home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 4

Вы уверены, что хотите меня?

Ночь не принесла свежести, и, несмотря на вентилятор, в маленькой столовой, которую Джейн презирала, было жарко. Вики находила столовую уютной и очаровательной.

– У миссис Талбот, вероятно, масса вкуса.

– Бывшая миссис Талбот.

– Это вас огорчает, да?

– Да, и особенно потому, что это пришлось на тяжелый период моей жизни. Но надо надеяться на лучшие времена.

– Надо надеяться.

Талбот покончил со своим бифштексом. Он никогда не ел ничего вкуснее. Чем больше он смотрел на Вики, тем больше находил ее необычной. Девушка налила ему кофе.

– Отлично, Вики! Теперь начинайте свой рассказ. Что я такое сделал когда-то для вас и почему вы так заботитесь обо мне?

Она облизала губы.

– Я думаю...

– Что же?

– Ну, я подумала, что, если бы мы пили кофе в гостиной, тогда можно было бы включить музыку. Я это часто видела в кино и читала про это в романах, но мне никогда не удавалось проделать это в жизни.

– Никогда?

– Кроме шуток!

Талбот отодвинул свой стул.

– Вы займетесь кофе.

Она подошла к проигрывателю и поставила пластинку с Кармен Каваларо, после чего устроилась на диване.

– О'кей, теперь начинайте. Я слушаю вас, леди.

Талбот уселся в кресло напротив нее.

– Вы говорите, как судья во время допроса.

– Как экс-прокурор.

– Перестаньте распускать нюни. Постарайтесь вспомнить... это было пять лет назад...

– Вспомнил, – произнес Талбот, щелкая пальцами. – Вы – маленькая Ползен. Я был гражданским обвинителем во время этого процесса.

– Вот-вот, – радостно произнесла она к поставила свою чашку на низкий столик, скрестив руки на коленях. – Но так как мне нечего было гордиться своим именем, ястала называться Пол.

Талбот с удовлетворением созерцал девушку: теперь он все отлично понимал. Ее настоящее имяВиктория Ползен, иэто одно из его первых дел. В то время Ползен была лишь бедной девчонкой, напуганной и худенькой, состоявшей буквально из одних костей, с коротко подстриженными волосами. Дело Ползен подсунул ему Харман. Ее отчим был моряком. Огромный детина, он ежедневно напивался и колотил жену и детей. А в день рождения Вики, ей исполнилось тогда четырнадцать лет, он вместо подарка оглушил ее и попытался изнасиловать.

Вики покраснела под взглядом Талбота.

– Я немного изменилась с той поры, ведь прошло уже пять лет, даже чуть больше.

– Помню. Суд распорядился забрать вас от родителей и поместить в дом сирот в Окала.

– Не суд, дорогой, это сделали лично вы. Вдобавок вы купили мне платье, башмаки и красивое белье, у меня никогда не было такого. Затем вы заплатили за билет до Окала и дали мне пять долларов на карманные расходы.

– Дьявол! Я совсем забыл об этом, – рассмеялся Талбот.

– А я нет.

– С вам хорошо обращались в Окала?

– Да, до того дня, когда мне исполнилось семнадцать лет. Потом я стала выкарабкиваться сама. Сперва я стала служанкой в Окала и Веро-бич. Я работала бы там я сейчас, если бы не услышала разговоров об этом вашем процессе. О нем писали во всех газетах.

– И это заставило вас вернуться сюда?

– Я тут уже пять недель.

– Почему?

– Вы были так добры ко мне, что я подумала, может, сумею быть вам полезной. А почему же еще? Во потому-то я и поджидала вас у Рили. Я погашаю, что не так красива и не так образована, как миссис Талбот, но, в конце концов, я... все же женщина! А когда мужчина несчастен я находится в тяжелой ситуации, он... нуждается в заботах женщины.

– Сядьте рядом со мной.

Вики прошла через комнату и села радом с Талботом.

– И потому вы проводили меня прошлой нсчью в бунгало?

– Это мой способ помочь вам. И потом... – она колебалась, прикусив губу.

– Что потом?

– Я влюблена в вас в течение пяти лет. Вы представляете собой нечто такое, чего я никогда раньше не встречала. И я... я пыталась полюбить кого-нибудь другого, но не сумела. По тем или иным причинам они так мало походили на вас.

Талбот нежно поцеловал ее.

