home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



4. Предложение о бегстве на самолете

Бишоп продолжал спускаться по лестнице. Майк представил его обществу.

— Вы уже знаете Кончиту, а вот сеньорита Вальдер, — сказал он, указывая на молодую женщину.

Та пожала руку Бишопу.

— Я очень рада познакомиться с вами, сеньор Бишоп.

Майк продолжал представлять дальше:

— Вот Джеймс, мой брат…

Потом он добавил, что человек с белыми волосами — это дон Диего, а плешивый — сеньор Кредо. И добавил:

— Есть еще двое. Вы их увидите позже.

Молодая, темноволосая женщина и сеньор Кредо, единственные, кто пожали ему руку. Рука Кредо была вялой и потной.

— Значит, вы тот Джим Бишоп, знаменитый «пилото», которого вся пампа вознесла до облаков?

— Я не знаю, возносил ли меня кто-нибудь до облаков, — возразил Бишоп, — но, мне кажется, в последний раз я упал слишком уж низко. Спасибо за то, что вы вытащили меня оттуда.

— У нас было на это основание, — сухо возразил дон Диего.

Кредо с серебряного подноса взял бутылку скотча и налил шесть стаканов.

— Нам есть о чем поговорить, — сказал он, — но пока провозгласим тост за успех нашего предприятия.

Виски было хорошим. Понемногу потягивая его, Бишоп разглядывал лицо Кончиты. Косметика плохо скрывала следы слез. По какой-то причине она провела плохие четверть часа. Кредо продолжал:

— Даже если произошло небольшое недоразумение… Могу я вас спросить, сеньор Бишоп, почему вы сразу не побежали к машине, как вам это было указано?

Бишоп ответил ему так же, как и Майку.

— Я немного не сориентировался в тумане и пошел в неправильном направлении.

Кончита поблагодарила его взглядом.

— Вы должны понять, — сказал Кредо, — что ваше… спасение обошлось нам очень дорого и вполне понятно, что мы беспокоились… Мы думали, что, может быть, Кончита слишком близко приняла к сердцу свою роль и стараясь убедить вас в реальности нашего плана, забыла дать необходимые указания.

Бишоп допил свое виски.

— Нет, она сказала мне сразу о машине и о договоре с капитаном Рейсом. Но у нас не было времени. Вы знаете или нет, но обычный час, предназначенный для «любви», был укорочен.

Кредо обтер лысину платком.

— Как жаль!

Бишоп решил, что Кредо определенно ему не нравится. Его рот был слишком узок, он был слишком самоуверен и слишком недоверчив. Бишоп ответил:

— Хорошо, поговорим начистоту. Вы меня абсолютно честно вытащили из грязной игры. И это стоило вам кучу денег. Вам пришлось греть лапу не одному. Вы хотите, чтобы я что-то сделал взамен. В чем же заключается дело?

В течение нескольких минут все молчали. Слышны были только порывы ветра. Бишоп посмотрел на окружающие лица: они все кого-то боялись, и каждый переносил свой страх по-своему.

Сеньорита Вальдес складывала и разглаживала складки юбки своего вечернего платья. Время от времени, когда ветер завывал особенно сильно, она бросала пугливые взгляды позади себя.

Кончита дышала с трудом.

Братья Мигуэль и Джеймс смотрели испуганными глазами.

Руки дона Диего не переставали дрожать, но явно не от старости.

Кредо — самый спокойный из банды. Но, тем не менее, и у него был вид человека, который не смеет оглянуться из страха увидеть своего преследователя.

Лысый человек пересек комнату и уселся за письменным столом.

— Отлично. Что же вы можете сделать для нас? Сейчас дойдем и до этого. Мы узнали, что вы знаете эту страну и воздушные дороги страны, которая находится на севере отсюда… Ну, как это говорится у вас? Ах, да… Как собственный карман.

Бишоп сел в кресло напротив камина.

— Это верно.

— Вы давно летаете в Центральной Америке и Мексике?

— В течение десятка лет.

— Следовательно, вам знакомы маленькие, затерянные среди кустарников площадки, на которые можно посадить самолет, не опасаясь нескромных вопросов и не предъявляя плана дальнейшего полета…

— Да, отсюда и до Сеноры.

