил остановиться своих провожатых. Когда он посмотрел на Харта, его лицо было искажено злобой.

– Они мне сказали, что вы убили Пэгги. Вы оба напились, а потом задушили ее подушкой, чтобы она не выдала, что вы…

– Мы понятия не имели, что он об этом не знал, – стал оправдываться один из копов перед инспектором Гарсиа. – Обо всем этом написано в утренних газетах.

– Это неправда, Коттон, – произнес Харт. – Я был у нее, но не убивал ее.

– Это вы так говорите сейчас. И все это потому, что у человека есть деньги. А меня казнят за убийство потаскушки, хотя никто в точности не знает, жива она или мертва. Вы же убиваете такую милую женщину, как Пэгги, якшаетесь с полицией и даже приходите ко мне, чтобы о чем-то расспросить. И прежде, чем конвойные успели вмешаться, Коттон ударил Харта по лицу.

Гарсиа кивнул в сторону лифта и приказал:

– Отведите его в камеру!

Копы потащили упирающегося Коттона дальше по коридору.

– Теперь вы видите, как все это кончается, – заявил инспектор. – Даже ваши лучшие друзья будут упрекать вас в этом. Я бы на вашем месте переждал это время в камере и дождался бы, пока вас не обвинят или не оправдают.

Гарсиа вошел в кабинет прокурора и закрыл дверь.

– С вами все в порядке? – обеспокоенно спросил Харта Келли. – Удар был превосходный.

Харт обтер рот платком.

– Да, все в порядке, только губа немного припухла.

– Сейчас нам лучше спуститься на грузовом лифте и выйти через боковой выход, – заметил Келли. – Сюда никого не впустили, но внизу нас поджидает целая банда репортеров и фотографов.

Спускаясь на грузовом лифте, Харт ощутил страшную усталость. Он так много пережил и все это случилось за какие-то несчастные двенадцать часов. Казалось невероятным, что лишь двенадцать часов назад он уговаривал миссис Слэгл изменить свое мнение.

Внезапно он понял, что к нему обращается Келли.

– Пока вы разговаривали с Коттоном, – говорил адвокат, – я позвонил Джиму Мастерсону и поручил ему выделить для этого дела двух его лучших людей. Полиция, правда, пойдет по всем следам, но я полагаю, что переутомляться они не будут. Мэнсон считает, что вы преподнесли ему вымышленную историю, но он все-таки не желает рисковать, если вы сказали правду. – Келли опять закурил. – За этим делом скрывается гораздо больше, чем нам известно. И наша задача заключается в том, чтобы выяснить, что за этим скрывается до того, как прокуратура предъявит вам обвинение. Вы очень устали, Док?

– Скорее оглушен.

– Так я и думал, – Келли вывел его через боковой выход. Они миновали стоянку полицейских машин и направились к частной стоянке, которая располагалась в следующем квартале. – Я хотел бы, чтобы вы кое-что сделали, Док. Поезжайте в Беверли Хиллс и поговорите с Дирингом.

– Я должен с ним поговорить?

– Да.

– Но почему я?

– Потому что с вами он будет держаться менее официально, чем с человеком из агентства. Ведь вы, в конце концов, были одним из присяжных, которые выносили обвинительный акт человеку, обвиненному в убийстве его жены. Постарайтесь узнать как можно больше о его жизни с Бонни. Знаете, на что необходимо обратить особое внимание? Почему он решил на ней жениться, как они ладили друг с другом, прежде, чем она начала пить. А в первую очередь попытайтесь выяснить, почему по словам Коттона, Бонни чего-то опасалась. Может быть, он сумеет вам в чем-то помочь.

Губа Харта снова закровоточила. Он прижал к ней носовой платок.

– Если вы считаете, что это необходимо, то я попытаюсь. Но сомневаюсь, захочет ли он со мной разговаривать.

Мэнни в это время уже уехал в аптеку, но Герта ждала Харта. Когда она увидела, что они идут в ее сторону, она выскочила из-за руля большой машины Харта и поспешила им навстречу.

– За вами следили? – поинтересовался Келли.

