home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 12

Ветер стих, снег сыпал теперь мягкими хлопьями. Впервые он радовался погоде. Он был уверен, что к утру следы, оставленные им и Люси, скроются под толстым слоем пухлого снега.

Теперь оставалось найти только машину и тогда он спасен! Минут через десять он нашел ее. Пока он возился с мотором, мимо него протарахтела снегоочистительная машина. Наступило утро, и кое для кого начался рабочий день.

Соммерс торопился, ему нужно было найти поблизости телефон, чтобы позвонить по нескольким номерам, и в первую очередь Мортону в полицейское управление… Когда наконец машина завелась, он сорвался с места.

В ближайшей телефонной будке никого не было. Выйдя из машины, он несколько раз огляделся вокруг, прежде чем войти в нее. Набрав номер управления, он справился на месте ли Мортон. Дежурный ответил, что и начальство и Гарри всю ночь работали и в настоящее время проводят операцию и вряд ли скоро вернутся.

– Я должен сделать заявление, – сказал Эрл.

– Говорите, я вас слушаю, – равнодушно ответил дежурный.

– Я совершенно точно знаю, что убийца Доры Флеминг из Бруклина находится в настоящий момент на шхуне «Эльдорадо», принадлежащей Луиджи Финелли. Шхуна через два часа покидает порт, надо торопиться…

– Имя преступника?

– Не знаю… кличка Фазан. Сержант Мортон его знает.

– Назовите свое имя.

– В этом нет необходимости, – ответил Соммерс и повесил трубку. Набрав номер полицейского участка в Бруклине, он тоже самое повторил и сержанту Оллеру, который, как ни странно, оказался на месте.

Ну и работа у них… дома почти не бывают, – подумал Эрл с искрой сочувствия.

– Назовитесь, пожалуйста! – прорычал Оллер.

– Все это правда. Больше я вам ничего не скажу! – ответил он и повесил трубку.

– Теперь нужно звонить Нэнси, – подумал он и по тому, как у него тревожно забилось сердце, понял, как легко мог погибнуть, так и не сказав того, главного для него и Нэнси. Он понял, как дорога ему эта славная, преданная ему всей душой девушка.

– Алло! Нэнси? – сказал он.

– Что вы мистер Соммерс? – услышал он голос Кэрри. Эта дуэнья всегда начеку, – с досадой подумал он. – Да, миссис Кэрри, это я… Извините за ранний звонок. Где Нэнси?

– С вами все в порядке, мистер Соммерс? Как я рада!

– Люси у вас? Она добралась до вас?

– Добралась, добралась, бедняжка! Но в каком виде! Ужас! А сейчас они обе спят, как ангелочки, мистер Соммерс, и мне бы не хотелось их будить.

– Ладно, миссис Кэрри, я рад, что все в порядке. Попозже я еще позвоню.

– Я передам, не беспокойтесь!

– Он бросил трубку на рычаг, достал пачку сигарет и с жадностью закурил.

Следующий звонок был Марку Байкинсу. Трубку взяла мать Марка. Она сказала, что не сомкнула всю ночь глаз, потому что не знает, где Марк и что с ним. Он ее ни о чем не предупреждал. Звонок Соммерса встревожил ее еще больше, но Эрл попытался ее успокоить, сказав, что у них сегодня были важные дела и что Марк, по всей вероятности, еще не успел завершить задание.

Успокаивая ее, Соммерс сам почувствовал некоторое беспокойство. Марк собирался вчера днем наведаться в порт, но что его там задержало? Быть может, его тоже заинтересовал фургон с загадочным грузом и он решил проникнуть в его тайну? Не случилось ли с ним беды?

Он попытался унять тревогу, сейчас не до этого. Надо срочно послать телеграмму в Сан-Франциско, мистер Арчибальд должен сам немедленно приехать сюда, чтобы забрать свою дочь, пока со всеми ими не случилось что-либо худшее. Ведь Леди Джен на свободе, и она не уязвима. Пока эта ведьма ходит по земле, ему не будет покоя…

«Бьюик» резво катился по заснеженным улицам предрассветного города. Вырулив на Лексингтон-авеню, он оставил машину возле почтового отделения. Он послал мистеру Арчибальду довольно пространную телеграмму. Если тот поторопится, то сегодня же будет в Нью-Йорке.

А теперь не мешало бы немного подкрепиться. Он знал неподалеку уютный ресторанчик. Если бар будет открыт, он зайдет туда, чтобы пропустить пару стаканчиков. Ему необходимо было согреться. Было впечатление, что он закоченел и требовалось горячительное, чтобы как-то прийти в себя. Подъехав туда, он заметил слабый свет. Может, стоит зайти?

