home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 8

Вики помогает в бегстве Талботу

Когда Талбот проснулся, он чувствовал себя очень скверно. Его раненое плечо сильно болело, а тело искусали мошки. Ему было трудно даже поднять голову.

Дверь сарая оказалась закрытой, Вики не было.

Тэд протер глаза и заметил послание Вики, написанное голубой помадой на стекле машины. Оно было коротким и четким: "Лежи до моего возвращения".

Рядом с Талботом на сиденье лежала пачка с четырьмя сигаретами. Он закурил одну и глубоко затянулся.

Итак, это начало конца. Сын бедняка, он поднялся по социальной лестнице так высоко, что занял пост Генерального прокурора, но все равно остался тем же бедняком, разыскиваемым по обвинению в убийстве.

Тэд вышел из машины и открыл ворота сарая. Берег, заполненный тропической растительностью, был так же привлекателен, как и тогда, когда первый испанский завоеватель вступил на восточную часть Флориды. На деревьях тучи птиц. Только несколько развалившихся сараев и хижин, полусгнившие остовы кораблей да клочья указателей на покосившихся столбах напоминали о существовании цивилизации.

Талбот посмотрел на водную гладь. Теперь он понял, где находится. Их стоянка располагалась на берегу пруда Пеликана, водяного рукава шириной в один километр. Его отделял от бухты ряд маленьких островов, названия которых Тэд не помнил. Талбот увидел, как на расстоянии двадцати метров от берега выпрыгнула вверх рыба. В зарослях кустарника баклан поймал рыбу и стал ее заглатывать, высоко задрав голову. Чуть дальше в воде стояли белые цапли.

У Талбота создалось впечатление, что он перенесся на двести лет назад, несмотря на то, что современный коммерческий город Сун-сити, с его банками, клубами, роскошными отелями, с его огромной плотиной и телевизионной башней, находился едва ли в семи или восьми километрах от этого места.

Талботу хотелось знать, куда отправилась Вики, что она собиралась и что уже смогла сделать. Тэд подошел к берегу, снял одежду и вошел в воду. В последний момент он вспомнил про часы. Оказалось без четверти двенадцать. Ничего удивительного не было в том, что он ощущал себя таким разбитым – он проспал в машине довольно много времени.

Тэд положил часы на одежду и снова вошел в воду. Теплая и соленая, она успокоительно подействовала на него. Сильная боль в плече тоже прекратилась. Талбот заметил, что если будет двигаться медленно, то даже сможет попробовать что-либо сделать раненой рукой, не вызывая острой боли. Он немного поплавал, вышел на берег и стал греться на солнышке.

Раньше, в детстве, он любил загорать. Обсушившись, Талбот оделся и вернулся в машину. Там он закурил сигарету и настроился на полицейскую волну. Этот приемник он приказал поставить, когда его избрали на пост Генерального прокурора.

Разговор шел только о нем. Его уже видели на Семинол-пляже, один продавец газет опознал его, когда он скрылся за театром. А какому-то агенту показалось, что он видел, как "бьюик-52", зеленого цвета и с номером В-203, проехал возле аэропорта Тампы до того, как объявили тревогу. Все полицейские машины были кинуты на его поиски.

О Вики не упоминалось. У полиции не было никаких оснований подозревать его в том, что он заставил ее вести машину. Разве только Харман мог сообщить о ее присутствии у него дома. Но даже Харман не мог знать, что она сопровождала его, когда он поехал на свидание с Бет Конли. Харман разделял мнение Келлера: он верил, что Тэд спал с прекрасной Бет.

Сердце Талбота сжалось, когда он подумал о Хармане. Больше всего от его отставки выиграл Карл – теперь Харман стал значительной личностью. И он всегда был влюблен в Джейн. Тэд знал об этом, но никогда не разговаривал с другом на эту тему. Невероятно, что Харман ненавидел его до такой степени, чтобы пойти на убийство Эда Марлоу и сфабриковать всю эту сумасшедшую историю с целью украсть у Талбота место и жену. Тэд не мог поверить в это. И потом, ведь существовали еще деньги, те пять тысяч долларов, найденных полицией у Марлоу в чемодане, и несколько сот тысяч, которые до сих пор не разысканы.

Никогда еще Талбот не чувствовал себя таким обескураженным: ему казалось, что он пытается взобраться по гладкой стене. Ничего не выходило, все было скверно, включая и неожиданное появление Джейн. Она появилась на пороге и застала его в постели с Вики.

