home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



9. Кончиту пытаются изнасиловать

Бишоп смотрел на таз с разобранными деталями.

«Если я не вспомню откуда какая, — вздохнул он, — нам придется плохо».

С минуту он стоял так, куря свою сигарету. Странно, но он не чувствовал усталости. Оказывается, не слишком неприятно не спать, думая о Кончите. Он сожалел, что не узнал ее раньше, чем она связалась с Хуаном Пероном. В сущности, она была хорошо воспитанная девушка и вела себя как следует. Было бы приятно жениться на Кончите и покровительствовать ей, как говорится в Библии. Все ее интересы сосредоточились бы на муже и детях, доме.

Под деревом было почти свежо. Если бы не многочисленные насекомые, которые облепили его лицо и руки, он чувствовал бы себя совсем хорошо…

Бишоп поставил ногу на ступеньку лестницы и остановился. Была ли это птица? Кончита пошла к реке после того, как вполголоса поговорила с индианкой… Он спустился с лестницы и быстро прошел лужайку в сторону леса и реки, откуда раздался крик. Это была не птица. Это кричала женщина… Бишоп бросился бежать.

Абсолютно голая, Кончита стояла в воде во власти тех двух типов, которые отправились на рыбную ловлю. У нее текла кровь изо рта и носа. Когда подошел Бишоп, один из них ударил Кончиту кулаком.

— Ты, заткнись, паскуда! Зачем делать трагедию? Для тебя не новость, что мы собираемся сделать!?

— Хватит вам! — крикнул Бишоп.

— Это твоя девка? — спросил один из двух.

— Нет, — признался Бишоп.

— Тогда убирайся и иди работать со своими моторами, — сказал другой. — Ты достаточно долго болтаешься по этой стране, чтобы знать, что все девчонки одинаково доступны.

— На севере так же, как на юге, — возразил Бишоп, — если они хотят этого. Но, судя по тому, что я вижу, ни один из вас не заслужил благосклонности дамы.

Более крупный из двух выругался по-немецки. Несмотря на ранний час, он уже успел нагрузиться вином. Шатаясь, он пошел по мелкой воде и закричал другому:

— Хорошенько держи девчонку! Я займусь этим типом.

Бишоп схватился за пояс и вспомнил, что отцепил от пояса кобуру с пистолетом и положил ее рядом с деталями. Немец сразу понял его.

— Нет пушки, а? Как это грустно! Если бы вы, американцы, не имели перевеса в технике и ваши самолеты не были бы более современными, чем наши, вы до сих пор бы кричали: «Хайль Гитлер!» Ты знаешь, мне определенно доставит большое удовольствие раздавить твою грязную рожу!

Бишоп крепче утвердился на ногах.

— Мечтай себе. Но сперва сделай выбор. Ты хочешь, чтобы я разделал тебя по кусочкам и уложил с первого удара? Ты знаешь, как это сделал Джо Луис во втором бою со Шмеллингом…

Немец покраснел и бросился на него. Бишоп ударил его левым кулаком под сердце, потом выдал своему противнику правой, и тот сразу же остановился и зашатался. Его глаза закрылись, колени дрогнули. Он упал, захлебнувшись в пыли. Бишоп захохотал.

— Это даже лучше, чем у Джо!

Человек, который стоял в воде, оставил Кончиту и вынул из своего кармана складной нож, с треском раскрывшийся.

— Осторожней! — закричала Кончита. — У него нож!

— Я вижу, — ответил Бишоп.

Он переменил свою позицию и подобрал с земли камень. Ему не хотелось бы повредить руку больше, чем придется. Нужно перебирать моторы. Человек с ножом улыбнулся.

— Бесполезно брать дубинку. — Я — лучший охотник Боготы.

Бишоп отступил на несколько шагов туда, где почва казалась более надежной.

— Тогда ты напрасно не остался в Боготе.

Тот, другой, знал свое дело. Он держал нож очень низко и все время, поворачиваясь вокруг Бишопа, ожидал удобного случая, чтобы вонзить лезвие ему в живот.

— Я слышал, как о тебе говорили! — продолжал он саркастическим тоном. — Знаменитый эль колонел Бишоп! Жаль, что тебе придется сдохнуть ради прекрасных глаз какой-то «мучача», маленькой шлюхи!

— Ну, действуй! — сказал Бишоп. — Ведь у тебя нож.

Тот решился. Но, избегнув лезвия ножа резким прыжком, Бишоп направил камень, как ствол ружья, а не как дубинку, и с силой ударил противника по лицу. Тип упал с громким воплем, что ему выдавили глаз. Бишоп вырвал из его рук нож, закрыл его и положил в карман брюк. Потом ударил его по лицу ногой так сильно, чтобы тот потерял сознание.

Стоя в воде и не делая ни малейшей попытки одеться, покрытая мылом, Кончита со слезами на глазах произнесла:

— Спасибо. Уже второй раз вы спасаете меня от насилия. — Она была, как видно, потрясена. — Как я могу отблагодарить вас?

Он никогда не видел такой красивой женщины. Бишоп мог сказать, как она может отблагодарить его, но воздержался. Он был на службе у Кредо. Им предстоял большой путь, а возвращение должно быть еще более длинным. Кредо рекомендовал ему не заниматься Кончитой. К тому же, он не хотел, во всяком случае, так думал, короткой связи с малюткой.

По непонятной причине, ему было приятно находиться в обществе девушки, ему казалось, что она заполняет пустоту в его жизни. Он испытывал к ней те же чувства, что и к Тони, когда с ней проходил под скрещенными шпагами коллег-офицеров. Бишоп ответил Кончите:

— Прежде всего, кончайте с мытьем и одевайтесь. Мы пойдем вместе к самолету. С этой минуты, пока мы здесь, я не могу терять вас из виду.

