home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 5

Миссис Флеминг было 86 лет. Но, несмотря на столь преклонный возраст, она выглядела довольно бодрой и подвижной, очень высокой, прямой с копной великолепных волос, которые очень украшали ее.

Небольшие черные глазки, очень живые и проницательные, смотрели внимательно и несколько недоверчиво.

Она очень скупо и кратко отвечала на все вопросы, которые ей задавал Марк Байкинс: да, да, нет. Родственников почти никого не осталось, разве вот только старший брат… живет в Канзас-Сити, лет десять как парализован и не только писать, но пошевелить рукой даже не может.

Когда-то она имела приятельницу Эльзу Харпер, но она, конечно, не причем. Уже два года прошло после ее смерти. Соседи? При слове «соседи» у миссис Флеминг торжествующе сверкнули глаза, но она их тут же притупила и поторопилась ответить:

– Нет, с соседями у меня никогда не было никаких столкновений. У меня нет ничего общего с ними!

Марк уже совсем отчаялся, но она сама натолкнула его на мысль, почему бы ему самому не поговорить с домоуправом, мистером Каркером. Он отлично знает всех жильцов и может дать какую-нибудь информацию.

– Он вам и охарактеризует кое-кого из жильцов, – сказала она, устремляя на Марка пристальный взгляд.

– Я сама ума не приложу, кто бы мог это быть? Кому я встала поперек горла? Ведь я живу в этой комнате много лет, последние годы почти никуда не выхожу, никаких контактов с людьми, почти никаких. Только мистер Каркер заходит ко мне раз в месяц за квартирной платой… и еще мальчонка из ресторана, что напротив нашего дома. Он приносит мне еду и… И всякую мелочь. Он славный парень и не способен на такие дела… Так что ищите, мистер Байкинс, мы с вами заключили соглашение, теперь дело за вами. Вы обязаны раскрыть это дело, вам и карты в руки.

Байкинс слушал в полуха, не спуская глаз со зловещего шкафа, который так странно дал разыграться его воображению.

– К чему вам такой огромный шкаф, миссис Флеминг? Вы живете одна…

Старуха сделала вид, что ничего не слышала. Она встала и протянула Марку только что выписанный чек.

– Берите. Я подпишу его только тогда, когда вы найдете этого негодяя.

Байкинс встал с места, поняв, что разговор окончен.

В течение трех дней Марк облазил все этажи дома, кое с кем сумел дипломатично поговорить, но в большинстве случаев жильцы, с которыми он беседовал, даже не знали о существовании какой-то там старухи по имени миссис Флеминг и недоуменно пожимали плечами, отвечая на вопросы детектива.

Когда он позвонил доктору Грюннеру, ему открыла дверь медицинская сестра. Ее лицо было бледным, неприветливым, глаза жесткие, почти жестокие. Она грубовато ответила, что доктор занят и не может принять его.

– Когда я могу его посетить?

– Подождите минутку, я сейчас справлюсь, – сказала она, захлопнув перед носом дубовую дверь.

Марк пожал плечами. Что ж, подождем.

Через минуту дверь приоткрылась, женщина в белом халате, очень красивая, лет тридцати пяти, с белокурыми волосами, выбивающимися из-под крохотной белоснежной шапочки, внимательно посмотрела на Марка и спросила неприязненно:

– Вы к кому?

– Я бы хотел поговорить с мистером Грюннером.

– Доктор Грюннер уезжает сегодня вечером. Он занят. Подождите, когда он вернется. Заходите дней через пять.

– Хорошо, благодарю вас… – Он не стал больше настаивать, а решил идти прямо к управляющему.

Мистер Каркер жил в этом же доме, и Марку в тот же день удалось с ним встретиться.

Представившись ему, он задал ему ряд вопросов, касающихся его работы, обязанностей, контингента жильцов, размеров квартплаты, ремонта здания и т. п. Мистер Каркер, высокий, костлявый, болезненного вида мужчина тридцати пяти – сорока лет, с небольшой щеточкой усов под длинноватым с горбинкой носом и тонкими, как щель почтового ящика, ртом, отвечал на вопросы довольно лениво и безразлично, но когда Марк спросил его, кому принадлежит этот дом, он насторожился, даже как-то поежился, прежде чем ответить.