Тэд почувствовал огромную нежность к Джейн. Выходит, она вернулась, чтобы узнать, как он там после такого тяжелого удара судьбы. Она не стала терять времени и возвратилась домой, чтобы поддержать его и действовать заодно с ним. Талбот понимал, что случившееся явилось сильным испытанием для ее гордости. Однако если ему удастся встретиться с Джейн, она, возможно, сумеет простить его и согласится помочь ему. Джейн не может держаться от него в стороне. Это лишь вопрос времени, но и его существование тоже вопрос времени. Голод и все суживающаяся цепь полицейских заслонов выкинут его отсюда, и коррида с Келлером вновь возобновится.

"Не считай меня таким глупым. Почему ты убил ее, Тэд?"

А потом начнется процесс. Харман, занимая прокурорское кресло, постарается быть беспристрастным, но его вынудят считаться с фактами. Ведь Талбот и сам так поступил в деле с Конли. И в конечном результате его ждет маленькая белая камера в Райфорде.

В машине можно было задохнуться через несколько минут. Талбот выключил радио, вышел из машины и уселся в тени пальм. Неожиданно он услышал, или ему показалось, что он слышит, урчание какого-то мотора. Талбот мгновенно покрылся потом. Он еще раз прислушался. Какой-то рыбак выбрал именно это место для своей рыбалки! Талбот отступил в чащу и замер. После короткого ожидания появился капот старого "форда". Мотор его чихал, а колеса зарывались в песок.

Перед сараем он остановился и из него вышла Вики. Теперь она была совсем другая: она выглядела стопроцентной деревенской девушкой. Ее светлые волосы были откинуты назад и ниспадали длинными прядями. Вместо желтого платья, на ней оказалось дешевое шерстяное. Вместо туфелек на высоком каблуке, голые ноги были обуты в сандалии без каблуков, а ее единственной косметикой была губная помада.

Талбот подошел к машине.

– Где ты нашла такую развалину?

– Купила за две сотни долларов.

У Вики был усталый вид: под глазами темные круги, личико осунулось. Губы ее дрожали.

– Значит, ты меня не поцелуешь?

Талбот нежно поцеловал ее.

– Так мне нравится больше. Ты можешь делать все, что хочешь, предаваться любви каждую ночь, а в воскресенье по два раза, но никогда не забывай целовать меня утром.

Талбот усмехнулся.

– Не строй из себя наивную девочку.

– А я такая и есть, – призналась Вики. – У меня не было времени заняться своим образованием. – Она достала из машины большой мешок. – Ты голоден?

– Просто умираю с голода.

Вики подошла к подножию большой пальмы и выложила содержимое мешка на землю. Затем протянула ему термос.

– Я в этом не сомневалась. Вот выпей для начала горячего кофейку. Потом съешь сэндвичи с бифштексами и свежими лангустами. Я хотела привезти тебе и яйца с беконом, но не знала, где их достать. Во всяком случае, они бы остыли за время пути.

Талбот налил себе кофе в стаканчик и с наслаждением отхлебнул.

– А как ты ушла отсюда?

– Пешком.

– Но ведь это около семи километров!

Вики развернула сэндвичи и протянула ему.

– Есть о чем говорить! Это была забавная дорога. У меня есть еще пиво, сок и бутылка виски. Что ты хочешь?

– Не сейчас, – ответил Талбот. Он в три приема прикончил сэндвич и взял другой. – Но зачем покупать машину?

– Чтобы вытащить тебя отсюда, – просто ответила Вики. – Повсюду полно копов, но они разыскивают Генерального прокурора в шикарном "бьюике", а не бедного человека в старом "форде". Все дороги находятся под наблюдением, но я знаю две или три неизвестные тропинки, по которым нам ночью, может, удастся обойти опасные места и выехать на Национальную сорок первую магистраль.

– А потом?

– Дальше я не думала. Как только мы выберемся за пределы города, ты сможешь делать все, что хочешь.

Вики открыла сумочку, сосчитала находящиеся там деньги и протянула их Талботу.

– Вот, возьми, ты начальник. Тут почти двести долларов, а самолет на Кубу от Ки-Уэста стоит лишь сто десять. Мы запросто доедем до Ки-Уэста.

Это было удивительно. Талбот смотрел на банкноты в своей руке.

– Откуда ты взяла эти деньги и деньги на покупку машины?

– Мои сбережения... Не будь таким гордым, Тэд, возьми эти деньги. Положи их себе в карман, а когда покончишь с едой, мы подумаем, что нам делать ночью.