Поставив машину на противоположной стороне улицы, он двинулся к входу. Дверь была открыта, и он вошел внутрь. Как он и рассчитывал, бар работал, хотя там было не более пяти-шести человек. Всё ранние пташки. Потребовав двойное виски, он не спеша закурил, разглядывая окружающих его парней. Все были нагружены виски, вследствие чего в помещении стоял гвалт, каждый старался перекричать другого. На него никто не обратил внимания, и это успокоило его.

Неожиданно он ощутил, как его плеча коснулась чья-то тяжелая, властная рука. Он вздрогнул и обернулся. Там стоял здоровенный рыжий детина.

– Что не узнаешь? – проговорил мужчина, расплываясь в дружественной улыбке. – А я только что расстался с твоим другом Байкинсом… Он никак не мог до тебя дозвониться. Мы сейчас участвовали в такой передряге… Так что за кофе все узнаешь из газет.

Только сейчас его озарило. Да ведь это Том Бартон, репортер из «Нью-Йорк Таймс».

– Хэлло, Том, теперь я узнал тебя, – сказал Эрл. – А что вы делали с Марком?

– Я же тебе сказал, что мы только что из передряги… Мне нужно было дать в газету материал, а Марк дозвонился до твоей секретарши, а когда связался с ней, то чуть не потерял голову от радости.

– Где он сейчас?

– Не знаю. Он сорвался с места, только я его и видел… – Глаза у Тома откровенно смеялись.

– А с ним ничего не случилось? Он не ранен? – все еще с тревогой спросил Эрл, игнорируя насмешку.

– Жив-здоров, если не считать незначительных царапин, – рассмеялся Бартон.

– Выпьешь? Я угощаю, – сказал Эрл и бросил на стойку пятерку. – Два двойных, пожалуйста.

– Хорошо, сэр, – подобострастно ответил бармен.

– А теперь скажи, Том, что это была за передряга?

– Т-с-с-с… Это еще военная тайна, не все преступники еще взяты, – ответил тот, но, заметив как потемнело лицо у Соммерса, поторопился добавить: – Эрл, дружище, через полчаса ты все узнаешь от Байкинса, а я должен поспешить в редакцию, чтобы успеть поместить материал в утренний выпуск. Извини, дружище, и будь здоров. Спасибо за угощение! – и Том исчез.

На Соммерса вдруг навалилась такая усталость, что он еле перешел дорогу и почти упал на сиденье в полном изнеможении.

Теперь, когда все было в порядке, он решил немного поспать, иначе он дальше не выдержит, и решил поехать домой.

Вставив ключ в скважину, он с удивлением обнаружил, что она не заперта. Он удивился. Неужели он ушел, не заперев двери? Такого с ним еще не бывало. Его сердце сжалось от дурного предчувствия.

Войдя в квартиру, он заметил, что в гостиной горит свет. Значит, там кто-то есть. Он быстро выхватил из кармана пистолет, холодная сталь оружия больно обожгла вспотевшую ладонь.

Устыдившись трусливого холодка, который пронзил его душу, он рывком открыл дверь и вошел в ярко освещенную большую гостиную, в которой на мягкой кушетке сидела ослепительно красивая девушка и ласково ему улыбалась.

Он не сразу узнал Леди Джен. Она была в черном парике, а когда узнал, помертвел от ужаса.

– Ага, явились-таки, наконец! – громко сказала она, делая вид, что не замечает оружия в его руке. – И где это вы, мистер Соммерс, пропадаете по ночам. Правда, задавать подобные вопросы старым холостякам не совсем прилично, однако я почему-то считала вас скорее домоседом, чем…

– Как вы сюда попали, мисс? – только и нашелся что сказать Эрл, поспешно пряча пистолет обратно в карман.

– При желании я проникаю даже сквозь стены, мистер Соммерс, и в этом искусстве не отстаю от вас… – Девушка как-то странно усмехнулась, пристально разглядывая его. – А вы не очень-то гостеприимны, мистер Соммерс. Быть может вы организуете кофе, пока я посижу тут и покурю.

Но его словно парализовало: он не мог тронуться с места и ничего не мог больше выдавить из себя. Даже кобра, возникшая у его ног, не могла бы на него так подействовать, как подействовало присутствие этой колдуньи.