— И в стране, которая находится на юге от этой?

— То же самое.

— Отлично, — сказал Кредо. — Нас не обманули. Значит, вы хотите знать, что сможете сделать для нас взамен той услуги, которую мы вам оказали? Ну, так вот: вы должны увезти нас далеко отсюда.

— Куда?

— Вы узнаете об этом в подходящий момент.

На столе, около кресла, в котором он сидел, Бишоп заметил ящик, покрытый позолотой. Он поднял его, ящик был необычно тяжелый и сверкал зелеными и белыми камнями. Он вынул оттуда сигарету.

— Это возможно, — сказал он. — Но, затратив целое состояние, вы совершили невыгодную сделку. Путешествие обошлось бы вам намного дешевле.

— Безусловно, — согласился Кредо. — Но, уверяю, у нас есть очень веские причины придерживаться другого способа передвижения.

— Что ж, вы, без сомнения, диктуете условия, — согласился Бишоп. — Сколько вас?

— Шесть человек, которых вы видите здесь сейчас, и еще два. На первом этапе только трое из нас будут сопровождать вас. Потом вы вернетесь за остальными.

Сеньорита Вальдес подошла к огню.

— Когда мы уезжали, нас было двенадцать, — сказала она.

— Прошу вас, моя дорогая, — оборвал ее Кредо. — Я предпочитаю давать объяснения сам.

Бишоп завозился в кресле, вытянув свои длинные ноги.

— Послушайте, давайте не будем вертеться вокруг горшка. Вы вытащили меня из мерзкой истории. Вам это стоило очень дорого. Я сделаю все, чтобы отплатить. Но мне кажется, нам будет легче договориться, если я буду знать хоть часть истории.

Кредо задумался, прежде чем ответить.

— Это довольно логично. Доставлю себе удовольствие уверить вас, что я лишь соблюдаю меры предосторожности. Мы потратили два года, чтобы от места нашего отправления достигнуть настоящего пункта. Как говорила сеньора Вальдес, мы потеряли в пути четверых из нашей группы. — Он снова платком вытер лысину. — А теперь мы, к сожалению, не можем оставаться здесь, а также путешествовать, пользуясь обычными маршрутами…

— Почему?

— Скажем, что определенные личности наблюдают за всеми воздушными, железнодорожными линиями и даже за большими дорогами.

— Значит, вам необходим пилот для бегства, пилот, знакомый с задворками страны, который поможет вам убраться отсюда.

— Совершенно точно.

— Я вам стоил дорого. Почему вы выбрали меня? Ведь есть столько пилотов…

— Но не в здешних местах. И потом, мы торопимся. С другой стороны, в силу сложившихся обстоятельств мы можем доверять вам.

— Потому что я считаюсь мертвым?

— Мы учли и это.

— А если я не играю? Вы не сможете выдать меня, не разоблачив капитана Рейса.

Кредо приготовил себе питье.

— Позвольте мне сказать вам, сеньор Бишоп. То, что может случиться с капитаном Рейсом, нас не интересует. Мы в таком положении, что нас интересует собственная жизнь.

Кончита нагнулась к креслу Бишоп. Чувствовалось, что она оделась как будто для свидания с ним.

— Мы освободили вас из тюрьмы. Вы обязаны нам жизнью.

Бишоп положил руку на колено девушки. Когда он увидел, что этот жест не понравился Кредо, то другой рукой обнял Кончиту за талию.

— Я сказал, и сделаю все, что в моих силах. К несчастью, чтобы улететь, — нужен самолет.

— У нас он есть.

— Какой?

— Этот трехмоторный «форд».

— Мой?

— Точно. Потому я и спросила, в состоянии ли он летать. Мигуэль и Джеймс считают, что нет.

Мигуэль пояснил:

— Городские власти распорядились его продать, чтобы покрыть расходы на судебные издержки. И мы три недели назад купили его. Но, по моему мнению, а также по мнению Джеймса, — это куча железа. Мы работали над ним со дня покупки и за все это время не смогли добиться, чтобы хоть один мотор заработал.

— Джеймс и вы — авиационные механики?

