home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 15

Район оказался не из блестящих. Кале Руйял была скорее переулком, чем улицей, заполненным повозками и имеющим с каждой стороны по семь павильонов.

Существовало лишь одно объяснение всему. Но оно содержало слишком много странных фактов. Вся эта история походила на гигантский фарс. Карсон начал кое о чем догадываться. Сцена изнасилования в трейлере, похищение Шеннон походили больше на фарс, чем на трагедию. Двое молодых парней без малейших моральных устоев отлично исполняли свою роль, заставив его быстро продвинуться к электрическому стулу. А это бы принесло сестрам Гри приличную сумму, равную годовому заработку Президента Соединенных Штатов Америки. Богатство, и вполне реальное…

Шофер, которого он нанял при выходе из «Желтого кота», оказался ангелом терпения.

— Послушайте, парень, — проронил он наконец. — Если вы собираетесь оставаться здесь всю ночь и любоваться небом, я не возражаю. Но вы просили доставить вас в Кале Руйял, вот мы и приехали по адресу.

Карсон расплатился с водителем и вышел из машины.

«Последний павильон, — сказала блондинка. — Самый близкий к морю».

Павильон оказался деревянным и старым. Некоторые павильоны пытались обновить, но ничего не могло вытравить из них запах заплесневелых бревен.

На половине дороги Карсон остановился и спросил себя, не следует ли позвонить инспектору Розенкранцу и рассказать всю правду, каковой она представляется ему самому. Шеннон, Чирли, да и он сам дают много сведений для размышления полиции. И в этот момент, может, целая свора полицейских машин прочесывает Лос-Анджелес в надежде наложить на него лапу.

И Карсон принял решение самому заняться этим делом. Он продолжил свой путь. В конце концов, дело было семейным: между Карсоном, Шеннон, Чирли и двумя молодыми дезертирами. Он хотел бы знать, сколько сестры заплатили морякам за сыгранную роль.

Деревянный павильон около океана был довольно низким. Открытое окно давало возможность убедиться, что там горел свет и раздавались голоса, но закрытые ставни мешали видеть происходящее внутри.

Прижав лицо к ставням, Карсон смог через щель увидеть угол комнаты. Все еще одетый в желто-синий выгоревший костюм из трико, один из бандитов расхаживал по половику, который служил тут ковром. На переднем плане в платье, которое носила Шеннон во время свадебного путешествия, сидела за столом Чирли и раскладывала пасьянс.

Напрасно искал глазами Карсон Шеннон и второго бандита. Зато он увидел закрытую дверь, ведущую, вероятно, в спальню — в комнату, в которой были сделаны те фотографии. Кровь бросилась ему в голову.

Моряк наконец перестал бродить по комнате.

— Десять минут это все, что я ему дам, — заявил он. — Если через десять минут Шик не вернется, я их положу.

Голос Чирли показался Карсону незнакомым. Он перестал быть похожим на голос Шеннон. Не поднимал головы, Чирли лениво ответила:

— Ладно, клади их.

— Как, так?

— Вот так… — ровно проговорила она.

Входная дверь была заперта на ключ. Стараясь не шуметь, Карсон стал обходить павильон. По ходу движения он поднял с земли какой-то кусок железа фунтов в десять, который валялся в стороне. Задняя дверь не была заперта, но держалась на крючке. Эта дверь, по предположению Карсона, вела на кухню. Он с силой нажал на дверь, и гнилое дерево не выдержало.

Карсон тихо проник в кухню, бесшумно пересек ее и мрачную столовую и застыл в темноте.

Молодой моряк снова стал расхаживать по комнате.

— Ну, не сиди так, сделай что-нибудь! — заорал он вне себя. — Или скажи мне, что еще надо сделать. Повторяю тебе, если флики наложили лапу на Шика, он может не выдержать и «запеть»…

Блондинка открыла черного туза и положила на его место красного короля.

— И что тогда? — спросила она. — Почему это я должна интересоваться тем, что может случиться с вами двумя, скажите мне, пожалуйста?

— Три недели назад ты так не говорила!

— Так ведь это было три недели назад.

Парень остановился перед ней и похотливым жестом попытался засунуть руку в вырез ее платья.

Она остановила его очень сухим «Нет!», и он немедленно отдернул руку назад.

