home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



16. Крупная игра

Столовая была заполнена людьми. Человек десять – двенадцать сидели за тремя столами, сдвинутыми вместе в центре комнаты. Еще пятеро или шестеро занимали стол в углу. Когда Сквид втолкнул Кейда и Мими в столовую, на лицах последних отразились страх и тревога.

В комнате стоял сизый дым от сигар и сигарет. Столы были заставлены блюдами с едой и наполовину выпитыми бутылками. Все мужчины были в рубашках с короткими рукавами, большинство с оружием.

Все, как по команде, посмотрели на вошедших. Двое поднялись.

Это наверняка Фред и Рой, решил Кейд. Он поискал глазами Джанис и нашел ее рядом с Токо и Мораном за тем же столом, за которым накануне вечером они с Мими ужинали с Джанис и Мораном.

Судя по унылой физиономии Морана, можно было безошибочно сказать, что его бывшая подруга вновь переметнулась на другую сторону, поменяв при этом и постель.

Сквид толкнул Кейда к столу и укоризненно посмотрел на Морана:

– Ты сказал нам неправду. Кейд вовсе не погиб. Он и девчонка приплыли на веслах до самого пирса, оба живы-живехоньки, вместо весла у них был кусок доски. Когда я их поймал, они собирались увести вельбот.

Токо медленно поднялся и посмотрел на Морана:

– Ты сказал, что Кейд умер?

Один из парней растерянно пробормотал:

– Проклятие! Он должен был умереть. Он уже остыл, когда мы бросили его в воду. Сейчас он должен был быть милях в тридцати отсюда.

Токо продолжал смотреть на Морана.

Тот развел руками:

– Вы же слышали, что сказал Рой.

Джанис стряхнула пепел с сигареты. В ее голосе звучала зависть и восхищение:

– Тебя трудно убить, Кейд!

Слабость и отчаяние исчезли, Кейд оперся руками на спинку ближайшего свободного стула.

– Ты можешь попытаться любить меня так, чтобы я умер. Вчера у тебя это здорово получалось.

– Похоже, тебе понравилось.

– Человеку, проведшему два года в лагере, не приходится быть особенно привередливым.

Она вспыхнула от негодования, но промолчала.

Кейд поочередно обвел глазами загорелые лица, внимательно наблюдавшие за ним.

– А что это у вас такое, пиршество любви?

– Полагаю, можно сказать и так, хоть лично я от еды не в восторге, – ответил Моран.

– Разумеется. Ведь ты потерпевшая сторона.

Моран осушил свой бокал:

– Похоже на то.

Токо откинулся на стуле и взглянул на Сквида:

– На пирсе никого нет?

Тот помотал головой.

– Никого!

Токо взглянул на людей, сидевших отдельно:

– В таком случае вам, Сквид, лучше вернуться назад. Будет крайне неудобно, если лейтенанту Мортону или кому-то другому из Береговой охраны придет в голову заглянуть сюда, чтобы проверить, как миссис Кэйн управляет своим новым курортом.

– Точно, – сказал Сквид. – Точно. Но я-то поступил правильно, мистер Калавич?

– Ты все сделал отлично, – заверил его Токо.

Джанис проводила Сквида глазами.

– Уф! При виде этой образины мороз подирает по коже. И почему только ты держишь его при себе?

– Он мне нужен, – ответил Токо. – Точно так же, как был нужен Джо Лейвел.

Токо с упреком посмотрел на Кейда:

– Вам не следовало убивать Джо, Кейд.

Тот пожал плечами.

– Я и не убивал.

Токо долго изучал его лицо.

– Я вам верю.

И затем перевел взгляд на Морана:

– Значит, застрелил Джо ты?

Моран закурил сигарету:

– Докажите!

Токо пожал плечами:

– Это не имеет значения. Но картина начинает проясняться. Джо получал деньги от нас обоих. Ты велел ему выдворить Кейда с реки. За это я получил удар в челюсть. Когда Кейд не подчинился, ты переполошился, что он может навестить Джанис и прервать вашу идиллию. Поэтому ты ухлопал Джо на борту судна Кейда, понадеявшись, что власти решат за тебя одну из твоих проблем.

– Докажите! – снова повторил Моран.

Толстяк пожал плечами.

– Я уже сказал, это не имеет значения.

