home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 9

Случилось то, что должно было случиться. Ежедневное тесное общение, трогательная забота Марка Байкинса о Люси Арчибальд, обоюдная симпатия способствовали возникновению более глубокого чувства с обеих сторон, которое, кстати, они тщательно скрывали друг от друга.

Марк давно уже выбросил из головы предупреждение Эрла, что Люси для него «не ровня», а Люси, страшно желавшая обрести самостоятельность и независимость, опасалась снова потерять и то и другое, поддавалась чарам красивого молодого человека.

Однако факт остается фактом: Марк потерял голову, влюбившись в Люси, а та, очарованная им, его добротой и вниманием, принимала его благосклонность с великодушием королевы.

И все же иногда его неусыпная бдительность раздражала ее, и она начинала подозревать, что ее не выпускают из виду лишь для того, чтобы вскорости вручить отцу. Правда, она была недалека от истины… Такова жизнь!

По утрам, когда они с Нэнси ехали на работу, она была почти счастлива. Она и не ведала, какое адское зло предостерегает ее на каждом шагу, а потому всегда была беспечна и весела. К ней пришла первая любовь, к ней пришло нечто вроде «успеха», и действительно, Люси прижилась в театре, где царит жесточайшая конкуренция и соперничество, и полюбилась публике.

Луис Гаррисон позвонил как-то по телефону, приглашая на открытие сезона всю троицу из «Сфинкса». В музыкальном ревю Люси была впервые, это был ее скромный дебют, но они решили на премьеру не ходить, чтобы не смущать ее.

С девяти до двенадцати дня она посещала репетиции, и каждый раз ровно в двенадцать за ней приезжал Марк. Сначала они заезжали в какое-нибудь кафе, чтобы позавтракать, а потом он уже отвозил ее домой, под присмотр Кэрри, которая с нетерпением ждала ее, чтобы заняться ее туалетами. Старая дева почти совсем переселилась в отель, при этом у нее открылся еще один мощный талант: она превратилась в отличную костюмершу, умеющую из ничего сделать что-то.

Первое время Нэнси отдыхала от своей сварливой няньки, но иногда ей становилось скучно и тоскливо. Особенно в те времена, когда Эрл Соммерс почему-либо отсутствовал на работе, а то и вовсе выезжал из города. Поэтому Нэнси была рада, когда наступала ее очередь встречать Люси после спектакля. Она приезжала в театр на последнее отделение, а потом они вместе с Люси брали такси и отправлялись домой. В такие вечера Марк не был спокоен. Ровно в двенадцать ночи он звонил в отель, чтобы справиться, вернулась ли мисс Арчибальд с работы. Только после этого он отправлялся спать.

Однажды Люси сказала ему, улыбаясь:

– Если бы мне не было приятно видеть вас так часто, мистер Байкинс, я бы, по всей вероятности, в конце концов восстала бы против такой назойливой опеки… Согласитесь сами, ведь вы стесняете свободу мою…

– Это мой долг, мисс Арчибальд, – мрачно ответил Марк. – Мне не безразлична ваша судьба.

– Но что может со мной случиться? Я уже давно не младенец, право… – несколько досадливо проговорила она.

– У вас есть знакомая по имени Леди Джен, Люси?

– Леди Джен? Меня уже спрашивал об этом мистер Соммерс. Нет, мистер Байкинс, у меня нет такой знакомой.

– Вот видите… А ей вы зачем-то понадобились… Впрочем, я могу вас избавить от своего присутствия, но только тогда, когда опасность, грозящая вам, перестанет существовать. Потерпите еще немного, мисс Люси, дорогая… – в голосе Марка явно чувствовалась горечь.

– Ну, вы уже и надулись, мистер Байкинс. Право же, я не хотела вас обидеть… – Девица виновато улыбнулась ему и протянула руку. – Ну, до вечера.

Она упорхнула, оставив Марка с ощущением какого-то недоброго предчувствия.

Эрл заполнял свой «журнал», когда Марк вошел в его кабинет.

– Хэлло, Марк! Хорошо, что ты пришел! У меня есть новости.