— И это тоже, — продолжал юноша. — Ты обещала: «Мы страшно позабавимся». Но где же эти забавы? Немного порошка и две-три бутылки… Было понятно, когда мы делали фотографии и еще раньше, в трейлере… Ты думаешь, что мужчина может так долго ждать?

— Почему ты не задашь эти вопросы мужчине, а обращаешься ко мне? — возразила она, продолжая раскладывать пасьянс.

— К Карсону, да? Ты хочешь заставить меня поверить, что ты изменилась из-за этого подлеца? И это после того, как ты его так ловко разыграла?

Смешав карты и держа их в руке, девушка встала. Глаза ее сверкали, на лице горела ярость.

— Перестань морочить мне голову! — приказала она. — Я думаю… Я же тебе сказала, что нам перебежали дорогу. Конечно, сегодня вечером флики меня упустили. Но не воображай, что они отступятся и исчезнут, как первые капли дождя. На первый взгляд дело должно было обязательно выгореть, но возникло слишком много деталей, которых мы не предусмотрели. И если я не ошибаюсь, инспектор Розенкранц и его агенты могут появиться здесь с минуты на минуту. Скоро мы услышим со всех сторон вой сирены, и тогда ты пропал.

Кивком головы парень указал на кожаный бювар, лежащий на диване. Карсон сразу узнал его. Там лежали банкноты, связанные в пачки.

— В таком случае, — сказал он, — кто нам помешает взять деньги и помахать всем на прощанье ручкой?

— И куда мы отправимся? И как? Это совсем не то, что должно произойти. Чтобы получить максимум, нужно, чтобы я…

Она мгновенно умолкла и облокотилась с побледневшим лицом на край стола, чтобы не упасть. В комнату медленно входил Джеймс Карсон.

— Здравствуйте, Чирли, — выдохнул он.

Юноша вытащил из-за пояса автоматический пистолет.

— Вот как! — воскликнул он. — Висельник собственной персоной! Легок на помине… Как же вам удалось все-таки здесь возникнуть?

— Слишком долго объяснять, — проронил Карсон.

С лицом, дергающимся от тика, бандит наставил на Карсона оружие.

— Ладно, вы нас поймали, можете выкинуть свой кусок железа.

— Ну, уж нет. У вас не хватит пуль, чтобы заставить меня плясать под вашу дудочку. Если я позволил вам порезвиться в трейлере, то не воображайте, что я боюсь умереть. Я не собираюсь умирать, но намерен рискнуть. И если я лопну, то вы лопнете вместе со мной.

Тик на физиономии юнца усилился. К Чирли же медленно возвратилось хладнокровие.

— Советую вам его послушаться, мистер Карсон, — спокойно произнесла она. — Это наркоман, и он нуждается в новой порции, поэтому не осознает, что делает, хотя он все же вас боится.

— Только не сейчас, — запротестовал подонок, как бы подбадривая себя.

— В таком случае, нас двое, — заметил Карсон. — Мне тоже нечего терять. Вы все помните? Полиция убеждена, что я убил Шеннон и зарыл ее труп. — Он пересек комнату и замер перед закрытой дверью, проговорив: — Нужно разбудить ее, чтобы посмотреть, какая сложилась ситуация.

— Он так еще все и не уразумел! — усмехнулся бандит.

— Чего это я не уразумел? — осведомился Карсон и открыл дверь.

Комната действительно была той, что на фотографии, и со стен свешивались лохмотья бумаги. Эту деталь невозможно было спутать… Но Шеннон на кровати не оказалось, не было ее и в комнате. Карсон повернулся, чтобы осведомиться у Чирли, где же ее сестра, как неожиданно почувствовал спазмы под ложечкой. Это от стыда и отвращения! Наконец-то он понял все!

Совершенно ясно, что никакой другой девицы не было с самого начала. Не существовало никаких сестер. Шеннон и Чирли составляли единое целое. И сразу же многое, непонятное до сих пор, получило объяснение.

То, что Карсон сразу же увлекся Чирли… Ее невероятное сходство с той, которую он считал своей женой… Коробочка с краской в трейлере… Отказ Шеннон купаться в Карпинтери. «Краска очень нестойкая и легко смывается… некоторые женщины пользуются ею для подкрашивания волос…» Потом превращение темной Шеннон в блондинку Чирли. И очень быстро, в первый же день после полудня, в комнате отеля, когда девица все устроила так, чтобы Карсон поверил, что перед ним другая.