– Этот дом, как и множество других в городе и здесь, в Бруклине, принадлежит мистеру Луиджи Финелли…

– Луиджи Финелли?

– Вам он не знаком? – облегченно спросил мистер Каркер, несколько поздно сообразивший, что не на все вопросы нужно и можно отвечать этому молодому человеку.

– Он ведь даже не из полиции! – подумал он. – А частный сыщик! Что ему нужно в нашем доме? Интересно.

– Мистер Каркер, вы, по всей вероятности, хорошо знаете некую миссис Флеминг, из квартиры 34, что на третьем этаже? Что вы можете сказать об этой женщине?

Каркер был разочарован.

– Миссис Флеминг?

– Да, ее зовут Дора Флеминг. Не замечали вы что-либо подозрительное за этой дамой? Бывают ли у нее посторонние люди?

Тот изумленно посмотрел на Марка.

– Что вы! Эта почтенная дама живет в этом доме более двадцати лет. Я ее знаю уже лет пятнадцать и ничего предосудительного за ней никогда не замечал. За квартиру платит аккуратно. А кто к ней ходит, я, откровенно говоря, не интересовался… Я знаю, что она совершенно одинока.

– Дом посещают?

– У нас в доме живут два врача, модистка, адвокат, педикюрша… Даже не перечислишь всех тех, к кому ходит самая различная публика. Но у меня есть помощник, швейцар, скорее, сторож, мистер Паркер, поговорите лучше с ним.

– Миссис Флеминг занимает одну комнату, а кто живет с ней по соседству? Какие у нее отношения с ближайшими соседями?

– Как же, как же… ее ближайшая соседка миссис Милтон, очень богатая и важная дама. У миссис Флеминг, как вы заметили, отдельный вход в квартиру. Весь третий этаж занимает миссис Милтон, она пользуется личным лифтом, квартира у нее почти изолирована от остального помещения…

– Ну и…

– Как-то раз, это было год назад, миссис Милтон обратилась ко мне с просьбой предоставить в ее пользование весь третий этаж… Короче, нельзя ли выселить миссис Флеминг в другое помещение.

– Ну и…

– Миссис Флеминг наотрез отказалась. Она была так сильно возмущена, что даже написала жалобу самому мистеру Финелли.

– Так, так, и что же? На этой почве у них произошел скандал? Они поругались?

– Боже упаси! Миссис Милтон больше не настаивала.

Марк нервозно полез в карман за сигаретой и, спросив разрешения, закурил.

– Курите, пожалуйста. А сам я давно бросил… У меня язва, знаете ли…

– Значит, к миссис Флеминг у вас нет никаких претензий? Она вполне респектабельная дама? А быть может, у нее все-таки есть враги, а? раздраженно спросил Марк.

– Враги? – Маленькие глазки Каркера широко раскрылись. – Какие у нее могут быть враги? Она так стара… Откровенно говоря, я просто недоумеваю, что могло такое случиться, если ею вдруг заинтересовалась ваша фирма?

Марк пропустил эту фразу мимо ушей. Он не собирался вдаваться в подробности с этим человеком.

– Миссис Шилтон тоже живет одна?

– У нее горничная Китти и приходящая прислуга. Шофер живет где-то за городом.

– Вы говорили, она очень богата? Что заставляет ее жить в Бруклине, в таком районе?

– Она очень богата! Она ведь из бывших… до замужества в Америке была графиня.

– Графиня? Настоящая? – разинул рот Марк.

– Да, ее муж, граф Голенищев, погиб в первую мировую войну. Я видел у нее в гостиной его портрет. Красивый, видный мужчина.

– Но к чему ей одной такая громадная квартира? У нее что, много родственников?

– Не знаю… Была дочь… Что с ней и где она – не знаю.

– Доктор Грюннер тоже занимает весь четвертый этаж. Он тоже, по-видимому, не беден, – закинул удочку Марк.