– Нет, по крайней мере, я думаю, что нет. После того, как Мэнни передал одежду одному из людей Гарсиа для вас, он сказал, что мы должны быстро ехать в аптеку. Я давно жду вас на этой стоянке, а Мэнни поехал обратно на такси.

– Вот и хорошо, – произнес Келли. – У Дока и так полно неприятностей, так что репортеры ему ни к чему. – Он протянул Герте ключ от своей машины и показал на синий лимузин, стоявший неподалеку. – Надо поменяться машинами. Я поеду в машине Дока и постараюсь сделать так, чтобы за мной увязались репортеры, а вы, немного погодя, поедете в противоположном направлении. Поведет машину Герта, – он взглянул на Харта. – А вы, по возможности, устройтесь в машине незаметно, пока Герта не уверится, что за вами никто не следует.

В ушах Харта это прозвучало немного мелодраматично. Но с другой стороны, ему не хотелось тянуть за собой репортеров. – Ну, ладно, поехали, – проговорил Келли. – Позвоните мне после того, как поговорите с Дирингом. – Он сел в машину Харта. – Да, еще одно… Джим Мастерсон просил меня спросить вас, кто видел, как Пэгги садилась к вам в машину. Конечно, из тех людей, кого вы знаете.

После некоторых раздумий Харт сообщил:

– Два человека, во всяком случае, видели.

– Кто?

– Мистер Диринг и его шофер.

– Вы сказали об этом Гарсиа?

– Да.

– Еще кто-то видел?

– Наверное. Ведь из здания выходило много народу, а по дороге в ее квартиру я остановился, чтобы поговорить с Джо Финном и Неттом Хукером.

Келли на мгновение задумался.

– Думаю, что их обоих можно вычеркнуть из этого списка. Но когда будете говорить с Дирингом, если он снизойдет до этого, расспросите его поподробнее о шофере.

Адвокат отсалютовал им рукой и выкатил со стоянки. Герта открыла дверцу машины и проскользнула на место водителя.

– Куда мне вас отвезти? – обратилась она к Харту.

Тот вздохнул и сел рядом с ней. По ее поведению он понял, что девушку очень трогает случившееся с ним. Он понимал, что она к нему неравнодушна. Возможно, это было вызвано тем, что он был общительным и добродушным человеком и дружественно обращался с ней и с другими служащими.

– Так куда мы поедем? – снова спросила Герта.

Харт закурил сигарету.

– Поезжайте по бульвару Уилшир или бульвару Сансет в Беверли Хиллс. Я еще не знаю точно адреса. По дороге мы остановимся у телефонной будки и кое-что уточним.

Ни один из них не произнес больше ни слова, пока девушка не проехала около двух миль. Потом Харт сделал попытку заключить с ней мир.

– Послушайте, Герта…

Она не отрываясь смотрела на дорогу.

– Вам совсем не нужно мне что-то объяснять. Меня ведь не касается, с какими девушками вы связываетесь. Я ведь только официантка в вашем заведении и ваша частная жизнь меня не касается.

– Что ж, пусть будет так…

Герта прикусила нижнюю губку.

– Кроме того, я знаю, что для вас я ничего не значу. Вы милы со всеми служащими.

– Пытаюсь быть таким.

– Я зла на саму себя.

– Почему?

Она посмотрела на него мокрыми от слез глазами.

– Потому что сама из себя сделала дурочку. За те два месяца, что вы просидели в суде, я чуть не умерла. Поэтому и вчера до того, как все разошлись по домам, я осталась в аптеке. Хотела вам понравиться. Надела свое лучшее платье и прихорошилась, насколько это было можно. Хотела понравиться вам как женщина, но вы даже не пришли. Вы были чересчур заняты девчонкой, которую подхватили на автобусной остановке.

Харт спросил себя, смогут ли мужчины когда-нибудь понять женщин.

– Послушайте, Герта… – начал он спокойно.

– Знаю! – перебила она его. – Вы, вероятно, часто слышали от меня, что если я когда-нибудь и свяжусь с мужчиной, насколько это возможно, то буду иметь на пальце кольцо. Но если бы вы знали женщин, то вы бы знали и то, что могут быть и исключения. Уже на первой неделе, как я стала работать у вас, вы понравились мне так, как ни разу не нравился ни один мужчина. Я бы с удовольствием стала вашей девушкой. Но вы вообще никак не реагировали. – Герта все больше распалялась. – Вы никогда не понимали, как я страдаю, и обращались со мной, как с бесчувственной куклой.