— А… нет… мы просто знакомы с моторами.

Бишоп немного крепче прижал к себе Кончиту.

— Это не одно и тоже. Я могу заставить его взлететь.

— Вы и механик, и пилот?

— Нет. Но мы с ним уже давно вдвоем: мое такси и я. А так как часто в тех местах, куда я летал, не было механиков, мне приходилось работать за двоих. Где он сейчас?

— В вашем ангаре в аэропорту. Нам пришлось купить ангар вместе с самолетом, — Кредо опять обтер свою лысину платком. — Вы действительно уверены, что ваш самолет может увезти нас?

— Совершенно уверен.

— И сколько понадобится вам времени, чтобы привести его в рабочее состояние?

— Это зависит от того, что там сделали Джеймс и Майк. А когда вы хотите отправиться?

— Как можно раньше.

Бишоп кинул сигарету, которую курил, в огонь камина и встал.

— Отлично. Я себя чувствую еще слишком близко от стенки, к которой меня прислонили.

— Вы, конечно, настолько устали, что не сможете осмотреть самолет сегодня.

— Отнюдь нет.

— Кстати, в это время нет никакой опасности, — вступил в разговор Джеймс. — Никто ночью не прогуливается там. Во всяком случае, никто не приходил за все время, пока я и Майк возились с самолетом.

— Тогда отправимся и посмотрим, что такое с ним.

— Я пойду за одеждой, — быстро сказал Майк.

Бишоп продолжал обнимать Кончиту за талию. Он делал это потому, что его забавляла злость Кредо. Ему хотелось знать, в каких отношениях друг с другом находятся члены этого сообщества. Он не думал, что Кончита — любовница Кредо. Кредо назвал сеньору Вальдес — моя дорогая. И молодая женщина смотрела на него взглядом собственницы. Кончита не принадлежала ни дону Диего, ни кому-нибудь из братьев. Дон Диего был слишком стар, а Джеймс и Майк слишком заняты спасением собственной шкуры, чтобы думать о чем-нибудь другом.

Стоя спиной ко всем, Кончита прошептала ему на ухо:

— Спасибо. Я жалею, что не сказала вам о машине, но все произошло так быстро.

— Это не имеет никакого значения.

Кредо встал и подошел к камину, как будто для того, чтобы погреть руки.

— Еще одна маленькая вещь, Бишоп.

— Что?

— Могу я дать вам дружеский совет?

— Конечно.

— На вашем месте, я не стал бы так много заниматься Кончитой. — Кредо протянул руку к огню. — Я могу назвать вам несколько причин. Пока достаточно той, что мы пускаемся в очень опасное и трудное предприятие. И идиллия между пилотом и безмозглой «мучача» не входит в мой план..

Кончита бросила на него очень злобный взгляд.

— К вашим услугам, — сказал Бишоп. — Вы здесь распоряжаетесь.

Он отпустил Кончиту и подошел к серебряному подносу, чтобы налить себе виски. С ним всегда случались невероятные приключения. Банда, которая вытащила его, могла быть отнесена к разряду международных авантюристов. Кредо и дон Диего, наверное, секретные агенты, которые перестали быть полезными и от них старались избавиться. Они могли быть также международными мошенниками или политическими деятелями, изгнанными из одной из южных республик Америки, где так быстро меняется политическая ситуация… Если они принадлежат к последней категории, то должны очень бояться за свою жизнь.

На юге, до 28-й параллели, политика была далеко не мирным занятием. Похищенные огромные деньги или неудачная революция часто вынуждали таких деятелей искать убежище в соседних странах.

На подносе были выгравированы буквы. Последняя похожа на «Р» и «Д». Его взгляд перешел от подноса к ящику для сигарет, украшенному зелеными и белыми камнями, потом на другие предметы искусства, которыми была полна гостиная. Ящик был золотой, а камни — настоящими изумрудами и бриллиантами.

— Вы возьмете все это с собой? — спросил Бишоп.

— Во время первого этапа нашего путешествия, — ответил дон Диего, — мы возьмем все, что сумеем увезти на самолете.