– Да, он очень преуспевающий хирург, исключительно одаренный человек, – быстро ответил тот, млея от восторга.

– Блондинка лет тридцати пяти – его жена?

– Да, миссис Грюннер тоже врач! Она делает пластические операции…

– И всегда успешно? – с иронией спросил Марк и встал.

– Она делает людей неузнаваемыми, просто чудо…

Марк взял со стола свою шляпу и, надевая ее, сказал:

– Надеюсь, мне это не грозит. Благодарю вас, мистер Каркер, за информацию. До свидания.

– До свидания, сэр. Был очень рад…

Марк очень долго кружил возле дома, сам не зная, чего он ждет. Он то и дело задирал голову и смотрел на светящиеся окна третьего этажа, но ничего не видел такого, что бы натолкнуло его на решение задачи.

Просто необходимо встретиться с этой графиней, – думал он, расхаживая возле подъезда, – но под каким предлогом я могу явиться к ней. О чем с ней говорить? Надо над этим хорошенько подумать. Жаль, что Эрл болен, вот с кем надо было бы посоветоваться.

В конце концов он решил утром снова зайти к миссис Флеминг и прощупать ее хорошенько, что она думает об этой графине. Может быть, у них давняя вражда? Обе старухи не выносят друг друга… Разве такое не бывает? Мне кажется, что я уже у цели.

Из ярко освещенных открытых окон ресторана, находящегося напротив дома 723 в Бруклине, неслись звуки музыки, довольно приятной и мелодичной для того, чтобы Марк невольно не очнулся от своих оптимистических прогнозов и обратил внимание на это заведение.

Зайти, что ли? Выпить стаканчик и домой, спать? – мелькнула такая мысль в голове Марка. Он вошел туда, прошел в бар и, подойдя к небольшой стойке, заказал себе двойное виски.

Бармен, располневший маленький итальянец, с глазами немного навыкате и кудрявой головой, безмолвно обслужил Марка, пристально разглядывая его. Он был настолько нагл, что не скрывал этого.

– Мистер… у нас впервые? – наконец спросил он у Марка, широко улыбаясь.

– Да, я в этом районе случайно. А что?

– Да, так. Вчера я видел вас у дома, что напротив… вы что, сняли здесь квартиру?

– У вас что, в Бруклине все такие любопытные? – начал вдруг сердиться Марк.

Благодушного настроения как не бывало. Он быстро осушил стакан и сказал:

– Получай, – и выложил деньги на прилавок, – а сдачу оставь себе, как плату за треп, хотя мне этот сервис ни к чему…

Сказав это, он быстро повернулся и пошел к выходу. Выйдя на улицу, он услышал шум мотора. Какая-то машина на полной скорости подъехала к дому, куда было направился Марк, и внезапно остановилась, издав при этом пронзительный визг. Он инстинктивно отступил в тень и стал ждать. Вскоре он увидел, как из «роллса» вышла небольшого роста девушка и направилась к центральному входу.

Ба! Да ведь это та самая малышка, что была с Эрлом в самолете! Как же ее зовут? Леди Джен! Да, это она… Тем временем девушка уже скрылась за дверью. Однако он сумел-таки заметить, что на ней было белое вечернее платье, в рыжеватых волосах сверкнул золотой ободок, на ногах были белые туфли на очень высоком каблуке, в руке она держала нарядную сумочку, сверкающую разноцветными камнями.

– Леди Джен! – вслух сказал он. Чертовски красивая девушка! Но что она здесь делает? Неужели живет в этом доме? Или пришла на педикюр к мадам Моро? Интересно, интересно… Он шагнул вперед, разглядывая водителя, сидевшего за рулем, но в этот миг машина заурчала и рванулась вперед. Марк успел заметить широкую спину крупного мужчины, сидевшего за рулем, но не узнал его. И прозевал заметить номер машины. От досады он довольно смачно выругался. Вдруг он услышал позади себя какой-то приглушенный шорох. Он резко оглянулся.

В дверях ресторана стоял бармен и пристально смотрел в темноту. Его нескладная фигура резко выделялась на фоне ярко освещенного помещения. Марку ничего не оставалось делать, как сесть в первое попавшееся такси и отправиться домой.