– Ну, хорошо… Тогда, может быть, виски с содовой, – продолжила она, закуривая сигарету. Она специально широко раскрыла свою сумочку, доставая зажигалку, чтобы Соммерс убедился, что у нее нет оружия.

Соммерс сдвинулся наконец с места, почувствовав, что у него ноги стали точно ватные, и он едва-едва передвигался через гостиную. В голове его царил хаос, мысли путались, он лихорадочно искал выход из сложившейся ситуации, но страх настолько охватил его, что он не мог сосредоточиться. Подойдя к бару, он первым делом налил себе полный стакан и выпил его, и только после этого поставил перед Леди Джен бутылку и пустой стакан.

– Прошу, – сказал он и тут же устало опустился в кресло напротив. – Вы не очень-то любезны, могли бы и налить, – сказала она, набрасывая ногу на ногу и свободно откидываясь на спинку.

– Я вас в гости не приглашал, – буркнул он.

– И к тому же вы не джентльмен, мистер Соммерс, – жестко сказала она. Он бросил на нее косой взгляд и скривился.

– Да и вы не «Леди», мисс. Достойно ли леди ходить в гости к одинокому мужчине, да еще без приглашения?

– Я пришла не к мужчине…

– А к кому же?

– К противнику в азартной игре.

– И опасной?

– Все будет зависеть от вас.

– Что вам нужно?

– Я хочу знать, где мой отец.

– Ваш отец? А кто он?

– Мой отец – Луиджи Финелли, и вы это отлично знаете!

– Ваш отец пропал? А мне вчера заявили, что его нет в Нью-Йорке, поэтому он не может меня принять… я ведь хотел с ним поговорить.

– Знаю. Отец не считал нужным встречаться с вами… Одна, я больше чем уверена, что эта встреча состоялась, не так ли, мистер Соммерс?

– Чушь! Если бы эта встреча состоялась, вряд ли я вернулся бы домой живой и здоровый, не так ли?

В ее фиалковых глазах мелькнуло пламя, она закусила губу, помолчала с минуту, потом с улыбкой продолжала:

– Мой отец пропал из дома при загадочных обстоятельствах… он как сквозь землю провалился. Я почти уверена, что это ваша работа, мистер Соммерс. Если вы действительно в этом замешаны, то примите мои поздравления – вы научились совершать чудеса!

– Творить чудеса – это ваша прерогатива, мисс… – Он тут же пожалел о сказанном. И действительно, ее лицо стало просто страшным.

– Вы слишком много знаете, мистер Соммерс, берегитесь.

– Что вам от меня нужно?

– Вчера перед подъездом мой отец выписал мне чек на 250 тысяч долларов. Он будет ваш, так как на предъявителя, но только после того, как вы мне скажете, где мой отец и что с ним! Если вам этого мало, я отдам вам все мои драгоценности, они стоят примерно столько же… Я предлагаю вам очень выгодную сделку, мистер Соммерс.

– Полмиллиона долларов? Дешево же вы цените своего отца, Джина!

– Это все, что у меня есть. Это большие деньги, мистер Соммерс. И они вам, я уверена, очень нужны.

– А что будет потом, когда я вам это скажу?

– Мы с отцом навсегда покинем Штаты, и вы о нас никогда больше не услышите. Вот видите, я вам открыла все свои карты. Итак?

– Вы хотите сказать, что ваш отец сейчас не стоит и полушки? И это случилось сегодня ночью?

– Да.

– Тогда ваш отец, по-видимому, арестован.

– О нет! Мой отец исчез из дома еще до того, как я узнала о том, что произошло в порту и на аэродроме, где стоял самолет в ожидании отца.

– Кто вам это рассказал, мисс Джина?

– Гобби, один из папиных телохранителей. Но его тоже взяли, когда оцепили дом. Они не постеснялись увезти даже мою бабушку, хотя она находилась в невменяемом состоянии…

– Не без вашего участия, не так ли, мисс?

– Что вы хотите этим сказать?

– Ничего. А как же вам удалось выскользнуть оттуда?

– Я прошла сквозь строй полицейских, мистер Соммерс, и они все, как один, отдали мне честь. Для меня пара пустяков устроить такой спектакль…

– Как на ипподроме? Вот вы и выложили свой последний козырь, мисс Джина, к чему вы все это мне рассказываете?

– Вы упорно называете меня мисс Джиной, а не Леди Джен, а между тем я – настоящая леди… И почему бы вам все не рассказать? Все равно все это будет сегодня в газетах.

– Я уже сейчас много знаю, мисс Джина. Так я вас называю потому, что вас так зовут в семье… не так ли?

