home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 10

Визит к гангстеру Люку Эдему

Ночь была влажной и душной. Горячий ветер нанес тучи мошек, и Талбот подумал, как там справляется Вики. Талбот не знал, что ему с ней делать и как поступить. Существовало еще многое, чего он не знал.

Жилище Эдема на берегу залива было роскошным и ультрамодным. Талбот, повинуясь внутреннему голосу, остановил машину за пятьсот метров от дома под тенью деревьев и прошел полем до берега, чтобы незаметно подойти к дому.

Перед старательно ухоженной лужайкой находилась насыпь, вдающаяся в море. Маленькая яхта, длиной в пятнадцать метров, пришвартовалась к берегу и лениво покачивалась на слабых волнах. Талбот смотрел на нее, прикуривая сигарету. Судно с его тремя моторами оказалось ультрасовременным. Талботу пришлось бы копить пят лет из своего жалованья прокурора, чтобы позволить себе такую игрушку.

Затем он пересек лужайку. Длинная, в гавайском стиле, веранда нависла над водой. Он бросил взгляд через щель в шторах венецианских окон.

С обнаженным до пояса торсом, одетый лишь в элегантные шелковые брюки, Люк возлежал в шезлонге, обтянутом красной кожей. Возле него стояло ведерко с шампанским.

– Поставь-ка пластинку Кармен Кавалларо, – приказал Люк маленькой брюнетке, задрапированной лишь в прозрачную комбинацию до колен. – И особенно ту песню, которая называется: "Я хочу тебя, дорогая", и еще ту, со словами: "Будь доброй и милой". Я обожаю эти вещи, и вообще старые пластинки. Они создают мне хорошее настроение.

Брюнетка фыркнула и поставила пластинку.

– Твоя манера разговаривать...

Талбот открыл дверь и вошел.

– Салют, Люк!

Если Эдем и испугался, то не подал вида. Он даже не встал со своего места.

– Ну и ну! Экс-министр юстиции! Тебя еще не поймали?

– Люк, а не сказал бы ты молодой особе, чтобы она немного прогулялась?

– Зачем?

– Мне нужно с тобой поговорить.

– Чепуха! Мне не о чем с тобой разговаривать, а ты не можешь сообщить мне ничего интересного.

Неожиданно девушка закричала:

– Это Талбот, который убил миссис Конли!

Люк бросил на нее быстрый взгляд.

– Сядь! – приказал он.

Она села. Эдем опустил руку в ведерко с шампанским и вытащил оттуда еще и бутылочку кока-колы. Открыв ее, он повернулся к Талботу.

– О'кей, начинай. Зачем ты шаришь здесь и почему у тебя такой смешной наряд?

Не дожидаясь приглашения, Тэд сел на низкий стул.

– Не корчи из себя младенца, Люк. Ты великолепно понимаешь, почему я пришел сюда.

– Почему? Ты хочешь подкупить меня, чтобы я вытащил тебя из беды, потому что боишься Келлера, который поджарит тебя, как ты поджарил беднягу Конли, – с непроницаемым видом Люк Эдем вытащил из кармана монетку и бросил ее на стол. – О'кей. Я жертвую тебе четвертак: бери и убирайся! Этого достаточно, чтобы перебраться через плотину, а когда ты окажешься на другой стороне, тебе останется идти все прямо и прямо и так далеко, как тебе этого захочется.

Девушка снова фыркнула.

– Он замочит ноги.

Люк раздвинул свои толстые губы в подобии улыбки.

– Да, как раз это я и хотел объяснить. Ты не такой уж важный овощ, каким вообразил себя, не так ли, Тэд? Ты всегда был таким, даже ребенком. Ты всегда хотел залететь выше своей грязной задницы.

Талбот положил руку на револьвер на своем поясе.

– И что же? – съехидничал Эдем. – Ты принес с собой артиллерию? – Недостаточно уметь щупать оружие, надо уметь им пользоваться.

– Почему ты сделал это, Люк?