– Правда? Какие?

Эрл взял со стола каблограмму и потряс ею в воздухе.

– От мистера Арчибальда.

– Наконец-то! Он что, только хватился дочери?

– Он три месяца отсутствовал, находясь где-то на Ближнем Востоке. Вернувшись, он обнаружил, что дочь исчезла. Он предлагает мне двойной гонорар и поручает начать розыск.

– Двойной гонорар? Это ведь 20 тысяч долларов?! – изумился Марк.

– Он мог бы заплатить и подороже… за жизнь дочери чего не пожалеешь, – отозвался Эрл.

– И что же ты намереваешься предпринять?

– Я хочу заработать эти деньги… Через некоторое время мы передадим ему его дочь из рук в руки, понял?

– Да, но… – Марк искоса взглянул на Эрла и запнулся.

– Ты имеешь что-нибудь против?

– Имеем ли мы право это делать, Эрл, ведь она нашла свой путь и идет своей дорогой… И притом, мы ведь не приложили никаких усилий, чтобы отыскать ее.

Эрл криво улыбнулся, отложив в сторону свои записи. Он приподнялся с кресла и, перегнувшись через стол, раздраженно проговорил:

– Ты хочешь сказать, что это не совсем порядочно… Но я вожусь с этой девчонкой скоро уже полгода. На нее много затрачено, кроме нашего служебного времени. Ты ведь именно в эти часы опекаешь ее и я тебе ничего не говорю? Я тебе плачу за это… Мне пришлось уплатить за отель, за ее тряпки, которые нужны ей для выступлений… а они не дешевы. Я возобновил почти весь ее гардероб, сделал подарок Луису Гаррисону за то, что он взял ее к себе в театр и тоже приглядывал за ней. Да мало ли каких расходов она мне стоит, и ты, дубина, должен это понять. Я – не ты. Я не влюблен в нее. У меня заранее были далеко идущие планы в этом отношении. И потом, мы с тобой не такие уж богатые люди, чтобы делать подарки миллионеру, которому на нас тоже наплевать. Через неделю я дам ему телеграмму, чтобы он вылетал. Пусть забирает свое чадо и сам решает ее проблемы.

Лицо Марка, от природы розоватое, приобрело заметную бледность, что Эрлу стало не по себе.

– Но ведь ты обещал ей…

Эрл вышел из-за стола, подошел к своему бару, вынул бутылку виски и разлил по стаканам.

– Выпей, Марк, – сказал он, ставя перед ним стакан на стол. – Мы не имеем прав быть такими щепетильными, Марк… иначе нам с тобой придется туго… И потом, я ничего ей не обещал. Я сказал только, что ничего не буду сообщать о ней отцу, пока он сам меня об этом не попросит. Вот так, и он выпил, не поморщившись.

– Ну, а что нового у тебя?

– Я был на пирсе… Судя по суете, которую я заметил в порту, идет набор экипажа для «Эльдорадо». Матросы так и сновали с корабля на берег. По всему видно, что судно готовится в рейс.

– Что, шла и погрузка?

– Нет, но, зайдя в одну харчевню, я услышал от одного подвыпившего грузчика странные слова: «Они возят живой груз, эти проклятые мерзавцы! Живой товар, понимаете, сэр?» Он хотел еще что-то сказать, но бармен схватил его за шиворот и вытолкал из харчевни. Он был так разъярен, что я думал, он накинется и на меня.

– Ты запомнил этого типа, который говорил о «живом» грузе?

– Да. Я искал его часа два, но он как в воду канул.

– Что ж, может быть, и канул, – проговорил Эрл, снова усаживаясь за свой стол.

– Значит, «Эльдорадо» собирается в рейс… – Эрл снова встал и подошел к окну. Его беспокойство и раздражение передались Марку. Он стал пристально наблюдать за другом, ожидая, что он еще скажет.

Эрл раскрыл створки окна и впустил в комнату струю холодного воздуха. Неужели мы к чему-то приблизились? – подумал он.

