home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 17

Раскрытие преступлений

Послышался шум колес по гравийной дорожке. Хлопнула дверь. Когда раздался звонок, Талбот встал.

– Сиди! – зашикала на него Джейн. – Оставайся тут и не пытайся вступать с Харманом в спор. Не позволяй ему заболтать себя. Стреляй в него сразу, как только он войдет.

– А если он ответит тем же?

– Что ж, – Джейн получше расправила складки одежды, – надо идти на риск. – Она поглядела на Тэда и твердо добавила: – Но он не увидит тебя, входя в эту комнату, потому что станет смотреть только на меня, ведь он так жаждет меня.

– Как скажешь.

Тэд сел на место. Звонок заверещал снова.

– Входи, Карл! – закричала Джейн. – Я тут, в спальне!

Дверь коттеджа отворилась и под ногами приехавшего заскрипел старый паркет. Миновав холл, Карл вошел в комнату и посмотрел на Джейн.

– Ну! – завизжала Джейн. – Тэд, ради Бога, стреляй же!

– Нет, – сухо проронил он, в то время, как Карл быстро повернулся к нему. – Если я убью Карла или он убьет меня, это не разрешит наших проблем.

Харман опустил револьвер, который выхватил из кармана, пока поворачивался. Его голос оказался таким же утомленным, как и глаза.

– Я предполагал увидеть тебя здесь, Тэд.

Талбот положил револьвер на колени.

– Недурное представление, не так ли?

– Да. Я полагаю, что подобная сцена не предусматривалась в наших планах.

Харман отступил подальше, чтобы ему легко было наблюдать одновременно за обоими супругами. Лицо Джейн исказилось от гнева. Она села на кровати и опустила на пол босые ноги.

– Я тебя предупреждала, чтобы ты не вступал с ним в разговор. Ты должен был прикончить Карла, прежде чем он убьет тебя!

– У нас еще есть время для этого, – спокойно промолвил Тэд. – Мы оба прекрасные стрелки, и не сможем промахнуться на таком расстоянии.

– Нет, конечно, – подтвердил Харман удивительно спокойным тоном. – Что она тебе сказала, Тэд?

– Только то, что ты изнасиловал ее, вот и все.

– О! – непроизвольно вырвалось у Хармана. – И когда же имело место это происшествие?

– Приблизительно час назад.

– В этой комнате?

– Да.

– Понимаю.

– Ты признаешься, что приходил сюда?

– Да.

Джейн провела рукой по лбу.

– Карл меня зверски изнасиловал! Здесь, на этой кровати! Я боролась с ним и он меня ударил! Он сказал, что если я буду сопротивляться, то он убьет меня! Но, тем не менее, я боролась с ним!

– Ты всегда был влюблен в нее, не правда ли! – спросил Талбот у Хармана.

– Все верно. Влюблен до сумасшествия. Всегда.

– И немного завидовал мне?

– Да. Немного. По многим причинам.

Не переставая держать Талбота под прицелом, он достал из кармана сигарету и закурил.

– Для этого существовало немало причин, – продолжая Харман попыхивая сигаретой. – Когда мы учились в школе, ты всегда был первым, а я довольствовался вторым местом. Ты был капитаном футбольной команды, а я нет. И в армии я дослужился только до лейтенанта. О, не слишком далеко от тебя, но мне не удавалось тебя опередить. Потом еще существовала Джейн. Мы оба ухаживали за ней, но ты и на этот раз выиграл. Это в порядке вещей, что ты стал Генеральным прокурором, а я твоим помощником. Я – блестящий второй номер.

– И ты не мог этого вынести, – вмешалась Джейн. – Под твоим спокойным взглядом скрывалась злоба и ненависть. Ты с ума сходил от ярости. Вот почему ты и кончил тем, что потерял голову, вот почему ты пришел сюда и напал на меня. Это ты благодаря различным махинациям заставил Тэда отказаться от места Генерального прокурора.

– Это и твое мнение? – осведомился Харман у Талбота.

– Во всяком случае, мне лично это не кажется вполне логичным, – спокойно ответил Талбот. – Да, у тебя существовали причины для ненависти и были возможности, чтобы мне отомстить. Ты отлично знал, что случится, если я отправлю на электрический стул невиновного.

– Любой государственный чиновник, совершивший такую ошибку, рассуждал бы так же.

– Но это не доказывает, что ты мечтал лишить меня места. Ничто не доказывает, что ты бросил в мои объятия Вики Пол, а еще ранее кинул ее в объятия Марлоу, чтобы получить его признание. Ты мог устроить ложное признание, а потом прикончить Марлоу.

