home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 6

Талбот подозревается в убийстве

В гостиной пахло дымом, горелым деревом и тканью. Духота в доме исчезла. По испорченному полу растекались лужи, а через открытые окна проникал свежий ночной воздух.

Когда доктор Нельсон стал обрабатывать рану, Талбот застонал. Келлер ухмыльнулся.

– Тебе было намного приятнее до пожара, не так ли, Тэд?

– Оставьте его в покое! – оборвал Харман.

Коротышка сунул в зубы новую спичку.

Талбот стиснул зубы: он понимал, что сейчас чувствовал Келлер. Лейтенант долго ждал подобной оказии. Одним из первых действий Талбота после занятия места Генерального прокурора был отказ от обвинения в умышленном убийстве за недостаточностью улик представленных Келлером. Он и сейчас помнил свои слова "В дальнейшем, лейтенант Келлер, я прошу вас быть внимательнее и более тщательно собирать доказательства, прежде чем обвинять кого-либо".

Дабы обвинить Талбота, лейтенант Келлер покажет себя очень осторожным и тщательно соберет улики. Он не забыл тот урок Тэда.

Доктор Нельсон вытащил пинцетом пулю из плеча Талбота и внимательно ее рассмотрел.

– Калибр двадцать два... во всяком случае, не больше двадцать пятого.

Он положил пулю на стол. Келлер подал знак кому-то из своих людей.

– Отнесите это в кухню, Джим. Скажите, чтобы там были внимательнее, я хочу сравнить ее со сливой, которая имеется у девочки Конли.

Агент направился на кухню, перешагивая через лужи. Доктор Нельсон промыл рану и засыпал в нее антибиотик.

– Это серьезно, доктор? – поинтересовался Келлер.

– Не очень. У него поболит плечо одну или две недели, вот и все.

– А я могу допросить его?

– Пожалуйста, рана этому не помешает.

Полицейский устроился на ручке потемневшего кресла.

– Итак, начнем. Что же случилось, Тэд? Она не согласилась?

Талбот с трудом сдерживал свою ярость.

– Вы же сами знаете всю историю!

– Возможно. Если я не ошибаюсь, вы уже давно мечтали завести шуры-муры с девочкой Конли. Это, вероятно, и стало причиной, по которой вам так захотелось избавиться от ее мужа, и поэтому-то вас покинула ваша жена?

– Не вмешивайте в это дело Джейн!

– Я должен был сказать экс-жена. Она вчера получила развод, не так ли? – гнусаво рассмеялся Келлер, не выпуская изо рта свою спичку. – Тогда вы приехали сюда, чтобы утешиться, и пробыли тут немало времени. Потом виски ударило вам в голову и вы пришли в ярость, не получив своего. Не знаю по какой причине вы стали ссориться. Все это вы объясните в комиссариате. В настоящий момент известно только, что вы подрались. Вы, вероятно, закатили ей несколько пощечин, а она вытащила свой маленький револьвер и всадила вам пулю в плечо. После этого вы совсем обезумели. Вы были так пьяны, что не соображали, что делали. Вырвав из ее рук револьвер, вы пристрелили ее. Это верно или я ошибаюсь?

– Все это ложь!

Талбот качнул головой, и этот жест вызвал у него боль в плече. Врач наложил на рану тампон и заклеил сверху пластырем.

– Как теперь? – спросил Нельсон.

– Нормально, – буркнул Талбот.

– Девочка Конли лежит на столе в кухне, – продолжал Келлер. – Пойдите, доктор, посмотрите на нее. То, что она делала сегодня она не раз проделывала в своей жизни, так что нельзя официально заявлять о насилии, но я хочу знать, были ли у нее сегодня сношения с мужчиной. И конечно, мне необходимо получить пулю, прервавшую ее жизнь.

– Ясно.

Талбот проводил врача взглядом. Дверь кухни соскочила с петель. При ярком свете прожекторов, установленных техниками, Тэд смог увидеть на столе белоснежное тело Бет Конли. Когда Нельсон входил в кухню, один из лаборантов пытался обнаружить следы кожи под ногтями убитой. Талбот автоматически поднял руку к лицу.

Харман закурил сигарету.

– Ты понимаешь, что влип в дурную историю, Тэд? – спросил он, печально вздохнув.

– Понимаю.

– Тогда я считаю, что тебе лучше все рассказать.