– Нам?

– Куда поедешь ты, туда и я.

– Но почему ты хочешь, чтобы я обязательно втягивал тебя в эту грязную историю?

– Послушай, Тэд, я тебе уже рассказала, почему вернулась в Сун-сити. Я отлично понимаю, что я всего лишь бедная дворняжка, которая не подходит такому человеку, как ты. Не мешай мне быть твоей тенью, пока не выкарабкаешься из этой катавасии или пока не прогонишь меня.

Вики была искренна. Тэд наклонился и поцеловал ее.

– Ты очень добра и нежна, подобно весеннему цветку.

– Тэд, ты должен как следует меня узнать.

Когда они покончили с едой, Талбот налил себе вторую чашку кофе, прикурил две последние сигареты и протянул одну из них Вики. С сигаретой в зубах она принялась шарить в сумочке.

– Здесь должны быть еще. Я купила четыре пачки.

– А ты не догадалась купить газету?

Вики встала и направилась к машине, где у нее на сиденье лежали газета и одежда.

– Ты бы лучше надел рубашку, иначе покраснеешь от солнца так, что станешь похож на туриста.

Она протянула ему грубую рубашку. Тэд надел ее и стал читать первую страницу "Таймс". Джек Нили выложил все. Талбот ожидал от него этой пакости. "Таймс" осудил и приговорил его, даже не дожидаясь судебного разбирательства. Точно так же, как и лейтенант Келлер, корреспондент "Таймс" был уверен в его виновности. Что касается Хармана, тот воздержался от высказываний. Джейн тоже промолчала. Нили пытался взять у нее интервью в резиденции Понтеров, но он только сумел выяснить, что бывшая миссис Талбот серьезно обеспокоена и призналась, что считает необходимым поддержать своего мужа после того, как стало известно, какие последствия приняло дело Марлоу. Больше она ничего не согласилась сказать.

Талбот сложил газету и стал ею обмахиваться. Вики села рядышком.

– Как твое плечо?

– Уже лучше.

Он поднял руку, чтобы продемонстрировать это. Солнце давало свет и тепло, желудок его был забит вкусными продуктами, заброшенный уголок умилял своей девственностью. И было приятно, что рядом сидит такая очаровательная молоденькая девушка.

В зубах у Талбота дымилась сигарета, четыре пачки имелись в запасе, так же как и виски в машине. Он с удовольствием остался бы здесь на неопределенное время, решив, что люди зря так стремятся к славе и деньгам, как это часто делал он сам. Если бы он не приложил столько усилий, чтобы стать равным Джейн, ничего бы не произошло. И что касается его лично, то он чувствовал бы себя счастливым, если бы мог ходить на рыбалку.

Вики шаловливо облизала губы.

– Хорошо это или плохо, но я думаю, что надо смотреть фактам в лицо. Что ты собираешься делать?

– Не знаю. Но ты была права вчера вечером. Кто-то жаждет моей крови, подобно вампиру.

– Кто?

– Если бы я знал это, то вызвал бы полицию.

– И ты позволишь этому мешку с салом, этому начиненному спичками, с желтыми зубами, этому грязному подонку-копу издеваться над собой?

Описание очень походило на портрет Келлера.

– Я хочу сказать, – объяснил Талбот, – что если бы я знал, кто действует против меня, то у меня было бы с чего начать. А сейчас я ищу в темноте черную кошку.

– Это не может быть тот человек, который позвонил тебе вчера вечером?

– Без сомнения! Он знал, где меня искать. Все это тщательно подстроено.

– Ты не узнал голос?

– Нет.

– Голос был мужской или женский?

– Я не понял, голос изменили.

– А ты никого не видел, когда входил в дом Конли?

– Никого, кроме миссис Конли. Но на кухне находился кто-то еще. Меня оглушили ударом сзади.

– Я чуть не сдохла со страха, ожидая тебя в машине. А потом, когда услышала завывание сирен и разглядела полицейские машины и пожарную, я чуть не лишилась рассудка.

– А ты никого не видала выходящим из дома?

– Нет.

– А крики ты слышала?

– Нет, – тут Вики на минуту впала в раздумье. – Но через пять минут после того, как ты вошел в дом, я услышала шум отъезжающей машины там, дальше по улице.

– Ты видела эту машину?

– Нет. Она умчалась в другую сторону. А потом все произошло так быстро, что история с машиной вылетела у меня из головы.