– Вам и это известно, мистер Соммерс? Вы и впрямь вездесущий! Берегитесь, я вас уже предупредила!

– Вы грозите мне смертью? Это вы можете, я знаю. Но я почему-то уверен, что возьму верх над вами. Миссис Флеминг приказывает мне это… Ваша несчастная жертва. – Он встал с кресла и подошел снова к бару. Он налил себе виски и выпил его залпом, отчего чуть не задохнулся.

– Мистер Соммерс, вы мне нравитесь, но наша первая же встреча сразу определила наши роли. С самого начала мы оказались во враждующих лагерях: в Сан-Франциско вы увели у меня из-под носа Люси Арчибальд, за которой я охотилась. Вы вместе с миссис Флеминг открыли военные действия против моего отца и навели на нас целую свору из Интерпола и ФБР, вы виновник крушения «империи» Финелли, которой он столько лет управлял, и вы… вы, наконец, один только знаете, где он. Я предлагаю вам выгодную сделку. Но самое главное, я гарантирую вам безопасность… я обещаю, что с вами ничего не случится! – говоря все это, она поднялась с кушетки и взволнованно заметалась по комнате. Она попыталась еще раз закурить, но ее дрожащие руки мешали ей. Он поднялся с кресла и помог ей прикурить. В этот момент он вполне мог сломать ей шею. Да, он мог это сделать, но он не привык сражаться с женщинами, он был все же немножечко «джентльменом», хотя она это и отрицала, а быть может, и просто глупцом, потому что он проиграл. Когда она затянулась сигаретой, выпрямилась и бросила на него горящий взгляд, он снова устало опустился в свое кресло.

– Ну что вы на все это скажете, мистер Соммерс? – произнесла она.

– Миссис Флеминг убил Билл Форд по кличке Фазан? – спросил он, не поднимая головы, чтобы не смотреть ей в глаза.

– Да.

– А вы убили Паркера?

– Да.

– Отец поручил вам расправиться со мной и всеми моими близкими друзьями?

– Да. В случае, если вы не скажете мне, где мой отец.

– Не скажу, потому что не знаю.

– Ложь!

– Но я действительно ничего не знаю. Я не знаю, за что взяли ваших людей, почему ищут вас и вашего отца, я не знаю, чем он занимался… правда, я предполагал наркотики, но потом понял, что дело не в них. Наоборот, меня предостерегали, чтобы я не совал нос в дела Финелли, потому что у него большие связи с сильными мира сего. Я не знаю, где я перешел дорогу вашему отцу, за что он сделал меня козлом отпущения и стал преследовать… Право же, если бы не Люси Арчибальд, которую вы похитили, я бы вообще в ваши дела не вмешивался, но я узнал, что именно вы тогда увели Люси из театра, и я стал искать вас, чтобы спросить про Люси, и не видел никакой связи с вашим отцом. Да я и не знал, что он ваш отец, ведь вас зовут Леди Джен, и вы типичная англичанка, а он итальянец, и имя у него итальянское…

Она внимательно слушала монотонное бормотание Соммерса, и уверенность ее чуть поколебалась, однако она сухо сказала:

– Вместе с моим отцом из дома исчезла и ваша Люси Арчибальд! И я уверена поэтому, что это дело ваших рук, мистер Соммерс!

– О, право, она могла ничего более лучшего сделать, как исчезнуть из вашего дома, мисс!

Может быть, придушить эту тварь? – молниеносно мелькнуло у него в голове. Он чувствовал, что дело подходит к развязке, что он упустил момент, когда мог спокойно расправиться с ней, а теперь, когда она отошла от него, подошла к окну и раздвинула занавески, она казалась уже недосягаемой. За окном уже наступил день, поэтому оба почувствовали, что пора кончать.

Она подошла к выключателю и погасила свет, потом налила себе немного виски и выпила его короткими глотками до конца.

Убедившись в чем-то, она сказала себе «пора» и посмотрела на Соммерса, мысленно отдавая ему какие-то приказания.

Первое, что он почувствовал, это то, что его будто чем-то сковало, он не мог шевельнуть ни рукой, ни ногой. У него пересохло в горле, глаза начали слезиться, и в них наплыл туман, тошнота подступила к горлу; закружилась голова.

Началось, – только и успел подумать он, засыпая.