Харт снова вздохнул. Только этого ему сейчас и не хватало: истерики женщины.

– Послушайте, Герта, – мягко произнес он. – Остановитесь у первой же заправки, а я полистаю телефонную книгу, потом мы поедем дальше.

Она так и поступила.

Из опыта Харт знал, что есть только одна возможность утешить Герту, но как раз этого он и хотел избежать. И он проговорил единственное, что пришло ему в голову:

– Очень сожалею, что все так получилось, Герта.

Он положил свою руку на ее руку, но она его оттолкнула.

– Не прикасайтесь ко мне!

– Хорошо, не буду.

Телефонная книга висела в будке на цепочке. Харт записал адрес Диринга на обратной стороне рецепта и, повинуясь внутреннему побуждению, записал телефон миссис Слэгл. Он обратил внимание, что она жила на пути к Дирингу. Может быть, есть смысл заскочить к ней? Ведь не исключено, что она противилась обвинению Коттона не только из-за отсутствия трупа, но и по какой-либо иной причине.

Когда он вернулся к машине, Герта все еще плакала. Служащий решил проявить галантность.

– Этот человек грубо ведет себя по отношению к вам, мисс? – спросил он. – Может вызвать полицию?

– Не надо, – качнула головой Герта.

И тут служащий внезапно опознал Харта по фотографии в газете.

– О, а я-то думал, откуда мне кажется знакомым ваше лицо. Вы тот самый Харт, который убил девушку этой ночью, не так ли? – он схватил стальную трость. – Почему вы не в тюрьме? Что вы собираетесь делать с этой девушкой?

Харт заплатил за бензин и сел за руль. Он уже не чувствовал себя усталым или смущенным. Он был просто взбешен. Ведь он не сделал ничего такого, чего бы не сделали 99 человек из 100. А теперь, после того, как он проявил себя в жизни добропорядочным гражданином, все, начиная с прокурора и кончая служащим бензоколонки, принялись обвинять его чуть ли не во всех смертных грехах.

– Спросите об этом полицию, если это вас так интересует, – проронил он и включил первую скорость.

– Так я и сделаю! – закричал служащий вслед.

Когда Харт выехал с территории бензоколонки и влился в общий поток машин, он взглянул в зеркало заднего вида. Служащий, очевидно, не шутил. Он уже стоял в телефонной будке и набирал номер.

Герта перестала плакать.

– Если бы вчера вечером вы вернулись домой, то ничего бы такого не случилось.

– Знаю, – недовольно пробурчал Харт. – Вы мне это уже говорили. Вы не только испекли торт, но и готовы были зажечь свечи.

– Извините, – покраснела Герта. – Я веду себя отвратительно и прошу за это прощения. А как он на вас смотрел! Можно было подумать, что он уверен, что вы кого-то убили.

– А вы в этом не уверены?

Герта энергично покачала головой. Так энергично, что ее «конский хвост» начал раскачиваться.

– Нет, я этому не верю! И никто не заставит меня поверить, что вы это сделали.

Как-никак, а это было все-таки утешением.

– Чудесно, – улыбнулся он. – Если я предстану перед судом, я попрошу Келли, чтобы он выдвинул вашу кандидатуру в качестве одного из присяжных. Дом Диринга был большим и построен из кирпича и натурального камня.

Он стоял в стороне от улицы на высоком холме, откуда можно было видеть весь город. К дому вела извивающаяся дорога. Дом был почти скрыт высокими эвкалиптами и высокой каменной стеной, усеянной сверху стеклянными осколками. Широкие ворота были раскрыты.

Харт остановил машину на подъездной дороге и сказал:

– Вероятно, вам лучше подождать в машине.

Герта вышла из машины с другой стороны.

– Исключено! – возмутилась она и улыбнулась. – Может быть, мистеру нужна хорошая горничная.

Харт пожал плечами и нажал на кнопку звонка. Прошло много времени, а за дверью было все также тихо. Наконец, ее открыл шофер Диринга.