Он попросил одного, из людей, сидевших за большим столом, принести стул и предложил его Мими.

– Садитесь, пожалуйста, моя дорогая. Я изо всех сил старался вам помочь. Не хотел, чтобы вы оказались втянутой в эту историю. Видите ли, я знал, что ваш брак с Мораном не имеет юридической силы. Вот почему я сообщил о вас службе иммиграции, надеясь, что они депортируют вас до того, как вы впутаетесь в эту историю.

Мими смотрела на Джанис. Взгляд ее прищуренных глаз был мрачным и недобрым.

– Грасиас.

Токо снова обратился к Кейду:

– А вам, Кейд, похоже, сильно досталось. Боюсь, что впереди вас тоже ждут неприятности. Но мы вовсе не должны из-за этого вести себя не по-джентльменски. Садитесь. Выпейте чего-нибудь.

Кейд одарил Токо таким же завистливо-восхищенным взглядом, каким только что на него самого смотрела Джанис. Перед ним был не юный Калавич, которого он знал. Токо продемонстрировал выдержку, прозорливость и предельное презрение к законам большого бизнеса.

Токо налил на четыре пальца виски в чистый стакан.

– Ваша основная ошибка, я считаю, в том, что вы плохо разбираетесь в женщинах.

Он похлопал руку Джанис.

– Она молодчина, да будет вам известно. Она из тех женщин, которым под силу подковать муху на лету. Она весьма ловко продала мне этот участок земли после того, как развод ликвидировал ее право на вашу собственность.

Кейд сделал глоток из стакана. Виски было отличное.

– В таком случае юридически я по-прежнему являюсь владельцем этой земли?

– В этом вся суть дела, – улыбнулся Токо. – Но кроме того, есть еще завещание, по которому вы передаете Джанис все, "чем я располагал до смерти, все мое недвижимое и личное имущество". Этот документ весьма трогательно заканчивается словами "моей горячо любимой жене Джанис Кейд".

– Развод аннулировал и завещание.

– Разумеется, но поскольку других наследников нет, а нескольким весьма почтенным политическим боссам уже было обещано по куску от пирога, сомневаюсь, что было бы организовано официальное расследование, когда вы умрете. Формально вы ведь так и не прибыли в Бей-Пэриш.

– Вам не удастся это провернуть.

– Еще как удастся!

Кейд почувствовал, как у него на спине выступил холодный пот.

А Токо невозмутимо продолжал:

– К сожалению, нас ни капельки не трогают ваши переживания. Живой вы являетесь весьма серьезным препятствием на пути прогресса.

– С кем вы идете по этому пути? С фирмами Сан, Мелл, Синклер и Стандарт-Ойл?

– А вы догадливы!

– Я видел катер у пирса.

Джанис с шумом втянула в себя воздух и медленно выдохнула его:

– Господи Иисусе! Я и не подозревала, что в мире столько денег!

Токо продолжал улыбаться.

– Число участников усложняет, но в то же время и упрощает нашу задачу.

Он посмотрел на Морана:

– Следует отдать должное Джиму, он первым увидел возможности, которые открывает новый закон о территориальных водах. А также вышел на нужных людей, так что никаких трудностей и неприятностей не предвидится.

Моран налил себе еще стакан:

– Да, я свое дело знаю!

– Держитесь скромнее, – сухо посоветовал ему Токо. – Раз мы договорились, что я являюсь главой, а некоторые внутренние проблемы улажены, никто из нас не будет внакладе. Хватит на всех. Признаю, вы человек стоящий. Иначе я никогда бы не взял вас на работу.

Моран залпом выпил виски:

– Благодарствую.

Кейд посмотрел на большой стол. Никто из сидевших за ним не обращал внимания на этот разговор. Их интересовали, по всей вероятности, лишь суммы, которые им были обещаны.

Он спросил:

– А посадка вертолета и стрельба сегодня утром?

Токо заулыбался:

– Это я произвел операцию по восстановлению приятной и выгодной во всех отношениях ассоциации. А также, скажем так, клуба.

Загорелое лицо Кейда вспыхнуло. Боль в руках и ногах не стихала. Горло продолжало саднить, несмотря на виски.

– Из чистого любопытства, – сказал он, – давайте-ка посмотрим, правильно ли я все понял!