За окном моросил октябрьский дождик. Асфальт блестел в тусклом свете дня. Было муторно и тревожно на душе. Разговор с Марком оставил неприятный осадок. То же мне, чистюля. Но мы должны до всего докопаться и будем продолжать расследование, которое всего лишь мираж… – продолжал думать Эрл, глядя на серенький осенний пейзаж за окном.

Расстроенный Марк сидел в кресле, скрестив длинные ноги, и поглядывал с неодобрением в сторону Эрла, который, казалось, забыл о его существовании.

В это время в приемной раздался стук в дверь. Нэнси, оторвавшись от пишущей машинки, громко сказала: «Входите».

В дверь просунулась чумазая мордашка, яркая жокейская шапочка торчала на вихрастой голове паренька лет двенадцати-тринадцати, в руке которого она заметила небольшой конверт.

– Ну, входи, не робей, – сказала она, выходя из-за маленького столика. Она с удивлением разглядывала юного посыльного, который все еще мялся у двери, не решаясь войти. – Что тебе надо? Ты не ошибся адресом?

Парнишка широко улыбнулся, потом спросил:

– Я могу видеть мистера Соммерса, мэм?

– Ты принес ему письмо?

– Да. Но я обязан его вручить только в руки мистера Соммерса. Так сказала старая мэм.

– Кто эта «старая мэм»?

– Миссис Флеминг, мэм.

– Хорошо. Проходи. Сядь вот на стул и посиди немного, пока я не доложу мистеру Соммерсу о твоем приходе.

– Спасибо, мэм.

– Хорошо. А как твое имя?

– Сэм Гопкинс, мэм.

– Мистер Гопкинс, посидите тихо здесь и подождите меня.

– Ясно, мэм.

Нэнси скрылась за дверью. Через минуту она вернулась. Подойдя к своему столику, она взяла блокнот, ручку и сказала:

– Пошли, Сэмми. Мистер Соммерс ждет тебя. Идем быстрее.

Когда мальчонка показался в кабинете, Марк протянул:

– Ну-у-у… Вот не ожидал. Оказывается, это мой старый знакомый. Помнишь, я рассказывал тебе о мальчике, у которого купил памятку миссис Флеминг? Это он самый и есть! Что-нибудь случилось, малыш?

Сэм снял свою шапочку и поклонился.

– У меня письмо мистеру Соммерсу. Вы и есть мистер Соммерс? – спросил мальчик, глядя удивленными глазами на Марка.

– Нет, малыш. Мистер Соммерс не я, а вот этот строгий господин, сказал Марк, – указывая на Эрла.

– Что у тебя там? – спросил Эрл, протягивая руку.

– Письмо, сэр. От старой мэм. Она очень встревожена и беспокоится…

– Беспокоится? – спросил Эрл, беря в руки конверт. Осмотрев его со всех сторон, он отчетливо заметил, что кто-то до него уже вскрывал конверт. Для детектива его класса, это нетрудно заметить. Он подозрительно посмотрел на мальчика и сказал:

– Ты читал это письмо?

Глаза Сэмми еще больше округлились. Он впервые видел знаменитого детектива и уже был готов благоговеть перед ним.

– О, что вы, сэр! – пролепетал он так искренне, что Эрл еще раз внимательно осмотрел конверт.

– Ты маленький лгунишка, – сердито сказал он. – Это письмо явно кто-то вскрывал. Если ты не скажешь мне всей правды, кому ты давал читать это письмо, я отведу тебя в полицейский участок, понял?

– Я не кому не давал читать его, сэр… но мистер Гобби мог вынуть его у меня из кармана и прочитать в то время, когда я мыл посуду на кухне…

– Кто этот мистер Гобби? – спросил Эрл.

– Наш старший бармен, сэр…

– Толстяк с черными лохмами? – спросил Марк.

– Да, сэр. Он знал, что миссис Флеминг просила меня отнести это письмо вам, потому что пришлось у него отпрашиваться с работы чуть раньше. Он сказал, что я должен перемыть всю посуду, потом могу быть свободным.