– Что вы желаете?

– Меня зовут Харт, Джон Харт, – представился он. – Спросите, пожалуйста, у мистера Диринга, не уделит ли он мне несколько минут. – Увидев, что шофер с сомнением качнул головой, он добавил: – Я был одним из присяжных в деле Коттона.

– Ах, да, конечно! – вспомнил шофер. – Прошу вас, проходите! И вы, девушка. Я сейчас же передам все мистеру Дирингу.

Когда он ушел, Герта приподняла рукой свой «конский хвост».

– Я сейчас же передам все мистеру Дирингу! – передразнила она шофера. Но Харту сейчас было не до шуток. Комната с высоким потолком очень подходила ко всей внешности дома. Она была метров 15 в ширину и довольно длинной, так что большой концертный рояль выглядел в ней игрушечным. Судя по всему, Диринг коллекционировал маски и модели кораблей, причем весьма изящных. На стенах висело несколько масок африканского происхождения. А пониже, помещенные в стеклянные ящики, красовались модели кораблей: парусников, паровых судов, включая и модель яхты Диринга, которая была в свое время представлена суду как вещественное доказательство, что человек мог покинуть каюту лишь через иллюминатор, если дверь была закрыта.

Герта напрасно пыталась скрыть свой страх.

– Ух ты! От такого и поджилки затрясутся. Жить в таком доме все равно, что жить в этих… как их… музеях. Как называются эти каменные дворцы, в которых хоронят королей и прочих богатых людей?

– Мавзолеи.

– Правильно. И не удивительно, что Бонни иногда отсюда сбегала и веселилась на стороне. Любая девушка сойдет с ума, если ее заставят жить в таком дворце.

Харт повернулся, поскольку в комнату вошел Диринг.

– Добрый день, мистер Харт, – улыбнулся финансист. – Чем могу быть вам полезен?

– Это мы выясним. Полагаю, вы уже читали отчет в газете, касающийся меня?

– Да, читал, – он показал на диван. – Может быть, вы с дамой присядете?

Диринга, казалось, развеселил их визит. Усаживаясь на диван, Харт смотрел на его лицо. Вблизи оно не казалось таким безучастным, как издали. Даже если он действительно напоминал собой усталого кота, как сказала ночью Пэгги, то этот кот еще не потерял интерес к сметане.

Он заинтересовался ножками Герты и довольно часто бросал на них взгляд.

Харт кашлянул.

– Я полагаю, вы и ваш шофер видели вчера, как миссис Коттон садилась в мою машину?

– Да. И хотя я видел ее каждый день на заседаниях, все равно был удивлен, узнав ее имя.

– Я тоже был удивлен, – сухо произнес Харт. – Я хотел бы вас спросить вот о чем. Вы случайно не заметили человека, который наблюдал бы за нами, когда она садилась в мою машину?

– Нет, я никого не видел.

– А ваш шофер?

Диринг нажал на кнопку.

– Если желаете, можете сами его спросить. А пока мы ждем Майера, позвольте мне в свою очередь задать вам вопрос. Правда ли то, что пишут в газетах насчет того, что миссис Коттон незадолго до своей смерти заявила, что видела мою жену в Энзенаде?

– Да. С волосами, выкрашенными в черный цвет, и в роли богатой вдовы откуда-то из Южной Америки.

Диринг на мгновение задумался.

– Какой абсурд! Бонни мертва. Ее прикончил Коттон. Вы сами были одним из присяжных на суде.

– Это я знаю. Но и вы должны понять, я не убивал Пэгги. Я исхожу из той версии, что ее убил некто только за то, что она видела Бонни.

– Другими словами, чтобы заткнуть ей рот.

– Вот именно.

Диринг словно залез в скорлупу и его любезность значительно поуменьшилась. Он повторил:

– Настоящий абсурд! Бонни мертва. И я должен сказать, мистер Харт, ваш приход ко мне свидетельствует о плохом вкусе. В итоге все сводиться к тому, что вы, чтобы спасти свою шею от петли, выдумали какого-то мистического убийцу с определенным мотивом и утверждаете, что засудили невиновного, что моя жена каким-то образом и по каким-то причинам затащила на борт яхты Коттона, а потом исчезла из каюты вопреки всем физическим законам, заставив его самого расхлебывать кашу, точнее, посадив его на скамью подсудимых.

