home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 6

Когда вечером Эрл заикнулся, что приступает к работе, Кэрри взбунтовалась.

– Нет, это невозможно, сэр! В таком виде вы хотите показаться людям? Но это же неприлично… Еще подумают, что вы какой-нибудь гангстер, сэр!

– Дорогая моя Кэрри! Ваши функции закончились. Я благодарен вам за вашу заботу обо мне, но с этого момента я сам себе хозяин! У меня дела.

Их дальнейшие препирательства прервал вошедший в комнату доктор, вызванный Кэрри по телефону.

Признав Соммерса «практически здоровым», он добавил, что надо избегать резких движений, здоровый режим без виски и сигарет, и никаких драк. А в остальном все будет хорошо, он идет на поправку.

– Желаю здравствовать, мистер Соммерс! Прощайте!

Эрл бросил торжествующий взгляд на Кэрри.

На другой день рано утром он вышел из дома, чувствуя себя довольно сносно. Сев за руль, он направил машину в сторону Бруклина.

Преодолев бруклинский мост, он вдруг спохватился, не рано ли он едет к старухе, может, она еще спит? Он в нерешительности задумался, но тут в голову ему пришла другая мысль, и он резко повернул руль. Машина изменила направление и помчалась обратно к центру города. В какой-то момент ему показалось, что за ним неотступно следует какая-то машина. Он взглянул в зеркальце заднего обзора и вскоре увидел серебристого цвета «кадиллак». Минут десять эта машина сопровождала его. Эрл насторожился. Заметив знакомую кондитерскую, он решил остановиться и посмотреть, что будет дальше делать владелец такой шикарной машины. Выйдя из «бьюика», он стал следить за приближающимся «кадиллаком». Он успел заметить за рулем седоватого мужчину лет сорока – сорока пяти в сером костюме. Огромные солнцезащитные очки прикрывали почти половину его лица.

Незнакомец даже не повернул головы в сторону Соммерса, с равнодушным видом он промчался мимо и вскоре затерялся среди потока других машин. По-видимому, мне померещилось, – подумал он. – Ничего удивительного, нервы совершенно расшатались.

Забежав в кондитерскую, он обратился к продавщице с просьбой дать ему на этот раз коробку конфет, на которой были бы не розы, а какой-нибудь другой рисунок. Она приветливо ему улыбнулась и принялась упаковывать покупку.

– Кто там? – спросил Эрл, указывая на коробку.

– Микки-Маус, сэр, надеюсь вас этот рисунок устроит? Вы берете конфеты для ребенка?

– Для ребенка? Да нет, не для ребенка, но все равно спасибо, сойдет и так.

Он остался доволен покупкой и щедро расплатился. Потом сев в машину, он нажал на стартер и помчался к месту своей работы.

Нэнси была, как всегда, на месте. Она сидела и читала какой-то комикс. Увидев Эрла, девушка просияла.

– О, Эрл! Как я рада, что ты опять на ногах! Все в порядке?

– Просто замечательно! Спасибо тебе…

– Но вид у тебя не очень… эти синяки…

– Ах, тебе не нравятся мои синяки, да? Тогда я выкину в окно этот пакет, и ты ничего не получишь!

– Конфеты?

– Посмотри сама… Ведь мне отлично известно, что ты сластена, вот я и стараюсь тебе угодить…

– Какая прелесть, Эрл! – засмеялась довольная девушка. – Наконец-то на тебя подействовала моя критика…

– Ты довольна? Слава богу! Ну а теперь о делах, нам некогда прохлаждаться!

– Есть кое-какая почта, сэр, но ничего серьезного. Я положила ее вам на стол. За эти дни я оплатила по всем счетам. Вашему доктору тоже уплачено…

– Умница! – бросил он и вошел в свой кабинет. Все в нем было, как всегда… все на своих местах. И цветы в вазе были свежие, как будто только что срезанные. Огромное окно, выходившее на Парк-авеню, было широко распахнуто.

Подойдя к письменному столу, он выдвинул один из ящиков и, порывшись в нем немного, вынул револьвер 38-го калибра.