– Значит, ты оставил это письмо в кармане куртки и его свободно могли у тебя похитить?

Эрл полез за сигаретами в карман, закурил и уселся на край стола. Марк все еще сидел в кресле, скрестив ноги и внимательно следя за разговором. Нэнси, стоя у двери, что-то записывала в блокнот.

– Что вы, сэр! Кому нужно письмо старухи? И что в нем может быть интересного? – затараторил парнишка, блестя плутоватыми глазами.

– А что, разве памятка, написанная миссис Флеминг, не стоила пяти долларов, ты плутишка? Забыл уже? – вставил Марк.

Сэм Гопкинс стоял с разинутым ртом, заметно побледнев от волнения, но Эрл уже не обращал на него никакого внимания. Он быстро вскрыл конверт и вынул небольшой лист бумаги. Развернув его, он прочел:

«Мистер Соммерс!

Обстоятельства вынуждают меня снова обратиться к вам с просьбой как можно скорее посетить меня. Было бы желательно сегодня. Буду ждать вас. Заранее признательная вам Д.Флеминг»

– Да, действительно, интересного мало, – задумчиво сказал он и передал письмо Марку. – Что ты скажешь? Стоит ли оно пяти долларов?

Марк дважды прочитал письмо, немного помедлил, потом сказал:

– Скажу, что надо исполнять ее просьбу. Хочешь, пойду я?

– Нэнси, возьмите конверт с письмом и вложите его в папку с делом миссис Флеминг, – распорядился Эрл и обошел стол, сел на него и вопросительно посмотрел на Марка. – Ты и вправду хочешь пойти на это свидание?

– Может быть, я все же наконец разнюхаю, что у этой бабки в ее великолепном шкафу, – ответил Марк, улыбаясь.

Все рассмеялись.

– Что мне сказать старой мэм? – спросил Сэмми, неодобрительно поглядывая на Марка.

– Вот что, мистер Гопкинс, – начал Эрл, сверля мальчонку сердитыми глазами, – во-первых, никто не должен знать о твоем приходе сюда и о том, что миссис Флеминг писала мне. Если я узнаю, что ты невоздержан на язык, я уничтожу тебя, сотру в порошок и ты никогда больше не увидишь белого света – это я тебе обещаю.

– А во-вторых, сэр? – спросил испуганно Сэм Гопкинс.

– Во-вторых… – Эрл попытался скрыть усмешку, – во-вторых, сейчас ты побежишь и скажешь миссис Флеминг, что я сам приду к ней сегодня вечером. Понял?

– Где уж не понять, все и так ясно, сэр… – И Сэмми повернулся было к двери, что бы поскорее удрать, как Марк остановил его.

– Эй, парень, подожди! Вот тебе за труды… и за хорошее поведение в дальнейшем. – И он вынул из своего бумажника пятидолларовую банкноту и протянул мальчонке. Лицо мальчика просветлело. Он быстро выхватил из рук Байкинса деньги и с криком восторга выскочил из кабинета.

Нэнси вышла вслед за мальчиком.

– Кто этот Гобби? Ты его знаешь? – спросил Эрл Марка, который в это время затягивался сигаретой. Голубой дымок пополз по кабинету, в котором и без того царил сумрак.

– Я думаю, что это тот самый бармен из бруклинского ресторана, который задавал мне не совсем приличные вопросы и явно следил за мной, ответил Марк, стряхивая пепел в хрустальную пепельницу, стоявшую на столе Эрла. Это был подарок Нэнси к его дню рождения, сам бы он, конечно, на подобное разорение не пошел.

– Итальянец?

– Маленький, жирный, с кудлатой головой… Мне он очень не понравился.

В этот момент на столе Эрла зазвонил телефон. Оба вздрогнули от резкого звука. Эрл снял трубку.

– Это ты, Луис? Да? Привет. Не извиняйся, я не очень занят… Что? Люси Арчибальд? Нет, у нас ее не было. Как ушла? С репетиции? А куда? Не сказала никому? Куда же она могла деться? Быть того не может, Луис! Звонили в отель? Ну и что? Не отвечает? Может, она пошла побродить по магазинам? Что говорят другие девушки? Не знают? Вот так сюрприз устроила эта нахальная девчонка!