— Как вы хотите, — покорно ответила Кончита.

Она погрузилась в воду, помылась и вытерлась. Посмотрев на мужчин, лежавших неподвижно, спросила:

— Они умерли?

Бишоп пошевелил тело немца.

— К сожалению, нет. Так что мне теперь придется держать ухо востро — они постараются отомстить. Спать нужно в самолете.

Кончита одела блузку и стала ее застегивать.

— Но, если вы будете спать в самолете, как же вы собираетесь не терять меня из виду?

— Вы тоже будете спать в самолете, — ответил Бишоп.

Кончита через голову надела юбку.

— А если сеньор Кредо будет возражать?

— Тогда ему придется спать вместе с нами в самолете. В конце концов, — прибавил он, — ведь я — командир.

По-испански, который так нежно звучал в ее устах, она возразила:

— Нет, «ел колонел». Ел колонел Джим Бишоп.

— Сейчас экс-полковник!

Кончита сунула свои маленькие ножки в плетеные босоножки, одолженные у индианки, и Бишоп проводил ее до «утенка», лишенного одного мотора.

— Ванна помогла вам?

Кончита ласково улыбнулась.

— Я чувствую, как бы это сказать, чудесно. Это была интересная ванна.

Хорошее настроение Бишопа улетучилось, когда он увидел, какое большое количество деталей содержал в себе разобранный мотор. Если ему удастся собрать его, это будет просто чудо.

— Как дела? — спросила Кончита.

— Плохо. Я знаком в принципе с работой моторов, но тонкости для меня неизвестны.

Бишоп кинул взгляд на хижины по другую сторону террасы и ему снова показалось, что время как бы замерло.

На веранде дон Диего склонился над цифрами. Кредо все еще был с маленькой индианкой. Такого рода товар здесь стоил недорого. Гуарес держал ее столько же для услуг приезжающих пилотов, сколько и для себя. И все ее побочные заработки также шли в карман Гуареса.

Закончив с мотором № 3, Бишоп взобрался по лестнице, чтобы заняться мотором № 2. Кончита подавала ему детали, какие попадались ей под руку.

— Как могла такая красивая девушка, как вы, познакомиться со столь грязным типом, как Кредо?

Кончита была очень довольна.

— Вы находите меня красивой?

— Очень, — серьезно ответил Бишоп. — Я должен признаться, что вы — самая красивая женщина из тех, кого я видел.

Кончита опустила глаза.

— Мучисимес грациас. Ваши слова меня очень радуют, сеньор ел колонел.

Бишоп сжал деталь, которую она ему протянула.

— Почему вы не называете меня Джим?

— Джим, — повторила Кончита таким тоном, что было ясно, как ей нравится это говорить.

— Тогда и вам надо называть меня Кончита.

— Да, Кончита, — подчеркнул Бишоп. — Но, мне кажется, вам был задан вопрос. Каким образом вы встретились с Кредо?

— Я танцевала в кабаре. Была, как это по-вашему… я была герл.

Бишопу хотелось, наконец, узнать правду.

— И там вас заметил Перон?

— Простите?

— Там вас заметил Перон и оторвал от ваших занятий, чтобы сделать одной из своих любовниц?

Кончита безрадостно рассмеялась.

— Если вы позволите мне быть абсолютно честной, то я скажу, что сеньор ошибается. Это моя сестра Мария. Я лишь разделяла с ней квартиру, куда шеф поместил ее…. — И с чисто латинской откровенностью Кончита продолжала. — В моей жизни никогда не было мужчин. Благодаря вам, я до сих пор девственница.

Что ответить ей на такое признание? Бишоп молчал в течение долгой минуты. Когда он, наконец, заговорил, голос его звучал тихо:

— Ваша сестра, где она сейчас?

— В Буэнос-Айресе. Это она не пришла в установленное время, после того, как собрала все ценности, которые генерал оставил у нее. Из-за нее мы возвращаемся.

— Я понимаю, — сказал Бишоп.

Кончита выпустила дым.

— Итак, мы возвращаемся, чтобы попытаться спасти ее. Она находится в трудной обстановке. Я не думаю, чтобы правительство расстреляло ее. Но так как она не могла вернуть подарки, которые ей делал генерал, ее, безусловно, приговорят к нескольким годам тюрьмы.

Бишоп повторил:

— Я понимаю, почему вы возвращаетесь. И с его любовью к деньгам понимаю поступок дона Диего. Но почему Кредо бросается в пасть ко льву… Что вынуждает его к этому?

Кончита продолжала быть откровенной.

— Половина сокровища, тайна помещения, которая известна лишь дону Диего. А со мной… Уже давно Кредо желает меня. После того, как мы спасем мою сестру и вернемся к тем, кто ожидает нас в Эсперанца, я обещала поехать с ним в Европу и быть его любовницей столько времени, сколько он захочет.

Бишоп поставил на место одну из новых свечей.

— Вы его любите?

— Нет! — Кончита уронила сигарету на пол и раздавила ее ногой. — Я его ненавижу! Подумаю только о прикосновении его рук и мне делается нехорошо.

Она пожала плечами с чисто латинским фатализмом.

— Но это моя сестра! — Произнесла она. — Мария сделала бы то же самое для меня!

Продолжая ввертывать свечу, Бишоп прижался щекой к прохладному металлу. В первый раз, стоя на твердой земле, ему не хватало воздуха. Казалось, он проваливается в воздушную яму, из которой не выбраться и не вывести самолет. Он был ничто для Кончиты. Она была ничто для него. Но так ли? Он все-таки сказал себе, что «да».


8.  В преступном сообществе | Избранные детективные романы. Компиляция. Книги 1-24, Романы 1-27 | 10.  Бишоп предупреждает бандитов