Келлер был в восторге.

– Отличный совет!

– Что вы здесь делали? – спросил Харман.

– Это совершенно очевидно, – ухмыльнулся Келлер.

– Я задал тебе вопрос, – произнес Харман, не обращая на полицейского внимания.

Талбот попытался рассуждать, но сейчас это оказалось для него трудным делом. Правда может оказаться весьма неправдоподобной, и Харман вряд ли поверит ей. А Келлер не поверит наверняка.

– К чему с ним спорить? – проговорил Келлер. – Что он может нам сказать? Мы находим их обоих голыми в горящем доме. Его одежда валяется в комнате девочки. Его лицо исцарапано. В плече у него пуля, а девочка мертва. На столе мы нашли пустую бутылку. Сейчас мои люди сличают отпечатки пальцев. В запасе у меня есть еще два стакана, один из которых измазан губной помадой, что кое о чем говорит.

Талбот поднял голову.

– Где это?

– На столе возле бутылки.

Талбот задумался. Когда он вошел, он видел только один стакан. По всей видимости, убийца ничего не упустил из виду.

Талбот пытался вспомнить голос, звонивший ему по телефону. В голове его ясно отпечатались слова: "Это ваш друг, который хочет дать вам совет. Вас проучили".

И они действительно проучили его.

Келлер позволил ему одеться. Талбот пошарил по карманам своих брюк, потом поднял пиджак и рубашку. Бумажник, чековая книжка и сигареты исчезли.

– Мне хочется покурить, – объяснил он.

Один из полицейских протянул ему зажженную сигарету. Келлер хитро улыбнулся.

– Что, Тэд? Плохи дела?

– Бывало, что я чувствовал себя лучше, – признался Талбот. Сигарета помогла ему обрести хладнокровие. Он посмотрел на Хармана. – А теперь ты хочешь знать мои версию дела?

– Я жду, – осторожно прозвучал голос Хармана.

– Ты помнишь, когда ты ушел от мент вечером?

– Совершенно определенно.

– Разве я пил?

– Немного.

– Я был не один?

– Действительно.

– Кто это был? – заинтересовался Келлер.

Харман не обратил внимания на вопрос.

– Вы сможете узнать у него подробности в комиссариате. Тем не менее, я скажу следующее: в последний раз, когда я видел Тэда, ему не нужно было искать женского общества на стороне.

– Люди – странные существа, – буркнул Келлер, пожимая плечами. – Как вы сами сказали, любой мужчина моложе шестидесяти лет, из тех, что присутствовали на процессе, не отказался бы попытать счастья и переспать с Бет Конли.

– Продолжай, Тэд, – холодно проронил Харман.

Талбот поостерегся рассказывать про Джейн. Он решил, что не стоит упоминать о ней. Джейн уже достаточно пострадала по его вине и было бы нехорошо вмешивать ее в эту дикую историю. Возвращение Джейн в присутствии Вики не имело ничего общего с этим делом. И свидетельство Вики также ни к чему не приведет. Тело Бет Конли было еще теплым, когда он дотронулся до ее плеча. Она была убита за несколько минут, а может и секунд, до его прихода на кухню. Талбот облизал сухие губы.

– Итак, несколько часов спустя после твоего ухода зазвонил телефон.

– Кто это был?

– Не понял. Или соединение было очень плохим, или говоривший разговаривал через носовой платок. О тембре голоса тоже ничего не могу сказать.

В разговор вмешался Джек Пили, репортер "Таймс".

– Не тяните! Не заставляйте нас томиться! Чего он хотел? Узнать который час?

Келлер и его подчиненные рассмеялись. Талбот лишь вздохнул в ответ на эти слова.

– Нет. Мне дали один совет. Сказали, чтобы я приехал сюда как можно скорее. Меня даже предупредили, что Бет Конли попала в скверную историю и готова во всем признаться.

– В чем именно?

– Мой корреспондент не сообщил мне этого.

– Ты все-таки должен был что-то предполагать насчет того, что собиралась тебе объявить Бет Конли, – заметил Харман.

– Ты тоже кое-что предполагаешь. Думаю, дело касалось ее мужа. Мой таинственный собеседник даже сказал, что меня "проучили". Это я четко запомнил.

– А если бы вы нам точно повторили, что посоветовал вам этот таинственный голос. Только совершенно точно.