Во время этого разговора Марк в испуге вскочил с кресла и стал нетерпеливо слушать дальнейший разговор, а Соммерс тем временем продолжал:

– Луис! Как это могло случиться, ведь ты мне обещал присматривать за ней… Ты думал… Черт знает, что это такое! Человек уходит с репетиции и никто этим не интересуется! Как? Она ушла в одном платье? Без пальто? Дьявольщина! Этого я больше всего боялся… даже сумочка осталась? О, боже! Сколько? Уже около часа? Почему же вы раньше мне не позвонили? Ладно. Сейчас мы с Марком приедем к вам и поговорим поподробнее… Не отпускайте никого из ваших… Может найдется хоть один свидетель. Я еду! Да, ждите!

Эрл бросил трубку и крикнул Нэнси, чтобы она немедленно позвонила к себе домой и спросила Кэрри, не видела ли та мисс Люси.

Нэнси, растерянная и расстроенная, стала набирать свой номер. Кэрри ответила тут же, сказав, что она видела Люси только вчера вечером. Руки у девушки слегка дрожали, как и голос, когда она передавала Соммерсу содержание своего разговора.

– Не собиралась ли Люси куда-нибудь пойти? Не говорила ли она вам что-нибудь подобное? – строго спросил ее Эрл.

– Нет, нет, ничего подобного она мне не говорила… – ответила Нэнси, – но, Эрл, она очень своеобразная и могла вполне выкинуть какой-нибудь номер, чтобы доказать, что она свободна и независима. Ее тяготит наше постоянное участие в ее передвижениях. Подождем до вечера, не надо паниковать, мальчики…

– Но ведь она удрала с репетиции! Понимаете ли вы это? Для нее это невозможный поступок! Это абсолютно исключается! – крикнул Марк, начав ходить по кабинету, засунув руки в карманы. Он сильно побледнел, пот выступил у него на висках и скулах.

– Одевайся! – сказал он. – Мы едем сейчас в театр, а после решим, что нам делать.

Одевшись и прихватив с собой даже зонты, оба детектива вскоре выскользнули из здания, сели в «бьюик» и покатили по Парк-авеню.

Было около десяти вечера, когда Эрл вошел в свою квартиру. Уставший, промокший и злой, он первым долгом скинул с себя промокшую одежду и прошел в ванную. Приняв горячий душ, он облачился в сухое белье, натянул шерстяные носки и накинул на себя халат. Подойдя к бару, он налил себе добрую порцию и залпом выпил ее.

Усевшись в кресло перед телевизором, он откинулся на спинку кресла и задумался над сложившимся положением. Люси исчезла. Их шестичасовые поиски ни к чему не привели. В театре они перевернули все вверх дном, были осмотрены все закоулки, норы и щели в этом веселом заведении, и все напрасно. На многочисленные вопросы, которые задавал Эрл почти каждому, кто находился в это время в театре, он не получил ни одного путного ответа. В зале царил полумрак, когда она выскользнула из него, поэтому никто не заметил ее исчезновения. Когда пришло ее время выходить на сцену, ее стали окликать, думая, что она сидит где-нибудь в партере, но она не откликнулась. Подумали, что она вышла из зала по своим маленьким нуждам, подождали. Луис, начиная нервничать, послал кого-то из актеров поискать ее в фойе, и только тогда, когда прошло более получаса с момента ее исчезновения, мистер Гаррисон забил тревогу. Нашли ее сумочку на одном из стульев в шестом ряду. В театральной уборной, где она обычно гримировалась, нашли ее пальто, шляпку и зонтик. Тогда-то мистер Гаррисон был вынужден сообщить обо всем этом Эрлу Соммерсу.

Соммерс прямо из театра позвонил Нэнси и поручил ей обойти все близлежащие магазины и кафе. Гаррисон, несмотря на свою занятость, вызвался объездить все зрелищные заведения. Эрл с Марком на своей машине в течение более четырех часов прочесали почти все главные артерии города, не оставляя без внимания и вокзалы.