– Да, все приблизительно так, как вы говорите.

Диринг с серьезным видом посмотрел на свои ухоженные руки и заявил:

– Я этому не верю.

Харт поднялся.

– Вы не одиноки в своем мнении. Но не могу ли я задать вам довольно интимный вопрос? Какие отношения у вас были с Бонни?

Диринг холодно ответил:

– Мне кажется, что все это выяснилось в ходе процесса. Я был глупцом, что женился на ней, на этой продажной… За очень редким исключением, каждый пожилой мужчина настоящий осел, который жадно глядит на молодок и жаждет на них жениться. Знаете, для любого человека не такое уж большое удовольствие сидеть в зале суда и выслушивать о любовных похождениях жены. – Вполне вас понимаю. Извините меня за назойливость, но, может быть, вы ответите мне еще на два вопроса, прежде чем я уйду?

– Смотря какие вопросы, – холодно проворчал Диринг. – Где находится ваша яхта в настоящее время?

– В Нью-Порте, в гавани для яхт.

– Вы доверяете команде?

– Полностью.

– И последний вопрос. Вы не могли бы подсказать, кого или чего боялась Бонни во время ее последнего, если так можно сказать, турне с Коттоном?

Диринг принял удивленный вид.

– Что-то не помню, чтобы этот вопрос поднимался на процессе.

– Он и не поднимался. Нам сообщил об этом Коттон сегодня утром.

– Понимаю… А мой ответ на ваш вопрос будет звучать отрицательно нет. И я не могу себе представить, чтобы моя жена чего-то боялась, разве что испортить фигуру. Ну, а теперь, если у вас все, Майер вас проводит. – Когда шофер-дворецкий вошел в помещение, Диринг добавил: – Майер, мистер Харт хотел бы задать вам вопрос. Вы ведь видели мистера Харта и молодую даму, которая была убита этой ночью, у здания суда вечером?

– Да, сэр. Его машина перекрыла выезд и я был вынужден подать сигнал.

– Это я знаю, – проговорил Харт. – Я хотел бы спросить вас вот о чем. Не заметили ли вы случайно человека, который наблюдал за нами?

Шофер покачал головой.

– Боюсь, что ничем не смогу вам помочь. У мистера Диринга был трудный день и я не обращал внимания на посторонние вещи. У меня на уме было лишь одно – поскорее довезти его домой.

После приятной прохлады дома солнечная жара на улице показалась благодатью. На какое-то время Харт даже остановился, чтобы ощутить тепло на плечах и спине. Потом он сел в машину.

– Что вы об этом думаете? – обратился он к девушке.

Герта с юношеской непосредственностью призналась:

– Мне они оба не понравились, в особенности Диринг. Они могли бы пробраться в квартиру миссис Коттон вчера вечером?

– Могли бы…

– И слышать, как она сказала, что видела миссис Диринг в Энзенаде?

На миг Харт задумался.

– Нет, мы беседовали в гостиной. Но человек, который стоял бы за входной дверью, мог бы подслушать мой телефонный разговор с Беном Саттоном. И хотя я непосредственно не говорил ему о том, что сообщила мне Пэгги, я все-таки спросил его, брал ли он ее с собой в Энзенаду и не говорила ли ему Пэгги, что встретила там кого-то знакомого.

– Ну, вот и все! – Герта даже прищелкнула пальцами.

– Что «все»?

– Девушку убил лично Диринг или его шофер.

– С какой целью?

– Чтобы помешать ей сообщить полиции о том, что миссис Диринг жива.

– Но это же бессмыслица! – запротестовал Харт.

Герта пожала плечами.

– Вам все кажется довольно бессмысленным, включая и тот факт, что вы так по-идиотски вели себя. Возможно, Бонни и не убита, а мистер Диринг по каким-то соображениям желает, чтобы ее считали трупом. Она была застрахована?

– Да, и на довольно крупную сумму.

– На сколько?