– А Бет Конли? – поинтересовался Харман. На этот вопрос ответила Джейн:

– Она была в курсе дела. Ты, вероятно, спал с ней после ареста ее мужа. Без сомнения, это она дала тебе пять тысяч долларов, которые ты подложил в чемодан Марлоу. А потом, когда Тэда вынудили отказаться от своего места, она попыталась шантажировать тебя, но ты убил ее и подстроил дело так, чтобы в ее гибели обвинили Тэда.

Харман крутил сигарету между пальцами.

– Это и твое мнение? – вновь обратился он к Талботу.

Вместо ответа Талбот указал на стоящие на комоде статуэтки: пастуха и пастушки.

– Как ты думаешь, Карл, ты сможешь попасть в пастуха?

Харман поднял свое оружие и в помещении раздался грохот от выстрела. Статуэтка саксонского фарфора разлетелась на мелкие кусочки. Пуля врезалась в стену.

– Хорошо. Отличный выстрел! А из ружья ты смог бы произвести подобный выстрел?

– Я отлично стреляю из ружья.

– На какую дистанцию?

– На обычную – двести, триста метров.

– Значит, ты попал бы в человека из ружья на расстоянии пятидесяти метров?

– Мне надо быть мертвецки пьяным, чтобы не попасть. Джейн резко выпрямилась на кровати, но Тэд не обращал на нее никакого внимания. Харман продолжат:

– Но и в тире, как и в остальном, ты всегда опережал меня. Я хороший стрелок, но ты – превосходный! – он указал на оставшуюся статуэтку. – Мне был предоставлен пастух, а тебе – красивая пастушка.

Талбот покачал головой.

– Не могу.

– Почему?

Тэд прицелился и три раза нажал курок. Комната наполнилась дымом, но маленькая пастушка осталась цела.

– Вот почему, – спокойно проговорил Тэд. – Потому что револьвер заряжен холостыми патронами. Этот револьвер дала мне моя очаровательная женушка, чтобы я посчитался с Люком Эдемом. Она надеялась, что Люк будет защищаться и убьет меня. Этим же револьвером я должен был убить тебя. Но это ты убил бы меня, так как мой револьвер сейчас импотент.

После наступившего тяжелого молчания, Джейн в исступлении закричала:

– Ты совершенно потерял голову! Ты сумасшедший, Тэд! Не гляди на меня так! Я не желаю, чтобы ты оскорблял меня грязными подозрениями!

Талбот медленно повернулся к Джейн. У него создалось то же ощущение, что и в ванной комнате. Ему показалось, что он видит ее в первый раз, впервые видит ее жадность и хитрость под маской светской женщины.

– Естественно, она предпочла бы зарядить револьвер настоящими патронами. Таким образом мы пристрелили бы друг друга и ей не пришлось бы завершать это дело. К сожалению, я сохранил револьвер. Тогда она решила, что один труп безусловно лучше, чем ни одного. Что же ты хочешь, чтобы я думал, Джейн? Ты высказала то, в чем уверена в глубине своей души, когда только что потягиваясь в ванной, подобно проститутке, ты заявила: "Какими глупыми могут быть мужчины". Это ты все подстроила, это ты единственная виновница всего.

– Что ты говоришь?

– Я решительно утверждаю, что ты давно ненавидела меня. Даже когда ты лежала в моих объятиях, ты ненавидела. Ты ненавидела меня с первых же дней нашего супружества, потому что считала наш брак мезальянсом, потому, что я твердо придерживался своего мнения будучи Генеральным прокурором. Ты надеялась, что я останусь бедным малым, потерявшим голову от любви и выполнявшим все твои пожелания и капризы.

– Тэд, ведь ты не можешь утверждать это так серьезно?

– Нет, это очень серьезно. Ты отлично знала, что Джим Конли виноват, когда взялась за его защиту. Деньги – единственное, что для тебя важно, ради них ты готова идти на все. Чем же тебе заплатил Конли, чтобы спасти жизнь? С помощью жены прокурора! Он отдал тебе добычу, которая пришлась на его долю после ограбления банка.

Джейн приняла оскорбленный вид.

– Ты просто не понимаешь, что говоришь. Ты ведь так измучился!