Приведя оружие в порядок, он спрятал его во внутренний карман пиджака. Потом он присел за стол, наскоро просмотрел почту и, не найдя в ней ничего достойного внимания, отодвинул в сторону. Набрав номер управления полиции, он попросил к телефону Гарри Мортона, но ему ответили, что он находится на задании и вряд ли скоро будет. Извинившись, Эрл повесил трубку.

– Мисс Абнер! – позвал он Нэнси.

Когда она вошла в кабинет, он пристально посмотрел на нее.

– Нэнси, сейчас я должен отлучиться. Это недолго, к ленчу вернусь. Передай Марку, чтобы он никуда не уходил, чтобы дождался меня.

– Хорошо, сэр.

– У меня для тебя есть задание. Вот тебе номер машины. – Эрл оторвал клочок бумаги и написал шариковой ручкой номер машины, потом продолжал: – Машина – серебристый «кадиллак». Созвонись с Гарри Мортоном и попроси его, чтобы он узнал имя владельца. Сейчас его нет в управлении, но, может быть, тебе удастся его поймать. Все понятно?

– Да, сэр.

– Это очень важно, Нэнси.

– Я постараюсь, не беспокойтесь, мистер Соммерс, – ответила она и обворожительно улыбнулась.

Разговаривая с миссис Флеминг, Эрл не спускал глаз с огромного шкафа, который так вообразил Марка.

Старуха заметила чрезмерное внимание детектива к ее допотопному чудищу и, казалось, несколько обеспокоилась.

– Мистер Соммерс, я вижу вас впервые, ко мне всегда приходил мистер Байкинс, и мне бы хотелось знать, почему он не пришел ко мне сегодня?

– Мистер Байкинс – мой служащий. Сегодня я решил сам посетить вас, чтобы проинформировать вас о проделанной нами работе. – Вынув из папки кое-какие бумаги, он взял один лист и, протянув его старой женщине, сказал: – Это наше с вами соглашение. Вы узнаете свою подпись?

Старуха мельком взглянула на бумагу и сказала:

– О, да! Ну и что?

– Обязательства, которые мы взяли в связи с вашим делом, мы выполнили, миссис Флеминг. Дело закрыто, мэм. Мы наконец нашли того человека, который писал вам письма с угрозами и оскорблениями… Мне только остается попросить вас подписать этот чек на 500 долларов, ну и оплатить незначительные издержки… в 25 долларов.

– Так вы нашли этого человека? Так быстро?

– Да, мэм.

– Ну и кто же это? – сухо спросила она, но в ее глазах он прочел выражение холодного недоверия.

– Это вы, миссис Флеминг! Миссис Дора Флеминг – вот кто это! – жестко ответил он.

На лице старухи было написано крайнее разочарование. Он не спускал с нее глаз, ему не нравилось, как она реагирует на все это. Пауза, которая наступила после ее слов, была достаточно продолжительной. Миссис Флеминг в течение всего этого времени несколько раз менялась в лице, но голову она держала по-прежнему горделиво, задирая подбородок вверх.

– Отлично, мистер Соммерс! Отлично! Просто невероятно, как вам удалось узнать это, ведь письмо, адресованное вам в контору, написано на машинке…

Соммерс вынул из бумажника еще несколько клочков бумаги, там была ее памятка и заключение экспертизы. Все это я протянул старой женщине, ничего не отвечая.

Старуха посмотрела бумажки и вдруг ухмыльнулась.

– Так я и знала, что Сэмми потерял мою памятку, потому что вместо свечей он принес пару кусков мыла… Вы очень оперативно работаете, мистер Соммерс, хвала вам за это, но не ждите от меня благодарности, этого не будет… Давайте чек, я подпишу его, а 25 долларов вы получите наличными. – Она встала со стула и подошла к какому-то ветхому бюро, щелкнула ключиком в замочке, достала из ящика пять банкнот по пять долларов и вручила их Соммерсу вместе с подписанным чеком.