На следующее утро было уже часов одиннадцать, когда он широкими прыжками взбегал по лестнице, ведущей в квартиру миссис Флеминг. Ночью, раздумывая над всем происшедшим за день, он твердо и уверенно пришел к выводу, что 150 долларов у него уже, можно сказать, в кармане, а миссис Милтон не уйдет от ответа, что его шеф – мистер Соммерс – идет на поправку, и что Леди Джен – самая хорошенькая девушка на свете!

В таком радужном настроении он спешил к старой даме, и фортуна в самом деле порхнула ему навстречу. Марк услышал, как хлопнула дверь в квартиру миссис Флеминг, и вскоре он столкнулся с очень шустрым мальчонкой лет двенадцати-тринадцати, который сбегал с лестницы, перепрыгивая сразу несколько ступенек.

Увидев друг друга они остановились.

Марк сразу заметил, что парень этот на вид очень смекалистый, глазки у него блестели, по-видимому, от предвкушения каких-то своих ребячьих радостей, улыбка обнажила здоровые белые зубы, а золотистые вихры торчали на голове во все стороны.

– Стоп, Бэби! – сказал Марк, хватая мальчишку за руку. – Ты-то мне как раз и нужен!

– Я вам нужен? – удивился мальчик. – А зачем?

В одной руке он держал листок бумаги, сложенный вчетверо, а в другой довольно вместительную кошелку.

– Да, ты. Надо поговорить. А что у тебя за бумажка?

– Это памятка, сэр. Старая мэм всегда пишет ее для меня, чтобы я не забыл, что ей купить. У меня, сэр, память плохая… я всегда все путаю…

– Дай-ка мне ее сюда!

– Пожалуйста! И вы убедитесь, что мэм не роскошествует. Она скуповата, сэр…

Марк и сам не знал, зачем ему понадобилось читать эту чепуху насчет чая, молока, цветной капусты, свечей… Однако он интуитивно почувствовал, что этот клочок бумаги очень важен для него. Но чем?

Он еще раз прочел старухин наказ, и, только вглядевшись в него попристальней, он дрогнул от какого-то тайного предчувствия. Сердце его заколотилось.

– Это писала сама миссис Флеминг, малыш? – спросил он у мальчика.

– Да, сэр, – изумился тот.

Марк оцепенел. Пауза длилась не меньше минуты, пока он решил заговорить.

– Послушай, мое сокровище, я дам тебе 5 долларов за эту бумажку. Я покупаю ее у тебя. А ты постарайся все запомнить и не перепутай. Купишь ей все, а?

– Вы мне дадите за нее 5 долларов, сэр? О, сэр, благодарю вас… но она не стоит таких денег! – от изумления мальчик открыл рот.

– Бери, бери, эта бумажка нужна мне, и это я должен тебя благодарить, малыш… Если бы ты только знал…

– О, сэр! Может быть, вы купите у меня и эту кошелку? Я дорого не возьму…

Рассказав довольно подробно обо всем Эрлу Соммерсу, Марк торопливо продолжал дальше:

– Тогда я со всех ног кинулся на 20-ю улицу в управление полиции к Гарри Мортону. Мы с ним немного поболтали, я ему кое-что рассказал о твоей болезни, и он был очень огорчен… Не сердись. Я сказал ему, что у тебя свинка, ей-богу! – поторопился сказать Марк, заметив на лице Соммерса недовольное выражение. – Тут все в порядке, старина. Я только в конце разговора решился обратиться к нему с просьбой… Это надо было сделать как можно скорее. Сейчас ты поймешь, в чем дело… – Марк торопливо полез в карман за бумажником, из которого вынул несколько бумажек. – Вот, смотри! Я попросил его сделать все, что положено для установления идентичности почерка… Гарри обещал помочь, и уже в четыре часа дня я получил от него весьма обоснованное подтверждение моей догадки. Он обещал прислать официальное заключение эксперта… Вот оно!

Все бумаги перешли в руки Соммерса.