А она между тем удовлетворенно наблюдала, как он, вместо того чтобы засыпать, сначала нагнулся вперед, потом очень медленно, словно нерешительно, поднялся с кресла и встал. Он стоял с отрешенным видом сомнамбулы, хотя глаза его были открыты. Затем двинулся с места и пошел к дверям, которые свободно раскрывал, пока не дошел да входной двери. Она была полуоткрыта, путь для него был свободен, и он вышел из квартиры. Она услышала его шаги, когда он начал спускаться по лестнице. Тогда она подошла к открытому окну, высунулась и стала ждать, когда он появится на улице.

Не прошло и несколько секунд, как он появился. Она вся напряглась, лицо ее побледнело, кулачки сжались. Ей было трудно, очень трудно бороться с противодействием чужой воли: Соммерс, казалось, не желал ступать на мостовую, как ему было приказано. Он стоял на тротуаре, не двигаясь с места, и тогда только, когда она сделала еще несколько движений, он послушно двинулся вперед, навстречу несущейся на него с предельной скоростью автомашине… Палата была огромная, чистая и светлая. Очень пахло хорошими духами и первоначальная адская боль, казалось, отступила, давая роздых ушибленному телу и подавленной психике. Соммерс пришел в себя окончательно, когда ощутил на своем лице чью-то нежную прохладную руку.

– Нэнси?

– Да, это я, дорогой. Не волнуйся, все будет о'кей!

– Что со мной? Я сильно покалечен?

– О нет, Эрл. У тебя легкое сотрясение мозга и тяжелые ушибы… Врач опасался внутреннего кровоизлияния, но все обошлось, дорогой. Ох, Эрл, и как тебя угораздило попасть под машину? Если бы не гололед…

– Нэнси, вы поместили меня в эту отдельную, роскошную палату. А вы знаете, сколько она будет стоить?

– Глупости, Эрл! Есть о чем сейчас думать, ты скорее поправляйся и ни о чем не думай!

– Есть новости?

– Ты слишком много разговариваешь для первого раза. Лучше помолчи, я сейчас позову доктора и скажу ему, что ты пришел в себя.

Через несколько минут в палату вошел доктор и, наклонившись над Соммерсом, громко пролаял:

– Так, так! Очнулись наконец! Давно бы пора, проклятый самоубийца! Что это вам вздумалось, молодой человек, бросаться под машину, а? Несчастная любовь? Гм… гм, мне по крайней мере так не кажется. Теперь рады до смерти, что остались живы?

– Да, доктор… но я что-то не помню, чтобы мне когда-либо приходила в голову мысль о самоубийстве… Это была попытка убийства, доктор!

– Да? Что-то мне так не показалось. По словам полиции, вы сами, мистер Соммерс, шагнули под автомобиль… Ну, ладно. Я вам пока запрещаю говорить много. Сейчас вам сделают несколько укольчиков. Я надеюсь, что теперь дело пойдет на поправку.

Только тогда, когда он уснул, Нэнси решилась покинуть его. Она поехала в контору, где ее ожидал Байкинс, волнующийся и жаждущий узнать последние новости о состоянии Эрла.

В тот же день, часа через три, в клинику прибыл мистер Арчибальд вместе со своей дочерью. Он предварительно получил разрешение врача, пообещав, что не задержится в палате более десяти минут.

– Хорошо, если он не спит, и не говорите ничего такого, что могло бы его взволновать, – напутствовал врач.

– Не беспокойтесь, я все понимаю.

Когда они подошли к палате, из нее вышла сестра и сказала, что он спит и им придется подождать.

Ужасно недовольный мистер Арчибальд с Люси вынужден был пройти в холл. Только через час с лишним им разрешили войти в палату.

Он постучал, ему разрешили войти, тогда он пропустил вперед Люси и вслед за ней вошел сам.

Соммерс, до того лежавший в полудреме, при виде таких гостей заставил себя встрепенуться и даже приподнял голову с подушки, но резкая боль заставила его застонать и отбросить ее обратно.

– Мистер Арчибальд, – сказал слабо он. – Люси… я так раз видеть вас здоровой…

– Хэлло, мистер Соммерс! – весело ответила она. – Этим я обязана целиком вам. А как вы себя чувствуете?

– Да, да… как вы себя чувствуете, мистер Соммерс? Надеюсь, лучше?

– Благодарю, мистер Арчибальд, – ответил он. – Присаживайтесь, пожалуйста…

– Должен вам сразу сказать, что через полтора часа мы с Люси покидаем Нью-Йорк, иначе я никогда бы не решился беспокоить вас, мистер Соммерс, начал гость, садясь на единственный стул.

– Да, я тоже так думаю, что вам следует отсюда как можно скорее уехать, – ответил Эрл жестким голосом.