Это была маленькая деталь, но как отправная точка... Талбот прислонился к стволу пальмы. При свете дня вся эта история, начиная с признания Марлоу, походила на искусно нанесенный удар, который обязан был лишить его места, жены и, в конечном счете, жизни.

Тэд задумчиво погладил мокрую повязку на плече. Если бы пуля прошла на два пальца ниже и на сантиметр правее, он был бы уже смердящим трупом. Пожарные и полицейские нашли бы его около трупа Бет Конли, и дело приобрело бы классическую форму: убийство и последовавшее за ним самоубийство или двойное самоубийство. Кто-то не рассчитал, что он так быстро придет в себя.

"Маленькие незначительные детали", – подумал Талбот. Он снял целлофан с новой пачки сигарет и продолжал размышлять. Почему его хотели убить? Ведь он уже потерял свою должность и жену. Он никому уже не мешал.

С какой бы стороны ни рассматривать эту историю, в ней не было никакого смысла. Он почесал небритый подбородок.

– Ты не догадалась прихватить с собой бритву?

– Нет, – огорчилась Вики. – Я совершенно забыла о ней, но я могу сейчас съездить.

Талбот остановил ее порыв.

– Останься, в этом нет необходимости.

– Для меня, без всякого сомнения. Ты можешь быть бородат, как Санта-Клаус, я все равно не стану любить тебя меньше.

– Не будем отвлекаться. Мне нужно о многом подумать.

– Почему ты не хочешь отсюда уехать? Мы могли бы попробовать проделать это уже сегодня вечером. Я уверена, что это вполне возможно. А завтра вечером мы были бы уже в Ки-Уэсте и сели бы на самолет, вылетающий на Кубу.

Тэд покачал головой.

– Из этого все равно ничего не выйдет, Вики. Я могу прятаться неделю или две, но они все равно поймают меня. Нет, бегство никогда не приводило к хорошему результату. Самое лучшее, что мы можем сделать, – это остаться в этом укромном местечке и постараться разоблачить того, кто подстроил все это.

– С чего же ты начнешь?

– Я мог бы повидаться с Джейн.

– И она донесет на тебя. Вот так, – добавила она, прищелкнув пальчиками.

– Не думаю.

– Она ведь бросила тебя, верно!

– Джейн вернулась.

– Предположим. И что же она обнаружила? Клянусь тебе, что она смотрела на меня с высоты своего величия, как будто я просто грязь.

– Мы оба виноваты.

– В чем?

– Я не должен был приводить тебя в дом.

– Почему это? Она тебя бросила, разведясь с тобой. Я имела право находиться в твоей постели в большей степени, чем она. Я оказалась там из-за любви к тебе.

На это нечего было ответить. С сентиментальной точки зрения Вики права. Талбот даже не попытался объяснить ей, что в том кругу, в котором вращалась Джейн, так не делается. Во всяком случае, в их обществе любовная пара никогда бы не дала себя застигнуть на месте преступления. Он еще немного подумал и произнес:

– Я не решаюсь отправиться к Карлу. Теперь он Генеральный прокурор и по долгу службы обязан выдать меня полиции. Но Джейн – адвокат, и она умна. Если мне удастся добраться до нее и убедить, что все тонко подстроено, она сможет, как адвокат, предпринять розыски и обнаружить, кто же скрывается за всем этим.

– Ты веришь, что она это для тебя сделает?

– Да, просто из профессионального интереса. Адвокат для того и существует, чтобы защищать интересы клиента.

Глаза Вики сузились.

– Это не выдумка, а? Ты не сочиняешь басни только потому, что умираешь от желания встретиться с ней и облизать ей пятки, как побитая собака?

Талботу самому очень хотелось бы знать настоящий ответ на этот вопрос. Он был безнадежно влюблен в Джейн, и, вероятно, это навсегда. И в том, что говорила Вики, была правда, но и он тоже говорил ей правду. Джейн опытный адвокат, и ее профессиональная репутация крайне высока. Это ее первая обязанность – защищать виновного.

– Нет, ну конечно, нет, – запротестовал он без особой уверенности.

– Тогда мы рискнем остаться тут. Ты босс – ты делаешь то, что хочешь. И ты знаешь ее лучше меня. Но я продолжаю верить, что ты заблуждаешься. После того взгляда, который она бросила на нас, я предпочла бы вплавь переплыть залив, полный акул, чем просить помощи у этой "доброй женщины"...


Глава 7 Бегство Талбота | Избранные детективные романы. Компиляция. Книги 1-24, Романы 1-27 | Глава 9 Талбот просит помощи у Джейн