– Это самая приятная вещь, которую якогда-либо слышал. Мне никогда не говорили ничего подобного.

Вики вытерла глаза подолом платья.

– Я отлично понимаю, что вы не можете ни любить меня, ни жениться на такой маленькой дворняжке, как я, но это ничего не значит. Я буду с вами столько времени, сколько вам захочется, Тэд. И когда я вам надоем, вам достаточно будет сказать мне об этом и я уйду.

– Но, Вики...

– Я говорю искренне. Я... Открылась дверь, и Вики смолкла.

– Кто там еще?! – возмутился Талбот. – Можно подумать, что мы находимся на вокзале.

Вошедший Харман, вынул сигарету изо рта, и положил свою панаму на стул.

– Прошу прощения, но я стучал.

– Ладно, ты ведь знаешь Вики.

– Да, мы виделись вчера вечером. И потом, я долго не задержусь. Я пришел сообщить тебе, что меня назначили Генеральным прокурором.

– Этого я и ожидал.

Харман сел на стул, с которого встала Вики.

– Если ты возражаешь, Тэд, то я откажусь.

– Но почему, боже мой!

– Это была не твоя ошибка. Ты не должен расплачиваться за нее такой ценой!

– Не говори глупостей.

– Что ты собираешься делать, Тэд?

– Пока ничего, и вообще, я не знаю. Но Харман был практичным человеком.

– Почему бы тебе не пожить полнокровной жизнью? Ты сунешь в чемодан необходимые вещи, отправишься со своей молодой подружкой куда-нибудь подальше и будешь ждать, пока не утихнет весь этот гвалт.

– А потом?

– Ты возвратишься и откроешь частную контору.

Талбот хотел ответить ему жизнерадостным голосом, но это удалось ему наполовину.

– А кто захочет меня как адвоката? Ведь по моей вине поджарили этого малого, ты забыл?

– Не строй из себя дурака! Ты считаешься лучшим адвокатом страны.

Талбот плеснул себе в кофе виски.

– Ну да, я хороший оратор. Даже Джейн признает это. Ты помнишь, когда судья Маннерс спросил у Конли, что он может добавить в свою защиту? Конли зачитал заявление, которое Джейн подготовила для своего клиента: "Господин судья, у меня есть что сказать в своем последнем слове. Суд объявил меня виновным на основании ложным свидетельств. Я невиновен. Я не убивал ни кассира, ни Эла Бакера. Я никогда не видел этих людей. Но господин прокурор, благодаря своему красноречию, сумел извратить факты и скрыл правду. Он желает моей смерти. Он предпочитает осудить невиновного, только бы его не победили в ораторском искусстве".

Талбот обнаружил, что весь дрожит. Вики взяла его за руку.

– Тэд, я вас умоляю, не расстраивайтесь. Вы действовали, только руководствуясь своими убеждениями, во славу правосудия...

Вики остановилась, прежде чем продолжать.

– Но я не понимаю...

– Чего?

– Почему такой пройдоха, как Эдди Марлоу, покончил с собой, когда его никто не подозревал и когда у него было пять тысяч долларов, которые он мог спокойно истратить? А потом, где находятся остальные деньги?

Некоторое время в комнате слышался только шум лопастей вентилятора. Молчание нарушил Харман:

– Малышка нащупала что-то стоящее. Во время этой шумихи мне это не пришло в голову.

– Может быть, Эдди Марлоу соврал, – продолжала Вики. – Может, кто-то заинтересован в том, чтобы сломать карьеру Тэда...

Харман встал.

– О, боже! Не станем же мы копаться сейчас во всем этом! С чего вы взяли, что кто-то хочет навредить Тэду? Потом... я ведь пришел сообщить тебе о своем назначении.

– Я рад за тебя, Карл. Никто лучше тебя не сможет выполнять обязанности Генерального прокурора.

Харман игриво подмигнул Вики.

– Он продолжает думать обо всем этом... Позаботьтесь о нем, красотка. Я ведь тоже люблю его.

– Обещаю, – улыбнулась Вики.

Когда Харман ушел, она положила свою головку на грудь Талбота.

– Вы слышали, что сказал этот мистер?