– Я все знаю, мистер Соммерс. Вы сделали почти невозможное, чтобы спасти мою дочь. Она мне все рассказала, я поражен, и я… несказанно благодарен вам… Однако договор есть договор, я, кажется, обещал вам, мистер Соммерс, удвоить сумму гонорара по сравнению с прошлым разом… и я это сделаю… Однако у меня есть к вам вопрос.

– Папа! Ты ведь обещал! – возмущенно проговорила Люси, ее бледное лицо покрылось вдруг краской от стыда.

– Замолчи Люси! Это мужской разговор! Мне бы хотелось, откровенно говоря, знать, почему вы в течение нескольких месяцев, зная, где находится моя дочь, не сообщили мне об этом?

– И только тогда, когда она действительно пропала, я начал действовать, не так ли, мистер Арчибальд? Я все это время помогал вашей дочери встать на ноги, либо дать ей понять, что она заблуждается в своих химерах насчет деятельности актрисы… Я не только помогал ей морально, но и почти содержал ее, если хотите знать! А теперь разрешите задать вашей дочери несколько вопросов?

Тот пожал плечами, сердито сверля Соммерса глазами.

– Люси, скажите честно, вы добровольно уезжаете из Нью-Йорка?

– Да, мистер Соммерс… после всего, что случилось со мной, я не могу вернуться в театр, понимаете…

– А как же ваша самостоятельность? Святое искусство, которому вы хотели служить?

– По-видимому, я для этого еще не достаточно созрела, мистер Соммерс. Быть актрисой – это одно, но всю жизнь проработать в кордебалете… Незавидная вещь, я это поняла… А мой скудный заработок? Если бы вы мне не помогали, что было бы со мной? А внимание ваших друзей? Нэнси… Марка… За что вы со мной так хорошо обращались? Ты, папа, не прав. Я благодарна мистеру Соммерсу гораздо больше, чем ты думаешь. Ему никогда не расплатиться с вами, мистер Соммерс, но он этого еще не понимает.

– Люси, что ты говоришь? – возмутился тот.

– Еще один вопрос, Люси, – прервал его Эрл. – Вы никогда больше не броситесь в бега, Люси, не так ли?

– О, с этим покончено, обещаю вам.

– Третьего раза не будет? – рассмеялся Эрл. – Слышите, мистер Арчибальд? Вот и ответ на все ваши вопросы и недоумения. Девочка должна была многое перенести и пережить, чтобы понять наконец, что от добра добро не ищут.

– Да, мистер Соммерс, но какой ценой.

– Такова жизнь.

В комнату без стука вошла сестра. Она сухо сказала:

– Мистер Арчибальд, ваш визит затянулся. Больному требуется покой, ведь он только сегодня пришел в себя.

– Да, да, мы сейчас уходим, – ответил он, поднимаясь со стула. – Еще одну минутку. – Он вынул чековую книжку, подошел с ней к столику, открыл ее и что-то на ней начертил.

– Итак, мистер Соммерс, я надеюсь вы останетесь довольны. Я выписал вам чек на двадцать одну тысячу долларов… тысяча за непредвиденные расходы, за лечение, например, и прочие траты. Спасибо, и до свидания! Люси, пошли! Нам тоже следует поторопиться.

– Одну минутку, мистер Арчибальд, – сказал он вдруг. – Я хочу задать вам один нескромный вопрос, но надеюсь, что вы на него ответите.

– Да, пожалуйста, мистер Соммерс, – холодно ответил миллионер.

– Скажите, вашу жену, мать Люси, звали Магда?

– Да, а что? – Его скулы чуть зарумянились.

– Ничего, просто так, любопытство… Есть одно совпадение.

– Прощайте, мистер Соммерс! Скорейшего выздоровления! – сказала Люси и вышла из палаты. Отец ее немного замешкался, он хотел что-то спросить еще, но потом передумал. – Всего хорошего, Соммерс, – бросил он и тоже вышел.

Когда они ушли, Эрл в изнеможении откинулся на подушки и закрыл глаза. Бедный Марк! – почему-то пронеслось у него в голове. – О нем она даже ни словом не обмолвилась.

На следующее утро Марк Байкинс с целым ворохом газет ворвался в палату и еще с порога весело закричал:

– Мне сказали, что тебе лучше! Я так рад!

Эрл сидел на краю кровати, держа в руках какую-то бумажку.

– Хэлло, Марк! Я тоже очень рад, что ты жив и здоров. Ты ведь тоже побывал в переделке? Садись и рассказывай.