– Что такое я сделал?

– Ты навязал мне на шею Конли-Марлоу и прикончил Бет.

– Теперь я понял – ты сумасшедший!

– Нет. Но представь себе, что мне не хочется умирать на электрическом стуле за то, чего я не делал.

– Честное слово, ты, кажется, не шутишь!

– Не шучу.

– Может, позвать копов, Люк? – вмешалась в разговор девушка.

– Еще чего! Пусть они сдохнут. Я не скажу ни одному копу даже который час. Повтори, Тэд. Только честно. Ты действительно думаешь, что я проделал все это, чтобы втянуть тебя в скверную историю? И я убил Бет Конли, чтобы избавиться от тебя?

– Да.

– Ну и ну! А для чего мне надо было это делать?

– За то что ты сидел в Райфорде.

– Так, так... сидеть в тюрьме – это риск, присущий моей профессии. Вообще, это пошло мне на пользу, мне необходим был отдых. Я даже поправился на десять килограммов. Нет, я не подкладывал тебе такой свиньи, Тэд. И я не замачивал Бет Конли.

В комнате стало жарко. Талбот задыхался.

– Ты лжешь...

– Ты когда-нибудь ловил меня на лжи? Я имею в виду в обыденной жизни, а не в делах, в моих денежных делах?

– Нет, – вынужден был признаться Тэд. – Я не помню, чтобы ты когда-нибудь лгал, во всяком случае, в частной жизни.

– Даже совсем маленьким я не лгал, потому что слишком ценил уважение других, и твое в том числе. Теперь подними свой зад с моего стула и отправляйся на прогулку.

– Нет, пока ты не проинформируешь меня. Если все это подстроил и не ты, то ты должен знать, кто это сделал.

– Я даже не знал, что все это подстроено. Я надеюсь, что при Карле моя жизнь станет полегче, чем при тебе. Ты не можешь знать, Тэд, что я думаю о тебе в данную минуту. Ты никогда не считал себя навозом, а когда ты вернулся домой после войны и женился на дочке Понтеров, вот тогда-то и составился сегодняшний букет! Вместо того чтобы оставить людей в покое и дать им возможность жить так, как они хотят, ты вздумал играть роль провидения. Ты и в самом деле поверил, что стал большим человеком в Штатах, ты уже видел себя губернатором или даже президентом, кто знает. В то время как ты был просто маленьким чиновником из провинции.

Для Люка это оказалась слишком длинная речь. Он открыл еще две бутылки кока-колы и протянул одну девице, а вторую вылил на свой голый торс.

– В сущности, я очень доволен, что ты пришел, Тэд. Это позволяет мне сказать тебе кое-что из того, что накипело в моем сердце. Естественно, я был страшно недоволен, когда ты отправил меня в дыру. Парень, даже если он прокурор, не должен отправлять своего друга в тюрьму. Ты большой, упрямый и жестокий. В морской пехоте тебя, кажется, отличили за храбрость. Когда ты вернулся в Сун-сити, ты решил подняться как можно выше, чтобы стать равным с Понтерами. Есть, есть люди, желающие тебе зла во разным причинам. Что касается этой женщины, то я не в курсе дела. Может, ты сам ее замочил, а может, и нет... Но мне известно, что тебя заставили отказаться от своего места.

Талбот неожиданно вскочил.

– Что ты говоришь?

– Что слышал.

– Кто меня заставил?

– Я ничего не знаю. Но судя по тому шуму, который носится вокруг признания Марлоу, ясно, что это липа. Парень не мог очистить банк Мидлтоуна и пришить Эла Бакера.

– Почему?

– Потому что он только что обчистил две кондитерские, а ты знаешь, каковы эти маленькие жулики. Можно сказать, что бабки жгут им руки. В день нападения на банк Эд Марлоу валялся мертвецки пьяным в отеле "Ибор-Сити".

Тэд положил руку на рукоятку своего револьвера. Эдем сказал слишком много или, наоборот, слишком мало.