– Ради бога! – Токо не возражал.

– Вы встретились с Мораном вскоре после его демобилизации из армии. Используя свои погоны, он несколько месяцев переправлял иностранцев, которых ваши суда подбирали в Ла-Гуайре. Этот коттедж был построен под временный приют для них.

– Правильно.

– В Каракасе Моран встретился с Мими. Эта история нам известна.

Глаза Мими стали еще печальнее.

Кейд продолжал:

– Вскоре после этого в Бей-Пэриш приехала Джанис, и вы приобрели или думали, что приобрели, старый дом Кэйнов и землю здесь, на Бее. В качестве компенсации вы потребовали благосклонности Джанис, получили ее и остались довольны.

– Весьма, – наклонил голову Токо.

Он провел жирной рукой сверху вниз по спине Джанис. Эта мысль, казалось, развеселила его.

– Я мог бы даже жениться на ней. Мало того, что она великолепно знает свое дело в постели, она самая беспринципная и неразборчивая в средствах женщина, которую я когда-либо встречал. Вместе мы далеко пойдем.

– Как у тебя поворачивается язык говорить такие вещи? – спросила Джанис, но она улыбалась.

На столе лежала открытая пачка сигарет. Кейд протянул сигарету Мими, другую сунул себе в рот и зажег обе.

– Тем временем, – Кейд погасил спичку, – Моран вернулся в Бей-Пэриш и воспользовался возможностями, которые открылись благодаря закону о прибрежных водах, чтобы вырвать Джанис из ваших рук. Так?

– Это было несложно сделать! – вставил насмешливо Моран.

Джанис гневно посмотрела на него поверх бокала:

– Придержи свой грязный язык, не трогай меня!

Моран явно приготовил язвительное возражение, но передумал и промолчал. Кейд обвел взглядом раскрасневшиеся физиономии и понял, что и хозяева, и гости пьяны. По всей вероятности, они пили с самого утра. "Пиршество любви", как он сам назвал это сборище, но все с оружием.

Он почувствовал, как у него забилась кровь на висках, и даже испугался, как бы на это не обратили внимания.

Если бы удалось спровоцировать ссору между троицей, если бы хоть на пять минут выбраться отсюда, вероятно, он смог бы чего-то добиться.

В конце концов им с Мими нечего терять!

Токо вкрадчиво предложил:

– Не лучше ли обойтись без личных выпадов?

Кейд покачал головой.

– Невозможно... Из Бей-Пэриша Джанис и Моран отправились в Новый Орлеан и провели там несколько недель, изучая обстановку в городе и штате и подыскивая выгодных партнеров среди влиятельных политических боссов. Они делали вид, что речь идет о строительстве роскошного кемпинга для рыболовов, о райском приюте для влюбленных в нетронутом цивилизацией уголке дикой природы. Но в определенных кругах стало известно, что Джанис – единственная владелица нескольких тысяч акров придорожных земель в глубоководном районе Бея. Залив с каналом, соединяющим реку и город, представлял собой превосходное место для сооружения нефтехранилища, нефтеперегонного завода или еще чего-нибудь в этом роде.

Проявила интерес одна из крупнейших нефтяных компаний. На ее деньги был достроен коттедж, сооружен пирс, оборудована радиостанция, которая обеспечивает постоянную связь с поисковыми партиями, работающими неподалеку.

– Вот черт! – восхищенно воскликнула Джанис. – Тебе впору быть прорицателем, а не летчиком! На хрустальном шарике ты улетел бы дальше, чем на реактивном самолете.

Теперь и сидящие за большим столом прислушивались к разговору. Кейд мельком взглянул на них и повернулся к Токо.

– Сегодня утром вы снова нарушили игру, превратив Морана в невольного сообщника нелегальной высадки шестерых иностранцев и получив возможность вызвать полицию. Словом, вам всем угрожала бы тюрьма, если бы Джанис не вернулась к вам и вы не заняли бы принадлежащего вам по праву главенствующего положения.

Токо слушал заинтересованно.

Моран покачал головой:

– Здорово, ведь все так и было! Не с моей подмоченной репутацией продолжать игру. Меня связали по рукам и ногам, я уже ничего не могу сделать.

– Почему? – притворно удивился Кейд. – Почему бы не пойти ва-банк?

– Как это?