– Я должна вам еще что-нибудь, мистер Соммерс? – спросила она, пристально глядя на него.

– За что же?

– Ну, возможно, я должна выплатить вам компенсацию за увечья, которые вы получили, занимаясь этим делом?

Это было весьма неожиданно для него, однако он серьезно ей ответил:

– Не беспокойтесь, мэм, свои ссадины и синяки я получил совершенно на другом фронте… Просто сунул нос, куда не следовало бы… вот и все…

– Вы уверены в этом? – как-то странно ответила старуха. Она закрыла свое бюро и снова села на стул с высокой спинкой.

– Что ж, мистер Соммерс, раз дело закончено, прощайте.

Тот отрицательно покачал головой.

– Да, дело об анонимных письмах закончено, это верно, миссис Флеминг, но оно еще далеко не закончилось…

– Как это? – спросила старуха.

– Вы задали нам новую загадку, мэм, и немного посложнее первой. Мне не хочется ставить точку на всей этой истории! У меня принцип: все тайное должно стать явным.

– Я не понимаю вас, мистер Соммерс. Что вы хотите этим сказать?

– Мэм, я прошу у вас разрешения закурить, – сказал он, доставая из кармана пачку сигарет.

– Пожалуйста, курите. Мистер Байкинс тоже много курил… – ответила она равнодушно, ставя перед Эрлом маленькую пепельницу из хрусталя.

Прежде чем продолжить разговор, Эрл несколько раз затянулся сигаретой. Он заметно нервничал. Его выводил из себя тот факт, как старуха хладнокровно отнеслась к своему разоблачению. Она, казалось, не чувствовала никакого неудобства, ни стыда…

– Миссис Флеминг, – начал он, – ваш поступок чрезвычайно странен, если не сказать несколько иначе: просто безумен, не мне вам это объяснять… Разве нормальный человек будет бросать деньги на ветер ради того, чтобы разыграть двух лопоухих детективов! – Соммерс бросил косой взгляд в сторону спокойно сидящей старухи.

– Совершенно определенно, что вы преследовали какую-то тайную цель, привлекая наше внимание к себе. Объясните, в чем дело?

Миссис Флеминг медленно поднялась со своего стула. Она была так высока и пряма, что Эрлу пришлось задрать голову, чтобы взглянуть ей в лицо. Оно было сурово и непроницаемо.

– Мистер Соммерс, вы честно заработали свой гонорар. Пусть вас больше ничего не тревожит… Думайте обо мне, что хотите, это ваше право.

– Но, мэм…

– Прощайте, сэр.

Соммерс неохотно поднялся со стула, погасил сигарету и, мимоходом, снова взглянул на громоздкий шкаф, мимо которого проходил.

– Люди раньше были значительно крупнее, не так ли, мэм, они мастерили себе подобную мебель?

Но старая женщина не удостоила его ответом, она прошла вперед и открыла ему дверь.

На обратном пути он никак не мог избавиться от чувства досады, охватившего его после встречи с миссис Флеминг. По существу, какие претензии он мог предъявить старухе? Она рассчиталась с ними, она ни словом не заикнулась о том, чтобы он со своей стороны гарантировал ее тайну и неразглашение этого дела. Значит, она верила ему и тактично не напоминала ему об его обязательствах. Обязана ли она была раскрывать ему тайный смысл своего нелепого поступка? Нет, не обязана… Так чего он хочет? Ниточку… дала ли она ему возможность в разговоре зацепиться за какую-нибудь ниточку? Он перебрал все в уме, но увы… Моя голова еще не совсем в порядке, – подумал он. Ладно, у нас есть еще время подумать, а сейчас неплохо бы глотнуть пару глотков виски. Заехать, что ли, к Марселини?

Эрл рассчитывал хоть там узнать какие-нибудь новости.

Минут через десять он уже входил в бар и, скрывая свое истинное настроение, широкой улыбкой наградил хозяина ресторана, который при виде Соммерса не мог скрыть некоторого замешательства. Это не укрылось от Соммерса. Он насторожился. Оглядев помещение, там почти никого не было.