– На судебном процессе выяснилось, что вскоре после своего замужества она застраховала свою жизнь на четверть миллиона долларов.

Герта тихо свистнула.

– Вот это сумма!

– Для людей с состоянием Диринга это не такая уж большая сумма. Он и сам застрахован почти на миллион.

– Но из этого никто ничего не получит, – заявила Герта. – Где он находился в ту ночь, когда Коттон якобы убил Бонни?

– Его не было в городе. Более того, он уехал по делам за границу.

– Куда?

– В Мехико-Сити.

– Он смог это доказать?

– Обвинение руководствовалось таким ответом, а защита вопросов не задавала.

– И что вы теперь намерены предпринять?

Харт сел за руль. Несмотря на усталость, нервы его были так напряжены, что он не мог найти покоя. Кроме того, у него было странное чувство, что он не имеет права терять время на отдых.

«Ну, хорошо, – подумал Харт. – Вернемся к делу. Кто убил Пэгги? Его шофер? Какой-нибудь преступник? И по какой причине? Если Пэгги была убита только потому, что видела Бонни живой, то почему тогда не прихлопнули заодно и его? Еще одного удара по затылку вполне бы хватило».

Как уже констатировала Герта, все это не имело смысла. Конечно, он не был детективом. Он был дипломированным фармацевтом, изготовителем пилюль и других лекарств, а заодно и продавцом губной помады, одеколона, духов и сигарет. Поразмыслив, он решил, что лучше всего будет держаться в тени и ждать, пока детективное агентство, к которому обратился Келли, не добудет для него доказательств, которые сняли бы с него подозрения. Для Джима Мастерсона и его сотрудников это было такое же поручение, как и любое другое, которыми они зарабатывали свой хлеб насущный, а для него это был вопрос жизни и смерти. Если он будет обвинен и поставлен перед судом и если он не сможет доказать, что не убивал Пэгги, то он составит компанию Коттону, пока не настанет время идти в свой последний путь в газовую камеру.

– Что вы теперь будете делать? – озабоченно повторила Герта свой вопрос.

Харт уже принял решение.

– Думаю, что в первую очередь позвоню Келли. Попрошу его узнать о финансовых делах Диринга, а также о том, пытался ли он получить за Бонни страховку. А так же то, как, я знаю, Келли постарается нас удержать. Я позвоню ему тогда, когда мы проедем дальше несколько миль по побережью.

– Мы?

– Да, если вы пожелаете составить мне компанию.

– И куда мы поедем?

– В Нью-Порт. Мне хотелось бы взглянуть на эту яхту. И мне хотелось бы даже взглянуть на ту каюту, чтобы убедиться, что из нее действительно нет выхода, как только через дверь или через иллюминатор.

– А если вы найдете третий путь?

– Тогда мы отправимся в Энзенаду и немного там осмотримся. Может быть, мы найдем там эту таинственную сеньору Альверадо Монтес, о которой Пэгги сказала, что это сама Бонни, только выкрасившаяся в черный цвет.

Герта пригладила свое летнее легкое платье.

– Я с удовольствием составлю вам компанию, потому что давно мечтала побывать в Энзенаде, – она легонько толкнула его и добавила: – Когда будете проезжать мимо, обратите внимание на входную дверь. Судя по всему, мистер Диринг и его шофер очень нами интересуются. – Она захлопнула дверцу машины. – И смотрят они не на мои ножки.

Делая объезд по подъездной дороге, Харт кинул взгляд на дверь. Мистер Диринг и Майер вышли из дома и наблюдали за ними. Шофер стоял немного впереди и держал правую руку в кармане куртки. Он несколько раз взглянул на своего хозяина, точно ожидая от него распоряжения.

– У меня сложилось впечатление, что вы им ничуть не понравились, заметила Герта.

Капелька пота сорвалась с подбородка Харта и упала на грудь.

– Да, – вздохнул он. – У меня сложилось такое же впечатление.


2 СЕНТЯБРЯ 1958 ГОДА, 12 ЧАСОВ 05 МИНУТ | Избранные детективные романы. Компиляция. Книги 1-24, Романы 1-27 | 3 СЕНТЯБРЯ 1958 ГОДА, 1 ЧАС 28 МИНУТ