– Если ты ненавидишь меня до такой степени, то почему ты мне все это сообщаешь?

– Потому что ты все равно не сможешь воспользоваться этим. Тебе ни за что не попасть на Национальную дорогу. Все копы Сун-сити получили распоряжение схватить тебя. И даже если тебе удастся добраться до Тампы, что ты можешь доказать? Ведь Эд Марлоу мертв, не так ли?

– Продолжай, Люк, продолжай. Ты меня заинтриговал.

Талбот приблизился к шезлонгу Люка. Он начал вытаскивать свое оружие, когда Люк подскочил как пружина и выпрямился. Мгновенным ударом правой в подбородок он отправил Талбота в угол комнаты. Револьвер выпал из руки Тэда и упал на мощенный плитками пол.

– Ты решителен, Тэд, но недостаточно профессионален. Это моя профессия – быть решительным и твердым, – Люк подобрал револьвер и подошел к Талботу. – Жалко, что на мне нет башмаков, чтобы помять тебе бока.

Проигрыватель наигрывал мелодию "Я люблю вас, Мока". Талбот потряс головой, чтобы немного прийти в себя, и поднялся на одно колено. Когда он наконец встал на ноги, то ударил кулаком в живот Люка, но тот, ожидая удара, напряг мышцы, и у Тэда создалось впечатление, что он ударил в стену. Эдем небрежно оттолкнул его от себя подальше и произнес презрительным голосом:

– Не порти мебель, – ухмыльнулся он, – и убирайся! Убирайся, пока я не рассердился. Ты слишком изнежился, Тэд, и превратился в слабоумного полудурка. Нельзя сказать, что ты параноик, но ты не сможешь управлять даже девчонкой.

Эдем продолжал награждать его ударами, подталкивая к выходу. Он протянул Талботу его револьвер.

– У тебя не хватит духу воспользоваться им. Мы оба, после того как повзрослели, проделали одинаковый жизненный путь, но по разные стороны закона. А теперь можешь убираться и сдаться полиции, как добрый гражданин, какой ты и есть на самом деле. А когда тебя посадят на электрический стул за убийство девочки Конли, не забудь мне оставить место в первом ряду партера. – Застекленная дверь громко хлопнула.

Кровь бросилась Талботу в голову: Люк выставил его на посмешище. Никогда еще он не чувствовал себя таким беспомощным. Талбот взглянул на револьвер в руке... но если он убьет Люка, то взвалит на свою шею еще одно убийство. Эдем это отлично понимал.

Тэд обогнул дом и направился по аллее к машине. Луна не светила и звезд почти не было видно за облаками. На руки Тэда и лицо накинулись тучи мошек. Он отогнал их, все еще продолжая размышлять. В сущности, это посещение не принесло особой пользы. Эдем, вероятно, солгал, но сведения о Марлоу были интересны. Логично предположить, что человек, состряпавший дело Конли-Марлоу, повинен и в смерти Бет.

Его спас запах табака, смешавшийся с запахом жасмина. Талбот живо отступил в сторону и внимательно вгляделся в бесформенную массу в нескольких метрах от дороги. Внезапно там зажегся огонек сигареты и голос инспектора Грэхема произнес:

– Мне кажется, что мы зря теряем время. Талбот сюда не придет. Если у него есть хоть несколько монет, а они у него есть, то сейчас он уже далеко от этих мест.

– Наши дела не блестящи, Тони, – обратился к нему компаньон. – Ты видел цыпочку Эдема?

– Я охотно сказал бы ей пару слов. В конце концов, что такое есть у этого проклятого Эдема, чего нет у нас?

– Бабки.

Талбот слушал их, вытягивая шею и обливаясь потом, затем бесшумно отступил. Он вернулся к дому и по плотине добрался до того места под пальмами, где оставил машину.


Глава 9 Талбот просит помощи у Джейн | Избранные детективные романы. Компиляция. Книги 1-24, Романы 1-27 | Глава 11 Возьми меня, дай мне доказать, как я люблю тебя