– Налей мне пару капель, старина, – сказал он, подходя к стойке. – Хватит, больше не надо. Я на диете…

– О'кей, мистер Соммерс, рад, что вы не забываете старого Луи и заходите иногда. Как вы себя чувствуете?

– В связи с чем?

– В связи с этим… – Луи показал пальцем на лицо Эрла.

– Прекрасно!

– Рад слышать… Налить еще?

– Плесни немного… и скажи мне, что нового?

– Нового? Кстати, вы не с ипподрома? Сегодня там произошло что-то невообразимое, сэр! Не слышали?

– Нет, а что?

– Час назад мне звонил один знакомый букмекер. Он рассказал мне совершенно сверхъестественную историю!

– Так уж и сверхъестественную, – хмыкнул Эрл, делая осторожно глоток. – Послушайте только. Сегодня на скачках, во время второго заезда, как по сговору, не доскакав до финиша, вдруг сделали поворот и поскакали обратно, то есть к тому месту, откуда они стартовали… Мой «Одуванчик» пришел первым и судьи засчитали ему победу!

– Да что ты говоришь? Поздравляю. Ты, наверное, на нем немало заработал? – рассмеялся Эрл.

– Куда там! Как же… Не тут-то было.

– Что же еще?

– Заезд дисквалифицировали. Вы представить себе не можете, что там творилось! Все бросились теребить жокеев, обвиняя их в хулиганстве, в умышленном срыве заезда… и еще во всех смертных грехах, но они только хлопали глазами и не могли ничего сказать в свое оправдание. Судей тоже чуть не прибили, сэр… Но многие смеялись и благодарили за такое представление, находя его остроумным… Откуда ни возьмись, набежали репортеры, телевидение – тоже… Начали брать интервью у каждого, кто попадал под руку, но никто ничего толком сказать не мог. Скандал погасили только после того, как владелец конюшен отдал распоряжение заезд считать недействительным, вернуть деньги всем, кто делал ставки… Это же невероятный случай, сэр. Воображаю, что накропают репортеры в вечерних выпусках…

Эрл слушал Луи со всем вниманием, на которое был способен, и все же не забывал о своей главной цели, с которой пришел сюда.

– Что-то сегодня они рано начали заезды… – пробормотал он, ставя пустой стакан на стойку. – Плесни-ка еще по этому случаю…

– Начало было объявлено на девять утра. Прибыли какие-то гости из малоразвитых стран, для них и начали рано…

– Ну и подшутили тоже, наверное, над ними, – улыбнулся Эрл.

– Как вы думаете, что там произошло на самом деле? – Черные маленькие глазки Марселини в упор уставились в лицо Соммерса. – Вы что, действительно думаете, что все это подстроено нарочно?

– Безусловно, это проделка жокеев, – ответил без интереса он.

– О нет, сэр! Если бы это было так, то они не попали бы в ту же самую клинику, где до сих пор находится тот самый пилот. Помните?

– Да. Я же летел на том самом самолете.

– Какой ужас, сэр! И это правда?

– Правда, правда, как правда то, что ты заговариваешь мне зубы. Ты ведь не все сказал мне в прошлый раз, старый мошенник!

– Как не все? – Глаза у Луи нахмурились, голова ушла в плечи. – Такого не может быть, мистер Соммерс!

– Ты не сказал мне, чьи это люди – Фазан и косолапый, кому они служат… А ведь ты знал, что это люди Луиджи Финелли, не так ли?

Луи улыбнулся, но улыбка была не веселая.

– Я знал, что вы сами скоро об этом узнаете, мистер Соммерс… Для вас ведь не существует тайн?

– Ты еще шутишь, старый мошенник! – Он медленно полез в карман за пачкой сигарет, но этот жест вдруг привел в ужас коротышку Луи, он отпрыгнул от сыщика, вытянув вперед обе руки.

– Нет, нет, мистер Соммерс!

– Ты что, спятил? – Эрл усмехнулся и закурил сигарету. – Мне нужна информация об этом Финелли.

Марселини бросил быстрый взгляд на входную дверь.