— Фантастично, не правда ли, мистер? — заметил бандит, которого все это весьма забавляло. — Представляете себе, как можно заставить работать воображение мужчины при помощи небольшого количества краски, запаха духов и голоса, пропитанного коньяком?

Карсон прислонился к притолоке двери. Он ощутил себя обманутым, но не смешным. Удар был мастерски задуман и исполнен. Его приучили к мысли, что у Шеннон есть сестра-блондинка, которая вовсе не бог весть что. Эту сестру он нашел. Больше того, блондинка все время старалась поддерживать эту идею в сознании Карсона.

— Зачем вам все это? — прошептал он.

— Все из-за денег, — спокойно призналась Чирли. — Я не желала до конца своих дней существовать в этой вонючей коробке. И, может быть, потому, — прибавила она более мягко, — потому, что я хотела, чтобы Шеннон существовала. Я не считаю, что полностью выдумала Шеннон. Это частица меня самой.

Бандит хлопнул себя по ладони дулом автоматического револьвера. Жест его показался непроизвольным.

Карсон был менее уверен в себе. Между тем невозможно было представить, что девица совершенно лишилась разума. Но нормальная женщина была бы неспособна проделать подобное. С другой стороны, сумасшедшая она или нет, от этого она не становилась менее опасной для окружающих.

Чирли со вкусом закурила сигарету. Сложившаяся ситуация ее явно забавляла. Карсон, которому раненая нога причиняла страдания, присел на ручку кресла.

— Итак, — сказал он, вы создали из себя двух девиц?

— Точно… В течение трех месяцев я раздевалась перед публикой вечером, в то время как днем я пыталась продавать детские энциклопедии. И у меня это получалось совсем неплохо, — с гордостью прибавила она. — Днем я была Шеннон и ни за что на свете не могла бы отдаться мужчине. Только после свадьбы! Потому что, видите ли, — доверительно промолвила она, понизив голос, — если не обращать на это внимания, то могут появиться дети.

Без всякого сомнения, молодой подонок был прав: она определенно сумасшедшая, но Карсон хотел прояснить для себя некоторые детали.

— Вот отчего я отказывалась спать с вами до свадьбы, — произнесла Чирли дрожащим голоском.

Карсон перевел дух. Он узнал то, что хотел, но это еще не все.

— Понятно, — проронил он. — Вы придумали все это дело и выбрали меня для достижения определенной цели. Той ночью в горах, пока я бегал в поисках полиции, вы вернулись с этими салагами к машине?

— Да, они плохо вели себя с Шеннон, но Чирли не позволила им продолжать. Она очень хитрая девушка. Она переменила простыни и все вытерла, чтобы никто не поверил тому, что вы сообщите. Да, Чирли все предусмотрела. Она должна была получить выкуп, а вы — попасть в кастрюлю за убийство Шеннон. Тогда Чирли наследует страховку, как вашу, так и Шеннон.

— Все ясно. Последний вопрос…

— О чем?

— Как там с фотографиями?

Чирли с удовольствием полюбовалась своим декольте и тихонько засмеялась.

— Мы сделали эти фото за два дня до вашей свадьбы с Шеннон. И они лежали в моей сумочке во время нашего свадебного путешествия. Чирли отправила одну из них в тот день, когда вы приходили повидаться с ней в отеле, а Шеннон сунула другую сама под бутылку с молоком.

Слушая ее, Карсон чувствовал, как по его телу бегают мурашки. Ему очень хотелось узнать, действительно ли она сошла с ума или только притворяется такой, чтобы избежать наказания за содеянное.

Теперь тик распространился по всему лицу молодого негодяя. Казалось, что он вот-вот потеряет сознание.

— Теперь можно с уверенностью сказать, что флики все-таки подобрали Шика. И у меня нет причин оставаться здесь с этим болваном и совершенно сумасшедшей девкой. Я удираю в Мексику, — заявил он, завладевая пакетом с деньгами.

Обойдя стол, Чирли застыла между дверью и парнем.

— Нет! — задыхаясь, проговорила она. — Я слишком много работала, чтобы получить эти деньги. Мы слишком много сделали для этого, Шеннон и я. Деньги принадлежат нам и только нам!