– Отбросить Токо и продолжить игру вместе со мной! Земля-то по закону моя. Если ты разрешишь Токо взять верх, ты получишь жалкие крохи. Я же тебе гарантирую ровно половину.

– Заткнись, Кейд! – Голос Джанис напоминал удар хлыста. – Ты хочешь нарваться на неприятность?

Моран даже не посмотрел на нее.

– Каким образом? – спросил он взволнованно.

– Обвинить Токо в убийстве шести чужестранцев, которых одна из его лодок высадила на большую южную отмель, когда катер Береговой охраны подошел слишком близко... Я видел трупы. Подробности ты знаешь лучше меня.

– А Джанис?

– Джанис я не распоряжаюсь, но если Токо будет убран с дороги, сомневаюсь, чтобы у тебя на этот счет возникли затруднения.

Токо медленно поднялся, его расплывшаяся физиономия была красной от гнева.

– Слова, слова, слова... Подумай хорошенько, Джим. Хватит с тебя неприятностей. Мы все сами продумаем и решим.

Кейд рассмеялся.

– Разумеется. Ты получишь Джанис и девять десятых денег, а Моран из-за своих прежних недоразумений с властями останется с носом.

Джанис встала рядом с Токо.

– Не глупи, Джим. Кейду нужно лишь спасти собственную шкуру.

Она положила свою руку на руку Морана.

– Неужели ты не видишь? Он хочет нас перессорить.

Моран дал ей пощечину.

– Замолчи, продажная сука! Нет, я вижу совсем другое.

– Что ты видишь?

– Почему я должен позволять вам с Токо обманывать себя? Почему я должен довольствоваться жалкими крохами и отдавать львиную долю Токо? Я все придумал и рассчитал, Я наладил контакты. Договорился о ссуде. Слова Кейда мне совсем не кажутся бессмысленными.

Моран посмотрел на людей, беспокойно переминающихся у большого стола.

– А вы что думаете?

Тут разом заговорили все, размахивая руками, горячась, негодуя. Напрасно орал Токо и требовал, чтобы его выслушали, Перепалка становилась все более жаркой. Каждый боялся прогадать.

Токо ударил одного по физиономии.

– Заткнитесь немедленно и убирайтесь отсюда вон, если не хотите тоже оказаться на отмели.

Угроза не произвела ни малейшего впечатления. Токо напрасно призывал к спокойствию:

– Выслушайте меня!..

Кейд всем телом навалился на оконную сетку. На мгновение ему показалось, что медная проволока выдержит, но нет, он вылетел наружу. Сухой песок как бы взмыл навстречу.

Позади раздался вопль Джанис. Прогремел пистолетный выстрел. Почти сразу же последовал второй, третий и четвертый.

Кейд побежал зигзагами, хотя опасался не столько пуль, сколько преследования.

Луна взошла, он представлял собой великолепную мишень, но в него больше не стреляли.

Постойте, посмотрите! Ведь те выстрелы тоже были не по нему, вот почему он не слышал свиста пуль.

Радиоузел был последним в ряду отдельно стоящих домиков. Кейд остановился в тени вышки, чтобы немного отдышаться.

Отсутствие погони удивило его.

Токо не мог оставить его в живых. Да и люди Морана, сообразив, что их обвели вокруг пальца, должны были бы броситься за ним.

В освещенных окнах коттеджа он видел бегающие взад и вперед фигуры, но порывистый ветер уносил прочь голоса. А слышал он привычный и безобидный плеск волн, набегавших на берег, гул электродинамика и голоса обитателей болота, которые по ночам становились особенно пронзительными.

Кейд осторожно обошел радиорубку. У одной из бетонных стен стоял железный прут с треугольным сечением. Не бог весть какое оружие, но все-таки.

Кейд взял его и неслышно повернул ручку двери. Дверь была не заперта. Сжимая в руке прут, он вошел внутрь.

Молодой парень в матросской бескозырке, надетой набекрень, синих брюках и белой рубашке держал под прицелом своего сорокапятикалиберного пистолета-автомата.

Он включил в зону радиуса действия своего оружия и Кейда.

– Входите! – приказал он. – Кто вы такой?


15. Просчет | Избранные детективные романы. Компиляция. Книги 1-24, Романы 1-27 | 17. Конец авантюры