– Спрашивайте, сэр, пока нам не помешали… Что вас интересует?

– Вот так-то лучше, – сказал Эрл, то же обернувшись, но он не заметил никого, кроме молоденькой девушки, которая сидела в глубине зала за столиком в полном одиночестве и поглощала сэндвичи. Она сидела так тихо, как мышка, почувствовавшая приближение кошки. Что-то в ней показалось Эрлу знакомым, но он вновь переключил свое внимание на хозяина ресторана. Вынув из кармана бумажник, он достал из него одну пятидолларовую бумажку и показал ее Луи, многозначительно улыбаясь.

Лысая голова старого итальянца покрылась потом, дрожащие руки нервно перебирали посуду на стойке.

– Фазан и Косолапый – люди Луиджи Финелли?

– Да, сэр, – пролепетал бедняга, вытирая тряпкой взмокшую лысину.

– Значит, «Эльдорадо» тоже принадлежит ему?

– Да, сэр.

– Это торговое судно?

– Не знаю, сэр… Знаю только, что приписка у него в Нью-Йорке.

– Так, значит, не знаешь…

– Косолапый похвалялся, что облазил все Антильские острова. Он упоминал Пуэрто-Рико. Привез мне оттуда в подарок кофе и кое-какие местные пряности…

– Ага! Это уже кое-что! Между нами, не слышал ли ты что-нибудь о наркотиках? Как ты думаешь?

– Боюсь сказать… Вряд ли, мистер Соммерс, иначе слухи просочились бы и сюда… Я ведь со многими имею дело. Нет, его бизнес другого рода.

– Какого?

– Ну, кроме недвижимости, торговли…

– Чем?

– Вот именно, чем? Я и сам не знаю, мистер Соммерс.

– Нет ли у Финелли дочери?

– Есть. Но я никогда ее не видел.

– Как ее зовут, не знаешь?

– Знаю. Ее имя я узнал случайно. Фазан как-то упомянул его. Он сказал как-то: «Сегодня я свободен. Джина сама пожелала вести машину».

– Джина?

– Да. Недели две тому назад он сказал: «Джина улетает в Сан-Франциско. Наконец-то я от нее отдохну. Это не девка, а черт в юбке». – Так, значит, Фазан служит личным шофером у дочери Финелли? И ничего больше?

Марселини решил, что сказал достаточно много. Он замолчал, бросив жадный взгляд на свернутую в трубочку бумажку, как бы напоминая, что эти деньги обещаны ему. Перехватив его взгляд, Эрл бросил ему деньги и попросил еще одну порцию.

– Ты не знаешь, где живет Луиджи Финелли?

– Где-то за городом, в поместье, но я не знаю точно, где…

– Ну, что же, вот тебе последний вопрос: кто такая Леди Джен?

– Леди Джен? – Глаза Луи снова стали напоминать мыльные пузыри. – Впервые слышу, сэр. Клянусь вам!

– Никогда не клянись, дружище! Ну, а Косолапый? Он что, боцман на «Эльдорадо»?

– Точно, сэр…

– Хорошо, на сегодня хватит, – сказал он и обернулся в сторону сидевшей в углу девушки.

Кого она мне напоминает? – подумал Эрл, сморщив лоб.

Он постоял еще несколько минут, разглядывая ее. Луи был рад, что Эрл все свое внимание сосредоточил уже не на нем, а на его клиентке, уплетающей сэндвичи. Эрл торопливо допил свой виски, расплатился с Луи и, не выдержав, спросил его, кивая в сторону девушки:

– Ты знаешь эту куколку? Кто она?

Луи, несколько успокоившийся и довольный закончившимся разговором, растянул рот в широкой улыбке и ответил:

– Кто ее знает? Впервые вижу. Судя по тому, сколько она съела сэндвичей и выпила колы, она не ела дней десять…

– Что-то мне кажется, что я ее знаю… Уж не Люси ли это? – Он еще раз взглянул на девушку и утвердился в своем подозрении: – Да, это Люси Арчибальд! Да, это она! Но откуда она здесь взялась? Неужели опять убежала из дома?