В его объятиях Вики была нежной и податливой. Ее волосы пахли весенними цветами и Тэд спрятал в них свое лицо. Какое имело значение для него все остальное? Теперь ничто не играло роли в судьбе! Он был конченым человеком! Карьера, о которой он так мечтал, разбилась о стену Конли-Марлоу. Сейчас он всего лишь экс-прокурор и экс-супруг. Джейн находилась от него за две тысячи километров. Он встал и запер дверь на ключ. Вики облизала пересохшие губы.

– Значит, я могу остаться?

– Ты можешь остаться.

Талбот обнял ее, поднял и понес через комнату, по коридору всюду гася за собой свет. Она прижала свои свежие губы к его губам, стараясь встретиться с ним взглядом.

– Все в порядке, Тэд?

– Все отлично!

– Вы уверены, что хотите меня?

– Совершенно уверен.

Ночь была душной и знойной. Ветер дул с суши. Талбот очень жалел, что они не отправились на берег. Запах цветов апельсиновых деревьев, принесенный ветром, вызывал в его памяти опасные воспоминания. А между тем он любил Вики. Она была мила, и он старался ответить ей тем же. Она была как пламя, в то время как Джейн в такие моменты просто снисходила до него. Для Джейн любовная связь с мужчинами имела второстепенное значение, это являлось для нее злом, которое нужно терпеть от мужа... Но мужчина не в силах перестроиться за одну ночь. Талбот все еще любил Джейн и, вероятно, будет любить ее всегда. Джейн все еще не ушла из его мечты.

Вики страстно прижалась к его телу.

– О чем ты думаешь, дорогой?

– О нас.

– А еще о чем?

– Я думаю о том, что ты очаровательна.

– Ты ни о чем не жалеешь?

– Нет.

– И счастлив, как счастлива я? Тогда докажи мне это, прижми меня покрепче.

Тэд облокотился, чтобы погасить сигарету, и замер. Глаза Вики сверкнули.

– Что случилось?

– Мне показалось, что хлопнула входная дверь.

– Это невозможно. Ты ведь запер ее на ключ, я сама это видела.

– Да, я знаю, но...

– Тэд!

Это звала его Джейн из гостиной. Она зажгла все лампы и прошла в коридор.

– Тэд! – крикнула она еще раз, прежде чем зажечь свет в спальне.

– Вики присела на кровати, прикрываясь простыней. Талбот недоверчиво уставился на Джейн. Ее глаза были обведены черными кругами от усталости. В одной руке у нее была дорожная сумка, а в другой – кофточка и ключи от дома. Джейн замерла на пороге, прислонившись спиной к двери, и молча смотрела на Талбота.

– Ведь ты в Рено, – вымолвил Талбот.

– Устаревшие сведения.

Джейн было трудно говорить. На ее нежной шейке сильно пульсировала сонная артерия.

– Когда я узнала о признании Марлоу, то вскочила в первый же самолет. Я подумала, что нужна тебе. – Она перевела свой взгляд на Вики. – Но я вижу, что ошиблась. Сожалею, что помешала вашим играм.

Талбот мечтал, чтобы хоть один раз Джейн не вела себя, как светская дама. Он предпочел бы видеть ее рассерженной, кричащей, швыряющей что-нибудь в его голову. Он искал какого-нибудь ответа и не находил его. Что он может сказать? Какое дать объяснение? Джейн продолжала смотреть на Вики.

– Вы очень красивы, мисс. У вас красивое тело.

Вики резко сбросила простыню.

– Ну что ж! Вы можете полюбоваться им. По крайней мере, я не бросила его тогда, когда он больше всего нуждался в утешении.

Джейн усмехнулась.

– Думаю, что я заслужила этот упрек. Тэд, я жалею, что потеряла голову и наделала глупостей. Это все проклятая гордость Понтеров! – Она подняла с пола свою дорожную сумку. – Ладно. Как я уже сказала, я очень огорчена, что потревожила вас.

Джейн повернулась и направилась к выходу. Талбот схватил с кресла свой халат и попытался догнать ее.

– Джейн!

Джейн выключила свет на своем пути к выходу из бунгало. Дверь в гостиной захлопнулась и наступила тишина.

– Слишком поздно, – промолвила Вики. – Она уже ушла. Я опечалена, Тэд.

Талбот вытер губы рукой.

– Да, то же самое я сказал миссис Конли.


Глава 3 Бет Конли не хочет продаваться | Избранные детективные романы. Компиляция. Книги 1-24, Романы 1-27 | Глава 5 Провокационное убийство бет Конли