В пять часов дня они прибыли на аэровокзал Кеннеди, потолкавшись среди многочисленной публики, они решили, что на сегодня хватит. Если она не появится до утра, придется принимать кардинальные меры – звонить в полицию, так сначала решил Эрл, но Марк его отговорил.

– Это ведь наше с тобой дело, Эрл? Мистер Арчибальд ведь поручил нам отыскать Люси… тем более, он предложил нам такую большую сумму… и мы ее честно с тобой заработаем, Эрл. Как ты думаешь?

После некоторого раздумья он пришел к выводу, что Марк прав, его доводы не лишены здравомыслия. Он признался себе, что на какой-то момент растерялся. Его душили досада и злоба: он потратил на эту девчонку столько заботы, внимания и денег, и все впустую – она исчезла. Удрала? Или ее похитили? Раз он не смог ее уберечь, его долг теперь найти ее, найти во что бы то ни стало!

– Ты, прав, Марк. Можешь обозвать меня лопухом, если я не найду ее живую или мертвую! Хорошенькие дела творятся в Нью-Йорке! Посреди дня исчезает девушка, и никто ничего не видел, и никто ничего не знает.

– Подождем до завтра, Эрл. Утро вечера мудренее. А вдруг она уже у себя дома? Эта девочка с фантазиями… Она не такая, как все!

– Что правда, то правда… Бедолага папаша! Сколько он уже с ней намыкался…

Марк обидчиво промолчал.

Вспоминая сейчас этот разговор, Эрл вдруг поймал себя на мысли, что он уже давно, исподволь, думает о другой взбалмошной и загадочной девушке – Леди Джен. Ее огромные фиолетовые глаза стояли перед его взором. Леди Джен! Эрл хлопнул себя по лбу: как это я сразу же не вспомнил о ней? Она искала Люси, перерыла все в ее номере, чтобы только найти ее следы! Зачем она ей? И почему она так упорно отрицала, что искала Люси? Ничего не понятно… Однако, если найти Леди Джен, не все еще потеряно.

Эрл встал с кресла, снова подошел к бару и налил себе почти полный стакан. Выпив, он стал мерить ногами комнату. Он был так возбужден, что весь дрожал.

В этот момент раздался телефонный звонок. Он снял трубку.

– Соммерс у телефона.

– Эрл, это я, Марк. Я звоню тебе, потому что вспомнил… Ты ведь обещал сегодня побывать у миссис Флеминг? Если ты не в состоянии, поеду я. Интересно все же, что там происходит!

– О, черт! – в сердцах выругался он. – Я совсем забыл… У меня не выходит из головы эта девчонка… Леди Джен. Я все время думаю: с чего нам начать наши поиски, и вот только сейчас пришел к выводу, что нам надо начать с нее. Да, да… с этой самой девицы. Она ведь зачем-то разыскивала Люси?

– Но как ее найти?

– На вилле Финелли, старина. Ты же сам проследил ее туда!

– А если это не так?

– Я решил начать с этого адреса.

– Ты с ума сошел? Тебя пристрелят, как только ты приблизишься к ней…

– Кому? К Леди Джен?

– К вилле, кретин! Там охрана…

– О, нет. Я пойду туда легально. Я попрошу разрешения на встречу с мистером Финелли. Что за резон ему отказывать, если он ни в чем не замешан?

– Завтра поговорим обстоятельнее, а сейчас пора спать. Значит, сейчас ты едешь к миссис Флеминг?

– Да, я уже готов, вот только оденусь. Надеюсь, она не будет в претензии, что я явлюсь в такой поздний час? Ведь уже скоро одиннадцать? Спокойной ночи, Марк… если это возможно для тебя. Впрочем, я верю, что все будет о'кей… Не переживай, старина.

– До завтра, Эрл, – ответил Марк потухшим голосом.