– Ничего особенного. Я получил отличный удар, но когда он получил от меня ответный в голову, он потряс его, в общем, когда он повис на мне, я кое-как стряхнул его с себя, а тут подоспели ребята из ФБР, и он сдался.

– Погоди, Марк, о ком ты говоришь?

– Как о ком? Да о твоем Фазане. Я отомстил ему за тебя!

– Так он арестован?

– Вся команда с судна «Эльдорадо» задержана, в том числе и доктор Грюннер. Ты еще не читал газет? Почитай, это сенсация. Я только что с Фоли-сквер, говорил с Мак-Грегори… Кстати, он приглашает меня на работу к себе, но я сказал, что никогда не уйду от тебя. Как ты на это смотришь, правильно я ему ответил?

– Кто знает? Может, ты и проиграл. Зло еще свободно бродит по земле.

– Ты о чем?

– Может, тебе будет безопаснее работать в ФБР, Марк?

– Ну, уж нет! Я не трус, Эрл, ты это сам знаешь. А за голову Луиджи Финелли назначена награда в 50 тысяч долларов. В конце концов он все равно попадется, даже если сбежит куда-нибудь за границу. За дело взялись Интерпол и ФБР… Шутка ли, торговля людьми? Да еще искалеченными до неузнаваемости. Прежде чем отправить их в путь, им делают пластические операции и отшибают у них ум. Ты слышишь, Эрл? Это же чудовищно!

– Я что-то вроде этого предполагал, – прошептал тот, вытирая пот со лба.

– В течение десяти лет этот мерзавец торговал живым товаром под самым носом у полиции. Подумать только, Эрл!

Тот ничего не ответил. Он неотступно смотрел на что-то в руке.

– Что это ты там держишь, Эрл? Письмо?

– Нет, чек на двадцать одну тысячу, который мне вручил мистер Арчибальд.

– Почему именно двадцать одна тысяча, Эрл?

– Ты хочешь сказать, почему только двадцать одна, а не больше, так ведь?

– Ну да.

– Одну тысячу он заплатил за непредвиденные расходы… одну тысячу на все… на содержание Люси в течение полугода, на мое лечение. Вот так, Марк, дружище!

– Да ты только на эту девушку потратил больше тысячи, Эрл! Одни только ее наряды…

– Хватит… Стоит ли об этом говорить!

– Стоило ли тебе лезть под машину из-за такой мелочи? – громко возмущался Марк.

Эрл расхохотался, а вслед за ним и Марк. Они смеялись так громко и долго, что в палату заглянула сестра и пригрозила им пальцем.

– Потише, пожалуйста. Мистер Соммерс, к вам пришли из полиции. Что им сказать?

Они переглянулись.

– Это Мортон. Он знает о твоем участии в операции, Марк?

– Если и не знает, так этот проклятый Оллер в курсе. А что? У нас могут быть неприятности?

– Да, мы не должны были вмешиваться в это дело. Но ничего. У меня есть такой сюрприз для Гарри, что он нам все простит. Зовите его сюда, сестра. Я буду рад его видеть!

– Есть чему радоваться! Полиции… – фыркнула та и прикрыла за собой дверь.

Гарри был в форме и производил довольно внушительное впечатление. На его лице блуждала довольная улыбка. Он действительно был счастлив увидеть Соммерса живым после того, как ему рассказали, что тот погиб в автокатастрофе.

– До чего же я рад видеть тебя, старина! – сказал он, пожимая руку друзьям. Я едва улучил минутку, чтобы заскочить к тебе, ты уж не обижайся, я к тебе ненадолго… Если бы ты знал, сколько сейчас на меня навалилось. – Представляю, – ухмыльнулся Эрл. – В газетах пишут, что за голову Луиджи Финелли, которого ты, кстати, защищал, назначена награда в 50 тысяч долларов! Это же целое состояние!

Гарри почувствовал себя неловко. Он переступил с ноги на ногу, вертя в руках фуражку.

– Ты был прав, Эрл, а я кретин.

– Садись, – сказал ему Эрл, указывая на край кровати. – Если ты поймаешь этого негодяя, а я давно тебе говорил, что он негодяй и преступник, так вот, тебя не только повысят, но ты еще и разбогатеешь!

– А пока меня не выгнали из полиции, я должен заниматься своим делом – ловить убийцу старухи Флеминг, – не без горечи ответил ему Мортон.

– А зачем его ловить? Он уже в твоих руках, – сказал Эрл.