Бишоп осушил свой стакан. Ну, конечно. Время и дистанция совпадали. Когда Кончита появилась в его камере, она спросила: «Вы привыкли летать в Южной Америке, также хорошо, как и в Центральной?» Он ответил ей, что да, но она еще спросила: «Вы были перонистом?» В тот момент он не обратил особого внимания на ее вопрос.

— У вас вид сомневающегося, — сухо заметил Кредо.

— Глупая привычка.

Бишоп продолжал свои размышления. В ящиках, а также в помещениях, роскошно обставленных фаворитами падшего диктатора, обнаружили на семь с половиной миллионов долларов, главным образом в золотых слитках. Считалось также, и что в банках Швейцарии лежало еще несколько миллионов. И, вместе с тем, можно было с уверенностью сказать, что основная добыча, собранная почти за 12 лет абсолютной диктатуры, не обнаружена…

Мысли его перескочили. А два года назад Кончита была очаровательной девушкой 16 лет…

Кредо, казалось, читал в его глазах.

— Вы видите какие-нибудь препятствия?

— Нет, — сказал Бишоп, — никаких.

Майк спустился, одетый в черную кожаную куртку. Другую он протянул Бишопу.

— Я провожу вас до места, — сказал он, взглянув на брата. — Ты хорошо сделаешь, если сменишь Луиса. Он, вероятно, совсем замерз. Мы заберем его с собой.

Бишоп надел кожаную куртку. На левом ее кармане — полосы желтого цвета, как будто с него сорвали эмблему авиатора. Куртка, как и рубашка, отлично сидела на нем: можно было подумать, что их шили для него.

Бросив на Кредо неприязненный взгляд, Кончита дотронулась кончиками пальцев до груди Бишопа.

— Будьте осторожны, умоляю вас! Будьте очень внимательны! Произошло столько вещей. Столько людей умерло!

— Я буду осторожен, — пообещал ей Бишоп.

Майк посмотрел на Кредо.

— Что, если я дам ему револьвер?

— Да, будет лучше, если он будет вооружен, — скрепя сердце, согласился Кредо.

Майк достал револьвер 45-го калибра из кармана своей куртки и протянул его Бишопу, который повернул барабан, чтобы убедиться, что в нем есть патроны. Потом он пошел следом за Майком и Джеймсом к главному выходу из здания.

Шквалы ветра обрушились с вершин гор и сотрясали дом. Стало еще холодней. Не верилось, что в пятнадцати километрах отсюда, в Коралио, люди в поту ворочались в своих кроватях, изнемогая от жары, или старались охладить себя холодным пивом. В тропиках погода часто менялась от местности, но независимо от сезона.

Бишоп глубоко вздохнул и наполнил легкие горным воздухом. Давно он не чувствовал себя в такой форме. Он верил, что в силах довести свой старый самолет хоть с одним крылом до самой северной границы!

Ему вдруг захотелось пройтись по Бродвею, посмотреть на ярко освещенные неоном магазины… Ему захотелось выпить свежего пива в Астор-баре и съесть сандвич-ростбиф, порцию торта с вишнями и кремом у Лейнди… Он, может быть, пошел бы повидать Тони…

Майк советовал Джеймсу то же, что Кончита советовала Бишопу.

— Святой Боже! Будь осторожен и открой глаза. Они не могут быть далеко от нас…

— Не беспокойся, — обещал Джеймс. — Я буду осторожен.

Майк крикнул:

— Луис! Мы идем в поле и ты с нами иди!

Ему ответил лишь ветер.

При свете луны Бишоп направился к машине, стоящей неподалеку. Он обошел ее и споткнулся обо что-то, лежавшее на земле. Он нагнулся, увидел что это такое, и медленно выпрямился.

Таинственный противник, которого Кредо, дон Диего, сеньора Вальдес, Кончита и братья Мигуэль и Джеймс так боялись, все же настиг их. Человек с жестким лицом, с рукой, опущенной в карман кожаного пальто, не будет сопровождать их на летное поле. Он никуда больше не пойдет. Он лежал плашмя на животе и рукоятка кинжала торчала в его спине.


3.  Побег из тюрьмы | Избранные детективные романы. Компиляция. Книги 1-24, Романы 1-27 | 6.  Кто же такие, эти «они»?