– Не рассчитывай меня разжалобить! И не корчи из себя светскую даму. У меня больше доверия к простой шлюхе, чем к тебе. Ты никогда не была в Рено. На этом я твердо настаиваю. Ты никогда не требовала развода. Ты никогда не ездила дальше Тампы. Ты выкрасила свои волосы и спала с Марлоу целых пятнадцать дней! А потом ты убила его, чтобы отложить казнь и обелить этим Конли. Таким образом ты рассчитывала заработать свои деньги и доказать всему свету, какой ты талантливый адвокат. Деньги, социальное положение, удовлетворенное тщеславие; остальное тебе безразлично. Прежде всего тебе необходимо было спасти Конли... И ты добилась бы своего, если бы не нелепый случай. Горничная этого этажа заболела, и ее подменила другая, но несколькими часами позже.

Джейн взяла сигарету и стала ее разминать между пальцами.

– А Бет Конли?

– Бедняжка попыталась тебя шантажировать. Она знала все и угрожала донести на тебя. Ты же обещала ей спасти мужа, поэтому тебе и отдали половину всего награбленного в банке. Ты не выполнила обещанного, и Бет захотела вернуть деньги. Тогда ты очень просто решила эту задачу: ты прикончила ее. И так как все же опасалась меня, видя, что я не поддался на твои уговоры, ты позвонила мне и измененным голосом посоветовала отправиться к Бет. Там ты меня оглушила, потом ранила и оставила в горящем доме рядом с трупом... Тебе было мало моей смерти, ты еще пожелала замарать мою репутацию.

– Ты сам не веришь тому, что говоришь, Тэд! Это невозможно, ведь я люблю тебя!

Талбот смотрел, как умирала его последняя надежда. Он вспомнил слова Вики: "С того момента, когда женщина старается внушить мужчине, что он особенный..."

– Ты даже не знаешь, что такое любить и что такое любовь! Но ты права, утверждая, что я глуп. Я должен был это понять, когда ты притворилась безумно любящей меня только для того, чтобы помешать мне обнаружить истину, которая летала перед моим носом. Карл действительно мог догадаться, что я находился на стоянке Фрезера, но ты, ты это точно знала! Ведь если бы Карл выстрелил пять раз, я бы уже не сидел здесь. Я был бы мертв!

Джейн встала. Не застегивая своего одеяния, наполовину обнаженная, она подошла к Карлу. Она положила руки ему на плечи и заговорила голосом маленькой обиженной девочки:

– Ты ведь не веришь его бредням, не так ли, Карл?

– Не старайся отвлечь государственного чиновника от исполнения им служебных обязанностей, Джейн. А потом, я ведь уже спал с тобой. Я ведь тебя изнасиловал, не так ли? Это ты утверждала чуть раньше. Но это не имеет значения: ведь это ты теперь позвала меня, это ты бросилась мне на шею, потому что почувствовала, что дела твои плохи, и потому что неплохо иметь надежного друга, занимающего такую должность. Ты делала все, что хотела, Джейн. Ты долго испытывала мое терпение и водила нас обоих за нос. И как правильно подметил Тэд, ты почти добилась своего.

Талбот прошел через комнату и уселся на подоконник.

– С какого времени ты в курсе дела, Карл?

– С сегодняшнего утра. С того момента, когда я позвонил в Рено. А потом инспекторы Тампы обнаружили одного парикмахера, который в день гибели Марлоу одной клиентке перекрашивал волосы из светлых в темные. В сущности, мне стоило огромных усилий не задерживать тебя, Тэд. Мы опасались, что, если задержим тебя, Джейн испугается и убежит до того, как мы соберем достаточно фактов, свидетельствующих против нее.

Джейн презрительно взглянула на мужчин.

– Все это ваши догадки. Вы ничего не сможете доказать.

– Пока еще нет, – признался Харман. – Вот поэтому я и не задержал тебя, Джейн, когда приходил к тебе совсем недавно и ты сыграла со мной маленькую комедию. Теперь я понимаю твою ярость, ведь ты осеклась на Тэде. Ты была уверена, что Тэд уже мертв, что следствие прекратится и дело закроют на веки вечные.

– Но почему? – поинтересовался Талбот. – Я хочу узнать, чем все это вызвано. Почему Джейн так гналась за деньгами?

– Я не знаю этого точно, но подозреваю, что она выманивала деньги у своих клиентов. Но мы лишь сегодня утром получили два письмо от людей, которые до сего момента колебались, подавать жалобу на жену прокурора или нет. Джейн, бесспорно, боялась, что если ее махинации вылезут на свет, то ее вычеркнут из сословия адвокатов. Итак, когда Джим Конли попросил стать его защитником, она воспользовалась случаем и взяла деньги, которые ей тот предложил. Джейн решила, что сможет воздействовать на тебя, или, во всяком случае, взять над тобой верх. Но ты не позволил ей диктовать свою волю, ты оказался сильнее ее. Ты осудил Конли и сорвал ее планы.