– Слышал, но этого еще мало, надо доказать его вину, а это не легко…

– А кого вы имеете в виду? – спросил вдруг Марк Байкинс.

– По-видимому, Эрл имеет в виду Билла Форда.

– Билл Форд? Он же Фазан? – изумился Марк.

– Да.

– Тогда, мой тебе совет, – вскочил вдруг со стула Марк и начал носиться по палате. – Фазана взяли на судне, так ведь?

– Ну, так…

– Он собирается удрать за границу?

– Положим.

– При обыске вы ничего не обнаружили?

– Я не знаю, его брали ребята из ФБР.

– Тогда справься, не обнаружили ли они у него в каком-нибудь мешочке драгоценностей старухи? Кольцо с сапфиром?

Гарри бросил на Марка подозрительный взгляд.

– И тщательно обследуй квартиру старухи – не оставил ли он там своих пальчиков… например, на кухонном окне… – добавил с улыбкой Соммерс. – Я уверен, что тебя ждет успех.

Гарри тяжело встал с постели, лицо его потемнело, но глаза приобрели торжествующий блеск.

– А тебя не пугает, что там могут обнаружить чьи-то другие пальчики, старина? Я ведь только что оттуда… И я все понял, я знаю, кто там был сегодня ночью, Эрл, только вот зачем – не пойму никак…

– И не заглянул в большой шкаф, Гарри?

– Дался тебе этот проклятый шкаф! Если тебя опять сцапают, Эрл, я уже вряд ли сумею тебе чем-нибудь помочь… Сейчас кипит вся Америка и налогоплательщики никого не пощадят!

– Тебе нечего беспокоиться, Гарри, уверяю тебя! Я не был там сегодня ночью, ты это усвой. И вот что я тебе скажу: торопись! Сейчас же вернись туда и проделай все, как я тебе посоветовал… И тщательно приглядись к большому шкафу.

– Но ведь он пустой! Я еще в первый раз заглядывал в него и ничего не обнаружил, кроме какой-то тряпки! – в сердцах выпалил он, размахивая руками.

– Посмотри еще раз! В нем отличная начинка, поверь мне.

– И про мешочек с драгоценностями не забудь! – добавил Байкинс.

– Откуда ты знаешь про мешочек? – сурово спросил Гарри.

– Беги, Гарри, не задерживайся, – настойчиво твердил Эрл.

– Ты всегда был прав, поэтому я ухожу, Эрл… А ты скорее выздоравливай. Будь здоров, старина! До свидания, хитрая лиса, мы с тобой еще поговорим! Слишком много тайн накопилось, не так ли? – бросил он уже на ходу.

В палате несколько минут царило молчание.

– Эрл, – вдруг заговорил Марк, снова садясь на стул.

– Да.

– Люси уехала?

– Да, вчера утром. А ты думал, что она останется?

Марк ничего не ответил. Он встал, подошел к окну и, чуть приоткрыв его, закурил.

– Брось, Марк, она сделала свой выбор. Будь мужчиной, наконец, продолжал он, укладываясь под одеяло. – Эх, сейчас бы стаканчик виски, а, Марк?

– Тебе нельзя, – буркнул тот.

– А за наш успех?

– Успех? – с горечью пробормотал тот и щелчком выбросил сигарету.

– А почему бы и нет? Мы с тобой разбогатели на двадцать одну тысячу. Это во-первых. А, во-вторых, оба нашли убийцу Доры Флеминг и ткнули носом в него Мортона. – Он замолчал, хитро улыбаясь.

– Что есть еще и в-третьих?

– Сейчас, вот в эту минуту, в том самом твоем любимом шкафу, который так тебе понравился с первого взгляда, Гарри, наверное, уже нашел свои 50 тысяч!

– Значит, ты все же его зацапал? – неожиданно улыбнулся Марк. – Вот это да!

– Да.

– А Леди Джен?

– Леди Джен? Она неуловима, она неистребима, пока на свете живет род человеческий… Это зло, это Фортуна преступного мира, которое рассеяно по земному шару. Она вечна, Марк!

– Но добро и зло – тоже вечны, Эрл, не забывай этого!

Неожиданно дверь палаты распахнулась, и появилась Нэнси. В руках у нее был ворох свертков и букет цветов.

– Здравствуйте, мальчики. Ну как, все в порядке?

– Как ты кстати, Нэнси, любимая…


Глава 11 | Избранные детективные романы. Компиляция. Книги 1-24, Романы 1-27 | 1.  Кусочек секса перед казнью