– Ломать голову над столь несуразным поступком миссис Флеминг я не стану. Я вспомнил, что ты мне дал еще одно задание насчет судна «Эльдорадо», помнишь? У него прописка в Нью-Йорке… обыкновенное торговое судно…

– Подожди! Об этом потом! – прервал его ошеломленный Эрл. – Так, значит, это она сама себе писала?

– Выходит, что так, – пожимая плечами, ответил Марк.

Эрл встал и поспешно подошел к бару.

– Выпьем? – спросил он, наливая виски.

– За успех? – спросил Марк, улыбаясь.

– Какой успех? Она задала нам еще одну загадку, разве ты этого не понимаешь? Она явно преследовала какую-то цель! Во всех иных случаях речь уже пойдет о сумасшествии…

– А зачем нам надо это знать? Сумасбродка получит свое и как миленькая раскошелится. Надо было бы еще содрать с нее кое-что, хотя бы за моральные издержки…

– Какие это издержки?

– А шкаф? Я умираю от любопытства, что она в нем хранит… Ведь я в него так и не заглянул…

– Ты шутишь?

– Шучу? А твои синяки? За них платить не надо? Они тоже что-нибудь да стоят!

– При чем тут мои синяки? Какую связь ты видишь между этими двумя фактами? – подозрительно проговорил Эрл.

– Если ее и нет, все равно надо сейчас же пойти к ней и выложить все начистоту! Она что, держала нас за болванов? – уже начал сердиться Марк.

– Туда ты больше не пойдешь. Пойду я.

– Но почему?

– Ты уже там примелькался, даже слишком…

– Да, мне потому-то подозрителен итальянец этот из ресторана. Он явно за мной следил, – сказал Марк, отпивая из стакана глоток.

– Что там делали Фазан и Леди Джен? – спросил Эрл.

– Фазан?

– Но ведь это он сидел за рулем в «роллсе»? По-видимому, он личный шофер у этой куколки.

– Тот самый, что погладил тебя по голове?

– Он самый.

И Эрл, в свою очередь, рассказал Марку о тех событиях, которые предшествовали его болезни.

– Так, значит, эта красотка сама первая тебе позвонила? Что ж, может быть, ты пришелся ей по душе?

– Ерунда. Твой рассказ – лишнее тому подтверждение, что они неспроста интересовались мной, нами… Их что-то встревожило, я уверен.

– Они, их – кто они такие, в конце концов? Это не серьезно. Я уверен, что на этот раз твоя интуиция тебя подводит?

Эрл потянулся за сигаретой и с жадностью закурил. Он был взволнован. Поступок миссис Флеминг ставил в тупик, он не мог понять ее поведения. Он чувствовал, что за ее действиями что-то кроется. Ведь не дура же она в самом деле?

– Ладно, теперь об этом «Эльдорадо», – сказал он, глядя отсутствующим взглядом в потолок. – Я узнал, что у Луиджи Финелли есть еще одно судно – «Санта-Мария». Оно служит для круизов богачей.

– А «Эльдорадо»?

– В одном из приморских кабачков я слышал от одного матроса, что это судно торговое. Но чем торгует Луиджи Финелли – тайна, покрытая мраком. Даже мой дружок-бармен из одного маленького бара не мог толком ничего сказать. Он только сказал, что на этом судне служит «Косолапый» – это его прозвище, так это такой зверь, что все, кто его хорошо знает, стараются не попадаться ему на глаза. Косолапый – боцман, матросы его боятся и не любят. Вот что сказал мне Джек. Судно трехмачтовое, оно не велико, чтобы на нем поместилось бы много товара… – закончил свой отчет Марк.

– Оставь мне все эти бумаги, заключение эксперта – тоже, я сам навещу старую миссис.

– Но тебе, может быть, еще рано выходить? Полежал бы еще пару деньков. Мы с Нэнси справляемся…

– Знаю. Но я здоров. Завтра с утра я приступаю к работе. К ленчу ждите меня в конторе, если, конечно, не случится что-нибудь непредвиденное.

– О'кей!


Глава 4 | Избранные детективные романы. Компиляция. Книги 1-24, Романы 1-27 | Глава 6