Ударив ее по лицу, парень попытался оттолкнуть ее от бювара с деньгами. Он заметил, что к нему приближается Карсон, и не раздумывая выстрелил, почти не целясь. Один за другим прозвучали два выстрела. С такого расстояния промахнуться было трудно, но это случилось. Карсон вырвал у него из рук оружие и собрался было оглушить парня, когда заметил кровь на груди бандита.

— Грязная шлюха! — заорал он. — Ты подтолкнула меня под руку, чтобы я выстрелил в себя!

Чирли взяла у него пакет и направилась к двери, но внезапно остановилась с округлившимися глазами. На пороге хибары стояли люди в форме.

— И вот, миссис Карсон, — заявил Розенкранц извиняющимся голосом, — так всегда бывает с фликами и такси. Когда в них нуждаются, их никогда нет, а когда их не хотят видеть, они тут как тут.

В первую минуту Карсон подумал, что сейчас Чирли заплачет. Но нет! Она попятилась и села на диван, прижимая к груди бювар с деньгами, как будто это был ее ребенок.

Карсон повернулся к Розенкранцу и осведомился:

— Вы давно находитесь здесь с вашими людьми?

— Да, уже порядочное время. Собственно, мы следили за вашим такси, начиная от «Желтого кота». Так уж полагается в нашей работе. В течение длительного времени ничего не происходит, а потом все решается в один момент. Один из шоферов такси сообщил нам о клиенте, который показался ему несколько подозрительным. Второго бандита мы подобрали раньше, и он без конца что-то молотил своим поганым языком. И, — закончил Розенкранц, бросив зоркий взгляд на Чирли, — один из помощников шерифа вспомнил, что в ночь трагедии они остановили девицу с двумя молодцами, очень походившими по описанию на разыскиваемых. И еще одна деталь. Та, что сидела в машине, имела светлые волосы.

Лейтенант Вильямс, который занимался раной юного бандита, встал и стряхнул пыль с колен.

— Рана серьезная, но не смертельная, — сообщил он. — Он проживет достаточно долго, чтобы предстать с сообщниками перед судом.

Карсон попытался отыскать в себе какое-нибудь, хоть малейшее, чувство благодарности к Чирли за то, что она спасла ему жизнь, ударив по руке бандита в момент выстрелов, но не находил его. У этой девицы не было других забот и желаний, кроме мыслей о деньгах, которые она пыталась приобрести нечестным способом.

Розенкранц присел на диван рядом с Чирли и насмешливо произнес:

— Ну что ж, моя дорогая дамочка, в вашем плане было много выдумки и сообразительности! Во всяком случае, вы водили за нос не только Карсона, но и всю полицию.

Открыв с невинным видом свои большие серые глаза, Чирли еще крепче прижала к груди деньги.

— Ш-ш-ш… — зашипела она, — вы разбудите моего ребенка.

Затем она посмотрела на Карсона.

Что было в этом взгляде? Мольба? Обещание? Просьба?

Карсон вздохнул и покинул комнату, устремляясь в ночь. К его большому удивлению, за ним последовал Уэнси.

— Да, тяжелое дело, — вздохнул помощник шерифа, и в его голосе слышалось сочувствие и симпатия.

— Да, слишком тяжелое, — согласился Карсон.

— Как по вашему мнению, — продолжал Уэнси, предлагая ему сигарету, — она делает вид, что сошла с ума? Или вы думаете, что она продолжает играть комедию?

— Я ничего не знаю.

Может, он этого так никогда и не узнает. Во всяком случае, все кончено. В его жизни еще будут женщины. Он на это надеялся. Но лишь после того, как зарубцуются все душевные раны, нанесенные его любви.

Возможно, позже он снова женится. Но он никогда не сможет забыть Чирли. С ее фантазией и выдумкой, с ее любовью к нему, когда она была Шеннон. Что-то изменилось в Карсоне и изменилось навсегда.

— Прощай, моя любовь… — прошептал Карсон.

— Что вы сказали? — не расслышал Уэнси.

— Нет, я ничего не сказал. Во всяком случае, ничего такого, что могло бы быть для вас интересным…


Глава 14 | Избранные детективные романы. Компиляция. Книги 1-24, Романы 1-27 | Дей Кин Каждый может умереть