Взяв со стойки шляпу, он шагнул вперед, но не в сторону выхода, а в глубину зала.

– Здравствуйте, Люси! – громко сказал он, приветливо улыбаясь. – Какими судьбами вы здесь?

Девушка громко вскрикнула, чуть не подавившись.

– Мистер Соммерс! Это вы?!

В следующее мгновение он уже держал вскочившую в ужасе девушку за руку и, успокаивая ее, бережно усаживал обратно на стул.

– Дорогая Люси, успокойтесь! Я не причиню вам никаких неприятностей! – О, мистер Соммерс! Вы опять встали на моем пути? – в отчаянии проговорила она, умоляюще глядя на него.

– Уверяю вас, я совершенно случайно здесь… и я не ожидал вас здесь встретить! Откровенно говоря, я полагал, что вы сейчас где-то далеко-далеко, в Африке, охотитесь на львов или слонов… И вдруг я вижу вас здесь, в Нью-Йорке, одну, в этом далеко не первоклассном ресторане. Какими судьбами вы здесь?

– Вас снова нанял мой отец, чтобы вы отправили меня домой, не так ли, мистер Соммерс? Вы опять нашли меня… Я ненавижу вас за это! Пустите, я должна уйти, мне надо… – Взволнованная девушка вскочила со стула, схватила свою сумочку и направилась к выходу, но Соммерс удержал ее за локоть. Заметив слезинки в ее прекрасных синих глазах, ему стало неловко, он постарался смягчить свой тон и заговорил с ней ласково и доверительно. – Мисс Люси! Мне никто не давал задания искать вас, поверьте мне! Я даю вам слово, что ничего не сообщу о вас мистеру Арчибальду, пока он сам не попросит об этом. Уверяю вас, я говорю вам правду. Вы не должны так волноваться и беспокоиться. Я ведь не враг вам… мне просто хочется узнать, что вы делаете здесь?

– Я ищу работу! Сегодня я обошла весь Бродвей… Меня интересует работа в театре.

– Увлечение кино уже прошло?

– Нет, я все равно буду когда-нибудь сниматься в кино – это моя мечта! А начинать можно и в театре.

– Ну и какие у вас успехи?

– Мне везде отказывали.

– Вы учились на каких-нибудь драматических курсах или в консерватории, может быть? – спросил Эрл.

– Нет, я только что закончила колледж.

– Но ведь для того, чтобы стать актрисой, надо много учиться, – проговорил Эрл, закуривая сигарету. – И еще: нужно иметь талант… призвание, мисс Люси, дорогая.

– То же самое мне говорит мой отец! Но я все равно добьюсь своего. Я буду работать и буду вести самостоятельную жизнь. Я не хочу во всем только рассчитывать на отца и ходить в дочках миллионера.

– Разве плохо быть дочерью миллионера? Такой судьбе позавидовали бы многие девушки на свете…

– Мистер Соммерс, как узнать, в чем счастье человека? – взволнованно проговорила она, вытирая глаза носовым платком.

– Для женщин, по-видимому, в любви.

– А для мужчин?

– В деньгах, вероятно, хотя я сам придерживаюсь иного мнения.

– Вот видите! Как я могу узнать, любит ли меня мой муж или мои денежки? Ради денег мужчина будет лгать…

– Много женщин делают то же самое, Люси… Какое вы еще дитя! – Сердце Эрла дрогнуло. Перед ним сидела девушка, вернее девчонка, и горько, горько плакала. Ситуация становилась критической. Эрл подозвал к столику Марселини. Тот вопросительно посмотрел на Эрла.

– Сэр, вы знаете эту леди?

– Да, мы знакомы.

– Это правда, мисс?

Девушка кивнула головой, не взглянув даже на любопытного итальянца.

Эрл бросил на стол еще одну бумажку.

– Вот, получай и помалкивай, слышишь? Мы уходим.


Глава 5 | Избранные детективные романы. Компиляция. Книги 1-24, Романы 1-27 | Глава 7