– Но вы же знаете. Сперва я спросил, кто у телефона, и мне ответили, что это не имеет никакого значения. Потом мне сказали: "Это говорит ваш друг, который хочет дать вам совет. Вас "проучили". Если бы я был на вашем месте, то поскорее отправился бы к Конли. Она попала в скверное положение и решила расколоться".

Келлер снял свою соломенную шляпу и провел потными пальцами по редким сальным волосам.

– Вы думаете, что я поверю этому?

– Я сказал правду.

– Другими словами, вы утверждаете, что вас надули?

– Что-то в этом духе.

Как и предвидел Талбот, Келлер счел все его объяснения просто комичными.

– Я уже где-то слышал такую брехню, – издевательским тоном произнес он.

Талбот сделал над собой усилие, чтобы остаться спокойным.

– Я постарался приехать сюда как можно быстрей. В гостиной и на кухне горел свет. Играла радиола. Я позвонил два раза, но мне никто не ответил. Тогда я толкнул дверь и вошел в дом. На столе стояла бутылка виски и один стакан. Там же лежала тлевшая сигарета, выпавшая из пепельницы. Я услышал, как на кухне полилась вода и хлопнула дверца холодильника. Я подумал, что там, вероятно, находится миссис Конли.

Келлер вновь напялил свою шляпу.

– И тогда вы быстро разделись и стали забавляться с нею?

Талбот говорил как можно убедительнее, но никто ему не верил, даже Харман. Это была история, которую запросто мог выдумать талантливый адвокат, а Талбот таковым действительно и был... до дела Конли.

– Нет, – спокойно ответил он. – Ничего такого я не делал. Я позвал ее и прошел на кухню. Она сидела на стуле и казалась пьяной. Я дотронулся до ее плеча, но обнаружил, что она мертва.

– А что было потом?

– В меня кто-то выстрелил.

Джек Нили решил подлить масла в огонь:

– И когда вы пришли в себя, вы оба были раздеты и занимались приятными вещами! Нет, Тэд, будьте благоразумны! Ваша история слишком мрачна, а моя газета слишком серьезна, чтобы печатать подобные ужасы.

– Что за ужасы? – удивился Келлер.

– Неестественная любовь к трупам.

– Но она еще не была мертва, – упрямо возразил полицейский. – Продолжайте, Тэд, ваш рассказ меня заинтриговал. Что же случилось дальше?

– Я оказался на кровати возле Бет Конли. У меня в плече сидела пуля, а дом уже горел.

– А телефонный звонок в полицию? Нам сообщили, что в этом доме женский голос звал на помощь.

– Этого я не знаю.

– Вы настаиваете на том, что Бет Конли была мертва, когда вы приехали?

– Я не настаиваю, а так оно и было. Мертвее не бывают.

– А как вы объясните царапины на своем лице?

– Этого я объяснить не могу.

– Вы видели кого-нибудь на кухне, кроме Бет Конли? – осведомился Харман.

– Боже мой, старина, если бы я видел на кухне еще кого-то, то обязательно сказал бы.

– Ладно. Ну и что вы об этом думаете, господин прокурор? – Келлер хитро улыбнулся.

– Не знаю. Я не знаю, что и подумать.

– Я тоже. Думаю он лжет, чтобы спасти свою шкуру. Такую хитрую сказку может придумать любой адвокат. Какой-то таинственный неизвестный звонит без всякой причины, заманивает его, оглушает и укладывает в постель с трупом, предварительно всадив ему пулю в плечо.

– Послушайте, никакой адвокат не стал бы выдумывать подобной истории и не стал бы рассказывать об этом, если бы это была ложь. Поверьте мне, если бы мне нужно было что-то выдумать, чтобы спасти свою шкуру, то я нафантазировал бы что-нибудь поумнее. – Талбот вытер лицо. – Я признаю, что факты говорят против меня, но какая у меня была причина? С чего это мне приспичило прикончить Бет Конли?

Лейтенант Келлер фыркнул.

– Все не так трудно объяснить, Она, без сомнения, угрожала, что донесет на вас. Вы же отлично знали, что ее муж невиновен, а вы очень ловко отправили его на электрический стул, чтобы он не мешал вам любезничать с его женой в постели.


Глава 5 Провокационное убийство бет Конли | Избранные детективные романы. Компиляция. Книги 1-24, Романы 1-27 | Глава 7 Бегство Талбота