Эрл стал быстро одеваться. Через пять минут он был уже готов. Закрыв дверь на ключ, он быстро спустился вниз и снова очутился под моросящим дождем, освежавшим его пылающее лицо. Заведя машину, он плавно тронулся с места по влажному асфальту в сторону Бруклинского моста.

Поставив машину под развесистым деревом у маленького скверика, он решил дальше идти пешком. Но прежде чем двинуться вперед, он внимательно огляделся, посмотрел на парадный вход нужного ему дома, слабо освещенного тусклым светом электрической лампочки.

Около дома не было ни души. Он пошел вперед, но был настороже, ему не хотелось, чтобы его кто-нибудь видел. Остановившись, он поднял воротник плаща и натянул плотнее шляпу на голову. Потом он закурил и еще раз осмотрелся. Путь был свободен. Он достиг парадной двери, распахнул ее и вошел в вестибюль.

Швейцара на месте не было, и этот факт порадовал его. Он торопливо зашагал по лестнице, ведущей в квартиру миссис Флеминг, и стал быстро подниматься. Не доходя до третьего этажа, Эрл вдруг остро ощутил, как его сердце затрепетало от какого-то дурного предчувствия. Он остановился, передохнул, заставил себя отбросить всякие страхи и остановился перед дверью, которая показалась ему незапертой. Приглядевшись внимательнее, он убедился, что это так. Но, несмотря на это, он несколько раз постучал. Никакого ответа. Эрл постучал погромче – старуха, может быть, глуховата. И только после третьей попытки достучаться, он решил войти в квартиру без разрешения. Его встретила густая темнота и пугающая тишина.

Нащупав рукой выключатель, он зажег свет. Яркий свет почти ослепил его, и на первых порах он ничего не разглядел. Ему показалось, что в квартире никого нет.

Погасив сигарету и спрятав ее в карман, он решительно натянул на руки перчатки. И только тогда он сделал шаг вперед. Продвигаясь медленно в дальний угол комнаты, он увидел стоящую кровать и прикрытую марлевым пологом. Взявшись за край полога, Эрл легким движением отдернул в сторону его и заглянул внутрь. Так и есть! Эрл содрогнулся. Миссис Флеминг лежала на кровати с примятой подушкой на лице. Одна рука ее была подмята под ребра, другая свисала с постели, почти касаясь пола.

Он приподнял подушку и ужаснулся. Вид старухи был страшен. Не было сомнения, что она уже мертва.

Опоздал, – с сожалением подумал Эрл. Такого поворота событий он не ожидал. Однако, чувствуя за собой нечто вроде вины перед этой явно убитой кем-то старой женщиной, он невольно вздрогнул. Его лицо внезапно покрылось потом, и он стал пятиться назад, к выходу. Дойдя до двери, он обернулся и увидел на полу следы, оставленные его грязной обувью.

Вот такие мелочи могут иногда привести к трагическому финалу, подумал он, осуждая свою невнимательность, и стал лихорадочно уничтожать свои следы, орудуя носовым платком. Поднимая голову, он нечаянно стукнулся ею о громадный шкаф – предмет своих насмешек.

– Дьявольщина! – тихонько выругался он, потирая ушибленное место. Он чувствовал, что не имеет права терять время, что ему нужно скорее убраться отсюда, но любопытство взяло вверх. Он не терпел даже таких пустяковых загадок.

И что она такого хранила в шкафу? – подумал он, приподнимаясь. Взявшись за дверцу шкафа, он сделал попытку открыть его. Но не тут-то было. Шкаф был заперт, а ключа не было. Эрл еще раз дернул дверцу и понял, что она ему не поддастся.

Тогда Эрл решился на свой старый трюк с отмычкой, которую постоянно носил с собой.

Он торопливо начал возиться с замком, и, пока дверца шкафа не распахнулась перед ним, стоял, закусив нижнюю губу зубами. Чуть ли не до крови. Его поразила пустота, которую он обнаружил внутри шкафа. Жалкое зрелище представляло собой одиноко висевшее черное платье старухи. Больше там ничего не было. Он вытянул платье, осмотрел его со всех сторон и заметил, что в нем есть карманы. Он обыскал их. В его руке оказался небольшой клочок бумаги. Развернув его, он прочел:

«Сфинксу. Если вы найдете эту записку, вы на верном пути. Дора Флеминг.»