Джейн облизала губы.

– А теперь? Что будет теперь?

– Я вынужден арестовать тебя, Джейн, – проронил Харман.

– В этой одежде? – усмехнулась она.

– Переоденься.

– Как скажешь.

Без всякого стеснения она дала своему халату упасть на пол и направилась к комоду, из которого достала бюстгальтер и юбку. Затем она села в низкое кресло и стала натягивать чулки, медленно и старательно разглаживая их, сгибая и разгибая ноги, чтобы продемонстрировать обоим мужчинам то, что они потеряли.

Талбот был смущен: из-за себя, из-за Джейн и из-за Хармана. Джейн смеялась им в лицо.

– Можно подумать, что ты никогда не видел женщин! Но, как заявил один из вас, мое тело не стоит внимания. Это всего лишь утиль. Но вы бы очень удивились, если бы узнали, до какой степени этот утиль бывает полезен адвокату. Я очень долго ждала, чтобы вы, наконец, поняли, почему такое количество судей всегда оказывалось на моей стороне. Они всегда были у меня в кармане, потому что знали, что у меня под юбкой.

Харман уставился в пол, Талбот смотрел на Джейн и сравнивал ее с Вики. Это не Вики была бедной, а Джейн. Происхождение и образование еще не все. Не это придает человеку классность. Это зависит от его сердца, от всей его жизни.

Джейн надела туфли на толстой подошве и платье, потом взяла сумочку и старательно подкрасила губы перед зеркалом...

– Ладно, я проиграла. А между прочим, мне немного оставалось до выигрыша и, кто знает... Может, я еще как-нибудь вывернусь.

– Что ты говоришь? – удивился Талбот.

Она сунула руку в глубину сумочки, чтобы положить в нее пудреницу, но когда Джейн повернулась, то у нее в руке оказался револьвер, который она наставила на них.

– Вот что, – холодно проронила она. – Я предлагала тебе бежать, Тэд. Я предлагала то же самое и Харману, ко так как вы оба оттолкнули меня, то я не особенно огорчусь, когда в одиночестве усядусь в самолет. И без вас полно кобелей!

– Ведь я тоже вооружен, – заметил Харман.

– О, ты слишком галантен, чтобы стрелять в красивую женщину. Я же не столь щепетильна. Брось пистолет на кровать, Карл!

Харман выполнил ее приказание. Джейн попятилась к вешалке и достала оттуда кожаный портфель.

– Я ухожу и, если вы попытаетесь помешать мне, я убью вас! Думаю, впрочем, что мне придется сделать это при любых обстоятельствах. Это даст мне несколько часов, прежде чем полиция начнет рассуждать. Но вернее всего, они подумают, что вы прикончили друг друга на дуэли из-за меня и моих прелестей.

Харман затаил дыхание.

– Так же, как ты убила Марлоу и Бет Конли?

– Совершенно верно. Мне необходимо было их обезвредить, у меня не оставалось иного выхода. А теперь я вынуждена проводить вас обоих к ним на свидание.

– Нет, Джейн, – спокойно произнес Харман. – Это конец. Ты пропала!

– Почему пропала?

Дверь внезапно распахнулась и Грэхем схватил Джейн за плечо, вывернув ей запястье.

– Достаточно, мэм! Если вы еще на что-то надеетесь, то предупреждаю вас, что мои люди находятся в холле и ваш дом окружен со всех сторон.

Он взял из ее рук портфель и вошел в комнату. На пороге тут же возник Келлер.

– Я очень сожалею, Тэд, – извиняюще произнес он, – что так обращался с тобой. Я настолько туп, что подумал, что это ты убил Бет Конли. А потом, когда мы наконец поняли, где правда, нам показалось, что лучше продолжить игру до тех пор, пока мы не сможем захватить миссис Талбот вместе с крадеными деньгами.

– Полагаю, они тут, в портфеле, – вымолвил Грэхем. Он положил портфель на кровать и открыл его. – Да. Во всяком случае, тут изрядная сумма. Наверняка большая часть из исчезнувшей части денег.

Джейн посмотрела на деньги и повернулась к Харману с искаженным от ярости лицом.

– Проклятое отродье! Гнусная падаль! Недоношенный шакал!

Затем она закрыла лицо руками и с рыданиями завалилась в маленькое кресло, где еще недавно демонстрировала свои прелести.


Глава 16 Тэд, меня изнасиловал твой друг – Карл Харман | Избранные детективные романы. Компиляция. Книги 1-24, Романы 1-27 | Глава 18 Счастливая концовка