Он спрятал записку в карман, запер тщательно шкаф и метнулся к открытой двери. Он торопился, потому что услышал завывание приближающейся полицейской сирены.

Все следующее утро Соммерс и Байкинс провели в полицейском участке, где сержант Оллер учинил им настоящий допрос, в довершении всего – с пристрастием. Один из фликов, подпиравший своей огромной спиной двери кабинета, дважды применил кулачную расправу с Марком Байкинсом, кипятившимся сверх меры от возмущения. Соммерс выразил протест, заявив, что будет говорить только с начальником главного управления полиции, в руки которого вскоре попадет это дело.

– Почему вы так уверены, что мы сами не разберемся в нем? насмешливо спросил его сержант. – Сдается мне, что мы нашли преступников, мистер Соммерс…

– Если вы сразу начнете с ложного следа, вам никогда не разобраться с этим делом, сержант, – сказал Соммерс, невесело улыбаясь.

– Но вас и вашего служащего, мистер Соммерс, опознали многие люди, утверждающие, что видели вас и его несколько раз возле дома, где проживала покойная, не так ли?

– Да, мы были в этом доме, мы навещали миссис Флеминг, но все это делалось в связи с расследованием одного частного дела. О подробностях этого дела я намерен рассказать только капитану О'Лири и в присутствии сержанта Мортона, который некоторым образом в курсе моих дел… Он мой приятель.

– Что ж, если не желаете говорить, мне остается только задержать вас обоих, как подозреваемых в убийстве. Бен! Надень на них наручники!

– Только подойди! – крикнул Байкинс, вскакивая со стула.

– Перестаньте, сержант, не стоит ставить себя в дурацкое положение, чтобы вам не пришлось в дальнейшем просить извинения, позвоните в главное управление. – И Соммерс, вырвав из блокнота листок с нужным номером, протянул его Оллеру.

– Мы что, не знаем, как и куда звонить, мистер Соммерс? Чей это номер?

– Это отдел борьбы по расследованию убийств. Попросите сержанта Мортона.

Лицо Оллера выразило гримасу, но он все же взялся за трубку и набрал нужный номер. На той стороне провода тут же откликнулись. Поговорив, по-видимому, с самим Мортоном, сержант Оллер вскоре сдался и хмуро буркнул Соммерсу:

– Ваша взяла. Сейчас за вами пришлют машину. Я же все-таки прошу вас и вашего служащего Марка Байкинса никуда из города не отлучаться.

– Будьте покойны, сержант, – ответил удовлетворенно Соммерс, переглянувшись с Марком, который совсем было уже приуныл.

– И если вы мне понадобитесь, мистер Соммерс, прошу вас немедленно явиться по вызову, – твердо и жестко продолжал говорить Оллер, хмуря брови, но не поднимая глаз на Соммерса.

– Я уже сказал, будьте покойны, сержант… Советую направить поиски в другом направлении, если хотите успешно справиться с этим делом, – и Соммерс полез в карман за сигаретами, – с вашего разрешения, сержант?

– Курите! – махнул тот рукой.

Байкинс как будто только и ждал этой команды. Он торопливо полез в свой карман, вынул сигарету и с жадностью закурил.

Напряжение несколько спало. Только флик, стоящий у двери, все еще нервно переминался с ноги на ногу и злобно поглядывал на обоих детективов. Сразу было видно, что он недолюбливает эту породу людей. Строят из себя умников! А сами не бог весть что! Возможно, и преступники… Спустя полчаса Гарри Мортон приехал за ними на своем личном «линкольне» по поручению капитана О'Лири, забрал их обоих, но, прежде чем отвезти их в главное полицейское управление, завез в контору «Сфинкса», чтобы поговорить с ними наедине.


Глава 8 | Избранные детективные романы. Компиляция. Книги 1-24, Романы 1-27 | Глава 10